Трикотажная одежда для дома и отдыха для мужчин и женщин, в интернет магазине Ирис — домашний трикотаж!

Домашний трикотаж от производителя в Иваново, в интернет-магазине «Ирис — домашний трикотаж» Трикотаж дешево, купить ночные сорочки, купить туники, купить трикотаж

Разное

Schiaparelli haute couture: Maison Schiaparelli — Spring/Summer 2021 Haute Couture Collection

Содержание

преувеличение, чтобы отпраздновать радость жизни

Четвертая коллекция Schiaparelli, разработанная Даниэлем Роузберри, под банальным названием The Matador, отражает видение Эльзы, освобождая концепцию моды от её конструкций и правил одежды, чтобы вернуться к эстетике как самоцели, заново открывая для себя идеал свободной моды, мечтательной и романтичной. 

Эльза Скиапарелли родилась в неаполитанской аристократической семье, чтобы позднее стать великим французским модельером. Наряду с Коко Шанель, её величайшей соперницей, она считается одной из самых выдающихся фигур в моде в период между двумя мировыми войнами. Даниэль Роузберри по своему видит наследие великой Эльзы, празднуя в новой коллекции возвращение к подлинной невинности, радости и силе моды, а также к её величию, которое сегодня, как никогда, после всех проблем пандемии, становится очевиднее.

Коллекция состоит из трех частей: первая отдает дань уважения культовым жакетам Эльзы, которые трансформируются в новые модели, такие как укороченная из белого денима в стиле матадора. Он украшен широкими рукавами-бочонками, расшитыми черными шелковыми кистями, и надевается поверх структурированной юбки из тюля. Ещё один жакет из черного шерстяного крепа с изогнутыми рукавами украшен вышивкой из шелковых роз цвета ракушек, посвященной шедевру Жана Кокто 1937 года для Эльзы Скиапарелли.

Больше новостей в нашем telegram-канале Icon Life, подпишитесь, чтобы узнавать первыми

Вторая часть посвящена телу и украшениям, ключевым элементам лексики модного дома. Здесь звучит пара диалога человеческих легких, очевидно сделанная из сети капилляров, погруженных в золото, чтобы украсить и осветить черное креповое платье. Бижутерия также трансформируется в художественные вышивки, где нос, живот, губы и керамические глаза, которые в своё время вдохновили Скиапарелли, выглядят как работы джакометтианцев и сюрреалистов. В третьей части коллекции цвет буквально взрывается: идеально прилегающее черное бархатное платье идеально сочетается с гигантским шокирующим розовым шелковым цветком, расположенным в центре платья.

Все образы гипертрофированы, цветовая палитра варьируется от васильково-синего до лососево-розового, переходя в терракотово-оранжевый. Перед нами откровенно эмоциональная ода, отдающая дань чувственности, гедонизму и излишествам, мечтам и желанию схватить красоту обеими руками, съесть её и напиться чистой энергией.

 

 

 

Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 — узнайте на InStyle.ru самое интересное о коллекции

Рассказываем о кутюрном показе осень-зима 2021/22

5 июля Schiaparelli под предводительством Дэниела Розберри представили кутюрную коллекцию осень-зима 2021/22, которая называется Matador Couture. Стилистом снова выступила Мари Ше, за плечами которой также сотрудничество с Courrèges, Self-Portrait, Carolina Herrera и многими другими брендами. Сразу можно предсказать, что творения Розберри будут пользоваться бешеным успехом на красных ковровых дорожках. Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22Отсылки к стилю профессиональных матадоров нельзя назвать превалирующими в коллекции. Вместо традиционных брюк Taleguilla в лукбуке были черно-золотые велосипедки с длинными штрипками, а короткий жакет матадоров Chaquetilla превратился в приталенную конструкцию с пышными рукавами и металлическими вставками на груди. Очевидно, что Дэниел Розберри сам получает огромное удовольствие от игры с сюрреалистичными кодами, которые так важны для понимания ДНК Schiaparelli. Сальвадор Дали, который был очень дружен с Эльзой Скиапарелли и неоднократно с ней сотрудничал, точно бы оценил огромные золотые розы, эмалевые глаза, утопленные в цветочных бутонах, колье, отсылающие к анатомическому строению легких, и серьги в виде огромных крестов. Отдельного внимания заслуживает гиперреалистичная обувь с пальцами — один из любимых приемов Дэниела, который он использует из коллекции в коллекцию. На этот раз мы увидели «пальчиковые» лодочки с пышными бантами и кожаные ботфорты с золотыми вышивками и на фигурной танкетке. Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22Можно было бы придраться, сказав, что лавандовое платье макси с рукавами-буфами сильно напоминает творения Пьерпаоло Пиччоли для Valentino, закрученные рога на корсетах платьев — первую кутюрную коллекцию Александра Маккуина для Givenchy в 1996 году. Да и металлические бюстье с реалистичной грудью прием не новый. Сразу вспоминается творческая коллаборация Клод Лаланн и Ива Сен-Лорана. Для кутюрной коллекции Yves Saint Laurent осень-зима 1969 Лаланн сделала слепки тела Верушки и поместила их поверх шифоновых платьев. Несмотря на все эти всплывающие в памяти модные отсылки, обвинять в прямом цитировании Дэниела Розберри совсем не хочется. Настолько завораживающе выглядит новая коллекция. Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22 Schiaparelli Couture осень-зима 2021/22
Поделитесь с друзьями и получите бонус

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Подпишитесь на рассылку InStyle.ru


Instyle

Marksistskaya Street, 34/10, office 403 Moscow, Russia, 109147

Статус Haute Couture: как Модный дом Schiaparelli встал в один ряд с Chanel и Christian Dior

В январе 2017 года Модный дом Schiaparelli стал постоянным членом Синдиката высокой моды в Париже. Приобретая статус «от кутюр», компания вошла в число 15 постоянных резидентов «клуба», в числе которых Chanel, Christian Dior и Givenchy. Для Дома с 90-летней историей и недавним 50-летним забвением это лучшее достижение.

