Трикотажная одежда для дома и отдыха для мужчин и женщин, в интернет магазине Ирис — домашний трикотаж!

Домашний трикотаж от производителя в Иваново, в интернет-магазине «Ирис — домашний трикотаж» Трикотаж дешево, купить ночные сорочки, купить туники, купить трикотаж

Разное

Женская меркантильность: могут ли деньги сделать вас настоящим мужчиной

Содержание

Женская меркантильность, как причина развала семьи | Кухонные посиделки

картинка найдена на просторах интернета

картинка найдена на просторах интернета

Если спросить любого мужчину в нашей стране, в чем причина такого большого количества разводов, то 80-90% ответят не задумываясь, что в женской меркантильности. И в феминизме, конечно. (будет слегка длинно, но это пожалуй, итог наших долгих разговоров и рассуждений на канале. Предварительный, конечно, но все-таки)

Женская меркантильность, женская жадность, женские хотелки.

На любом канале по телевизору, в любом обсуждении в интернете и даже на кухне, вам всегда скажут, что женская меркантильность и есть причина развала института семьи.

Скажут мужчины. Повторят часть женщин. Мы, женщины, вообще любим повторять за мужчинами. Привычка у нас такая – быть ведомыми.

Какие-нибудь странные женщины, которые пытаются робко заметить, что вопрос все-таки в другом, тут же посылаются на фиг, на всякий случай обвиняются в бытовой проституции или в неадекватном феминизме.

Я читаю иногда феминисток. Даже самых оголтелых. Они мне, часто, не очень нравятся. Но вот в чем я их не могу обвинить, так это в меркантильности. Никаких денег феминистки не требуют. Они требуют, чтобы их не били, чтобы их слушали, чтобы их уважали. Иногда – достаточно радикально. Но денег они не требуют.

Ни одна женщина не требует денег на себя. Кроме некоторых фриков – гламурных кошечек, которые совершенно откровенно занимаются именно что проституцией. Которых мало. Но реклама — двигатель торговли. Поэтому их и видно много)))

Все требования денег – требования на детей. Да, дети – это очень дорого. Чем длительнее путь взросления ребенка, чем дольше он не приносит отдачи семье – тем дороже и дольше его воспитывать. Это раньше шестилетка полол огород и подметал полы. Сейчас для реальной пользы семье пройдет лет 20-25. Если польза вообще будет. Максимум – содержание на себя на период нетрудоспособности по причине декрета и может, совсем наглые (наглые, ага) все-таки некоторую компенсацию бесплатной домашней работы в денежном эквиваленте.

Все рассуждения, что дети – это женские хотелки, появляющиеся по женскому желанию, чушь, бред и пропаганда.

Как говорит мой папа, а он в курсе, у него четверо детей: «дети не планируются, дети просто случаются». И все эти контрацепции, аборты и т.д. – это способ лишь слегка повлиять на этот процесс. Повлиять, но не изменить его. Изменить невозможно.

И все таки женщины – это очень меркантильные существа. Так уверено большинство мужчин. И деньги им нужны для обеспечения своих женских хотелок. Прежде всего – детей, конечно. Дети – вообще такая специальная женская хотелка. А там можно потихоньку и во всем остальном довести до абсурда. И поверить в него.

Так кто же разваливает институт семьи? Женщины? Которые рожают и воспитывают детей не смотря не на что. И в результате имеют эту семью, пусть даже и в урезанном варианте? Или мужчины, с их представлениями о женщинах?

Давайте подробнее.

1. Первая и одна из моих «любимых» установок называется так. «Выбирает женщина». Это ужас ужасный на самом деле. Вам приведут кучу теорий, кучу биологических и т.д обоснований этой теории. Причем даже мужчины, которые внешне радуют за институт семьи. Спорим, несколько теорий появляться в комментариях?)))

Нашим умным и логичным мужчинам просто не приходит в голову, что сама постановка вопроса уже исключает семью, как ячейку общества из их мировоззрения. Потому что отношения строятся между двумя людьми. Они оба активны. Да плевать там, что женщина выбрала, если мужчина ее не хочет. Но нет – сама постановка вопроса исключает полностью мужчину. Я ничего не решаю, я не на что не влияю, все сама. И следовательно, я буду делать что захочу. Ведь это неважно. Выбирает женщина.

А на самом деле, нашим уважаемым и очень логичным мужчинам не приходит в голову такой простой и логичный вывод. Открываем статистику. Больше 50% браков в России заканчивается разводами. Больше 50%. Т.е. даже не 50/50. И это только по официально зарегистрированным бракам. Если взять сюда еще и так называемые гражданские, то цифра зашкалит за 70%.

А это значит, что никакого правильного выбора не существует. Или женщина неспособна в принципе сама выбрать себе правильного мужчину, нет никакой интуиции и т.д. Или просто выбирать тупо не из кого. Хоть обвыбирайся.

Хотя на самом деле, развод происходит не потому, что был изначально неправильный выбор. Такое бывает, но не так и часто. Развод происходит, потому что не было построения самой семьи. Стремления эту семью создать. И прежде всего, у мужчин.

Да, вам тут же скажут, что на развод чаще подают женщины. Но разведенные мужчины, которые достаточно смелы, чтобы не врать самим себе, вам честно признаются, что они по сути делали все, чтобы женщина подала на развод. Потому что просто не хотели делать этого сами. Но сваливать тяготы жизни на слабую женщину, говоря, что я устал, дальше сама все тяни — вроде неприлично. Вот и делаем так, чтобы сама послала. А мужчина наконец вздохнул спокойно.

2. Женщине от мужчины нужны только деньги. Обожаю эту установку. Если учесть, что свободных денег у нас в России не так и много, а большинство женщин в семье все-таки работают, то причем тут деньги? Кстати, и матери их работали, и бабушки.

Т.е. в самом по себе явлении по зарабатыванию денег для женщины нет никакой проблемы. Это нормально. Правда из-за заботы о детях женщины часто меньше зарабатывают. И это повод думать, что мужчина нужен только ради денег. Мол самой заработать слабо, из мужика тянет. Самой на двоих, заметьте, на себя и на ребенка.

А деньги при том, что мужчина ничего же не решает. Он не выбирает, не действует, не становится опорой, надеждой и т.д. Но ведь раз женщина с мужчиной сходиться, значит ей что-то от нее надо, верно? Ааа, деньги нужны, на ребенка? Точно, ей от меня деньги нужны. Я понял.

3. Женщины разводятся из- за денег. Тоже прелесть прелестная. У меня подруга есть. Она развелась на восьмом месяце беременности. Т.е. вот-вот рожать. Ну, официально, конечно, позже, на разошлась именно что тогда. Причем это было 12 лет назад, когда зарплата была почти вся черная и никаких тебе крутых пособий. Да еще не в Питере, а в Лен.обл, где с пособиями сложно. Да еще и с большими проблемами с жильем и с родственниками, с которыми ей с ребенком пришлось жить.

Знаете, что по поводу этой истории сказали ВСЕ мужчины? Кроме пожилых, кстати. Именно взрослые мужчины со своими семьями и детьми. Они ВСЕ сказали, что она разводится из-за денег. Потому что красивой жизни захотела. А муж ей не нужен потому как свою задачу племенного быка выполнил. Ну и другие подобные умные теории. Кстати, там до рождения ребенка брак существовал несколько лет. Т.е. задачу она такую могла выполнить давно.

А что сказали женщины по поводу этой истории? Некоторые кстати да, тоже из-за денег. Но большинство нормальных адекватных женщин задавало вопрос: «Это как надо было допечь бабу, чтобы в самый свой сложный и беззащитный период жизни она отказалась от мужика?»

А если совсем серьезно – то надо послушать женские истории разводов. Они вам будут рассказывать про свои обиды на мужчин. Про то, как их брак потихоньку превратился в пытку, потому что никаких желаний на сближение мужчина не делал. Или еще какие причины. И под конец своих жалоб скажут что –то вроде «да и с деньгами тоже не все ладно было». Но мужчины запомнят только последнюю фразу. Про деньги. Обиды – это фигня. Это женщина, она должна терпеть. А вот деньги… Все женщины меркантильны.

Если честно – я могу долго еще рассуждать и приводить примеры. И установки. Установки современного общества. Где нет семьи – как ценности. Но правда – она на поверхности. Основная угроза семьи – меркантильность женщин. В мужских представлениях. И в некоторых женских тоже. И полное отсутствие понимания, для чего в принципе женщина нужна мужчине. Интим и бытовое обслуживание? Знаем. А зачем нужна именно что женщина — нет. Вообще нет.

По фиг всем на феминисток по большому счету. Ну подумаешь, очередная баба истерит. Поистерит и успокоиться. Замуж выйдет, детки пойдут. Или котика заведет. Больше ста лет уже кричат. Особо не влияет. Влияет именно мужская установка, что семья для женщины – это только банкомат для ее хотелок.

Так что да, разваливают семью, разваливают. Кто-то очень умный очень четко влияет именно на тех, кто реально что-то может сделать. На мужчин. И именно влияет. Все эти антибабские форумы, все неалени – это конечно, радикалы. Их немного. Как и ярых неадекватных феминисток. А вот глобальная мужская уверенность по поводу женщин….. Но процесс запущен уже давно. И его сложно остановить. И проблема не в женщинах. Женщины ведомы по своей сути. Женщины прикручены к этой жизни детьми.

А что могут реально сделать женщины? Да ничего, по сути.

Много бытовых проституток? Так спрос рождает предложение, не наоборот.

З.Ы. Убедительная просьба – прежде чем оставлять комментарий, особенно гневный, вы сначала подумайте, хоть немного, ок? Проанализируйте. Я знаю, что про это писать не принято. Никто и не пишет. Почему, кстати?

Женская меркантильность | Саморазвитие | Ирина Гаврилова Демпси

Просмотров: 3015

14 сентября 2017 г.

Практически все мои статьи предназначены для женской половины, но эту статью я написала для мужчин и речь в ней пойдет о женской меркантильности. Наверняка каждому мужчине известно такое понятие, как меркантильность и большинство из них абсолютно уверены, что практически все женщины в мужчине ценят исключительно толщину его кошелька.


Миф или на самом деле меркантильность

Взять даже любимую всеми сказку «Морозко», это: « Жениха мне богатого! Приданное хочу!..». И как здесь не поверить в женскую меркантильность?

Сегодня все чаще среди мужчин слышны мнения о том, как сложно найти достойную женщину, что им нужны исключительно деньги и т.п. За ними прочно закрепился образ стервы, от которой опытные мужчины бегут как от огня.

Неужели и правда, в мужчине так важна материальная составляющая? И если это так, то что стоит за этой меркантильностью?
Здесь кроются следующие причины. Во-первых, деньги – это неотъемлемый показатель успешности мужчины. Наличие денег у мужчины является прямым следствием отличного склада ума и обладания настоящими мужскими качествами.

Во-вторых, наличие денег у мужчины, а точнее умение и готовность их тратить считается одним из прямых доказательств чувств мужчины.

Если подумать, что такое деньги, то можно понять, что деньги в понимании женщины – это нечто другое. Деньги – это материальное выражение мужских качеств, а при дефиците внимания, например, от родителей, это – воплощение заботы и любви. Исходя из этого можно сделать вывод, что для женщины деньги – это прямая ассоциация с мужскими качествами, мужской силой и любовью.

Для женщины настоящий мужчина – это, прежде всего обеспеченный мужчина. Деньги – это внешнее проявление тех процессов, что происходят внутри человека.

Мы сразу замечаем, что происходит с деньгами, в отличие от того, что происходит в бессознательном человека. То есть, отсутствие денег часто говорит о наличии у человека каких-то барьеров и страхов, которые необходимо своевременно устранять, а не продолжать мечтать о сказочном заработке, размышляя над поверхностными причинами неудач.


О чем говорят деньги у мужчины

Я не могу говорить за всех женщин, но все же для многих из них деньги мужчины не представляют такого интереса, какой видят сами мужчины. Для нее важно видеть, чувствовать и быть уверенной в том, что мужчина умеет и хочет зарабатывать. Так, у любого мужчины случаются и взлеты и падения, деньги могут быть или нет. Главное, это умение зарабатывать деньги.

За меркантильностью женщин чаще всего стоит банальное желание находиться рядом с надежным партнером, способным обеспечить и позаботиться о ней и детях. Имея мужской резерв зарабатывания, деньги у мужчины обязательно будут, это лишь вопрос времени. А бывает и так, что у него имеются какие-либо внутренние преграды, не позволяющие раскрыть свои возможности и начать хорошо зарабатывать. Такие проблемы необходимо решать, поэтому не бойтесь обращаться за помощью к специалистам.
А женщина, в свою очередь чувствует на подсознательном уровне этот мужской потенциал, поэтому всем очевидно кого из двоих она выберет.

Ее одна причина – это деньги, как главное доказательство настоящей любви мужчины. Скорее всего, в детстве родители этих женщин не скупились на подарки и карманные расходы или же, наоборот, денег не было совсем. Так происходит, когда на бессознательном уровне родители испытывают вину перед ребенком. Покупая множество подарков, они пытаются компенсировать ребенку дефицит времени, внимания и заботы. Любовь для него в первую очередь ассоциируется с подарками. Любовь для детей переводится в эквивалент денег.

Можно сказать, что интерес женщины к подаркам и деньгам это не всегда меркантильность в ее чистом проявлении. В основном желание мужчины тратить деньги на женщину для нее являются всего лишь показателем его любви к ней.
И ведь на самом деле это так. Когда мужчина по-настоящему любит женщину, то ему хочется отдавать ей все, что у него есть, ему приятно тратить на нее деньги. Но если мужчина попросту жадный, то эта жадность будет проявляться во всем. Жадность – это неумение отдавать.

Если мужчина не способен отдавать или тратить деньги, значит он не будет давать и любовь, внимание и тепло своей женщине.

Поэтому так часто за, казалось бы меркантильностью, кроется естественная необходимость женщины в любви, внимании и ласке. Но чувства женщины могут быть настолько притуплены, что она перестает ощущать необходимость в человеческом тепле и сама того не осознавая примеряет на себя образ стервы.


Деньги и брак

А как часто мы слышим от мужчин упреки своих женщин в том, что тех интересуют лишь деньги? И ведь эти же мужчины, провинившись, делают женщине подарки. Причем стоимость подарка напрямую зависит от степени его вины. Таким образом женщина, которая не получает от мужчины любви, внимания, заботы, пытается найти доказательства его чувств в чем-то другом и деньги в этом вопросе являются решающим показателем.


Довольно часто в отношениях у женщины отмечается подмена истинных духовных ценностей материальными потребностями. Рядом с щедрым мужчиной, готовым тратиться на женщину у нее складывается ложная иллюзия того, что мужчина любит ее, она ощущает свою нужность.