О присвоении Schiaparelli статуса Дома высокой моды официально заявило Министерство промышленности Франции. Бренд, основанный экстравагантной француженкой Эльзой Скиапарелли в 1927 году, изначально был ориентирован на спортивную одежду и трикотаж. Первые кутюрные вещи (от французского haute-couture – высокое шитье, предмет гардероба женской или мужской линии, выпущенный, как правило, в единственном экземпляре и высокого качества, при его изготовлении допускается не  более 20% машинных швов) Эльза стала создавать в 1930-х годах в качестве шуточных подарков. Ее концепция состояла в том, чтобы переложить сюрреалистические идеи на язык моды. Успех ей принесло платье с омаром, которое пожелала приобрести накануне свадьбы герцогиня Виндзорская — будущая супруга короля Великобритании Эдуарда VIII. После этой покупки к Скиапарелли выстроилась очередь из знатных и обеспеченных клиентов, желающих приобрести «безумные» вещи.

Эльза обладала даром трансформировать эксцентричные задумки в коммерчески успешные проекты. Так ее шляпа-котлета, созданная совместно с Дали, впоследствии эволюционировала в популярную в 1940-х годах модель «таблетка».

Реклама на Forbes

[[{«fid»:»194367″,»view_mode»:»default»,»fields»:{«format»:»default»,»field_file_image_alt_text[und][0][value]»:»»,»field_file_image_title_text[und][0][value]»:»Фото Sasha / Getty Images»},»type»:»media»,»attributes»:{«title»:»Фото Sasha / Getty Images»,»height»:»900″,»width»:»665″,»style»:»width: 300px; height: 406px; margin: 3px; float: left;»,»class»:»media-element file-default»}}]]В 1954-м Эльза в возрасте 64 лет приостановила работу модного дома, решив заняться написанием автобиографии вместо дизайна.

Спустя более 50 лет состоялся перезапуск бренда Schiaparelli. В 2007 году владелец Tod’s Group Диего Делла Валле выкупил права на марку у наследников Эльзы Скиапарелли. После приобретения компании Делла Валле обозначил кутюрное направление как одно из приоритетных. Итальянский бизнесмен признался, что «мы хотим сделать Schiaparelli современным брендом, который воплощает мечты, искусство и все самое лучшее, на что мы способны». По словам экспертов Schiaparelli, бренд «от кутюр»  — это прежде всего теоретический проект. Требуется как минимум пять лет, чтобы закрепиться в сознании покупателей и начать приносить прибыль  при минимальном бюджете €10 млн.

Первую коллекцию после перезапуска бренд показал на Неделе высокой моды в 2013 году. На тот момент дом Schiaparelli числился как «гость» клуба. Теперь же он вошел в элитный круг домов. В настоящее время статус постоянных резидентов Синдиката высокой моды имеют 15 модных домов, среди которых Chanel, Christian Dior, Givenchy, Jean Paul Gaultier, Maison Margiela, Giambattista Valli, Franck Sorbier, Adeline Andre, Alexandre Vauthier, Alexis Mabille, Maurizio Galante, Stephane Rolland, Yiqing Yin и Torrente.

Фото REUTERS·Benoit Tessier

Последние три года бренд Schiaparelli находился в поиске креативного директора. Недавно выбор владельца модного дома пал на Бертрана Гийона из Valentino (там он занимался именно кутюрной линией, а ранее работал в команде Christian Lacroix и Givenchy).

Новую коллекцию дома Schiaparelli можно будет увидеть совсем скоро, буквально 22 января 2017 года стартует очередная Неделя Haute Couture в Париже.

Maison Schiaparelli — Коллекция Haute Couture Весна / Лето 2021

Вот что вызывает в народном воображении слово «мода»: нежная вышивка, хрупкая, как кружево; юбки из ярдов шелка; одевается безобидно красиво, как из сказки — видение, не изменившееся с пика моды 1950-х годов.

Но кто сказал, что такой должна быть мода? В этой моей третьей коллекции для Schiaparelli я хотел бросить вызов идее того, что такое мода и чем она должна быть, создавая одежду, которая уважает традиции не только этого Дома, но и мастерство, стоящее за ним, и в то же время взрывает клише, связанные с жанром.Я хочу создать альтернативный дом высокой моды: здесь фантазия — это не платья принцесс или вежливые наряды; здесь фантазия внутри. Это одежда, которая заставляет вас осознать факт своего тела, заставляет задуматься о том, как вы перемещаетесь по миру. Эльза Скиапарелли также шила одежду, которая напрягала тело, но ее намерения никогда не были мрачными; вместо этого она поощряла детское, не невротическое исследование человеческого тела. Ее одежда была средством празднования радости павлина, радости хвастовства.