Одна моя клиентка говорила: « Я долго уговаривала мужа подарить мне автомобиль, но лишь когда я узнала, что он встречается с другой женщиной, и сообщила ему об этом, он купил мне машину, потому что хотел сохранить брак». Что в итоге получила эта женщина? Она не стала счастливее. Благодаря автомобилю ее жизнь, возможно, стала удобнее, но боль и пустота стали ее спутниками.

Нередко слышу от моих клиенток рассказы о материальных потребностях, при этом они не осознают истинный корень этих желаний.

Настоящие потребности женщины так глубоко спрятаны, что только после большой проделанной работы женщина начинает по-настоящему осознавать свою потребность в настоящей любви, душевном тепле, ощущении себя нужной и важной.

Еще одна моя клиентка поставила условие будущему мужу. Ей хотелось сыграть свадьбу, на оплату которой ему пришлось бы зарабатывать и копить не один год. Чего она хотела добиться подобным условием? Все просто. Ей не нужна была шикарная свадьба, ей хотелось получить доказательства его любви, причем проверенные временем.

Сегодня все больше пар устраивают друг другу проверки. Но зачем искать доказательства, если уже есть любовь? Это одна из главных проблем нашего общества, когда любви требуются доказательства. Чувства современного человека очень огрубели. Люди разучились видеть и чувствовать любовь, пытаясь оградить себя от боли и разочарования. Доказательства любви должны быть осязаемыми – сумма потраченных денег, качество подарков, звонков, размер букета, все то, что можно ощутить физически и увидеть и определяют степень любви.

Так и получается, что все мужчины ждут ту женщину, что полюбит и примет их независимо от уровня материального благополучия, количества машин и размера квартиры, а женщины в свою очередь ищут щедрого партнера, готового заваливать их деньгами. Хотя все они ждут настоящей любви.

Другая крайность меркантильности

Сегодня многие женщины, зная о том, как мужчины боятся отношений с меркантильными особами, намеренно всем своим видом пытаются продемонстрировать свою самостоятельность и незаинтересованность деньгами мужчины, отказываясь от материальной помощи и подарков.

А в итоге искренне удивляются почему никак не найдут своего счастья.
Но все достаточно просто. Каждый человек должен заниматься своим духовным ростом, учиться развивать в себе способность любить по-настоящему и умение отдавать. Тогда никому и никогда не потребуются материальные доказательства любви.
Настоящую любовь будет видно в каждом взгляде, жесте, действии. Чтобы получить это, необходимо оживить свои настоящие чувства, которые заморожены глубоко внутри вас.

Работайте над своим личностным и духовным ростом, медитируйте, ходите на тренинги, обращайтесь к психологам. Проживайте жизнь, чувствуя ее в каждом движении.

А вам, дорогие мужчины, я хотела бы дать совет. Прежде чем упрекать свою женщину в меркантильности, дайте ей свое тепло, любовь и заботу. И вы увидите, как с нее спадает маска стервозности, а душа ее наполняется искренней любовью и благодарностью к вам.
Помните, в каждой меркантильной женщине живет та маленькая девочка, которая ждет любви и заботы.
Чтобы отношения были гармоничными и приносили удовлетворение обеим сторонам, каждый должен заниматься своим делом. Мужчина – обеспечивать материальную стабильность, а женщина – создавать уют, дарить тепло, любовь и заботу. И каждый из них должен обладать тем, что можно отдать другому.

На бесплатном вебинаре: «Кто Я и какая Я с мужчиной» вы узнаете способны ли вы привлечь и удержать богатого и щедрого мужчину. И что нужно вам для счастья в любви. 

С любовью,
Ирина Гаврилова Демпси

Подписывайтесь на меня и вы попадёте в трансформационное пространство, где начнут происходить ваши внутренние изменения.

Со мной вы обретёте себя!

Рубрика: Саморазвитие

Женская меркантильность — Поиск любви

Меркантильность — это преследование в первую очередь денежного интереса при взаимоотношениях с окружающими, продажность — это способность совершать определенные морально негативные поступки за вознаграждение. В статье эти понятия равнозаменяемы исключительно по стилистическим соображениям, а речь идет все же о меркантильности.

Все женщины продажны!

Мнение о повальной женской продажности очень распространено среди мужчин. По большому счету, это одна из основных претензий к женщинам, одна из самых веских причин для негодования. Там где разговоры об отношениях, обязательно много слов будет уделено женщине как товару, а в атмосферу будет выброшено много ненависти и обиды. Сам по себе вопрос меркантильности, как и любой психологический вопрос, слишком сложен чтобы давать ему какую-то однозначную оценку, и в рамках проекта «Поиск любви» он интересен только как помеха на пути к устройству личной жизни для обоих полов. Современные мужчины негодуют, шутят о ценниках, а параллельно этому есть много разных фольклорных, литературных и исторических упоминаний о вечном желании женщин продать себя подороже. Складывается впечатление, что проблема стара как мир, всегда была актуальна, и сейчас своих позиций сдавать не собирается.

И чтобы попробовать разобраться в ней, для начала надо скинуть оковы категоричности и освободить свой взгляд от любой предвзятости. Есть тезис: «Продажны все женщины, и отличаются они друг от друга только ценником». Если мы попробуем вешать ценник в денежном выражении, то у нас ничего не получится, и вся теория развалится от первых же примеров. Потому что есть женщины, которые живут с небогатыми мужчинами, зарабатывают больше их, а иногда своих мужчин еще и содержат, при этом имея куда более выгодные в материальном плане варианты ухажеров. Есть мужчины, которые живут за счет разных женщин, делая такое существование чуть ли не своей профессией. Есть мужчины, имеющие огромный успех у противоположного пола, и при этом не обладающие каким-то ощутимым количеством денежных знаков в распоряжении. Есть огромное множество женщин, имеющих неплохой выбор, и при этом выбирающих мужчину уж точно не из корыстных побуждений, этому посвящено в том числе большое количество художественных произведений. То есть мир фактов во все горло заявляет нам о том, что материальная сторона межполовых отношений далеко не всегда имеет решающее значение в женской любви. Поэтому говорить что все женщины продаются за деньги, и не выглядеть при этом глупо, мы уже не можем. И тут убежденные мужчины парируют, что подходящих сумм неподкупным женщинам возможно просто не предлагали, и будь кошелек чуть толще, за ним устремилась бы точно каждая. Но зачем вообще рассуждать о чем-то, чего никогда не было, ругать женщин за что-то, чего бы они возможно теоретически совершили и дуться на них за это? А вот зачем:

Мужчины

Всегда громче всех кричат недовольные. На хорошее никогда не обращаешь внимания, но если что-то работает не так — выброс негатива не заставит себя ждать. Почти каждый смотрит на вопрос взаимоотношений, исходя их своего личного опыта. Возможно именно поэтому очень сложно прийти к какому-то знаменателю в вопросах любви. И в вопросе недовольства женщинами нельзя не перейти на личности и не взглянуть на жалующихся мужчин.

Скорее всего недовольный меркантильностью будет человек, не имеющий положительного опыта общения с женщинами без участия в этих отношениях его денег, или не имеющий положительного опыта и вообще никакого опыта в принципе. Человек с некоторыми психологическими проблемами контакта с женщинами. Человек, не умеющий выстроить диалог, не умеющий увлечь, заинтересовать. Возможно человек с финансовыми проблемами и не уверенный в себе на этой почве. Когда в парня хотя бы единожды без ума была влюблена девчонка, а у него за душой только стипендия и карманные деньги, станет кто-нибудь после такого утверждать что все женщины меркантильны, и без оплаты им ничего не нужно? Мужчина, имеющий положительный опыт романтических отношений с женщиной без упора в денежные средства, никогда не станет говорить о повальной женской меркантильности, ему это не интересно. И такое бывает часто, талантливый умный мужчина может всю душу и время вкладывать в неприбыльное дело, однако женщины будут любить и такого.

Скорее всего именно из-за отсутствия подобного опыта и умений во многих умах господствует мнение о всеобщей женской продажности, на которую мужчины часто списывают свои неудачи в личной жизни или свое одиночество. И подобных причин мужчины выдумывают множество, прячутся как за одной, так и за всеми сразу. В основном за этими отговорками лежат психологические проблемы взаимоотношений с женщинами, проблемы с характером и общением. Мужчина с успешной и устроенной личной жизнью, любимый женщинами, вне зависимости от его материального положения, естественно не будет обращать никакого внимания на женщин с витрин, кричащих что он должен быть богат, потому что он любим и без этого.

Обида мужчин, не имеющих успеха у женщин, не умеющих сразить женщину личностью и харизмой, эта обида выливается в негативную реакцию, в жалобы, что все женщины какие-то неправильные, и что их только деньги интересуют. Женщины любят карманами — это мантра, повторяемая мужчинами, не имеющими никакой другой ценности, кроме денежной, а чаще всего не имеющими и ее.

Конечно все эти претензии не беспочвенны и на пустом месте не возникают, но неправильно здесь выглядит именно зацикленность на дорогих и дешевых женщинах и полное игнорирование бесценных. Неправильно выглядит негодование от неподходящего вместо поисков подходящего. Неправильна категоричность, неправильна ненависть.

Женщины

Многие женщины с удовольствием дают угля пламени мужского негодования, добровольно и самодовольно вешая на себя ценник. Мужчины видят как молодые девчонки ведутся на дорогие автомобили и на парней, сорящих деньгами, и естественно это вызывает некоторое недовольство, особенно если на горизонте личной жизни постоянно голое поле. Женщин, для которых денежная составляющая определяет тон отношения к мужчине, увидеть можно действительно часто, гораздо чаще чем хотелось бы. Почему подобные взгляды рождаются в женских умах? Это сложное качество личности, и формируется оно точно не от одного фактора.

Скорее всего решающий вклад вносит неумение выстраивать положительные межличностные связи с мужчинами. Меркантильные женщины не довольны мужчинами и своими отношениями с мужчинами. Женщина, взаимно влюбленная хоть когда-то по уши, вряд ли скажет что ей интересны в первую очередь мужские деньги. Проблемы всегда будут очень громкими, и в основном меркантильные женщины — это кричащие женщины, декларативно заявляющие о своей позиции по отношению к мужчинам, предъявляющие свои претензии, обвиняющие мужчин в их несостоятельности и в своей продажности. Это женщины, громко обижающиеся и ощетинивающиеся, когда их пытаются пристыдить на теме любви к деньгам и нелюбви к мужчинам, ногтями и зубами защищающие свои взгляды. Женщины отпираются: «Нам нужно воспитывать детей, нужен снабженец, чтобы прокормить, поддержать очаг», придумывают какие-то сакральные предназначения «настоящей» женщины в попытке оправдать свою эмоциональную тупость и в целом ведут себя иррационально.

Есть у них еще одна отговорка, что достаток мужчины прямо пропорционален его уму, стремлениям и активности. И что вот именно эти качества женщинам нравится, а деньги — это дополнение. То есть положительный по своим качествам личности мужчина просто бонусом обязательно будет богат. И при большой статистической выборке это действительно окажется правдой, но в индивидуальных случаях естественно такое правило никак не работает. Поэтому такая отговорка тоже выглядит как попытка замаскировать свой кривой сарай еловой веткой. Возможно иногда работает обратный эффект, когда девушки видят, что интересные парни обычно при деле и при деньгах, и думают что таково правило. Но в этом случае о разрушительной меркантильности речи не идет, потому что когда такая девушка влюбится в небогатого, то просто безболезненно пересмотрит свои взгляды.

Определяет денежный взгляд на отношения также и социальное положение человека. Девушки, выросшие в бедности, естественно сильнее будут ценить сытую жизнь. Девушки, родители которых всегда трепетали перед богатством и прислуживались перед богатеями, естественно тоже с большей долей вероятности единственным смыслом существования будут видеть красивую жизнь. И эти эффекты в России, с ее огромным социальным расслоением, ощущается особенно сильно.

Женская меркантильность вероятно частично сложилась из-за исторических особенностей семейных ролей, когда мир принадлежал мужчинам, а женщинам принадлежал только климат в доме и воспитание детей. Мужчина охотился на деньги, женщина распоряжалась его добычей. Это нормальное и очень распространенное явление и для современного мира, и конечно же ничего плохого в таком нет. И этот аргумент о социальных ролях тоже можно услышать от денежно настроенных женщин, не понимающих, что если им сначала хочется говорить о заработке мужчины, а только потом о его личности, то именно это что-то нездоровое и неправильное, а до социальных ролей вместе еще дожить нужно.

Многие женщины гордятся своей меркантильностью, говорят что это качество сильной женщины, и тут же выкатывают мысль о том что «мужчинки» другого отношения к себе просто не заслуживают. Что может наталкивать только на вывод о в целом не слишком хороших отношениях с этими мужчинками и о затаившейся обиде на них.

Также важным фактором служит контингент мужчин, с которыми женщинам приходится общаться: во-первых зачастую нет подходяще интересных мужчин с достаточной харизматичностью, в которых можно было бы влюбиться, во-вторых очень часто сами окружающие мужчины не хотят или не могут предложить ничего, кроме материальной составляющей и сами видят мир только через водяные знаки денежных купюр, поэтому женщинам приходится подстраиваться, мимикрируя под те варианты, которые имеются, и уродуя себя разрушительной меркантильностью.

Проблема меркантильности

Без денег выжить нельзя, естественно зарабатывать необходимо, а жизнь в достатке куда лучше чем жизнь в нужде. И при прочих равных, и женщина и мужчина выберут в пару человека более финансово обеспеченного. Сама по себе материальная составляющая взаимоотношений с окружающими не несет никакого негативного окраса, в умеренной меркантильности нет ничего плохого, особенно в деловых и рабочих отношениях. Поэтому дать однозначную позитивную или негативную оценку явлению меркантильности нельзя, потому что в достаточных пределах такое свойство личности необходимо, но при явном переборе — разрушительно. Главное чтобы оно не переходило в степень фанатизма и не являлось показателем психологических проблем в отношениях с противоположным полом.

Чрезмерная или вычурная меркантильность — это определенно негативная черта личности. Люди с монетой в сердце и мятым стольником вместо души не нравятся никому. Даже меркантильные женщины называют своих идеологических собратьев, меркантильных мужчин, отбросами и стараются обходить их стороной за квартал. По большому счету это и есть основная проблема меркантильности, никто не хочет чувствовать ее по отношению к себе. Но яркую и красивую жизнь любят все, и вопреки распространенному заблуждению, мужчины сами по себе в целом более меркантильны, а женщины скорее всего просто вынуждены под них подстраиваться. Мужчины чаще женщин постоянно ищут способы обогатиться, приумножить капитал, заработать на желаемое, постоянно находятся в стремлении к предметам и деньгам, чаще меняют семью на работу, а любовь на призрак богатства, редко бывают против выгодного брака и денежного тестя. Почему тогда считается, что зациклены на материальном только представители прекрасной половины человечества? Ответ простой и очень обидный. Специфика брачного рынка такова, что у мужчин просто нет никакой возможности реализации своих денежных запросов в отношениях с женщинами. Женщины же могут себе позволить быть продажными, так как на них куда больший спрос, многие мужчины готовы содержать и всячески одаривать их. А среди женщин такого спроса на мужчин нет, и содержать за красивые глаза последних никто не станет, никому не нужна суррогатная мужская любовь. Среди маловостребованных женщин старших возрастных групп, когда условия брачного рынка меняются, можно слышать мнение о том что мужчины ищут где посытнее, и в целом при появлении соответствующих возможностей быстро раскрывают свою сущность. То есть продажны и те и другие, а то что на слуху только женская продажность — это просто специфика брачного рынка.