Мы начали с отказа от обычных силуэтов от кутюр. Я хотел взять вещи, которые «не должны» показываться в этом контексте — например, брюки; бомбер — и приглашаю людей увидеть их заново. Неожиданны и приемы: пара кожаных брюк-блузонов с эластичной талией; Джинсы из денима переосмыслены из выстиранного в камне шелка герцогини и украшены свисающими золотыми замками. Ткани одинаково изобретательны и разрушительны: помимо перекрашенного шелкового фая, формованной кожи и хрустящей сухой тафты для рук, есть также шелковый бархат, соединенный с неопреном, и платье-колонна, задрапированное извилистым шелковым трикотажем.

Каким бы непочтительным все это ни казалось, на самом деле это наследие дома и его основателя. Эльза была прекрасным мастером: она любила ткань, и особенно ей нравились технические новинки. Она была первым кутюрье, использовавшим синтетические ткани; она была первой, кто использовал пластиковые молнии в своей работе. Ее амбиции заключались в том, чтобы экспериментировать и проявлять непослушание во всем: в изготовлении, форме, цвете, иконографии.

С этой целью мы сослались на многие коды и образы, которые она изобрела, как прямо, так и косвенно.Наша шерстяная накидка из плетеной плетеной ткани, украшенная тысячами золотых стеклярусов, напоминает ее вуаль с капюшоном 1938 года, вышитую как волосы. Вы также увидите ее фирменный замок, переосмысленный здесь как минодьер с твердой оболочкой; ее измерительная лента, развернутая в преувеличенный, украшенный шлейф из шелкового фая.

Единственное, что может сделать ателье от кутюр, — это украшения, и эти изделия являются великолепным образцом искусства вышивки и бисероплетения. Я всегда восхищался тем, как Эльза вышивала изделия — в эпоху, когда вышивка была шепотливой, почти рецессивной, ее вышивка была варварской и непримиримой.Я попытался привнести тот же дух в эту коллекцию; здесь вышивка кажется почти сырой: с ней обращаются как с украшением, почти как с ювелирным украшением — рука мастера, создавшего ее, неотразима. Это достойное дополнение к самим силуэтам, которые обладают такой же смелостью.

Слово «магия» часто используется при обсуждении моды. И это волшебно. Но за магией стоит человеческая рука и человеческая преданность. Эта коллекция — дань уважения как работе, лежащей в основе магии, так и самой магии.

Maison Schiaparelli — История дома

1930

Первые пальто и костюмы с сильными плечами, описываемые как «жесткий шик» (предок силового костюма).
Как современная и изобретательная женщина, Эльза Скиапарелли подает патент на сплошной купальник со встроенным бюстгальтером. Изобретение встроенного бюстгальтера, называемого «фальшивым», позже будет распространено на вечерние платья, дневные платья и т. Д.
Первое платье с запахом от кутюр.
Первый вечерний жакет: белый жакет, обернутый вокруг талии длинного черного платья. Это начало нового стиля в вечерних платьях с куртками.
Первое сотрудничество с художницей Эльза Триоле создает фарфоровое колье «аспирин».
Новые лицензии в США на обувь и цветные чулки.
Эльза пишет свою первую статью, опубликованную в американском журнале.
«» »

Создание юбок с разрезом, вызвавших скандал в Англии.
Сотрудничество с художником Жаном Дюнаном: длинное платье с раскрашенной складкой в ​​стиле тромп-л’ил.
Первый показ всей коллекции в Saks в Нью-Йорке.

1932

Дом Моды расширяется и включает 400 сотрудников, работающих в восьми ателье. В салонах появился бутик готовой одежды от кутюр.

Дверная табличка становится:
«Скиапарелли — для спорта»,
pour la Ville, pour le Soir ».

Создание «безумной шапки». Крошечная вязаная шапка, похожая на трубочку и принимающая любую форму, которую пожелает владелец, пользуется огромным успехом во всем мире.

Первую «аэродинамическую линию» создают искусно расположенные воланы.
Открытие салонов Schiaparelli в Лондоне, на Аппер-Гросвенор-стрит, 6.
Компания Schiaparelli, Inc. зарегистрирована в США.
В качестве ключевого новшества Эльза Скиапарелли создает измельченный вискозный креп (напоминающий кору дерева), предшественник морщинистых тканей с постоянными складками, которые используются сегодня.

19
33

Обложка журнала TIME. Она первая женщина-модельер, удостоенная такой чести. В статье она представлена ​​как «один из арбитров ультрасовременной высокой моды».
Новинка: родофан, ткань прозрачная и хрупкая, как стекло.
Запуск коллекции духов: Soucis, Salut и Schiap. Дизайн бутылки разработан Жаном-Мишелем Франком.
Первые сюрреалистические аксессуары (также называемые миниатюрными аксессуарами).

Дом Моды переезжает в Hôtel de Fontpertuis, 21 place Vendôme: пять этажей, 98 номеров, бутик на первом этаже, дизайн интерьера выполнен Жаном-Мишелем Франком в сотрудничестве с Альберто Джакометти.
Создание печати-коллажа из вырезок (так называемая «газетная печать»). Чтобы отпраздновать успех новой штаб-квартиры Дома Моды, Эльза вырезает соответствующие газетные статьи для печати.

Первое использование пластиковых цветных молний.
Первая коллаборация с Сальвадором Дали по созданию пудреницы в форме телефонного циферблата.
Скиапарелли, единственный представитель французской Haute Couture на первой французской выставке предметов роскоши в Москве.