Отделить нормальное стремление к более комфортной жизни от фанатичной меркантильности очень трудно, особенно если в одном человеке взгляды на значимость достатка прыгают с вершин в глубины в течение одного дня и различны по отношению к разным людям. Меркантильность придется уметь чувствовать и понимать, потому что нет каких-то тестов или анализов, по которым можно было бы найти на человеке ценник. Но для любого важно чтобы ценили и любили именно его, а не сытую жизнь и подарки, поэтому какую-то грань обозначить нужно. Вопрос скорее всего надо ставить таким образом: «Что важнее, личность человека или зарабатываемые им деньги?». Наверное это будет границей заботы о финансовом состоянии и нездоровой меркантильности, потому что нельзя одновременно сильнее всего любить и человека и его деньги. Если ответ будет таким, что разделять эти понятия нельзя, то в культ у отвечающего скорее всего будут поставлены деньги, а в расходные материалы — люди. Человек, ставящий денежные знаки дороже чувств, просто никогда этих чувств не испытывал и скорее всего испытывать не умеет, других решений у этого уравнения нет. То есть когда деньги ставятся во главу угла, сначала говорится о деньгах, а потом о человеческих качествах, тогда уже можно говорить о каких-то проблемах.

Что делать?

Мужчины

Меркантильность, как и другие свойства личности, формируется всю сознательную жизнь человека, и естественно от мужского негодования она никуда не исчезнет. Для мужчины самая адекватная реакция на меркантильных женщин, если не стоит цели позлиться и поспорить, — не обращать на них никакого внимания. Не фонтанировать эмоциями в ответ на их декларации о минимальном заработке, не вести с ними диалога в попытке переубедить, а четко сказать себе и окружающим: «Мне такое не интересно». Не тратить времени и идти искать подходящих женщин, готовых смотреть влюбленными глазами и получать того же в ответ. Не нужно думать что есть только продажные женщины, это не так, не нужно обращать внимание только на продажных женщин, подкармливая свое женоненавистничество и их самомнение. Единственное ваше оружие — это игнорирование конкретных меркантильных женщин, повышенное внимание к немеркантильным и высмеивание самого явления. Если же эмоции бьют через край, поймите, это всегда было и будет порочным кругом: обида на противоположный пол не даст шансов ему нравиться, а отсутствие интереса со стороны противоположного пола порождает на него обиду. Но из этого круга обязательно нужно вырваться, и ваш первый шаг — выкинуть из жизни ненависть и провоцирующих ненависть женщин.

Женщины

Наблюдения показывают, что меркантильные женщины не слишком востребованы у тех мужчин, которые могли бы показаться им интересными. Успешные мужчины в основном ценят несколько иные качества, нежели любовь к своим деньгам, поэтому часто меркантильность выбрасывает женщин на обочину и оставляет в очень гордом одиночестве. Тем временем условная ценность женщины на брачном рынке с каждым годом падает, и если в 20 лет на женщину претендуют толпы мужчин, то с течением времени претендентов все меньше, поэтому лучше готовить почву и быть интересными не только своей молодостью. Тот кто торгует собой, очень быстро проиграет в конкуренции и обесценится из-за инфляции своих активов. Основной и единственный совет — учиться любить. Задача очень сложная, но со временем даст много преимуществ и счастливых моментов жизни.

Возвращаясь к началу. Вопрос меркантильности слишком неоднозначный. В нем есть и мужское неумение взаимодействовать с женщиной, и женское неумение полюбить мужчину, и здоровая прагматичность, и разница в социальном положении, и продажность как профессия. Иногда в нем заложен вопрос выживания. Каждый конкретный случай слишком индивидуален, и, скорее всего, если мужчина не считает всех женщин продажными, а женщина не считает себя меркантильной, то проблем с этой стороной вопроса в любовных отношениях у таких людей не будет.

Женщина-женщина — Про женскую меркантильность Личное…

Про женскую меркантильность

Личное общение с мужчинами, скрины переписок с ними на сайтах знакомств у знакомых и незнакомых женщин, посты в соцсетях, откровения на «Задолбали» и «Килл ми плиз», бесконечные рекомендации и обличения женщин на оплоте мужского движения «Яндекс Дзене» — все это крайне редко обходится без обвинений женщин в меркантильности.

Гуру делятся с читателями сокровенными знаниями:

«Все женщины меркантильные: мифы и реальность»»
«5 признаков меркантильной женщины»
«15 примеров зашкаливающей женской меркантильности»
«Почему женщины меркантильны»
«12 признаков меркантильной девушки и что это вообще значит?»
«Как проверить девушку на меркантильность?»
«Типы женской меркантильности»

и даже

«Она любит вас или ваши миллионы – как распознать меркантильную невесту»

(миллионы! божечки-кошечки)

Я вот тоже поделюсь, чем я хуже. Предлагаю разобраться, действительно ли женщины такие меркантильные. Для начала – что такое меркантильность?

Меркантильность (от французского и итальянского «mercantile» – торговый, корыстный) – это личностное качество человека, связанное с мелочной расчетливостью, излишним и безосновательным стремлением получить выгоду любой ценой, излишней скупостью, практицизмом и своекорыстием.

Еще раз: излишнее и безосновательное стремление получить выгоду любой ценой.

Какие мужчины приводят примеры? Заплатить за нее в кафе или ресторане. Купить ей подарок. Отвезти ее в отпуск. Содержать ее, пока она не работает или в декрете.

Допустим, женщина не работает, и при этом на ней весь цикл домашних дел, начиная от планирования бюджета и заканчивая выносом мусора. Если она считает, что мужчина при этом должен ее обеспечивать, — она может заработать обвинение в меркантильности. Он считает, что ее стремление быть обеспеченной – излишнее и лишено оснований.

А теперь следите за руками.

Мужчины считают женщин меркантильными по одной простой причине – они не думают, что женский труд что-то стоит, в их понимании он полностью бесплатный. Та, которая требует оплаты за бесплатный труд, — без всяких на то оснований ищет выгоды для себя. А значит – меркантильная.

Это большая беда патриархального общества. На месте женского труда у большей части мужчин слепое пятно. Они выросли в системе координат, где благодаря маме чистые вещи сами собой появлялись в шкафу, а готовая еда в холодильнике. Коммуналка была оплачена, пол был чистый, пыль вытерта, посуда помыта. Все это делалось как бы само собой, и главное — за это не нужно было платить. Более того, мама это делала еще и с удовольствием (по крайней мере, не жаловалась).

И вот мальчики выросли и вместе с ними выросло новое поколение женщин, которые вполне резонно говорят: «Хорошо, я тебя выслушаю, тебе приготовлю и постираю, а ты мне что?». Он возмущен, он в ярости. Ведь она не должна требовать ничего взамен, а должна все делать из-за счастья служить мужчине, потому что мужчина в женской жизни – это большая ценность.

Свой вклад в отношения, какой бы он ни был, мужчины оценивают существенно дороже, чем женский. Он спросил «как дела?», а она должна пойти с ним на свидание с последующим сексом. Она обеспечивает весь цикл репродуктивного труда, а он выносит мусор (предварительно поставленный ею около двери), иногда прибивает полку или двигает мебель, раз в полгода отгоняет машину на смену колес (вы серьезно верите в то, что мужчины сами меняют колеса?) и искренне считает свой вклад равнозначным, или даже превосходящим, потому что он _зарабатывает деньги_. То, что зарплата жены может быть ненамного меньше или сопоставима – это уже частности. То, что неработающая жена выполняет дома работу сразу нескольких специалистов – клинера, повара, няни, менеджера, психолога – мысль для них насколько крамольная, что ее даже думать трудно. «А как же любовь?» – восклицают они. При этом любовь никоим образом не мешает мужчинам врать о размере своей зарплаты и иметь секретный счет, считая себя при этом не меркантильным, а продуманным и дальновидным.

Мужчина считает большим своим вкладом тот факт, что он в принципе обратил внимание на женщину, а уж если он ее выбрал, то таким образом он как бы вносит депозит на долгие годы. Женщина должна быть счастлива, ничего не просить, а по итогам может еще и достаться должной.

Ну и кроме того, чем плохо женское желание получить выгоду? Давайте будем честными – патриархальные мужчины сами получаются от брака с женщиной большую выгоду. Их тыл прикрыт, они могут не думать о делах мелких и насущных, могут смело лезть по карьерной лестнице, быт обеспечен, дети досмотрены. Всегда есть кто-то, кто выслушает и поддержит. Кто-то, кто при необходимости бесплатно впряжется в твой бизнес – хоть сайты делать, хоть листовки расклеивать. И прочая, и прочая, и прочая. При этом они считают недопустимым, чтобы женщина интересовалась своей выгодой от отношений и брака.

Интересно, что обвинение в меркантильности уже вышло за пределы товарно-денежных отношений и применяется в любом случае, когда женщина хочет получить что либо, начиная от внимания к себе как к личности и закачивая желанием понять, что ей принесут предлагаемые отношения. На сайтах знакомств, например, это гарантированно вызывает у мужчин взрыв эмоций, возмущения и очень часто поток оскорблений. Ты посмотри, она что-то вздумала хотеть для себя! Ей пишет целый мужчина, и вместо того, чтобы думать, чем она может его заинтересовать, она размышляет о том, интересен ли он ей! Сдохнешь с 40 кошками, ты себя в зеркало видела, дура неадекватная? (Это самое вежливое из того, что пишут).

Если женщина, как вам кажется, «тянет» из вас деньги, ответ прост. Вы слепы и не видите ее работы и вклада в ваши отношения и совместную жизнь. Если до совместной жизни еще не дошло, то вы просто в упор не видите в ней человека, только лишь функции. Поэтому не удивляйтесь, что женщина к вам относится как к функции тоже. Если от вас можно получить хотя бы деньги, то окей, пусть будут деньги.

@Katerina Novitskaya

Женская меркантильность или мужская скупость?

Была тут на одном семейном юбилее, пообщалась с родней. Разговорилась с тридцатилетним состоятельным родственником Игорем на тему женщин. Так вот, он как и многие его друзья считает, что девушки нынче корыстные и жутко меркантильные.

Расспросила его поподробнее. Так вот Игорек наш девушек своих в кино/рестораны не водит. То на машине их катает, то в макдак пообедать поведет, то по парку гуляют и т.д. Никаких подарков-цветов-выходов в свет.
Спрашиваю, почему бы и в приличное место с девушкой не сходить?
— А чтобы не думала, что меня на деньги можно крутить. Я хочу чтобы меня любили за то какой я есть, а не за мои деньги. А последняя, представляешь, вообще попросила меня денег ей на телефон положить! ( какая коварная женщина, не правда ли?)
Девушки рядом с Игорем как-то не задерживаются. Он думает, что все женщины меркантильны и лживы. Я думаю, что они считают его банальным скрягой. Для меня вот это мужская скупость.

Кстати, богатство не уменьшает жадности. Например, всем известный Олег
Тиньков тоже жене машину купил только на 17 году брака, до этого самым дорогим подарком колечко было за 15 тысяч. Нашла я это интервью, цитирую: » Я вообще дарю ей мало подарков и стараюсь не баловать, потому что, по-моему, это развращает. Женщина меня должна любить не за деньги, а за отношения, за ум, за тело». Для меня вот это мужская скупость.

Когда моя подруга Лена, находясь в декрете, попросила у мужа денег на педикюр-маникюр, он ей знаете что сказал? » Зачем тебе маникюр, ты же дома сидишь?». Надо сказать, что семья у них с достатком выше среднего, а она до декрета зарабатывала наравне с ним. И теперь она каждую тысячу выпрашивает, делает заначки, прячет в багажнике обновки.
Для меня вот это мужская скупость.

Есть у меня знакомая, которая не общается с парнями, у которых нет машины. Есть знакомая, которая встречается с двумя сразу и просит у обоих денег на выплату кредита каждый месяц. Есть знакомая, которая у каждого МЧ берет в долг и не отдает. Для меня вот это женская меркантильность.

Часто слышу в реале и вижу в сети обвинения женщин в меркантильности.
Некоторые из нас действительно «ищут спонсора» и «разводят на деньги».
Так спонсора они ищут, потому что знают, что найдут. Пока есть мужчины, готовые стать спонсорами, будут и женщины, желающие иметь такого спонсора.

Если девушки вокруг хотят только денег, то может поискать их в других местах? Согласна, что аппетиты некоторых девушек бывают чрезмерными и мужчинам часто сложно их удовлетворить. Но, как сказал один мой хороший знакомый , «не умеешь обеспечивать семью — не женись».

Ученые говорят, что меркантильность имеет в своей основе не потребительское использование мужчины и холодный расчет, а природный поиск самца получше т.е. надежного мужчины, который обеспечит стабильность и защиту ей и будущим детям. Отсюда и поиски богатых женихов.

Дело не только в природе. Меркантильными женщин делает сама жизнь.
Кому захочется ездить на плохой машине и ежедневно кушать Доширак? Разве плохо, что женщины хотят покупать дорогую косметику и парфюмерию, носить качественную одежду, иметь возможность отдыхать за границей? Где грань между стремлением к лучшему и меркантильностью?

Что вы считаете женской меркантильностью, а что мужской скупостью?

Психолог рассказал, почему мужчины упрекают женщин в меркантильности, а женщины мужчин в жадности

По мнению эксперта, понимание гендерных ролей в обществе несколько отстает от достижений социальной эволюции

«Ты тратишь все, что я зарабатываю!» — упрекают многие мужчины своих жен. Дамы не остаются в долгу. «Ты не можешь обеспечить семью!» — заявляют они своим мужьям. При этом, если не говорить о крайних ситуациях, базовые биологические потребности людей в современном обществе в основном обеспечены: за редкими исключениями, никто не голодает, все одеты, у всех есть крыша над головой. Почему же тогда звучат взаимные упреки – с одной стороны в мотовстве, с другой – в жадности и даже недееспособности?

О глубинной подоплеке этого социального явления корреспондент «Московской газеты» побеседовал с клиническим психологом, основателем школы психологического боя «Валаал» Валерием Ивановским.