1936

Первое модное сотрудничество с Дали для пальто и костюмов с карманами-комодами.
Первое пальто-рубашка (молодежный вид этого предмета одежды заимствован из мужской рубашки).
Сотрудничество с Мерет Оппенгейм над браслетом из металла и меха.
Лицензия в США на мешки из металлической сетки.
Ювелирные изделия от Жана Шлюмберже и Жана Клемана.

1937

Запуск Shocking. Духи, флакон которых разработан художником Леонором Фини, представляет собой манекен портного по изгибам Мэй Уэст, украшенный фарфоровыми цветами и измерительной лентой in trompe l’oeil, имеют беспрецедентный успех. Аромат создан мастером-носителем Жаном Карлесом.

Создание цвета
«Шокирующий розовый»

Сотрудничество с Жаном Кокто, рисунки которого украшают пальто, вечерние наряды и украшения.
Уоллис Симпсон, будущая герцогиня Виндзорская, выбирает Скиапарелли для своего приданого.
Создание костюмов Мэй Уэст для фильма «Каждый день — праздник».
Создание первых коротких вечерних платьев в Haute Couture.

1938

Коллекция «Le Cirque» (цирк). Эльза Скиапарелли была первой, кто придал тематику своим коллекциям начала 1930-х годов.Презентация коллекции Le Cirque, сочетающая образы, аксессуары и выступления артистов цирка, знаменует собой новый поворотный момент, став первым показом / развлечением на подиуме, сопоставимым с одним из сегодняшних показов мод.
Коллекция Pagan представляет форму листьев плюща, которая должна стать ключевым элементом эстетики Скиапарелли.
Коллекция «Зодиак» запускает Большую Медведицу. Большая Медведица — любимое созвездие Эльзы Скиапарелли, поскольку оно повторяет форму прекрасных отметин на ее левой щеке.
Запуск аромата Sleeping.
Создание американского отделения Parfums Schiaparelli, головной офис которого в Рокфеллер-центре оформлен Жан-Мишелем Франком.

Коллекция «Commedia Dell ‘Arte».
Сборник «Музыка».
Запуск мужского аромата Snuff.
Коллекция «Cash & Carry». Первое использование камуфляжа в Haute Couture.Создание комбинезона с большими молниями и большими карманами (предназначенными для хранения эквивалента сумочки) и костюмов со встроенными сумками для предотвращения воздушных налетов. Их называют «костюмами-сиренами». tailleurs-sirènes
Из-за Второй мировой войны штат Дома Моды сократился до 150 человек. Остальные сотрудники работают только раз в две недели с пониженной зарплатой, чтобы позволить как можно большему количеству людей сохранить свои рабочие места.

Кредиты:
1931: профессиональная теннисистка Лили де Альварес © Underwood & Underwood / Corbis; Эльза Скиапарелли © Man Ray Trust / ADAGP / telimage — 2014; 1932: Кэтрин Хепберн © The Kobal Collection / Bachrach, Ernest; 1935: Вырезки из газет, коллаж, гравюры © Getty Images / Sasha; 21 место Вандомская © Ministère de la Culture — Médiathèque du Patrimoine, Dist.RMN-Grand Palais / François Kollar; 1936 год: модель в костюме Schiaparelli от Сесила Битон © Condé Nast Publications Inc; 1937: Герцогиня Виндзорская, картина Сесила Битона, любезно предоставленная Архивом студии Сесила Битона на Sotheby’s; Женское вечернее пальто предоставлено Художественным музеем Филадельфии; Женское вечернее платье предоставлено Художественным музеем Филадельфии; Кристиан Берар, Le Cirque, 1938 © Adagp, Париж, 2015; 1939: Лоскутное пальто © Художественный музей Филадельфии / CORBIS (DG); Комбинезон из шерсти © Hulton Deutsch Collection / Corbis.

Maison Schiaparelli — Коллекция Haute Couture Осень / Зима 2021-2022

В течение двух лет я говорил, что мне наплевать на ностальгию. Однако в этом сезоне все началось именно с этого. Я обнаружил, что снова и снова задаюсь вопросом: что, если бы вы сложили немного Мане; немного Лакруа; немного 1980-х; немного 1880-х годов; маленький матадор; маленький космический пришелец; немного Энгра; немного мерцания; много цвета? Могу я это сделать? А как бы это выглядело?

Ответ таков, моя четвертая коллекция от кутюр «Матадор»: коллекция, которая уважает видение Эльзы, но не подчиняется ему.Если прошлый сезон был о деконструкции, о том, чтобы выйти за рамки того, чем была мода, о попытках перевернуть все ее невысказанные правила, о том, что мы «не должны» делать, то в этом сезоне я почувствовал свободу делать что-то яростно. бесспорно, без извинений красиво — потому что иногда нужно восстать против красоты, чтобы вернуться к ней.

Это также означает возвращение к невинности, к радости, которая в первую очередь привела меня к моде. Год назад мне казалось, что я конструирую для конца света.Но на этом мир не закончился. Мы все еще здесь. Мода все еще здесь. Мода все еще здесь. И не только он все еще здесь, но и в мире, который все больше полагается на легко воспроизводимое и распространяемое в цифровом виде, его сила — остановить вас на вашем пути — больше, чем когда-либо.