— Валерий Валерьевич, если взять среднестатистического человека – как мужчину, так и женщину – их витальные потребности сейчас в основном удовлетворены. Маргинальные ситуации сейчас не обсуждаем: они, полагаю, укладываются в рамки статистической погрешности. В чем тогда может быть причина потребительского отношения к партнеру?

— «Потребительское отношение» у вас явно прозвучало с негативными коннотациями, меж тем, потребление – это универсальная форма взаимодействия любого живого организма с внешней средой. Ассимиляция и диссимиляция питательных веществ, которые организм берет из окружающей среды – два взаимосвязанных процесса, позволяющих ему жить. На осмысленном уровне эти процессы обозначаются термином «потребление».

Иными словами, потребление – это базовое свойство организмов, и неважно, на какой ступени развития они находятся. Это не хорошо и не плохо, это то, что изначально свойственно любому индивидууму, и пытаться навешивать на потребление как таковое какие-то морально-нравственные ярлыки, на мой взгляд, контрпродуктивно. Это первое.

Второе: что касается гендерных психологических баталий – я думаю, эта институциональная дихотомия заложена в особенностях нашего бытия. Обратите внимание: разделение на два пола – базовое свойство почти всей живой материи. Эволюция выработала этот уникальный механизм, который позволяет организмам взаимодействовать со средой и передавать жизненно необходимые видовые параметры в течение сотен миллионов лет, поэтому какие-то излишне эмоциональные дискуссии по данному поводу, опять же, считаю бессмысленными. При этом корни постоянных споров о гендерных ролях, на мой взгляд, уходят в особенности нашего социального бытия, к которому человек перешел на определенном этапе своего эволюционного развития.

— К тем временам, когда мужчины добывали мамонтов, а женщины поддерживали огонь в очаге?

— Совершенно верно. С началом коллективной трудовой деятельности произошло естественное распределение гендерных ролей: мужчины выполняли более тяжелый и опасный труд: охотились, воевали, а женщины занимались тем, что в современной терминологии называется тыловым обеспечением. То есть, эволюционно закрепилось, что мужчина – это добытчик и защитник, а женщина – мать, хранительница очага, она обеспечивала мужчине отдых в короткие периоды между войной и охотой. 

Такое распределение гендерных ролей сохранялось очень долго; оно закрепило соответствующее положение мужчин и женщин в обществе и на разных этапах социальной эволюции. Однако стремительный научно-технический прогресс внес в эту, казалось бы, статичную ситуацию свои коррективы: он освободил человека от тяжелого первобытного труда, связанного с добычей пищи. Мужчине больше не нужно охотиться и воевать, чтобы обеспечить жену и детей полноценным питанием. Облегчился в значительной степени и труд, традиционно считавшийся женским. В итоге сохранявшееся тысячелетиями распределение гендерных ролей на современном этапе развития общества, по сути, перестало себя оправдывать. 

Возник некий смысловой люфт: биологически деление на два пола в человеческом обществе сохранилось, а вот социальные роли полов в значительной степени размылись. То есть, большинством существующих ныне профессий могут в равной степени овладеть как мужчины, так и женщины, то же самое касается и видов домашнего труда. По сути, социальная грань между полами стерлась, остались только биологические различия и функция деторождения. Но и проблему рождения детей без участия полового партнера наука, думаю, в скором времени успешно решит.

— То есть, вот эти истории про добытчиков и защитников, а также хранительниц очага – рудимент нашего сознания? Затихающий голос из далекого прошлого?

— Наше мышление «заточено» таким образом, что все явления окружающей жизни мы пытаемся категорировать, оформить в какие-то понятия. Но старые понятия, как мы убедились, больше не работают, поэтому современное общество, на мой взгляд, сейчас находится в мучительном поиске новых, которые опишут современные гендерные роли в социуме. Отсюда, как мне кажется, и серьезная напряженность в обществе по данным вопросам.

С одной стороны, многие современные мужчины, когда им напоминают о роли добытчика, возмущаются: почему они обязаны содержать женщин, если женщины могут точно так же работать и получать собственный доход? С другой стороны, представители обоих полов продолжают испытывать влияние тиражируемой из поколения в поколение социальной матрицы, о которой мы с вами говорили уже не раз.

— Вы имеете в виду, что все проблемы родом из детства?

— Именно. Ребенок бессознательно запечатляет модели поведения, принятые в семье, в которой он родился и воспитывался, а потом столь же бессознательно воспроизводит их. Но что внушается многим девочкам? Что девочка должна быть красивой, ухоженной, найти себе достойного мужа, который будет ее обеспечивать. Нередко это подкрепляется поведением мамы, которая постоянно «пилит» мужа за то, что он мало зарабатывает. Удивительно ли, что, став взрослой, эта девочка начинает вести себя точно так же по отношению к своему мужу?

Это своего рода вирусная социальная программа, которая из поколения в поколение закладывается в наших детей. Сейчас она дает сбои, приводящие к серьезным конфликтам.

— А разве мальчикам во многих семьях не внушают, что мужчина – глава семьи, добытчик и защитник?

— Внушают. О том и речь, что людей бессознательно загоняют в некое стандартизированное социальное клише. Однако каждый человек в течение жизни обретает свой индивидуальный опыт; он рано или поздно осознает, что практика совместного бытия входит в противоречие с теми идеальными понятиями, которые были заложены в них в детстве. То есть, мужчина в какой-то момент понимает, что представители обоих полов фактически имеют равные права и возможности для обеспечения семьи материальными ресурсами. И когда он слышит «ты мне должен», то начинает сопротивляться, чувствуя некую несправедливость происходящего.

С другой стороны, и женщина, воспитанная в идеальной парадигме «найди себе мужа, и решишь свои материальные проблемы», рано или поздно сталкивается с тем, что это в большинстве случаев – не более чем пустые декларации. В реальной современной жизни мало кто готов обеспечивать вторую половину «просто так»; партнер, как правило, настаивает на каком-то посильном вкладе в общую копилку семейных ресурсов. Из-за кардинально изменившихся социальных условий происходит расхождение между желаемым и действительностью; и если человек не осознает и не примет эту реальность, если он не выстроит свое поведение в соответствии с ней, это может привести только к усугублению внутреннего конфликта, что, в свою очередь, чревато невротическими и психотическими расстройствами.

Помимо личностных аспектов, я бы еще поговорил об исторической стороне явления. Последнее тысячелетие российское общество по мере своего развития шло по пути все большего и большего патернализма – когда государственные институты и монаршая воля фактически подавляли все разнообразие социальной жизни. В результате это вылилось в то, что государство довлеет над всеми формами социального бытия, требуя от подданных лояльность в обмен на пропитание и другие материальные блага. Властные институты пытались взять под контроль любую инициативу – хоть политическую, хоть предпринимательскую, и при этом под его же контролем находилось распределение материальных ресурсов.

Это привело к тому, что многие россияне получили искривленное мировоззрение: когда, с одной стороны, человек понимает, что его благосостояние мало зависит от его непосредственных трудозатрат, а, во-вторых, он ждет материальных благ именно от «большого брата». Вы замечаете, сколько людей сейчас постулируют тезис «мне все должны»? Причем «все» в данном случае – именно все: государство, родители, супруг, дети, далее по списку. Это, как мне кажется, прямое следствие многолетнего взращивания патернализма; человек переносит патерналистское иждивенческое отношение и на семью: есть глава, который должен заботиться обо всех и обеспечивать всех.

— Многие россияне стараются выстраивать с партнерами именно паритетные отношения, приветствуя равные права и справедливое распределение семейных обязанностей. Меж тем, все мы росли в одном государстве. Как объяснить такое поведенческое разнообразие при, казалось бы, едином подходе?

— Плюрализм – это тот материал, при помощи которого эволюция творит. И неважно, чего этот плюрализм в каждом конкретном случае касается: мнений, морфологических особенностей внутри одного вида, межвидовых различий. С другой стороны, движение вперед всегда основано на разности потенциалов, поэтому, чем больше будет разных (и, возможно, полярных) точек зрения – тем лучше. Социальная эволюция выберет из них наиболее рациональный и результативный способ совместного существования.

Я всегда считаю ошибкой, когда явления рассматриваются в статике. Сейчас, если брать макроуровень, мы все переживаем последствия Большого Взрыва, в результате которого образовалась наша Вселенная. Небесные тела не стоят на месте, они с огромной скоростью разлетаются от эпицентра взрыва, и мы с вами, собственно говоря, существуем на одном из его микроскопических осколков.

По аналогии с этим, и вопрос гендерных ролей тоже нужно рассматривать в динамике. Сейчас, на сломе старых понятий, формируются новые, и этот процесс происходит прямо на наших глазах. Сложно сказать, какой путь в итоге выберет эволюция, можно лишь быть уверенным, что он будет оптимальным.

— Напоследок – практический вопрос: как все-таки регулировать материальные взаимоотношения внутри семьи?

— Обратите внимание: согласно социальным нормам, человеческий детеныш «созревает» 18 лет – дольше всех в животном мире. Хотя в биологическом смысле он становится взрослым гораздо раньше. Столь длительный срок подразумевает, что, пройдя через различные стадии научения и воспитания, на выходе общество получает сформированную личность, отвечающую определенным требованиям. Социальная зрелость предполагает самостоятельность, умение нести ответственность за свои действия, в том числе и способность самого себя обеспечивать. Тем более что общество дает человеку, по крайней мере, минимальный набор инструментов для того, чтобы он не умер с голода и смог себя реализовать. 

Поэтому ситуация, когда совершеннолетний человек заявляет о том, что кто-то должен его обеспечивать, вероятно, свидетельствует о социальной незрелости. Это может указывать на определенные дезадаптационные процессы, связанные с недостаточным развитием высших психических функций. Возможно, это связано с какими-то детскими комплексами, которые в результате обернулись неверием в себя, в то, что человек в принципе может обеспечить себя всем необходимым.

Как регулировать эти вопросы? Первым делом стоит разобраться, нужно ли вообще что-либо регулировать. Если принятая в конкретной семье модель (какой бы она ни была) устраивает всех, если муж и жена при этом счастливы, если в их отношениях царит полная гармония – то зачем вмешиваться?

Ну а если материальная сторона жизни вызывает конфликты, самый действенный способ урегулировать их – честно поговорить друг с другом, обсудить какие-либо компромиссные варианты. Главное условие – обсуждать серьезные и болезненные вопросы нужно доброжелательно, тактично, с любовью. Обвинения, оскорбления и попытки манипуляций только усугубят раздор, но, если вы покажете, что искренне заботитесь о личном, профессиональном и карьерном росте партнера, о его здоровье – вас с высокой степенью вероятности ждет успех. 

Женская меркантильность — Оладух без Курицы — LiveJournal

Меркантильность свойственна большинству женщин, теткам от мужчин нужны только деньги. Я думаю, что каждый человек не раз слышал подобные фразы.
Но вот насколько все это правда? Действительно ли большинство женщин ищут мужчин исключительно или главным образом ради денег?


Лично у меня твердое мнение по этому поводу.
Поголовная меркантильность женщин — миф. Придуманный неудачливыми мужчинами, и поддержанный не слишком умными женщинами.
Да, хватает женщин, кто предлагает сексуальные услуги за деньги. Но это профессионалки, это их работа. Никто же не требует от стоматологов бесплатно зубы лечить.
Также есть некоторое количество теток, желающих решить свои жилищные проблемы. Но и мужчин подобных не меньше. О квартирном вопросе еще Булгаков писал почти 100 лет назад.
Ну да, еще есть некоторое количество клинических идиоток, размещающих на мамбе анкеты с заголовками типа «я долго страдала от недофинансирования, но больше этого не будет». Чего не будет у нее — понятно. Недофинансирования не будет. Вообще никакого и никогда. Но это явная клиника, ее не так много, пусть даже из-за своей агрессивности такие тетки очень заметны.
А большинство женщин все таки более адекватны. Они, может быть, и рады были бы меркантильность проявить, но понимают, что то это заведомо не имеет смысла. Богатых мужчин не так и много, щедрых среди них еще меньше, а найти щедрых для конкретной тетки это близко к области чудес. Адекватные женщины это отлично понимают.
Поэтому рассуждения о женской алчности лучше оставить для не слишком умных мужчин. Либо для мужчин выбирающих женщин заведомо не своего уровня.
Ну и для тех, кто считает меркантилизмом и разводкой за кофе заплатить. Таких мужиков тоже хватает, к сожалению.
Впрочем, я отнюдь не идеализирую женщин. Но главная проблема — отнюдь не меркантильность. А крайний эгоцентризм (даже не эгоизм), нежелание нормальных отношений и неуважение к мужчинам. Да и случки, вопреки еще одному устоявшемуся мифу, нужны как раз теткам, а не мужчинам.
Но на эти темы я писал не раз уже. И еще напишу)

Коммерциализация феминизма убивает женщин

Коммерциализация феминизма и постфеминизма — это взаимосвязанные движения, которые можно рассматривать как новые, «более сексуальные» вариации традиционного феминизма. Эта коммерциализация феминизма может иметь серьезные негативные последствия для женщин.

Расцвет постфеминизма и коммерциализация феминизма

Знаменитые феминистки и платформы социальных сетей переименовали феминизм (Rivers, 2017).Однако с развитием социальных сетей феминизм приобрел популярность в новой форме. Не традиционный феминизм разгневанных женщин, а сексуальные женщины, которые владеют своей сексуальностью и расширяют возможности других девушек, такие как певица Бейонсе и рэпер M.I.A., правят новым поколением феминисток. Несмотря на то влияние, которое это могло бы иметь на молодых женщин, феминизм знаменитостей в целом не в состоянии решить политические и социальные проблемы, которые, по сути, составляют феминизм. Коммерциализация феминизма убивает женщин.

Движение феминизма достигло своего первого значительного памятного достижения около ста лет назад. С 1917 года женщины в Нидерландах могут избираться в правительство, а с 1919 года женщины имеют активное право голоса. В 1956 году голландскому политическому деятелю Корри Тенделу удалось отменить закон, согласно которому работодатели могли увольнять женщин при выходе замуж. Впоследствии, с 1958 года, женщины могут сами управлять своими финансами, а в 1984 году аборты были легализованы.

Тяжелая работа была сделана.По закону мужчины и женщины равны. У феминистского движения остался образ суровых, ненавидящих мужчин, сжигающих бюстгальтеры и злых женщин (Rivers, 2019). Постфеминистское движение приобрело популярность, в результате чего женщины считают, что с мужчинами и женщинами обращаются одинаково, и отмечают различия между полами, а не ставят их под сомнение. Постфеминистки не относятся к женщинам как к маргинализованной группе в обществе, но дают возможность отдельным женщинам быть самими собой (Gill, Kelan, & Scharff, 2014; Sheeler & Anderson, 2013.Это движение набирает обороты в последние несколько лет.

Снижение популярности традиционного феминизма и популярного ныне постфеминизма создало возможности для организаций и знаменитостей. Они хотели изменить имидж феминизма так, чтобы он был привлекательным для молодых женщин, чтобы феминистское движение могло снова набрать популярность (Rivers, 2017). Этот ребрендинг реализуется через решение феминистских проблем, касающихся равенства, с довольно постфеминистской точки зрения. Сейчас, например, знаменитости изображают феминизм как интересное, привлекательное движение для молодых женщин, а не как решение сложных серьезных политических проблем.

Знаменитости, такие как Бейонсе, сделали этот новый феминизм частью своих образов как художников, а онлайн-платформы, такие как аккаунт Feminist в Instagram, используют интересные факты из истории феминизма и текущих достижений в качестве своих бизнес-моделей. Эти коммерческие знаменитости-феминистки расширяют права и возможности женщин индивидуально, и это привело к ребрендингу феминистского движения (Rivers, 2017). Среди прочего, благодаря тому, что Бейонсе цитирует, например, феминистку Чимаманду Нгози Адичи в своей песне Flawless (Рисунок 1), феминизм снова стал популярным.

Однако эта «новая» коммерциализация феминизма может быть воспринята как очень проблематичная.

Позвольте мне прояснить, что расширение прав и возможностей женщин — это хорошо, но мы не можем назвать это феминизмом. В результате коммерциализации феминизма новому движению не удается решить серьезные проблемы, касающиеся равенства мужчин и женщин в обществе. Игнорируя эти проблемы и обращая внимание только на расширение прав и возможностей отдельных девочек и женщин и определяя это как феминизм, мы забываем и игнорируем серьезные проблемы, касающиеся женщин в обществе.

Опасности коммерциализации феминизма

Во-первых, несмотря на юридическое равенство между мужчинами и женщинами, женщины по-прежнему находятся в невыгодном положении из-за того, как устроено общество. Например, наличие общественных туалетов дискриминирует женщин (Banks, 1990). В больших голландских городах повсюду можно найти общественные писсуары. Тем не менее, туалеты для женщин по-прежнему отсутствуют, хотя мужчинам и так легче справляться в общественных местах, поскольку им не нужно быть полуголыми, чтобы мочиться, как это делают женщины.Когда на самом деле есть общественные туалеты, очереди перед женскими туалетами всегда намного длиннее из-за того, что одинаковое количество туалетов доступно для обоих полов. На самом деле женщинам требуется больше времени, чтобы справиться с туалетом в целом, чем мужчинам, и, кроме того, их чаще сопровождают пожилые люди и инвалиды, а также дети младшего возраста, которым требуется их помощь в уборной.

Кроме того, все еще существует разрыв в оплате труда мужчин и женщин. Работницы-женщины зарабатывают всего 82 цента с каждого доллара, который зарабатывает мужчина на той же должности (Ott & Mack, 2013).Женщины не получают такое же количество научных публикаций, как мужчины с аналогичными компетенциями (например, Castilla & Bernard, 2010), и женщины с меньшей вероятностью будут продвигаться на руководящие должности, чем мужчины с соответствующими знаниями (например, Молочник, Акинола, И Chugh, 2015).

Вследствие появления новой коммерческой версии феминизма, эти проблемы, касающиеся равенства, остаются незамеченными и игнорируются. Следовательно, эту коммерциализацию феминизма нельзя определять как феминизм, потому что он не преследует изначальных целей феминизма: полное равенство полов.

Кроме того, коммерциализация феминизма не только ведет к предубеждениям в отношении женщин в повседневной жизни и в профессиональной среде, но также ставит женщин в невыгодное положение, что может даже привести к фатальным последствиям.

Например, лекарства от проблем со здоровьем в основном тестируются на выборках, состоящих только из мужчин, или результаты тестов не разделяются по полу, поэтому результаты употребления определенных лекарств нельзя предсказать отдельно для мужчин и женщин. Следовательно, многие лекарства вообще не приносят пользы женщинам.Это может даже привести к опасным ситуациям, потому что женское тело может реагировать контрпродуктивным образом (например, Tharpe, 2011). Тот факт, что что-то такое значимое, как медицинские препараты, не тестируются на женщинах, может привести к серьезным, а иногда даже фатальным ситуациям.

Не только лекарства, но и сами болезни в основном изучаются только на мужчинах, хотя женское тело устроено иначе, имеет другие гормональные комплексы и требует другого лечения, чем мужское тело. В результате, например, аутизм и другие связанные с ним психические расстройства гораздо реже диагностируются у женщин, чем у мужчин, поскольку симптомы различаются у разных полов.Это ставит женщин в невыгодное положение (например, Szalavitz, 2016).

Кроме того, женщины гораздо чаще умирают от сердечно-сосудистых заболеваний, таких как сердечные приступы, чем мужчины, поскольку врачи и ученые просто не распознают симптомы в женском теле из-за отсутствия знаний о женском организме (например, Backholer et al. ., 2017).

Более того, связанные с менструацией заболевания, такие как эндометриоз, не диагностируются или даже маркируются как женская истерия из-за отсутствия информации об этих типично женских заболеваниях и расстройствах (например,г., Бозли, 2017).

Упомянутые выше проблемы — лишь несколько примеров. Из-за патриархальных систем в обществе женщины по-прежнему находятся в неблагоприятном положении, что может привести к серьезному разочарованию женщин в обществе, неправильному лечению или невыявлению серьезных заболеваний здоровья или даже к фатальным последствиям.

Коммерческий феминизм не должен быть феминизмом этого поколения

Мы можем изменить эти ситуации, и мы должны это сделать. Однако из-за ребрендинга феминизма эти серьезные проблемы не представлены или просто игнорируются из-за предположения, что мужчины и женщины уже равны.Расширение прав и возможностей молодых женщин — это хорошо, но отсутствие решения проблем, касающихся женщин, оказывающих такое серьезное влияние, не может быть определено как феминизм. Мы должны ценить таких знаменитостей, как Бейонсе, за то, что они побуждают женщин быть лучшими, но мы не можем называть это феминизмом. Коммерциализация феминизма убивает женщин. Мы не можем изменить общество, только расширяя права и возможности девочек, но мы можем решить проблему неравенства в обществе и науке, вернув традиционный феминизм.

Список литературы

Экскаватор К., Питерс, С.А., Ботов, С.Х., Петерс, А., Хаксли, Р. Р., и Вудворд, М. (2017). Половые различия во взаимосвязи между социально-экономическим статусом и сердечно-сосудистыми заболеваниями: систематический обзор и метаанализ. J Epidemiol Community Health, 71 (6), 550-557.

Бэнкс, Т. Л. (1990). Туалеты как феминистская проблема: правдивая история. Berkeley Women’s LJ, 6 , 263.

Кастилья, Э. Дж., И Бенард, С. (2010). Парадокс меритократии в организациях. Administrative Science Quarterly, 55 (4), 543-676.

Гилл, Р., К. Келан, Э., и М. Шарфф, К. (2017). Постфеминистская чувствительность в действии. Гендер, работа и организация, 24 (3), 226-244.

Молочник, К. Л., Акинола, М., и Чью, Д. (2015). Что было раньше? Полевой эксперимент, изучающий, как оплата и представительство по-разному влияют на предвзятость на пути к организации. Журнал прикладной психологии, 100 (6), 1678.

Отт, Б. Л., и Мак, Р. Л. (2013). Феминистский анализ.В Критические исследования СМИ: Введение , 193 — 213. Хобокен, Нью-Джерси: John Wiley & Sons.

Риверс, Н. (2017). Знаменитые феминистки: продать феминизм или продать феминизм ?. В г. Постфеминизм (ы) и приход четвертой волны , 57–77. Лондон, Англия: Пэлгрейв Макмиллан.

Шилер, К. Х., и Андерсон, К. В. (2013). Женщина-президент: Противостояние постфеминистской политической культуре (Том 22). Колледж-Стейшн, Техас: Техасский университет A&M.

Тарп, Н. (2011). Неблагоприятные реакции на лекарства в женском здоровье Журнал акушерства и женского здоровья, 56 (3), 205-213.

Коммерциализация женского тела | World Pulse

Если вы прогуляетесь по улицам любого итальянского городка, большого или маленького, вы будете удивлены огромным количеством рекламных плакатов, на которых изображены почти обнаженные тела сексуальных дам. Неважно, является ли рекламируемый объект специальным клеем, автомобилем или блендером, вы видите красивую женщину, которая провокационно пытается убедить вас, что у нее есть объект вашего желания.И это работает. Колыбель латинской культуры, кажется, оставила в забвении свое благородство в пользу болезненного и развратного вкуса при взгляде на обнаженную грудь и ягодицы до такой степени, что в большинстве случаев люди не могли даже сказать, что продвигалось. Ситуация становится еще более удручающей, если мы сосредоточимся на телешоу. Красивые молодые девушки, которые притворяются танцовщицами или ведущими, показывают свои красотки перед вуайеристическим взором камеры, который балуется твердыми «би-сайдами», как мы их называем.Более того, на некоторых футбольных шоу ведущая — это обычно девушка, не имеющая представления о том, о чем говорит. Но это неважно. Она красива, мужчины простят и забудут ее некомпетентность. Куда ведет нас это явление? Последствия такой тенденции многочисленны и вызывают тревогу. Прежде всего, важно проводить различие между эффектами, которые такое женское присутствие оказывает на мужчин и женщин, которые представляют собой два разных типа аудитории. Вероятно, в программах, адресованных мужчинам, будет выгодно присутствие молодой привлекательной девушки, что подтверждают данные рейтинговых телеканалов.Таким образом, пока создатели телепрограмм извлекают выгоду из ситуации, драматический механизм начинает действовать. Повторяющееся предложение женских тел, которые не могут показать ничего, кроме своей красоты, заставляет мужчин рассматривать всех женщин как просто объекты, пустую оболочку. Под влиянием этой идеи они будут относиться ко всем женщинам в реальной, повседневной жизни, как если бы они относились к девушкам, которых они видели по телевизору, если эти женщины красивы; если они имеют несчастье быть некрасивыми, им никогда не дадут шанса. Это имеет огромное влияние на жизнь женщин, поскольку их судят исключительно по тому, как они выглядят, хотя результат почти всегда один и тот же: красивая ли она? Она будет глупой гусем.Она уродливая? С ней даже не стоит разговаривать. Но коммерциализация женского тела также приводит к более глубоким последствиям: женщины начинают чувствовать себя некомфортно в собственном теле. Видеть супермоделей, стройных, красивых девушек и женщин расстраивает, а еще более неприятно видеть, что ими восхищаются. Они становятся образцами для подражания, целью, которых можно достичь любой ценой. Таким образом, мы видим, как подростки прибегают к косметической хирургии, женщины, желающие выглядеть пятнадцатилетними, мучают свое тело, пока не станут выглядеть неестественно и фальшиво.Только для того, чтобы увидеть еще раз и почувствовать себя оцененным. Нам нужно остановиться, «стереть и перемотать», чтобы сказать это Кардиганами. Как я когда-то предположил, необходимо перевоспитание. Перевоспитание мужчин и мальчиков, чтобы научить их уважать, перевоспитывать женщин и девочек в отношении их внутренней ценности. СМИ должны уделять больше внимания примерам обычных, успешных, умных, красивых женщин, чтобы предоставить альтернативу и показать, что другой способ быть женщиной существует и возможен.

Femvertising: как бренды продают #empowerment женщинам | Женщины

Все началось, как сейчас, с хэштега.Ранее в этом месяце коммунальная компания EDF запустила кампанию по поощрению молодых девушек к изучению карьеры на основе стема (это работа в области науки, технологий, инженерии и математики), напомнив всем, что «только каждый седьмой» из этих должностей в Великобритании является держат женщины.

Второй по величине поставщик энергии в Великобритании решил помочь — запустить #prettycurious. Продать? «Пробуждая воображение молодых девушек [и] вдохновляя их интересоваться миром». Когда маркетинговая команда, оплачиваемая вашим счетом за электроэнергию, продает расширение прав и возможностей женщин, «фем-реклама» перестает быть нишевым неологизмом в Интернете, а представляет собой действительно неприятную главу четвертой волны феминизма.

Вот! Рекламная индустрия, которая когда-то была склонна продавать нам секс, теперь продает нам свое отвращение к сексизму. Эксперты в этой области могут указать на Virginia Slims, крестную мать якобы феминистских брендов, продававшую расширение прав и возможностей женщин еще в 1968 году. Это были рекламные объявления, в которых женщины изображали напыщенные, напыщенные и курящие женщины со слоганом: «Вы прошли долгий путь. , детка », что делает рак легких болезнью равных возможностей.

В другом месте графика изображена кампания Dove Real Beauty десятилетней давности, которая тогда считалась революционной для продажи увлажняющего крема для тела — извините, прославляющего разнообразие женской формы — всем женщинам.Позже, осознав, что феминизм, так сказать, «в тренде» в социальных сетях, в феврале 2014 года появился косметический бренд CoverGirl с #GirlsCan. Эта кампания, по заявлению компании, была «направлена ​​на открытие и поощрение всего, что делает девушку принять вызов; преодолеть эти барьеры и превратить «не могу» в «могу». Лидерами, заслуживающими доверия, занимались Пинк, Эллен ДеДженерес и Джанель Моне. Этого было почти достаточно, чтобы заставить вас забыть, что CoverGirl провела 50 лет, говоря молодым женщинам, «вашей личности нужны слои, а вашему лицу — нет».

Позже в том же году наступила Pantene и, таким образом, настоящий подъем феминизма хэштегов: #ShineStrong был запущен в июне 2014 года с короткометражного фильма под названием «Извините, не извиняйтесь», в котором подчеркивается, как женщины постоянно извиняются, не задумываясь, на работе, дома, перед незнакомцами и другими людьми. друзья. Видео стало вирусным. В феминистских блогах велся разговор о послании, а не о средствах массовой информации — что, не будем забывать, в глубине души все еще остается реклама о продаже блестящих, блестящих волос. Больше никаких извинений за существующие, дамы (или за вялые, промозглые локоны).Если коммерциализация движения чему-то нас научила, так это тому, что вы можете бросить вызов гендерным нормам, бороться с неравенством … и купить больше шампуня.

Тем не менее, большой историей успеха фем-рекламы и обладателя полок наград остается #LikeAGirl из Always, производителя макси-пэдов и тому подобное. Первоначально показанный во время Суперкубка 2014, видео, снятое режиссером Лорен Гринфилд, привлекло женщин, мужчин, мальчиков и девочек до полового созревания и попросило их показать, что физически означает бегать, как девочка, или бросать, как девочка.Взрослые грабили на камеру — бросались и бегали, выглядели слабыми и смущенными; но молодые девушки просили делать то же самое, быстро и быстро бегали и бросали. Результат: зрители были вынуждены считать, что делать вещи «как девушка» следует считать сильными, а не жалкими.