Я хотел продемонстрировать потенциал и силу этого вида искусства, вернувшись к моде, которую я любил в юности. Слепая ностальгия вредна: мы не можем романтизировать прошлое, особенно когда для стольких групп людей прошлое вовсе не было романтичным.Но дар моды — это ее способность позволять нам притворяться, и это тоже ее обещание; если мы будем достаточно усердно мечтать, возможно, мы сможем воплотить в жизнь это прекрасное прошлое.

Коллекция состоит из трех частей. Первый отдает дань уважения курткам Schiaparelli прошлого: вы видите отсылки к более ранним культовым формам Дома в укороченном жакете в стиле матадора из белого денима, украшенном вышивкой на рукавах и черных шелковых кистях, надетых поверх структурированной юбки из тюля.Вы видите это в черном шерстяном крепе с закругленными рукавами, сильно расшитом десятками шелковых роз цвета ракушки — прямая дань уважения шедевру Jean Cocteau x Schiaparelli 1937 года. Вы видите большую часть этого в многоцветном peau de soie Look 1 , одежда, сделанная из винтажных образцов Schiaparelli, которые мы собрали вместе и точно воссоздали. Я думаю, что все они находятся в разговоре с некоторыми из самых дерзких творений Эльзы Скиапарелли конца 30-х годов, воссозданных здесь Лесажем с использованием тех же техник и материалов.

Вторая часть коллекции посвящена телу и бижутерии, ключевым элементам визуального словаря дома. Здесь у вас есть диалоги между твердым и мягким, машиной и человеком, металлом и тканью. Вот пара изящных человеческих легких, созданных, по-видимому, из сети капилляров, покрытых золотом, надетых поверх строгого черного крепового платья. Вот лепные украшения туловища в паре с палантином из черных измельченных мешков для мусора, связанных вместе из чистого шелка. Кроме того, бижутерия превращается в вышивку: нос, живот, бесконечные пары губ и керамические глаза, патинированные вручную фирменным золотом в стиле Джакометти и оформленные в оправе в стиле рококо.Вот аксессуары: миниатюрная миниатюрная пара губ; застежка на поясе с литой рукой, которая, кажется, обнимает владельца через талию.

И, наконец, праздник цвета: черное платье из стрейч-бархата, идеально подогнанное по фигуре, с гигантской шокирующе-розовой шелковой файловой розой в центре; платье из шелкового бархата с мягкой полуконической грудью и свежим веером цвета ренессанс синего цвета peau de soie. Здесь все кажется чрезмерным и преднамеренным: цвета — васильковый, розово-розовый, терракотовый — такие же яркие и радостные, как и сами формы.

Эта коллекция без извинений эмоциональна, головокружительна, как влюбленность. Это также дань романтике, излишествам, мечтам, потому что действительно есть что-то более важное сегодня, чем большие мечты? Чем мечтать о лучшем мире? Схватить каждую красоту обеими руками?

Вот чего я хочу: больше никакой моды на формочки для печенья. Больше никаких предметов, которые выглядели бы так, будто их мог бы сделать кто-то другой. Больше никакого цинизма. Больше никакой иронии. Больше никакой робости. Больше никакой прохлады.Дай мне больше красоты, больше серьезности, больше романтики, больше усилий. Я надеюсь, что эта коллекция напомнит всем, кто сталкивается с ней, об истинном восторге, который мода может принести нам в трудные времена, и о том, что она обещает больше радости, когда тучи разойдутся. Дайте мне больше моды. Дай мне больше надежды.

Schiaparelli Fall 2021 Couture Collection

Посетителей салонов Schiaparelli’s Place Vendôme сегодня встретит роскошное свадебное платье. Как правило, показы от кутюр заканчиваются выходом невесты, но Дэниел Роузберри отдал почетное место платью, сделанному из 70-метровой белой плиссированной тафты с картриджами.«К нам поступило так много запросов от клиентов, которые пришли в поисках того непочтительного величия, которое мы делали», — сказал он.

Скиапарелли от Roseberry дебютировал два июля назад, безмятежным летом, до того, как пандемия нанесла ущерб моде и многому другому. То, что новичок из Америки смог многого добиться в эти трудные времена — для начала одев Леди Гагу на инаугурацию Джо Байдена и Бейонсе на Грэмми, — это дань смелости его видения. Невеста Розберри не из застенчивых, уединенных людей, но она олицетворяет то, что дизайнер описал как «новую красоту», которой он был после этого сезона.Если эта коллекция такая же насыщенная, как и его прошлые прогулки, она на пару оттенков менее непочтительна. Например, нет ни одного из формованных кожаных корсетов с шестью пакетами для пресса, которые были определяющими — и, возможно, немного спорными — образами его последней моды, например.

Он получил красивость несколькими способами. Далее следует выход невесты — салон, посвященный вышитым жакетам. Они заимствуют у Лакруа и Жана-Поля Готье столько же, сколько у Скиапарелли, с их пышными формами, цветами Versailles и ссылками на бюстгальтеры с конусами.(Модистка Стивен Джонс представил головные уборы из неземного мира.) Один черный пиджак расцветает розовыми шелковыми розами — ода сотрудничеству между Скиапом и Жаном Кокто примерно в 1937 году. Другие украшены золотыми нитками Schiaparelli, которым уже несколько десятилетий. вышивальщица Лесаж сохранила в своих запасах. Все они — трофеи, особенно джинсовая куртка, сшитая из 11 пар подержанных вещей Levi’s, купленных в местном винтажном магазине, — самая суть haute friperie.

Исследования Roseberry в области бижутерии тела представлены во втором зале.Там, где в этом сезоне куртки восхитительны, корсет из скульптурного золотого цветка с юбкой, едва прилегающей к бедрам, и платье с вырезом спереди с нагрудником из позолоченных бронхов — легкие были центром нашего внимания в мире. пандемия — более провокационные. Украшением серебряного бюстье является палантин с бахромой из измельченных черных мешков для мусора. Это ересь от кутюр — и так сказочно.

Последняя комната залита цветом: коктейльное платье, подчеркнутое шокирующей розовой розой, черное платье без бретелек с линией бюста в форме огненно-оранжевых губ с подходящим шлейфом (будет сюрпризом, если это не так » т. к концу дня на самолете на Каннский кинофестиваль), а объемное платье инфанты оттенка лаванды Roseberry говорило, что он никогда раньше не использовал его.За два года работы в Скиапарелли он только удвоил сюрреалистический гламур, которым известен этот исторический дом. Оказывается, он тоже очень хорош в красивом.

Даниэль Роузберри из Скиапарелли, единственный американский кутюрье в Париже Даниэль Роузберри — молодой американец из Скиапарелли, создающий сюрреалистическую моду для современной эпохи. Познакомьтесь с дизайнером инаугурационным нарядом Леди Гаги

Для тех, кому нужно убедить, что мода — это форма искусства, дизайн Дэниела Розберри для Maison Schiaparelli является убедительным аргументом.

Возьмем, к примеру, один образ из его последней коллекции от кутюр: из шерстяного крепового платья выходят два тканевых «рога газели», вышитых золотой нитью ламе, золотой жемчуг, золотые бусины, золотые помпоны ручной работы, Swarovski кристаллы и стразы. Над рожками — соответствующий головной убор, а ниже — пара пуговиц для сосков из позолоченной латуни.

Это не мода на печенье, как называет его Розберри. Это нечто гораздо более необычное.

Schiaparelli haute от кутюр осень-зима 2022.Предоставлено: предоставлено Schiaparelli

Schiaparelli haute couture Осень-Зима 2022. Кредит: Предоставлено Schiaparelli

Платья объемные, плечи преувеличены, материалы роскошные, а детали требуют более внимательного рассмотрения (фирменные ювелирные изделия, бижутерия как они известны, имеют форму глазных яблок, носа, рук и губ). Эти произведения тем более красивы, что они отсылают к сюрреализму и имеют почти извращенный оттенок.

На первый взгляд трудно представить, что эти проекты исходят от сдержанного, рожденного и выросшего техасца — того, кто говорит без намека на иронию, что он с радостью прожил бы в хижине в штате Мэн большую часть времени. год и дизайн одежды оттуда.

«Моя жизнь. Моя личность и моя эмоциональная реальность прямо противоположны той работе, которую я хочу там представить», — говорит он во время интервью в своем парижском ателье на Вандомской площади, за несколько дней до презентации его новой коллекции.

Когда 33-летний Розберри из Плано, штат Техас, был назначен художественным руководителем Schiaparelli, он стал первым — и на сегодняшний день единственным — американцем, возглавившим французский дом высокой моды. В то время его имя едва ли было нарицательным. Обучаясь в Технологической школе моды Нью-Йорка и имея за плечами 10 лет работы в Thom Browne, он, конечно же, имел квалификацию, но не имел опыта у руля роскошного модного дома, не обучался формальному искусству высокой моды и не говорил по-французски.

Загляните за кулисы с Даниэлем Розберри в Schiaparelli. Предоставлено: Win McNamee / Pool / AFP / Getty Images

Ему также пришлось бороться с надвигающимся наследием основательницы дома Эльзы Скиапарелли. Настоящая ренегатка, она была, пожалуй, самым важным и влиятельным дизайнером в период между двумя мировыми войнами, и с этим титулом оспаривалась только Коко Шанель, ее заклятая соперница.

Родившийся в аристократической итальянской семье, Скиапарелли восстал с раннего возраста, опубликовав книгу сексуально заряженных стихов под названием «Аретуза», имя нимфы из греческой мифологии.Ее отправили в швейцарский монастырь, но оставили вскоре после голодовки. Выйдя замуж и развелась к началу 1920-х годов, она вместе с дочерью переехала в Париж, где вела богемный образ жизни и обзавелась кругом друзей-художников. В 1927 году Скиапарелли открыла в своей квартире модный бизнес, быстро расширив его и став более плодовитым и изобретательным.

Десять лет спустя, опираясь на свои отношения с испанским художником Сальвадором Дали, Скиапарелли создала одно из самых известных платьев в истории моды: платье лобстера.В разгар сюрреалистического движения платье из шелковой органзы с изображением большого лобстера на юбке было символом времени и в высшей степени авангардным.

Эльза Скиапарелли и Сальвадор Дали в 1949 году. Предоставлено: Archives Snark / Courtesy of Schiaparelli

. Но прогрессивные разработки Скиапарелли не удержали ее от мейнстрима. В 1934 году она стала первой женщиной-модельером, представившей обложку журнала Time, а позже даже была специальным гостем популярного в США игрового шоу «What’s My Line?»

После десятилетий успеха Скиапарелли закрыла свой бизнес в 1954 году; он бездействовал, пока в 2012 году его не возродил бизнесмен Диего Делла Валле.

Итак, когда Розберри вошел в ателье за ​​два месяца до того, как он должен был представить свою первую коллекцию для бренда в 2019 году, он, должно быть, испугался? «Невежество — это блаженство», — говорит он. «Когда я начинал, у меня было 63 дня на первую коллекцию, и, честно говоря, у меня не было времени на беспокойство. У меня не было времени на нервный срыв. Он был настолько сильным».

Несмотря на свое боевое крещение и два первых года, отмеченных пандемией Covid-19, дизайнер выглядит тихо уверенным.«Знаете, это забавно, — говорит он, — я могу потерять сон из-за того, что собираюсь на званый обед, на который мне страшно идти, но на самом деле я не теряю сон из-за своей работы. Я чувствую себя очень комфортно в том, что я делаю.

«Быть ​​американцем дает мне чувство перспективы, — добавляет он, — может быть, даже больше — чувство свободы».

Розберри явно потратил время на знакомство с домом и наследием его основателя. Он хорошо разбирается в этом вопросе. в жизни Скиапарелли, ее вклад в отрасль и ее архив.Он с уважением относится к истории, но также сосредоточен на создании своего собственного творческого языка — новых «кодов», как он их называет.

Бывшая первая леди Мишель Обама в Скиапарелли на гала-вечере американского портрета 2019 года в Национальной портретной галерее Смитсоновского института. Предоставлено: Пол Мориджи / Invision / AP

«Я думаю, что у людей есть такое представление о моде, что она существует внутри стеклянной коробки», — говорит он, имея в виду исключительную природу высокой моды. «И многое из того, что я пытался сделать за последние два года, — это разбить эти стеклянные стены и по-настоящему раскрыть процесс.«

Роузберри — дизайнер-практикант. От первых набросков до финальных съемок кампании, он присутствует на протяжении всего процесса, интенсивно работая вместе со своей командой». Вы слышите истории о дизайнерах, которые не приходят или приходят в в студию 1 раз в месяц. Я просто не могу себе этого представить », — говорит он.

Во время своего дебютного показа на подиуме Розберри даже встал на подиум. Когда загорелся свет, дизайнер появился сидящим за своим чертежным столом (кивок своей старой студии в Китайский квартал Нью-Йорка, где он сделал набросок своих первых дизайнов для лейбла).Модели проносились мимо Розберри, оживляя его рисунки, в то время как он продолжал рисовать вживую на сцене.

По словам дизайнера, создание эскизов — одна из его секретных способностей. Все коллекции начинаются с изображений, созданных Роузберри — он рисовал с детства, с ранних лет учил его мать, и это стало «краеугольным камнем» его творческого процесса, говорит он.

Schiaparelli haute couture весна-лето 2021. Предоставлено: предоставлено Schiaparelli

Когда Розберри позвонили, примерно за 10 дней до инаугурации президента США, и попросили его создать образ для исполнения государственного гимна Леди Гага, он начал делать наброски. почти сразу же.В тот день он сделал 12 рисунков наряда певца.

Окончательный образ — большое красное шелковое платье с приталенным темно-синим жакетом и огромная брошь в форме голубя — был создан за считанные дни. «Это один из тех моментов, когда вы не знаете, какое влияние он окажет на вашу карьеру, а также на дом, до гораздо более позднего времени», — размышляет он, называя это «честью всей жизни».

Первоначально предполагалось, что платье будет полностью белым, но, увидев первоначальный дизайн, сама Гага предложила красный и синий — и это было «намного сильнее», — говорит Роузберри.

Конечно, Гага не единственная знаменитость, которая носит работы Розберри. Он одел Мишель Обаму, Карди Би, Ким Кардашьян и Бейонсе, которые носили Скиапарелли, чтобы получить ее 28-ю премию Грэмми в начале этого года. Кожаное мини-платье с открытыми плечами и подходящие кожаные перчатки (в комплекте с металлическими гвоздями) было из кутюрной коллекции Schiaparelli 2021 года.

Бейонсе в Скиапарелли на церемонии вручения премии Грэмми 2021 года. Предоставлено: Кевин Винтер / Getty Images

Почти сразу после вручения Грэмми, в марте, Roseberry начала работу над модной одеждой этого сезона.После возвращения из США он провел 10 дней в карантине в своей парижской квартире и рисовал каждый день, создавая сотни рисунков и «продумывая их», — говорит он.

То, что получилось из ранних эскизов, — это «Матадор», его четвертая коллекция, состоящая из 26 различных образов. В своих заметках о выставке он пишет, что это «коллекция, которая чтит видение Эльзы, но не подчиняется ему».

Schiaparelli haute couture Осень-Зима 2022. Предоставлено Schiaparelli

Schiaparelli haute couture Осень-Зима 2022.Предоставлено: любезно предоставлено Schiaparelli

. В прошлом году он, как он выразился, создавал дизайн для конца света, а в этом году он занимается дизайном с радостью, размышляя обо всех причинах, которые изначально побудили его к моде.

«Миру не конец», — пишет он. «Мы все еще здесь. Мода все еще здесь. Мода все еще здесь. И не только она все еще здесь, но и в мире, который все больше полагается на легко воспроизводимое и распространяемое в цифровом виде, его силу — чтобы остановить вас. — больше, чем когда-либо.»

Schiaparelli haute couture осень-зима 2022. Предоставлено: любезно предоставлено Schiaparelli

. В прошлом сезоне ювелирные изделия заняли центральное место (он говорит, что это был прямой ответ на пандемию, с яркими аксессуарами, призванными привлечь внимание людей, разглядывающих его одежду на экранах). В этом сезоне речь шла о вышивке. В частности, один образ — мини-платье с «чудовищными» рукавами, вышитыми цветами розовой шелковой тафты, — это, по мнению Розберри, один из самых буквальных примеров того, как он применил свои новые коды к одежде. культовый архив Эльзы Скиапарелли.Это платье — дань уважения жакету, который она сделала в сотрудничестве с французским поэтом и художником Жаном Кокто в 1937 году.

На оригинальном изделии изображен эскиз вазы, из которой выливаются розовые цветы. «Он перепрофилирован и переупакован таким образом, что это определенно дань уважения», — предлагает Роузберри, но это вид, который, по его словам, «полностью контролирует язык сегодняшнего дня».

Какое полное видео выше или здесь.

Schiaparelli представляет свою кутюрную коллекцию осень-зима 2021/22 ‘Matador’

Schiaparelli представила свою коллекцию Haute Couture осень-зима 2021/22 «The Matador» этим утром в Париже, где творения креативного директора Даниэля Розберри были воплощены в жизнь в визуальной презентации.Отдавая дань уважения романтическому видению Эльзы, восходящему к 1930-м годам, американский дизайнер сопоставил более ранние, более культовые формы Дома с преувеличенными цветами, шелковыми розами из фая и парой человеческих легких, созданных из сети капилляров, покрытых золотом.

В то время как в прошлогодней коллекции использовался противоречивый подход к традиционной красоте от кутюр, в этом году креативный директор Дома Schiaparelli «почувствовал свободу сделать что-то яростно, бесспорно, безупречно красивым, потому что иногда приходится восставать против красоты. чтобы вернуться к нему ».От вышитых рукавов до структурированной юбки из тюля — коллекция стала воплощением романтики и роскоши.

Презентация содержала многочисленные ссылки на прошлое Дома с использованием тех же методов и материалов. Черный шерстяной креп с изогнутым рукавом, который был сильно расшит шелковыми розами, был прямой данью уважения шедевру Jean Cocteau x Schiaparelli 1937 года, в то время как в первом образе была представлена ​​одежда, созданная с использованием винтажных образцов Schiaparelli, каждый из которых был тщательно скомпонован.

Однако по мере развития коллекции изделия олицетворяли от кутюр красоту своей сложности. В то время как черное платье из стрейч-бархата имело гигантскую шелковую розу в центре, наше внимание по-настоящему привлекли аксессуары: от минодьера в форме гигантской пары губ до застежки на поясе с литой рукой — оба дизайна Скиапарелли вызывали ностальгию. и новаторские по своей природе.

Следите за Скиапарелли в Instagram для получения дополнительной информации.

Изображения предоставлены.


Schiaparelli’s «Matador Couture»

С 5 июля по четверг 8 в Париже проходит Haute Couture Fashion Week и, как всегда, среди самых интересных предложений — Schiaparelli . Новая коллекция, разработанная Daniel Roseberry для Maison of Place Vendôme, — это дань традициям бренда, а также радость создания моды, позволяющая вашему воображению развиваться, как если бы вы были еще ребенком.

Я надеюсь, что эта коллекция напомнит всем, кто сталкивается с ней, о том истинном восторге, который мода может принести нам в трудные времена, а вместе с тем обещает больше радости, когда тучи разойдутся. Дайте мне больше моды. Дай мне больше надежды.

Розберри говорит, и среди источников вдохновения он цитирует основателя Эльзу Скиапарелли , колоризм Кристиана Лакруа, искусство Энгра и Мане и 1980-е годы. Результат, задуманный как сказка из трех частей, представляет собой великолепную, преувеличенную и драгоценную моду, которую сам дизайнер определяет как «», ярко эмоциональную, головокружительную, как влюбленность.Дань романтизму, излишествам, мечтам ».

Первая глава коллекции представляет собой вдохновленный матадором взгляд на куртки, созданные Эльзой Скиапарелли, которые приобретают все более впечатляющие силуэты, с широкими рукавами-бочонками и зауженными бюстами, а также носить с широкими юбками из тюля. Куртка, сделанная из лоскутного шитья из старинных тканей из архивов, и джинсовая, украшенная конической грудью из золотистого металла, также выделяются своей скульптурной формой. вышивка шелковых роз цвета ракушек напоминает шедевр сотрудничества Жана Кокто и Эльзы Скиапарелли в 1937 году.

Вторая часть посвящена драгоценным камням, которые являются не просто аксессуарами, но, часто вышитыми на одежде, они становятся своего рода фетишем, сюрреализмом и ультра-шикарным их продолжением. Носы, рты с пирсингом, зубы, покрытые цветными камнями, груди и скульптурные формы живота расцветают на творениях в золотой или керамической версиях, придавая экстремальный, но гипер-женственный вид, идеально подходящий для красной ковровой дорожки. Среди бижутерии и миниатюрных украшений наибольшее внимание привлекает колье в форме легких с капиллярами в золоте, которые разветвляются, как корни драгоценного дерева, и подчеркивают элегантность простого черного платья из крепа.

Последний раздел посвящен цвету.

LEAVE A RESPONSE

Ваш адрес email не будет опубликован.