Procter & Gamble этим летом пошла на шаг вперед и выпустила продолжение — #Unstoppable — которое собрало 85 миллионов просмотров по всему миру, а армии молодых девушек бесконечно делились им в Интернете. На мероприятии, посвященном запуску программы, в котором приняли участие женщины, выступающие с высокими достижениями, была сделана попытка подчеркнуть, что речь идет не о продаже гигиенических товаров, а о том, чтобы решить проблемы молодых девушек и изнурительный рост плохого психического здоровья среди подростков.Команда #LikeAGirl провела исследование в школах, которое теперь формирует свой собственный отдел внутри компании, чтобы доказать (легко, может добавить циник), что «первые месячные у девочки — это самый низкий уровень уверенности в ее жизни». и что она никогда не выздоровеет: женская уверенность достигает пика в детстве.

Это проблема, разыгранная активистами феминизма в Интернете, где феминизм с использованием хэштегов считается более приятным лицом фемертификации. В воскресенье ООН отметила свой Международный день девушки выпуском #dayofthegirl, в значительной степени продвигаемым Мишель Обамой, создавшей «плейлист с гимнами».Он следует за Sport England, который добился заметного успеха с #ThisGirlCan — «инклюзивной и позитивной для тела» миссией, направленной на вовлечение большего числа женщин в спорт и физическую активность.

В другом месте #HeForShe, возглавляемый Эммой Уотсон, взял важные темы — например, исследования Глобального института McKinsey о том, что «в мировой экономике не хватает 28 трлн долларов, потому что у нас нет гендерного равенства» — и переработал их в движение солидарности существовало через социальные сети.

В целом, это означает, что мы увидим больше движений по расширению прав и возможностей молодых женщин через отдельные бренды или проекты.Скорее всего, с запоминающимися лозунгами, которые могут появиться в Твиттере и игнорировать скучный анализ гендерного неравенства в пользу хорошего настроения. Идея о том, что уверенность и вера в себя — это то, чего не хватает в дебатах и ​​борьбе, соблазнительна: она поощряет сестринское ободрение — лайки, репосты и истории, рассказанные 140 символами, легко усваиваются, и это мягкий способ привлечь, в частности, подростков. движение — и, конечно же, ваш бренд.

Эта статья содержит партнерские ссылки, что означает, что мы можем заработать небольшую комиссию, если читатель перейдет по ссылке и совершает покупку.Вся наша журналистика независима и никоим образом не зависит от рекламодателей или коммерческих инициатив. Нажимая на партнерскую ссылку, вы соглашаетесь с установкой сторонних файлов cookie. Больше информации.

В долгой истории сексистской рекламы и возмущения это новое извинение

Ролик не имеет ничего общего с курицей.

Молодая женщина в коротком топе поджимает губы и приподнимает грудь, глядя на свое отражение в окне машины.Стекло медленно скатывается вниз, показывая двух мальчиков, которые глазели на нее. Сидя за рулем, неодобрительно смотрит мама.

Девушка смущенно усмехается, затем спрашивает: «Кто-то сказал KFC?»

Пятнадцать лет назад эту рекламу можно было рассматривать просто как еще один грубый маркетинговый ход, использующий секс для продажи продукта. Но когда рекламный ролик недавно появился в Австралии, реакция в социальных сетях, осудившая его как сексистскую, была настолько резкой, что это побудило KFC извиниться.

Быстрое отступление перед самым ярким моментом рекламы — Суперкубком — подчеркнуло, как быстро меняются границы того, что считается приемлемым в эпоху #MeToo.Рекламодатели, которые на протяжении десятилетий полагались на объективацию женщин при продаже товаров, все более настороженно относятся к такому подходу, осознавая, что многие потребители больше не будут терпеть унизительный сексизм.

«Они бы никогда не извинились 15 или 20 лет назад», — сказал Абхик Рой, бывший руководитель отдела рекламы и профессор маркетинга в Quinnipiac University. «Это больше из-за давления соцсетей».

Хотя движение #MeToo использовало социальные сети, чтобы подтолкнуть рекламодателей к отказу от рекламы, которую они считают оскорбительной, они опираются на волну предшествующих битв.

«Моя жена, я думаю, я оставлю ее».

До того, как появились KFC и Peloton, компания, занимающаяся спортом, недавно подверглась критике за рекламу, была витаминная компания Geritol.

Прозрачная реклама Geritol 1972 года показывает красивого мужчину средних лет, смотрящего в камеру, а его жена, идеально причесанная и улыбающаяся, склоняет голову ему на плечо. Она молчит, когда он описывает, как благодаря Геритол у нее есть энергия, чтобы заботиться о своем ребенке весь день, пойти на школьное собрание и приготовить вкусный ужин.

«И посмотри на нее», — протягивает он. «Она выглядит лучше, чем кто-либо из ее друзей».

Затем он снова смотрит в камеру и говорит: «Моя жена, думаю, я оставлю ее».

Это привело в ярость лидеров Национальной организации женщин, которые призвали убрать из эфира такую ​​рекламу. Комитет по запрещению неприемлемой рекламы, основанный одним из руководителей рекламного агентства Миннеаполиса в начале 1970-х годов, назвал его одним из худших за тот год.

Реклама вызвала такой резонанс, что 20 лет спустя кантри-певица Мэри Чапин Карпентер ответила песней «Он думает, что он удержит ее» о, казалось бы, счастливой жене, которая решает бросить мужа.

Geritol был в конечном итоге оштрафован Федеральной торговой комиссией на 812 000 долларов за нарушение приказа прекратить показ рекламы, обещающей безграничную энергию любому, кто принимал добавку.

В редакционной статье, критикующей компанию, The Berkshire Eagle of Massachusetts заявила, что жена в этой рекламе «делает все, кроме как свернуться калачиком у его ног и мурлыкать».

«Женщины-освободительницы» были так разгневаны, — писала передовая статья, — «если бы они добились своего, штрафы были бы не тысячами, а миллиардами.»

« Выбор феминизма »

Последующие десятилетия не показали большого прогресса в тактике рекламы.

Возьмем рекламу Fuddruckers начала 1980-х годов, изобилующую двусмысленностью. На первый взгляд, это может показаться дерзким взглядом на мужчин и женщин, жаждущих гамбургеров.

Ежедневный бизнес-брифинг

Но именно мужчинам разрешено глянуть на «булочки» и греховно откусить гамбургер, в то время как женщину, которая начинает восхищаться размером говяжьего котлета, быстро успокаивают ее друзья.

Эта реклама символизирует «возрождение консерватизма на социальном, политическом и экономическом уровнях в эпоху Рейгана», — сказала Карли Дрейк, профессор маркетинга в North Central College в Иллинойсе. «Секс — это постыдно или, проще говоря, личное и не подлежит обсуждению», — сказала она.

Это десятилетие также положит начало тенденции, когда женщины «выбирают» быть женственными, сексуальными и целеустремленными, но при этом не слишком опасными для мужчин, сказал профессор Дрейк. В качестве примера она привела рекламу духов Enjoli, в которой изображалась «24-часовая женщина.

«Была идея:« Мы сделали это как женщины, мы можем сделать это сами », — сказал профессор Дрейк. «Нам не нужен феминизм. Итак, мы хотим быть с мальчиками ».

Эта тенденция сохранится и в начале 2000-х, хотя некоторые рекламные объявления пытались отвести от критики. В одном рекламном ролике Суперкубка 2003 года две женщины спорили из-за Miller Lite, затем дрались, боролись в грязи и, наконец, целовались.

Рекламное объявление было сфабриковано как пародия на фантазии двух мужчин — две женщины слушали, молчаливо и с отвращением, — но Miller Lite, тем не менее, обвинили в попытке избежать наказания за сексизм, превратив его в шутку.

В то же время интернет-магазины создавали более конкурентный рынок, и рекламодатели начали ощущать сдвиг в том, как потребители видят рекламу, — сказал Пол Радич, профессор маркетинга Католического университета, входивший в комитет по этике Американской ассоциации маркетинга. с 2011 по 2014 год.

Рекламодатели начали спрашивать: «Обращаемся ли мы к их инстинктам и желаниям временно, или мы пытаемся вовлечь их в рассказ об их собственной жизни и о том, как мы, как компания, можем вписаться в их собственную жизнь. жизнь?» он сказал.

Многие рекламные ролики переместились в сторону абсурдистского юмора — как и во многих рекламных объявлениях Geico — или апеллируют к семье, как реклама Honda 2016 года, в которой мужчина благополучно добирается домой к своей молодой жене и ребенку благодаря надежной системе экстренного торможения.

Этот рекламный ролик сильно отличался от «Последней битвы человека», рекламы Dodge 2010 года, в которой были изображены избитые мужчины, демонстративно говорящие женщинам, присутствующим в их жизни, что, если им придется выполнять работу по дому и выполнять другие требования, они купят любую машину, которую они хочу.

Эпоха социальных сетей

Протесты по поводу объективации могут быть быстрее и громче, но мужчины по-прежнему представлены в рекламе больше, чем женщины, согласно анализу 2019 года, проведенному Институтом Джины Дэвис по гендерным вопросам в СМИ, некоммерческой организацией, основанной Оскаром. актер-победитель.

Исследователи организации просмотрели 2,7 миллиона видео на YouTube, загруженных рекламодателями, и обнаружили, что, хотя за пятилетний период произошло некоторое улучшение гендерного представительства, мужские персонажи были замечены 56 процентов времени, а женские — 44 процента. времени. Мужских персонажей тоже было слышно в полтора раза больше, чем женских.

В Австралии критика в адрес самого KFC вызвала оскорбительную реакцию, заявила Мелинда Лишевски, пресс-секретарь Collective Shout, массовой организации, выступающей против объективации женщин.

«Я была удивлена, что наш комментарий к рекламе KFC вызвал такое гнусное, откровенно сексуальное и женоненавистническое насилие», — сказала она. «Я и мои коллеги потратили несколько часов, удаляя комментарии и мужчин с наших страниц в социальных сетях».

И остается вопрос, как реклама будет развиваться на платформах социальных сетей, где у пользователей больше контроля и меньше внимания.

Нэнси Ван Лёвен, преподающая коммуникацию в штате Фресно, указала на TikTok, где некоторые девочки-подростки, стремясь найти новых подписчиков (и рекламодателей), скромно одеваются, накрашиваются и бросают волосы на камеру, обучая танцевальным шагам.

Их коллеги-мужчины на аналогичных видео часто одеты в мешковатую одежду, их движения гораздо менее сексуальны.

«Это идея созданных пользователями медиа, которые укрепляют стереотипы?» — сказал профессор Ван Левен. «Я думаю, что пользовательский контент — это новая, неизвестная территория, укрепляются ли стереотипы или разрушаются».

Как хлопушки восстали через феминизм и консьюмеризм

Весна, подростки заканчивают среднюю школу.Пришло время раздражаться из-за беспомощной молодежи — хорошо известная практика в истории. В частности, 1920-е годы были эпохой провокационных девушек.

Новая женская фигура появилась в 1920-х годах. Молодые девушки с коротко выбритыми волосами, густым макияжем и более смелыми платьями. Они ездили на велосипедах и автомобилях, курили сигареты, пили как мужчины, возмутительно флиртовали и погружались в дикие джазовые танцы, такие как charleston и black bottom .

Своим поведением и внешним видом эти девушки бросили вызов границам между полами.Это была форма молодежного восстания, проект освобождения, и он не остался незамеченным.

«Backfisch» и хлопушки

Девушкам дали несколько прозвищ. В Норвегии использовалось выражение backfisch , что на немецком языке означает «жареная рыба», то есть рыба, которая была слишком мелкой для варки. Французское выражение la garçonne также использовалось для обозначения «мальчик-девочка» или «холостяк».

В США был популярен термин flapper .Этот термин возник из идеи о молодой птице, которая машет крыльями, когда учится летать. Необузданный флаппер широко представлен в женских образах литературы, в том числе в книгах автора Ф. Скотта Фицджеральда. Голливудские фильмы также сильно изображали непослушного персонажа-хлопушки.

Во всех этих выражениях было что-то снисходительное. Бэкфиш, холостяцкие девчонки и хлопушки были освобождены. Они еще не достигли совершеннолетия.

Дикие годы

В Соединенных Штатах это была «эпоха джаза», во Франции — «Les années folles».1920-е были дикими годами. Время неспокойной молодости.

Запоминающаяся и популярная джазовая музыка вызывала споры. В США это ассоциировалось с «потерянным поколением» — молодыми людьми, выросшими после Первой мировой войны. Прежде всего, это был символ мультикультурного общества, у которого было много мрачных критиков.

«Негритянская музыка» — расистский эпитет, который получил джаз. Норвежский профессор экономики Кнуд А. Вит-Кнудсен назвал это «одним из многих будущих вырождений».По его словам, Джаз свидетельствовал, что человек возвращается к животной стадии эволюции.

Конец близок

Пока девушки тряслись под популярную музыку, критики пророчили культурный кризис и упадок.

Антифеминистка Вит-Кнудсен беспокоилась, что молодые девушки расточают «лучшую молодость на кино, джаз и флирт». Девочки устроились на работу в телеграфах, магазинах и офисах.

Они зарабатывали собственные деньги, но проблема, по мнению профессора, заключалась в том, что у девочек не хватало экономического чутья.Для них больше характерно «принуждение к подражанию моде и жажда удовольствий».

Серьезные, пессимистические мужчины опасались, что партийная культура, материализм и новые гендерные роли приведут к распаду семьи, социальной развращенности и падению белой расы.

«Позови молодых из дымных, пульсирующих джазом помещений, — призывал еженедельник Allers в 1926 году, — и пусть дом с его любовью, уютом и теплом подарит им другой вид тела и души».

СМИ и реклама

Через граммофон и радио распространялась джазовая музыка, а средства массовой информации, такие как фильмы, журналы и газеты, эффективно передавали «внешний вид» современной девушки.Феномен хлопушки был транснациональным.

Несмотря на то, что немногие девочки были «хлопушками» насквозь, это был новый стиль, который в той или иной степени переняли женщины всех возрастов. В частности, короткие волосы были культовыми для той эпохи.

В рекламе в стиле ар-деко изображались андрогинные и декадентские женские фигуры с кокетливыми завуалированными лицами.

Затем появились марки сигарет только для женщин, и реклама показала девушек уверенными и независимыми.

Эпоха джаза открыла путь для современных гигиенических прокладок.Менее строгая сексуальная мораль и меньшее количество табу были возможностью, которую американские производители сантехники использовали для продвижения более интимных товаров.

Феминизм озорной девушки

В Соединенных Штатах рекламный текст и изображения обыгрывали идею стремящейся к свободе тряпки: «Вы носите самые прозрачные халаты и самые живые платья без малейшего страха или сомнений. Вы можете идти часами: водить машину, танцевать, гулять. Вы с уверенностью противостоите любым ситуациям.Имя — Котекс ».

Прошло несколько десятилетий, прежде чем женские гигиенические прокладки стали обычным явлением среди населения.

«Они похожи на злых демонов, жесткие, как гвозди, умные, как мошенники, и у них хватает смелости жить без морали и убеждений. Никто не может держать их в узде! », — говорится в американском романе-хлопушке.

Женщины сошли с пьедестала. Они будут жить своими потребностями.

Газета Tidens Tegn опубликовала репортаж из Парижа в 1925 году, в котором молодая женщина сказала: «Я восхищаюсь молодыми женщинами нашего времени.Они не всегда респектабельны. Они живут безжалостной поспешностью. Они знают, что жизнь коротка. Их заметят. Они будут жить ».

Потребительство

Флапперский феминизм отверг идею о том, что женщины должны поддерживать нравственность общества через воздержание и целомудрие.

Мятежная молодежь, которую олицетворяли эти девушки, приветствовала материализм, а тусовщицы были конечными потребителями. Шоппинг был развлечением и отдыхом. Деньги приходили и уходили.

Само собой разумеется, что немногие могли жить так на практике, особенно в Норвегии, где 1920-е годы были экономически нестабильным временем.

Тем не менее, в течение 1920-х годов девушки становились наглыми и яркими, с проектом освобождения, который предвосхитил наше общество потребления.

Номер ссылки

Эта статья была опубликована в качестве комментария в Dagbladet 18 -го апреля 2015 г. в досье «История».

Гендер, коммерциализация сельского хозяйства и коллективные действия в Кении

В этом разделе мы хотим проверить три исследовательские гипотезы, описанные выше, чтобы лучше понять, как членство в группе влияет на гендерные роли и питание домохозяйства.Одной из проблем статистического анализа является потенциальная систематическая ошибка выборки, поскольку домохозяйства (и отдельные лица) самостоятельно делятся на группы фермеров. Таким образом, наблюдаемые различия в гендерных ролях между членами и нечленами домохозяйств не обязательно могут быть связаны только с членством в группе, но также могут быть результатом существовавшей ранее неоднородности. Мы будем решать эту проблему с помощью различных подходов, в том числе методов инструментальных переменных (IV) и взвешивания обратной вероятности с оценками склонности, как более подробно объясняется ниже.

Контроль над производством бананов и доходами

Членство в группах фермеров улучшает доступ к банановым технологиям, обучению и рынкам продукции, что увеличивает ожидаемую прибыль и может привести к тому, что банановое предприятие захватят мужчины. Один из возможных способов анализа этого — рассмотрение распределения семейного труда. Существует традиционное разделение труда по половому признаку: мужчины обычно выполняют работу по первоначальному созданию банановых плантаций (например, подготовка земли, посадка), а женщины отвечают за обслуживание плантаций и сбор урожая.В нашей выборке домохозяйства, являющиеся членами фермерской группы, тратят больше рабочих дней на производство и маркетинг бананов, чем домохозяйства, не являющиеся членами фермерской группы. Это связано с несколько более интенсивными структурами производства и большим объемом продукции, предназначенной для продажи. При 57% доля женского труда при выращивании бананов выше в членских домохозяйствах, чем в домохозяйствах, не являющихся членами, где доля женского труда составляет 48%. Однако это само по себе нельзя интерпретировать как усиление контроля со стороны женщин, потому что выполнение работы не эквивалентно принятию решения. Footnote 1

Чтобы лучше понять процесс принятия решений, респондентов опросили, кто из домохозяйств контролирует производство бананов, их производство (например, сколько продавать) и доходы. Footnote 2 Используя эту информацию, мы разделили на следующие категории: (1) только муж принимает решения, (2) муж принимает основные решения после консультации с женой, (3) жена принимает основные решения после консультации с мужем, и (4) () жена сама принимает решения. Далее мы сгруппировали эти категории, чтобы различать мужчин (1) + (2) и женщин (3) + (4), принятие решений и контроль.

Таблица 2 дает описательный обзор. Что касается управления производством, не наблюдается значительных различий между членами и не членами фермерских групп. Хотя примерно в 50% домохозяйств из выборки производство бананов контролируется мужчинами, членство в группах, похоже, не имеет никакого значения. Это отличается от контроля выпуска и доходов. В то время как среди домохозяйств, не являющихся членами, примерно в одной трети случаев производство бананов и доходы контролируются мужчинами, эта доля значительно выше среди домохозяйств-членов.Результаты в таблице 2 показывают, что группы фермеров способствуют тому, что мужчины берут на себя контроль над банановым предприятием. Но это не доказательство причинно-следственной связи. Наблюдаемые различия между членами группы и домохозяйствами, не входящими в группу, также могут быть следствием самостоятельного выбора. Например, домохозяйства, в которых производство бананов уже контролируется мужчинами, могут с большей вероятностью присоединиться к группе.

Таблица 2 Гендерный контроль над банановой деятельностью

Для дальнейшего анализа чистого влияния членства в группе на контроль над банановым предприятием мы используем тот факт, что группы фермеров были созданы и начали свою коллективную маркетинговую деятельность в разные моменты времени.На левой панели рис. 1 показана доля домохозяйств, входящих в группу, в которых мужчины контролируют банановое предприятие, с разбивкой по группам с более длительным или более коротким опытом групповой маркетинговой деятельности. Наблюдается тенденция к росту, что свидетельствует о том, что контроль мужчин увеличивается со временем участия в фермерских группах. Footnote 3 Та ​​же тенденция с течением времени не наблюдается среди домохозяйств, не являющихся членами, как видно на правой панели рис. 1. Этот анализ подтверждает нашу первую гипотезу о том, что группы фермеров способствуют контролю мужчин над производством бананов и доходы.

Рис. 1

Доля домашних хозяйств, в которых мужчины контролируют производство бананов, их производство и доходы. Примечания: левые панели относятся к домохозяйствам, входящим в группу, тогда как правые панели относятся к домохозяйствам, не являющимся членами группы. Для членов домохозяйств выборка разбита по количеству лет групповой маркетинговой деятельности. Домохозяйства-члены групп, которые были созданы, но еще не начали коллективный маркетинг на момент опроса, относятся к категории нулевых лет.Каждая точка данных показывает долю домашних хозяйств, в которых мужчины контролируют производство бананов, их производство или доходы. Подгоняемые значения — это прогнозы, основанные на простой линейной регрессии с долей контролирующих мужчин в качестве зависимых и лет группового маркетинга в качестве независимых переменных (ДИ: доверительный интервал). Домохозяйства, не являющиеся членами, разделяются таким же образом с использованием количества лет маркетинговой деятельности групп, существующих в одних и тех же подрайонах. Домохозяйства в субрайонах без существующих групп относятся к категории нулевых лет.Тенденция к росту на левой панели указывает на то, что мужское влияние увеличивается со временем членства и участия в фермерских группах. Справа такой же тенденции не наблюдается. Это сравнение предполагает, что усиление мужского контроля среди членов домохозяйств на самом деле связано с членством в группе, а не с другими факторами, которые также повлияли на домохозяйства, не являющиеся членами

Влияние на питание

Централизация производства бананов не обязательно влечет за собой негативные последствия для положения женщин или благосостояния домохозяйства, поскольку может существовать некоторая форма компенсации внутри домохозяйства.Хотя мы не можем изучить такую ​​компенсацию внутри домохозяйства из-за ограниченности данных, мы анализируем влияние членства в группах и мужского контроля на питание домохозяйства. В частности, мы оцениваем регрессионные модели потребления калорий и качества питания, включая членство в группах и мужской контроль производства бананов и доходов в качестве независимых переменных.

Недоедание широко распространено в Кении и других странах Африки к югу от Сахары. Более того, дефицит питательных веществ является обычным явлением из-за низкого разнообразия и качества питания (Ecker and Qaim 2011).В выборке домохозяйств среднее потребление калорий на душу населения составляет 2178 ккал в день; 52% падают ниже рекомендованного уровня калорий, 34% даже падают ниже средней потребности в калориях 1700 ккал. Это соответствует официальной статистике Центральной Кении (KNBS 2008). Для регрессионного анализа мы используем потребление калорий на эквивалент взрослого (AE) в качестве зависимой переменной, так как это лучше учитывает состав домохозяйства и потребности в калориях (Deaton 1997). В среднем домохозяйства в нашей выборке потребляют 2512 ккал на НЯ в день.Чтобы оценить качество питания, мы основываемся на подходе, который недавно использовался Бабатунде и Каимом (2010), и измеряем калорийность фруктов, овощей и продуктов животного происхождения, которые являются важными источниками питательных микроэлементов. В среднем в домохозяйствах из выборки менее 30% калорий (733 ккал) поступает из таких более ценных продуктов. Нет существенных различий между членами и нечленами фермерских групп ни по общему среднему потреблению калорий, ни по качеству питания.

В регрессионном анализе нам необходимо учитывать возможные проблемы эндогенности из-за самоотбора в фермерские группы. Мы проверяем эту возможность, используя подход IV. В качестве потенциальных инструментов для членства в группах мы определили владение мобильным телефоном, расстояние до дорог и участие в других социальных группах, таких как церковь или сберегательные ассоциации. Эти переменные в значительной степени коррелируют с членством в фермерских группах (Fischer and Qaim 2012). Для расстояния до дорог мы дополнительно используем квадратный термин в качестве инструмента, потому что расстояние до дороги влияет на членство в группе нелинейным образом. Footnote 4

Чтобы инструменты были действительными, они также не должны быть коррелированы с переменными результата. Чтобы проверить это и устранить возможные косвенные эффекты через влияние инструментов на членство в группе, мы воспользовались нашей системой выборки. В частности, мы оценили модели потребления калорий и качества питания, включая инструменты, но только с использованием наблюдений из тех мест, где еще не работают группы фермеров (домохозяйства, не контактирующие с группами фермеров).Мы не обнаружили никаких признаков значительного прямого воздействия инструментов, за исключением участия в других социальных группах, которое влияет на качество питания (Таблица 6 в Приложении). Следовательно, для этой модели мы не использовали участие в других социальных группах в качестве инструмента. Дополнительные тесты с полным образцом подтвердили отсутствие проблем с избыточной идентификацией.

Используя эти инструменты, мы провели тест эндогенности Дарбина-Ву-Хаусмана. F — значения 3,25 ( p = 0.36) и 0,70 ( p = 0,71) предполагают, что нулевая гипотеза об отсутствии корреляции между членством в группе и ошибочным членом не может быть отклонена в модели потребления калорий и качества питания, соответственно. Мы пришли к выводу, что нет никакой систематической ошибки, связанной с ненаблюдаемыми факторами. Следовательно, для анализа мы используем наблюдаемую принадлежность к группе вместо того, чтобы анализировать эту переменную.

Однако потенциально могут быть и другие источники систематической ошибки, вызванной пропущенными переменными. В приведенной выше описательной статистике мы увидели, что члены фермерских групп живут лучше, чем не члены, с точки зрения владения активами.Один из способов избежать систематической ошибки оценки — это напрямую включать различные переменные активов в модели потребления калорий и качества питания. Другой способ, который мы предпочитаем, чтобы модели были более понятными, — это взвешивание обратной вероятности (Nichols 2007). Для этого мы сначала выводим оценки склонности к членству в группе, используя пробит-модель. В этот пробит мы включаем активы, такие как количество крупного домашнего скота, стоимость сельскохозяйственного оборудования и владение автотранспортными средствами, а также другие социально-экономические коварианты.Следуя Николсу (2007), обратные вероятностные веса затем рассчитываются как:

Для членов:

$$ {w_T} = \ frac {1} {\ lambda} * \ frac {p} {{\ left ({1 — p} \ right)}} $$

Для лиц, не являющихся членами:

$$ {w_C} = \ frac {1} {{\ left ({1 — \ lambda} \ right)}} $$

, где λ — оценка склонности, а p — доля образца, получавшего группу «лечение». Мы изменили вес элементов на \ (\ frac {p} {{\ left ({1 — p} \ right)}}} \), чтобы сохранить пропорции в обработках.Веса используются в качестве аналитических весов в регрессиях.

В таблице 3 представлены результаты оценки. Как и ожидалось, доход имеет положительный эффект в обеих моделях. Мы используем логарифмическое преобразование переменной дохода, поскольку зависимость дохода от калорий нелинейна. Доля доходов, не связанных с фермерским хозяйством, оказывает значительное положительное влияние на потребление калорий, но не на качество питания. То же самое относится и к размеру фермы (землевладения). Каждый дополнительный акр земли увеличивает ежедневное потребление калорий на 49 ккал на AE.С другой стороны, размер бананового участка и производство товарных культур, помимо банана, положительно сказываются на качестве рациона. Производство товарных культур увеличивает ежедневное потребление калорий из ценных продуктов на 83 ккал на AE.

Таблица 3 Детерминанты домашнего питания

Членство в группе как таковое, похоже, не оказывает значительного влияния на потребление калорий. Мужской контроль над производством, выпуском продукции и доходами также не влияет на общее потребление калорий. Однако мужской контроль над производством имеет положительное значение, а мужской контроль над доходами оказывает отрицательное и значительное влияние на качество питания.При неизменном остальном, контроль мужчин над денежными доходами снижает количество калорий, потребляемых из дорогостоящих продуктов, на 160 ккал на АЕ в день. Это правдоподобно, потому что поведение мужчин и женщин в отношении расходования денежных средств часто отличается (Hoddinott and Haddad 1995). Женщины, как правило, больше заботятся о сбалансированном питании и разнообразии питания, что отражается в том, как они распределяют денежные ресурсы на потребление. Таким образом, совокупное влияние членства в группе на питание неоднозначно. С одной стороны, членство в группах усиливает тенденцию мужчин контролировать доходы, что оказывает отрицательное предельное влияние на качество питания.С другой стороны, членство в группе способствует более высокому доходу домохозяйства, что положительно сказывается на питании. Следовательно, поиск механизмов для реализации положительного, но избежания отрицательных эффектов важен с более широкой точки зрения благосостояния и справедливости. Это рассматривается в следующем разделе.

Членство в женской группе и доля дохода

Теперь мы проанализируем, как можно потенциально уменьшить или избежать тенденции к мужскому контролю. Для этого мы оцениваем несколько регрессионных моделей с разными зависимыми переменными.В первой модели зависимая переменная является фиктивной, принимающей значение единицы, если доходы от продажи бананов контролируются женщинами, и нуля в противном случае. Это оценивается как пробит. Во второй модели доля доходов от бананов, контролируемых женщинами, в общем доходе домохозяйства, измеренная в процентах, принимается в качестве зависимой переменной. Здесь учитываются как денежные доходы, так и прожиточный минимум. Мы полагаем, что большая доля контролируемых женщинами связана с более сильной ролью женщин в принятии решений. В третьей модели используется контролируемая женщинами доля бананов, потребляемых в домашних условиях, в общем прожиточном минимуме, а в последней модели в качестве зависимой переменной принимается контролируемая женщинами доля денежных доходов от бананов в общих денежных доходах домохозяйств.

В качестве объясняющих переменных мы используем членство в группах фермеров, выращивающих бананы, независимо от того, кто в домохозяйстве зарегистрирован в качестве члена. Кроме того, мы используем манекен для женского членства рядом с рядом контрольных переменных. И членство, и членство женщин потенциально могут быть эндогенными, что мы проверяем с помощью регрессии IV. Как и выше, мы используем владение мобильным телефоном, расстояние до асфальтированных дорог и участие в других социальных группах в качестве инструментов для членства в группах. Членство женщин определяется возрастом и образованием женщины-главы домохозяйства или супруги главы-мужчины, которые оказались важными детерминантами.Таблица 7 в Приложении, в которой показаны регрессии для подвыборки домохозяйств, не входящих в группы, подтверждает, что эти инструменты не влияют напрямую на переменные результата. Единственным исключением является расстояние до дороги и квадрат расстояния, которые мы поэтому опускаем как инструменты в модели распределения общего дохода домохозяйства. Результаты теста Дурбана-Ву-Хаусмана показывают, что членство в группах и членство женщин не являются эндогенными (Таблица 4). Чтобы контролировать возможное смещение пропущенной переменной, мы используем процедуру взвешивания обратной вероятности, как описано выше.

Таблица 4 Статистика тестов для регрессий IV

Результаты оценки для всех четырех моделей показаны в таблице 5. Членство в группе отрицательно влияет на вероятность и долю доходов от бананов, контролируемых женщинами, в общем доходе, что дополнительно подтверждает нашу первую гипотезу. При неизменном остальном доля контролируемых женщинами снижается на 8–11 процентных пунктов. Однако женское членство компенсирует этот негативный эффект, о чем свидетельствуют значительно положительные коэффициенты аналогичной абсолютной величины.То есть женщины, которые сами являются членами группы фермеров, выращивающих бананы, с большей вероятностью сохранят контроль над производством бананов и доходами, что также приводит к более высокой контролируемой женщинами доле в общем доходе. Эти результаты подтверждают нашу третью исследовательскую гипотезу.

Таблица 5 Детерминанты контроля женщин над доходами от бананов и их доля в доходах домохозяйств

В таблице 5 представлены еще несколько интересных результатов. Чтобы проанализировать дифференцированные гендерные эффекты в зависимости от дохода домохозяйства, мы включаем в модели условия взаимодействия между членством в группе и квинтилями дохода.Первый квинтиль включает 20% беднейших домохозяйств. Пятый квинтиль с самыми богатыми 20% исключается и поэтому является эталоном. Примечательно, что большинство коэффициентов этих взаимодействий членов положительные, а некоторые из них значимы. Это означает, что членство в группе оказывает менее негативное влияние на долю контролируемого женщинами дохода в домохозяйствах с более низким доходом по сравнению с самым богатым квинтилем. Коэффициенты для беднейшего квинтиля особенно велики; они даже несколько больше, чем коэффициенты членства в группе в абсолютном выражении, что означает, что негативный гендерный эффект членства в группе полностью исключен.Если женщины в этих беднейших домохозяйствах сами являются членами группы, их роль и контроль над доходами, кажется, даже значительно возрастут.

Размер фермы отрицательно связан с долей дохода, контролируемой женщинами, что, вероятно, связано с более высокой степенью коммерциализации и централизации относительно более крупных хозяйств. Размер бананового участка положительно влияет на долю денежных доходов, контролируемых женщинами (модель 4), подчеркивая традиционную важность женщин в выращивании бананов. Таблица 5 также включает две фиктивные переменные, отражающие занятость женщин в несельскохозяйственной деятельности.Самостоятельная занятость женщин принимает значение единицы, если соответствующая женщина (женщина-глава домохозяйства или супруга главы-мужчины) имеет собственный несельскохозяйственный микробизнес. Женщина вне занятости принимает значение единицы, если женщина занята несельскохозяйственной деятельностью вне домохозяйства. Коэффициенты для этих манекенов положительны, но незначимы в модели (1). Они отрицательны, и некоторые из них значимы в моделях (2) — (4). Это правдоподобно: когда женщины имеют источники дохода помимо сельского хозяйства, их внимание к банановым предприятиям несколько снижается.

Япония в эпоху коммерциализма, империализма и модернизма

Япония в периоды Тайсё (1912–1926) и раннего Сёва (1926–1989), представленная на выставке Unpinning History , быстро трансформировалась из-за экономического бума вызванный Первой мировой войной. В результате урбанизация ускорилась, особенно в Токио и Осаке. После Великого землетрясения Канто 1923 года, которое разрушило столицу, но, по иронии судьбы, привело к беспрецедентному уровню городского развития и обновления, в последнем городе ненадолго превысило население Токио.[1] Еще одним феноменом в этих городах стал рост числа нуворишей и среднего класса белых воротничков, включая женщин, которые продвинули потребительство и создали тенденцию быть модан — японское слово, полученное от английского модерна. Некоторые молодые люди стали еще более раскрепощенными и часто потакали своим желаниям. Moga (японское сокращение от «современная девушка») и mobo («современный мальчик») были не только основными потребителями, но и производителями новой моды и культуры, основанными на их развлекательной деятельности.[2]

Более того, желание быть технологически продвинутым было широко распространено в японском обществе. Телекоммуникации и средства массовой информации в это время стремительно развивались. Начали строиться современный транспорт; Первое метро в Азии, соединяющее районы Асакуса и Уэно в Токио, открылось в 1927 году. Торговые районы с универмагами стали основным местом показа рекламы в дополнение к другим местам массового скопления людей, таким как бани, парикмахерские и гостиницы [3]. Еще одним символическим нововведением периода Тайсё была механическая репрография, которая принесла более качественную массовую печать, в том числе плакаты, пропагандирующие современный и культурный образ жизни или виды досуга, включая туризм.Другими словами, сами плакаты, представленные на этой выставке, олицетворяют зарождающуюся современность Японии.

Например, плакат закуски Kattoru / Cuttle (примерно 1920-е годы) хорошо иллюстрирует визуальность и чувственность той эпохи. Он отражает современный западный дизайн в стилизованной форме кальмара (хотя на самом деле продукт представляет собой сушеную каракатицу), игру в типографике (включая название продукта на английском языке) и жирную окраску. Кроме того, в рекламе продукт представлен как удобная для переноски питательная закуска, подходящая для альпинизма или с пивом и саке путем переупаковки; в остальном обычный деликатес.Таким образом, этот коммерческий дизайн говорит о новом, здоровом и приятном образе жизни, столь желанном в то время. Сделанный немного раньше, чем реклама Cuttle, плакат для Toyo Kisen Kaisha / Oriental Steamship Company (1917), рекламирующий лайнеры корпорации через Тихий океан, объединяет различные живописные практики и темы. Они включают в себя обычные сюжеты, такие как красивая женщина с веером, который также является логотипом компании, ее кимоно, сливающееся с темно-синим фоном в стиле минимализма, а также современный пароход и здания Yokohama Wharf, нарисованные в искусном миметическом реализме.

Что касается внутренней политики, Япония стала конституционной монархией с избираемым парламентом при императоре. Демократические идеи, привнесенные с Запада, вдохновили движение за права женщин, что является еще одним свидетельством их присутствия в общественной сфере, несмотря на то, что им не было предоставлено право голоса до послевоенного периода, помимо рабочего и избирательного движения. Одним из кульминационных моментов в борьбе за демократизацию стал «Рисовый бунт» 1918 года, когда фермеры и домохозяйки в сельской префектуре Тояма протестовали против роста цен на рис и в конечном итоге мобилизовали группы людей по всей Японии.Тем не менее, период «демократии тайсё», как его позже назвали, длился недолго. Закон о всеобщих выборах (1925 г.) разрешал право голоса всем мужчинам старше двадцати пяти. Однако одновременно ускоряющаяся модернизация, вестернизация и демократизация также породили дилемму между японцами и обществом относительно национальной идентичности. В том же году был принят Закон о сохранении мира, чтобы восстановить авторитарный контроль. За этим последовал запрет коммунизма в 1928 году.

На международном фронте это новое восходящее государство неуклонно двигалось в сторону империализма и экспансионизма со времен Мэйдзи (1868–1912).Япония выиграла войны против Китая династии Цин (1894–95) и Императорской России (1904–05), что позволило стране оккупировать Тайвань, Корею, Южный Сахалин и Северо-Восточный Китай. Короче говоря, Япония переосмыслила свое положение в мировом масштабе, что визуально или символически представлено в ряде плакатов на выставке. В частности, доклады Южно-Маньчжурской железнодорожной компании пролили свет на критический момент непосредственно перед Мукденским инцидентом и образованием Маньчжоу-го, марионеточного государства Японии (1932 г.).Плакаты 1930-х гг., Область, которая изучается более активно, изображают более откровенные политические и милитаристские послания [4].

История откреплена: краткая история плакатов в межвоенный период в Японии

Нельзя отрицать, что изобретение механической печати было ядром современности, а не только Японии, где плакаты в западном стиле были представлены в конце девятнадцатый век. Однако плакаты в Японии также сохранили живописную практику периода Эдо (1600–1868 гг.), Которая представляет собой полихромные гравюры на дереве укиё-э («изображения парящего мира»).Метод производства, излюбленные жанры и способ распространения этих досовременных популярных гравюр действительно проложили путь для современных эстампов и коммерческой рекламы [5]. Ukiyo-e печатные издания часто сопровождались текстами, иногда включая названия спонсоров или продуктов, и эта ссылка предполагает относительно высокий уровень грамотности среди простых людей в Японии периода Эдо. Что еще более важно, они были изготовлены на основе устоявшегося разделения труда между обученными мастерами под наблюдением издателей.В то время как дизайнеры, такие как Кацусика Хокусай (1760–1849) или Утагава Хиросигэ (1797–1858), например, отвечали за создание изображений, их выдающиеся принты были бы недоступны без рук граверов, печатников / колористов, а также зоркий взгляд издателей как продюсеров.

Современные плакаты создавались аналогичным коллективным способом, хотя и под руководством типографий. [6] Дизайнеры, которые обычно были профессионально подготовленными художниками, работающими в типографских компаниях, создавали картины, которые впоследствии были приняты в качестве плакатов.Затем мастера / инженеры-печатники ( gakō ) вручную скопировали картины на несколько металлических пластин, по одной для каждого цвета в процессе литографии металла, таким же образом, как несколько деревянных блоков были подготовлены для ukiyo-e «парчовых» отпечатков. . Склонность к ярким цветам укоренилась в сознании японцев, и инженеры-полиграфисты овладели навыками, позволяющими оправдать такие ожидания. Таким образом, ранние плакаты в Японии часто включали гораздо большее количество цветных пластин — целых более тридцати — в отличие от современных плакатов на Западе, которые обычно требовали от четырех до пяти цветных пластин.[7] Кроме того, владельцы бизнеса, заказывающие плакаты, не работали напрямую с художниками или дизайнерами, а были посредниками с полиграфическими компаниями. В рамках этой производственной модели, особенно до раннего периода Тайсё, дизайн плакатов часто определялся до того, как узнали о продуктах и ​​/ или компаниях, которые они будут рекламировать. Поэтому предпочтение отдавалось изображениям, которые имели универсальную привлекательность, и bijin , или красивая женщина, стали основным предметом для первых плакатов и малых предприятий, у которых не было достаточного бюджета, чтобы заказывать конкретные дизайны для маркетинга своей продукции.[8] При этом крупные корпорации, особенно пароходные компании и универмаги, имели тенденцию заказывать плакаты со сложным дизайном и множеством цветов, что, таким образом, требовало большего количества цветных пластин и рабочей силы, как это видно в случае с Японской почтовой пароходной компанией.

К позднему периоду Тайсё эта часть ручного рисования была заменена фотомеханическим процессом, который, наряду с внедрением ротационного пресса, способствовал гораздо более быстрой и многочисленной печати. ​​[9] В то же время несколько художников или дизайнеров пришли принять комиссионные непосредственно от владельцев бизнеса за коммерческую рекламу.Выставочные плакаты Unpinning History хорошо представляют этот момент. Многие из них были напечатаны крупными японскими компаниями офсетной печати, которые оживили современный вид страны с помощью новых технологий, опыта и дорогостоящих устройств. К таким организациям относятся Mitsuma Printing Company в Токио, а также японская Seihan Printing Company в Осаке и Ichida Offset Printing Company. Интересно, что названия и / или монографии типографий также печатались на японских плакатах примерно до середины 1970-х годов.[10] Другими словами, такие плакаты также использовались для продвижения полиграфических компаний и их высококачественной печати.

Что касается дизайнеров, то одно из важнейших событий в развитии японского плаката произошло в конце периода Мэйдзи (1968–1912). В 1901 году на Шестой ежегодной выставке Hakuba-kai (Общества Белой Лошади), ассоциации йога или художников западного стиля под руководством известного академического художника Курода Сэйки (1866–1924), был представлен 51 литографический плакат Курода. приобрел во время его посещения Парижской выставки 1900 года.[11] Показ плакатов в стиле модерн, особенно плакатов Альфонса (или Альфонса) Мухи и Анри Тириета, был настолько впечатляющим, что ряд учеников Хакуба-кай позже стали крупными японскими графическими дизайнерами и художниками, которые стремились заполнить иерархическую границу между изобразительное искусство и дизайн с момента зарождения «изящного искусства» как части идеологии государства Мэйдзи.

Среди этих практиков, включенных в выставку Unpinning History , является первый в Японии графический дизайнер, писатель и педагог Сугиура Хисуи (1876–1965) — чьи плакаты охватывают целый ряд стилей дизайна — в дополнение к Нагахара Котаро (или Шисуи) ( 1864–1930), Маяма Кодзи (1882–1982) и Окано Сакаэ (1880–1942).Коллекция библиотек USC представляет других художников, ставших дизайнерами, которые также внесли свой вклад в социальную роль дизайнеров, появившихся в первые несколько десятилетий двадцатого века, в том числе Сугияма Суэо (1885–1946) и Тада Хокуу (1889–1948), оба из которых сделали себе имена как независимые графические дизайнеры. [12] Сагиура Хисуи попытался отойти от модели плаката bijin-ga и создать современный и креативный, но четкий дизайн, который привлекал внимание массовых потребителей.[13] Он даже организовал выставки дизайна и дизайнерский коллектив Shichinin-sha (Компания семи) вместе с коллективным журналом Affiches («Плакаты»).

LEAVE A RESPONSE

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *