Трикотажная одежда для дома и отдыха для мужчин и женщин, в интернет магазине Ирис — домашний трикотаж!

Домашний трикотаж от производителя в Иваново, в интернет-магазине «Ирис — домашний трикотаж» Трикотаж дешево, купить ночные сорочки, купить туники, купить трикотаж

Разное

Чувство красоты это: чувство красоты — это… Что такое чувство красоты?

Содержание

чувство красоты — это… Что такое чувство красоты?

чувство красоты
n

psych. Schönheitssinn

Универсальный русско-немецкий словарь. Академик.ру. 2011.

  • чувство красок
  • чувство ложного товарищества

Смотреть что такое «чувство красоты» в других словарях:

  • чувство — сущ., с., употр. наиб. часто Морфология: (нет) чего? чувства, чему? чувству, (вижу) что? чувство, чем? чувством, о чём? о чувстве; мн. что? чувства, (нет) чего? чувств, чему? чувствам, (вижу) что? чувства, чем? чувствами, о чём? о чувствах 1.… …   Толковый словарь Дмитриева

  • чувство — а; ср. 1. Способность живого существа воспринимать психофизические ощущения, реагировать на внешние раздражители. Органы чувств (зрение, слух, обоняние, осязание, вкус). Ч. голода. Ч. боли. Ч. озноба. Испытывать ч. страха. Ч. ориентировки у птиц …   Энциклопедический словарь

  • Чувство прекрасного — – способность к переживанию и состояние переживания удовольствия, восхищения, восторга от красоты (природы, произведений искусства, внешнего вида человека). Такая способность изображена в отношении персонажей в рассказе И. Тургенева «Певцы» и в… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • чувство — а; ср. 1) Способность живого существа воспринимать психофизические ощущения, реагировать на внешние раздражители. Органы чувств (зрение, слух, обоняние, осязание, вкус) Чу/вство голода. Чу/вство боли. Чу/вство озноба. Испытывать чу/вство страха …   Словарь многих выражений

  • Эстетика — составляет особую отрасль философии, занимающуюся красотой и искусством. Самый термин Э. происходит от греческого αίσθετικός, что значит чувственный, и в таком смысле встречается еще у самого основателя науки о прекрасном, Канта, в Критике… …   Энциклопедический словарь Ф.

    А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Щербина, Николай Федорович — поэт; род. 2 декабря 1821 г., умер 10 апреля 1869 г. Не занимая особенно значительного места в русской литературе, не стоя в особенно тесной органической связи с ее идейным историческим ходом, Щ. принадлежит к ее dii minores, но среди них он… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Хатчесон Фрэнсис —     Если для сочинений Шефтсбери характерна тонкость психологического анализа, то систематичность стала типичным признаком работ ирландца Фрэнсиса Хатчесона (1694 1747), развившего основные идеи и мотивы философии Шефтсбери и Батлера. Хатчесон… …   Западная философия от истоков до наших дней

  • Шопенгауэр Артур — (Schopenha uer) знаменитый немецкий философ; род. 22 февраля 1788 г., умер 21 сентября 1860 г. Его отец был довольно богатый данцигский купец. Желая дать сыну хорошее образование и познакомить его с жизнью, но в то же время отнюдь не мечтая… …   Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Шопенгауэр, Артур — (Schopenhauer) знаменитый немецкий философ; род. 22 февраля 1788 г., умер 21 сентября 1860 г. Его отец был довольно богатый данцигский купец. Желая дать сыну хорошее образование и познакомить его с жизнью, но в то же время отнюдь не мечтая… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Красота

    —         свойство объекта или явления действительности, которое отражается в человеческом сознании и переживается им, вызывая чувство удовольствия, наслаждения, страсти. Восприятие красоты осуществляется чаще всего при созерцании, но в этом… …   Сексологическая энциклопедия

  • Лермонтов М.Ю. — Лермонтов М.Ю. Лермонтов Михаил Юрьевич (1814 1841) Русский поэт, писатель. Афоризмы, цитаты Лермонтов М.Ю. биография • Гений, прикованный к чиновничьему столу, должен умереть или сойти с ума, точно так же, как человек с могучим телосложением при …   Сводная энциклопедия афоризмов

Книги

  • Под знаком красоты, Елена Бабич, Элла Самойленко. Может ли в наше время внутренняя красота спасти людей от унижения и бесправия, от подлости и корысти? Как нам выжить в современном мире, переживающим духовный кризис? Елена Бабич и Элла… Подробнее  Купить за 270 руб
  • Убийство на конкурсе красоты, Картер Браун. Опасна и трудна работа частного детектива из Нью-Йорка Денни Бойда. Ему приходится иметь дело с мошенниками, убийцами и прочими отбросами общества. К счастью, он и сам парень не промах:… Подробнее  Купить за 130 руб
  • Николай Грибачев. Лирика, Николай Грибачев. Новый сборник стихотворений Николая Грибачева — это книга лирики, размышлений о любви, об уходящем времени и раздумий о новом, грядущем дне. Время сохранило в памятивсе самое дорогое из… Подробнее  Купить за 100 руб
Другие книги по запросу «чувство красоты» >>

Чувство красоты — Pro-Psixology.ru

(0 оценок, среднее: 0,00 из 5,
вы уже поставили оценку
)

«Каким образом случилось, что определенные цвета, звуки и формы доставляют удовольствие как человеку, так и низшим животным — другими словами, как возникло чувство красоты в его простейшей форме,— этого мы не знаем…» — писал Ч. Дарвин в «Происхождении видов». С тех пор положение не изменилось, и мы по-прежнему не знаем, как возникло чувство красоты в его простейшей форме, хотя об этом высказываются остроумные догадки.

Полная версия статьиЧувство красоты (0 оценок, среднее: 0,00 из 5, вы уже поставили оценку)

Если у большинства представителей данной группы населения эстетические вкусы и оценки совпадают, это значит, что восприятие у них оказалось сходным в силу воспитания, одинаковых социальных условий, привычек. Но восприятие от этого не перестало быть обусловленным — в известной мере — психофизиологическими свойствами человека: «…Для немузыкального уха самая прекрасная музыка лишена смысла, она для него не является предметом, потому что… смысл какого-нибудь предмета для меня (он имеет смысл лишь для соответствующего ему чувства) простирается ровно настолько, насколько простирается мое чувство».

Полная версия статьиЧувство красоты (0 оценок, среднее: 0,00 из 5, вы уже поставили оценку)

Среди специалистов по эстетике популярен анализ женской красоты, приведенный в диссертации Н. Г. Чернышевского. В частности, Н. Г. Чернышевский обратил внимание на то, что идеалы женской красоты у крестьян и у представителей высших классов различны, и указал на социально-психологические причины этого различия. Он же отметил, что черты, свидетельствующие о цветущем здоровье, никому не кажутся безобразными и привлекают всех.

Полная версия статьиЧувство красоты (0 оценок, среднее: 0,00 из 5, вы уже поставили оценку)

В восприятии художественных произведений непременно присутствует восхищение делом человеческих рук. Собственно «руки» здесь понятие условное. Восхищение вызывает все, что создано силой ума и таланта.

Как бы ни было красиво кружево, гобелен или картина, но когда узнают, что это фабричная машинная работа, восторги тускнеют. Подсознательное восхищение — искусный мастер сделал своими руками — придает художественно-эстетическому наслаждению тот эмоциональный тон, который отличает его от наслаждения, скажем, красотами природы.

Полная версия статьиЧувство красоты (0 оценок, среднее: 0,00 из 5, вы уже поставили оценку)

Эстетические чувства имеют еще одну особенность. Как бы ни были глубоки негодование, отвращение, презрение, вызванные мастерством актера (да и любого другого художника), протекают они на фоне возбуждения «центров приятного», причем возбуждение этих центров преобладает. Поэтому любое эстетическое чувство, даже скорбь и сострадание, субъективно воспринимается как эстетическое наслаждение. Это положительное чувство связано с художественным утверждением тех идеалов, которые разделяет зритель или слушатель. Вот почему сценическая трагедия может быть оптимистической.

Полная версия статьиЧувство красоты (
0 оценок, среднее: 0,00 из 5, вы уже поставили оценку
)

В разных видах искусств используются разные коды, или, как ныне принято выражаться, разные знаковые системы: слуховые образы (музыка), зрительные (живопись), словесные (литература). «Строительный материал» литературы — не просто слова, а именно словесные образы; поэтому порядок слов порой имеет решающее значение. Известный судебный оратор А. Ф. Кони, хорошо знавший цену слова, писал об этом: «Стоит переставить слова в народном выражении «кровь с молоком» и сказать «молоко с кровью», чтобы увидеть значение отдельного слова, поставленного на свое место».

Полная версия статьиЧувство красоты

Что такое КРАСОТА человека

(Доклад доктора И.Гирина в Доме художника)

Отрывок из романа И.Ефремова «Лезвие бритвы»

… красота — это наивысшая степень целесообразности, степень гармонического соответствия и сочетания противоречивых элементов во всяком устройстве, во всякой вещи, всяком организме. А восприятие красоты нельзя никак иначе себе представить, как инстинктивное.

Основы нашего понимания прекрасного, эстетики и морали восходят из глубин подсознания и, контактируя с сознанием в процессе мышления, переходят в осмысленные образы и чувства. Все наше чувство прекрасноro, эстетическое удовольствие и хороший вкус — все это освоенный подсознанием опыт жизни миллиардов предыдущих поколений, направленный к выбору наиболее совершенно устроенного, универсального, выгодного для борьбы за существование и продолжение рода. В этом сущность красоты, прежде всего человеческой или животной, так она для меня, биолога, легче расшифровывается, чем совершенство линий волны, пропорций здания или гармонии звуков.

Надо понять, что я говорю о красоте, не касаясь того, что называется в разных случаях очарованием, обаятельностью, «шармом», того, что может быть (и чаще бывает) сколько угодно у некрасивых. Это хорошая душа, добрая и здоровая психика, просвечивающая сквозь некрасивое лицо. Но здесь речь не об этом, а о подлинной анатомической красоте.

… Вот вы, художники, постоянно сравниваете, скажем, соотносительные длины линий на глаз, а как вы это делаете? —

В наступившем молчании Гирии продолжал:
— Я задал вопрос не для того, чтобы унизить вас, упрекнуть в незнании и показать свою мудрость.

Мало людей представляет себе истинный механизм такого, казалось бы, простого процесса, как сравнение двух линий. Мы поворачиваем наши глаза, пробегая ими сначала по одной линии, потом по другой. Более длинная линия потребует более продолжительного поворота глаз. В мышцах, движущих глаз, накопится больше молочной кислоты — токсина усталости, а это на основании опыта нашего мозга и нервной системы даст впечатление относительно большей длины. Точность тут поразительная, потому что разница в количестве токсина усталости будет ничтожнейшая — буквально чуть ли не в несколько молекул. Но в то же время это совершенно материальная основа, использующая химический процесс работы мышц тела.

Человек из всего мира высших животных отличается наиболее развитым чувством формы, соразмерять и ощущать которую помогают указанные мышцы глаза. Это чувство использовано природой для выполнения важнейшей задачи — взаимного привлечения разных полов.

У древнейших наземных позвоночных — пресмыкающихся — и родственных им птиц, основным чувством было зрение, острота которого у них иногда поразительна: грифы с высоты видят лежащую на равнине падаль почти за сто километров. Очень зорки крокодилы и даже маленькие ящерицы, вообще все ящерообразные. И вот пестрота чешуй, перьев, самая причудливая раскраска или тончайшие оттенки цветов составляют сигналы распознавания, отличия и приманки. У птиц с их более развитым, чем у пресмыкающихся, мозгом, красочный наряд самца зачаровывает самку и покоряет ее.

Чем выше интеллект, тем более сильные средства надо применить, чтобы заставить особи разных полов, и главным образом самку, подчиниться требованиям природы. Определенная гамма цветов просто гипнотизирует чувствительное к этому животное.

Пройдем выше по лестнице эволюции. У высших позвоночных — млекопитающих, к которым принадлежим и мы, главным чувством стало обоняние — это ведущее чувство у зверей, хотя и зрение стоит у них довольно высоко в ряду восприятий внешнего мира. Запах — вот главное средство привлечения и очарования разных полов у зверей.

Человек, с его более слабым обонянием, возместил недостаток этого чувства предметным, бинокулярным зрением, остро воспринимающим глубину и форму. Сходным зрением обладают многие хищники и обезьяны: чтобы скакать с ветки на ветку на страшной высоте, надо видеть очень точно — так же как и при преследовании добычи.

Высокая психическая мощь мозга человека еще больше обострила предметность зрения. Чувство формы стало у нас очень важным ощущением, и это немедленно использовала природа для той же великой задачи продолжения рода. Остро чувствуя форму, кроме цветов, звуков и запахов, мы получили всю гамму ощущений, из которых складывается восприятие красоты.

И вот, использовав чувство формы для влечения полов, природа необходимо должна была обеспечить автоматическую правильность выбора, закодировав в форме, красках, звуках и запахах восприятие наиболее совершенного. Тогда предок человека, стоя еще на очень низкой, звериной ступени развития, стал правильно выбирать лучших жен или мужей.

Потом, когда мы стали мыслить, этот инстинктивный выбор, закодированный так, что он радует нас, и стал чувством красоты, эстетическим наслаждением.

А на самом деле это опыт, накопленный в миллионах поколений при определении того, что совершенно, что устроено анатомически правильно, наилучше отвечает своему рабочему, функциональному назначению… Вот почему прекрасное имеет столь важное для человека значение. Решительно все виды чувств, доставляющие нам ощущение красоты, в своей основе имеют важное и благоприятное для нашего организма значение, будь то сочетание звуков, красок или запахов…

Каковы общие отправные точки нашего заключения: человек этот красив?

Блестящая, гладкая и плотная кожа, густые волосы, ясные, чистые глаза, яркие губы. Но ведь это прямые показатели общего здоровья, хорошего обмена веществ, отличной жизнедеятельности.

Красива прямая осанка, распрямленные плечи, внимательный взгляд, высокая посадка головы — мы называем ее гордой. Это признаки активности, энергии, хорошо развитого и находящегося в постоянном действии или тренировке тела. Недаром актеров, особенно киноактрис, танцовщиц, манекенщиц, — всех, для кого важно их женское или мужское очарование, специально обучают ходить, стоять или сидеть в подтянутой, позе. Недаром военные выгодно отличаются от нас, штатских, неспортсменов, своей подтянутостью, быстротой движений.

Скажу больше. Обращали ли вы внимание, в каких позах животные — собаки, лошади, кошки становятся особенно красивы? В моменты, когда животное высоко приподнимается на передних ногах, настораживает уши, напрягает мускулы.
Почему? Потому, что в такие моменты наиболее резко выступают признаки активной энергии тела!

Итак, тугая пружина энергии, скрученная нелегкими условиями жизни, в живом теле человека воспринимается нами как прекрасное, привлекает нас и тем самым выполняет поставленную природой задачу соединения наиболее пригодных для борьбы за существование особей, обеспечивая правильный выбор. Таково биологическое значение чувства красоты, игравшего первостепенную роль в диком состоянии человека и продолжающееся в цивилизованной жизни.

Идеально здоровый человек не испытывает потребности сморкаться или плевать и обладает лишь слабым собственным запахом. Излишне пояснять, какое большое значение имела такая отличная химическая балансировка организма в дикой жизни, когда человека выслеживали хищники или он сам подкрадывался к добыче. Но это лишь первая ступень красоты, хотя и основная.

Пойдем дальше. Что безусловно красиво у человека вне всяких наслоений индивидуальных вкусов, культуры или исключительных расовых отклонений?
Скажем, большие глаза и притом широко расставленные, не слишком выпуклые и не чересчур впалые.

Чем больше глаза, тем больше поверхность сетчатки, тем лучше зрение. Чем шире расставлены глаза, тем больше стереоскопичность зрения, глубина планов.

Положение глаз в глазных впадинах говорит о состоянии окружающих тканей и точности гормональной регулировки организма: очевидно, что среднее их положение во впадинах — наилучшее.
Красивы ровные, плотно посаженные зубы, изогнутые правильной дугой, такая зубная дуга отличается наиболыпей механической прочностью при разгрызании твердой растительной пищи или сырого мяса.
Красивы длинные ресницы — они лучше защищают глаз. Нам кажутся они изящнее, если изогнуты кверху, — ощущение верно, потому что отогнутые вверх кончики не дают ресницам слипаться или смерзаться.

Анатомическое чутье, заложенное в нас, очень тонко. Подсознательно мы сразу отличаем и воспринимаем как красоту черты, противоположные для разных полов, но никогда не ошибаемся, какому иэ полов что нужно.

Выпуклые, сильно выступающие под кожей мышцы красивы для мужчины, но для женщины мы это не считаем достоинством. Почему?
Да потому, что нормально сложенная здоровая женщина всегда имеет более развитый жировой слой, чем мужчина. Это хорошо известно, но так ли уж всем понятно, что это не более как резервный месячный запас пищи на случай внезапного голода, когда женщина вынашивает или кормит ребенка? Попутно заметьте, где на теле женщины располагаются эти подкожные пищевые запасы? В нижней части живота и области вокруг таза — следовательно, эта резервная пища одновременно служит тепловой и противоударной изоляцией для носимого в чреве ребенка. И в то же время этот подкожный слой создает мягкие линии женского тела — самого прекрасного создания природы.

Еще пример. Стройная длинная шея немало прибавляет к красоте женщины, но у мужчины она воспринимается вовсе не так — скорее как нечто слегка болезненное.
Шея мужчины должна быть некой средней длины и достаточно толстой для прочной поддержки головы в бою, для несения тяжестей.
Женщина по своей древней природе — страж, а ее длинная шея дает большую гибкость, быстроту движений головы, — снова эстетическое чувство совпадает с целесообразностью.

Наконец, одна из главных противоположностей полов — широкие бедра прямо безобразны у мужчины и составляют одну из наиболее красивых черт женского тела.

— Это в домостроевское время, старо! Теперь все изменилось, что и доказывает вашу неправоту. Нет вечных канонов красоты! — бесцеремонно перебила женщина с тягучими движениями и словами

— 0-о! Я ожидал подобных возражений. Действительно, в истории человечества было немало периодов когда здоровые идеалы красоты временно заменялись нездоровыми. Подчеркиваю: я имею в виду только здоровый идеал, канон, называйте его как хотите, — в природе никакого иного быть не могло. Да и во всех культурах в эпоху их наибольшего расцвета и благоденствия идеалом красоты было здоровое, может быть, с нашей современной точки зрения, и чересчур здоровое тело.

Таковы, например, женщины, которых породили матриархатные общества Крита и древняя и средневековая Индия.
Интересно, что у нас в Европе в средние века художники, впервые изображавшие обнаженное тело, писали женщин-рахитичек с резко выраженными признаками этой болезни: вытянуто-высоких, узкобедрых, малогрудых, с отвислыми животами и выпуклыми лбами.
И не мудрено — им служили моделями запертые в феодальных городах женщины, почти не видевшие солнца, лишенные достаточного количества витаминов в пище.
Поредение волос и частое облысение, отодвигание назад границы волос на лбу даже вызвало моду, продержавшуюся более двух столетий. Стараясь походить на самую рахитичную городскую аристократию, женщины выбривали себе волосы надо лбом.
Они все одинаковы, эти патологические, трагические фигуры Ев, «святых» Ариадн и богинь пятнадцатого века на картинах Мемлинга, Иеронима Боша, Дюрера, Луки Кранаха и многих других.

(Увеличить)

Позднее, итальянцы обратились к моделям, происходившим из сельских или приморских здоровых местностей, и результаты вам известны лучше, чем мне.

Насколько глубоко непонимание истинно прекрасного, можно видеть в известном стихотворении Дмитрия Кедрина «Красота»: «Эти гордые лбы винчианских мадонн я встречал не однажды у русских крестьянок…»

Загипнотизированный авторитетом великих мастеров Возрождения, наш поэт считает выпуклые, рахитичные лбы «гордыми».
Находя их у заморенных работой и голодом русских женщин прошлого, что в общем-то вполне естественно для плохих условий жизни, он проводит знак равенства между мадоннами и ими. А по-нашему, врачебному, чем меньше будет таких «мадонн», тем лучше.

В нашем веке начинается возвращение к этим канонам. Мода современности ведет к признанию красоты в удлиненном, как бы вытянутом теле человека, особенно женщины, — явно городском, хрупком, слабом, не приспособленном к физической работе, успешному деторождению и обладающем малыми резервами сил.

И опять появляются «гордые» рахитические лбы, непомерно высокие от отступающих назад жидковатых волос, некрасиво выпуклые, с вогнутой, вдавленной под лоб переносицей. И опять идеальный женский рост в 157—160 сантиметров сменяется «городским» в 170 — 175.

— Словом, у вас древние вкусы! — съязвила та же женщина.

— Я не говорю здесь ничего о вкусах и не могу обсуждать, правильны они или нет. Безусловно, появление множества женщин городского, нетренированного облика, не делавших никогда долгой и трудной физической работы, должно оказать влияние на вкусы нашего времени.
Разве их можно назвать неправильными для настоящего момента? Однако они будут неправильны с точки зрения наибольшего здоровья, мощи и энергии, на какую, так сказать, рассчитан человек.
В связи с этим поговорим еще немного о широких бедрах, не имея в виду их красоту, хотя древние эллины, обращаясь к женщинам, частенько восклицали: «Красуйтесь бедрами!»

Процесс рождения ребенка у человека более труден, чем у животных, и ведет к более резкому различию полов. Налицо крупное противоречие.
Вертикальная походка человека требует максимального сближения головок бедренных костей — этим облегчается бег, равновесие и обеспечивается выносливая ходьба.

Но человек рождается с огромной круглой головой, и процесс рождения требует широкого таза с раздвинутыми бедренными суставами. Проклятие Евы, — «в муках будешь рождать детей своих» — существует на самом деле: процесс родов у человека более мучителен и болезнен, чем у животных.

В истории развития человека это противоречие возрастало — увеличение мозга требовало расширения таза матери, а вертикальная походка — сужения таза. Разрешением этого противоречия частично явились роднички — незаросшие области на темени ребенка. В момент прохождения через нижнее отверстие таза кости свода черепа ребенка заходят одна на другую, череп сдавливается, и голова приобретает характерную удлиненную форму, впоследствии исправляющуюся.

А для того чтобы нанести наименьшие повреждения мозгу ребенка, так же как и для того, чтобы выносить его в наилучшем состоянии, мать должна быть широкобедрой. В то же время спутница жизни дикого человека, много бегающая, носящая подолгу добычу, да и ребят за собой, в процессе отбора становится узкобедрой, часто гибнет при родах, рождает ребят менее жизнеспособных.

Как только люди стали жить более оседло — еще в пещерах Южной Европы, Северной Африки, Азии, начался отбор могучих широкобедрых матерей, давших человечеству тех его представителей, которые по праву заслужили название хоме сапиенс — человека мудрого.

Это происходило во всех частях света, от Японии до Англии — в удобной для жизни средиземноморской полосе, когда обилие животной и растительной пищи, а также изобретение копья и дротика превратили человека из бездомного бродяги в обитателя крепкого жилья.

Так, в инстинктивном понимании красоты запечатлелось это требование продолжения рода, слившееся, разумеется, с эротическим восприятием подруги, которая сильна и не будет искалечена первыми же родами, которая даст потомство победителей темного необозримого царства зверей, как море окружавшего наших предков.

И что бы там ни говорили законодатели мод и выдумщики всяческих оригинальностей, когда вам, художникам, надо написать образ женщины-обольстительницы, покорительницы мужчин, в серьезном или шутливом оформлении, — кого же вы рисуете, как не крутобедрую, высокогрудую женщину, с осиной талией.

Заметим кстати, что тонкая, гибкая талия есть анатомическая компенсация широких бедер для подвижности и гибкости всего тела.
Для мужчин тонкая талия, увы, противопоказана, если они хотят быть действительно мужчинами, могучими и выносливыми, как древние эллины.
Тело человека не имеет скелетной компенсации позвоночнику спереди. Поэтому, для того чтобы носить тяжести, поднимать их, быть выносливым , на передней поверхности тела, между ребрами и тазом, должна быть толстая и крепкая мышечная стенка, да что там, целая стена, сантиметров в пять толщиной, как на греческих статуях. Не меньшей мощности пластины нужны и на боковых сторонах — косые брюшные мышцы. Тут уж не до гибкой талии, в этом месте мужчина становится шире, чем в бедрах, зато приобретает великую мощь.

А у женщин важнее совсем другие, не поверхностные, а внутренние мышцы, способные в прочной чаше удерживать внутренности при огромной дополнительной нагрузке — ребенке. Помните, все это не для города и даже не для деревни. Создавалось оно в дикой жизни, полной огромного напряжения. Посмотрите на фигуры здоровых, привычных к разнообразному труду деревенских девушек, и вы увидите, что и тут наше эстетическое чувство безошибочно отмечает наивысшую целесообразность.

Вот мы и разобрали вторую главную ступень красоты — гармоническое разрешение, казалось.бы, губительных противоречий.

— А вот вопрос, который ставит под сомнение все ваши не лишенные остроумия доводы, — вызывающе сказала художница, все время старавшаяся уязвить Гирина. С уверенностью испытанной обольстительницы она выставила стройную ногу, изящно обутую в босоножку на высокой «шпильке».
— Женщины всего мира, — продолжала она, — при всех модах и вкусах исправляют вашу премудрую природу обувью на высоких каблуках. И попробуйте отрицать, что это менее красиво, чем ходьба босиком!

— И не попробую, потому что в самом деле красивее, — весело ответил Гирин. — Однако следует понять:почему?

Что вы можете сказать, кроме того, что каблуки удлиняют ногу и делают маленькую женщину выше? Но ведь и высокие выглядят лучше на каблуках. Почему же так важно это удлинение ног?

Не просто удлинение, а изменение пропорции ноги — вот в чем суть каблука. Удлиняется голень, которая становится значительно длиннее бедра. Такое соотношение голени и бедра есть приспособление к бегу, быстрому, легкому и долгому, то есть успешной охоте. Оно было. у древнейших представителей нашего вида кроманьонской расы, оно сейчас есть у некоторых африканских племен.

Наше эстетическое восприятие каблука доказывает, что мы происходим от древних бегунов и охотников, обитателей скал, — это подсознательное воспоминание о совершенстве в беге. Добавлю, что каблуки придают вашей ноге крутой подъем. Тут эстетика прямо, а не косвенно, сходится с необходимостью высокого подъема для легкой походки и неутомимости.
Все обладатели крутых подъемов знают, насколько они экономнее в носке обуви, чем люди с обычной или плосковатой стопой.

— Значит, мы испортились с древних времен? — не унималась длинноногая художница.

— Ничуть, хотя колебания в общих пропорциях у разных народов довольно значительны. Ecли мы как следует займемся собой, то быстро превратимся в кроманьонцев. Ничего из той наследственности, которую приобрели далекие предки, еще не утрачено. Вот свидетельство тому:
как только человек длительное время живет в суровых условиях, но при обилии пищи и в здоровом климате, он превращается в высокорослого, с мощной мускулатурой и более длинными ногами. Такими среди населения старой России были староверы, некоторые казаки, поморы.
И обратный процесс — неблагоприятные условия жизни, питания, вынашивания и выкармливания детей так же быстро снижают рост и физическую силу и, что очень интересно, приводят к укорачиванию ног, являющемуся компенсацией за утрату части жизненной мощи, без которой длинные ноги не нужны. Затрачивая слишком много энергии на бег, организм быстро сработается и долго не проживет.

— А длинные косы у женщин? — спросил кто-то из-за спины Гирина.

— Уже отмирающее эстетическое ощущение, уходящее потому, что десятки тысячелетий человек пользуется одеждой. Длинные волосы закреплялись в нашем чувстве прекрасного тогда, когда люди в теплую межледниковую эпоху еще не знали одежды. Возможность прикрыть маленького ребенка от ночного холода у своей груди, защитить от непогоды — вот смысл длинных волос и их значение для выбора лучшей матери.

— А почему красивее считается прямой нос? Не все ли равно?

— Прямой нос — прямой ход для вдыхаемого воздуха. Для нас, европейцев, северных людей, характерна высокая переносица и высоков небо — воздух проходит в горло по крутой дуге и лучше обогревается.

— А все-таки это страшно, — вдруг сказала красивая блондинка с черными бровями, смотревшая иа Гирина, как на злого вестника. — Все наши представления о прекрасном, мечты и создания искусства. .. и вдруг так просто — для детей, для простой жизни!

— Простая жизнь? Ее нет, мы только по невежеству думаем, что оиа проста, и постоянно расплачиваемся за это. Очень сложна, трудна и интересна жизнь!
Но не понимаю, отчего вам страшно? Оттого, что станет понятно в чем суть прелести ваших красивых бровей?
Брови, назначение которых отводить в сторону пот, стекающий со лба, и не давать ему заливать глаза, должны быть густыми. И при густоте они не должны быть чересчур широкими, чтобы в них не скапливалась грязь, не заводились паразиты. Вот секрет красоты ваших соболиных, узких и густых бровей.

Под необидный смех окружающих блондинка прикрыла лицо рукой.
Гирин продолжал:
— Но это лишь грубая основа нашего понимания причинности тех или других эстетических ощущений. А по этой основе миллионы лет будет плестись прелестный узор очарования синих, серых, зеленых и карих глаз, всевозможных оттенков волос, кожи, очертаний губ и всех других мыслимых комбинаций, число которых не меньше количества атомов в солнечной системе. Так что же вас страшит?

— Вряд ли возможно сопоставлять древнего и современного человека, — сказал ученого вида старик — Прежде всего у нас, гораздо больше нервного напряжения, стрессов, чем в первобытной жизни. Отсюда, нужно думать, что прежние каноны физической силы и выносливости сегодня неприменимы. Нужна крепкая нервная организация — это главное.

— Вы сделали сразу две крупные ошибки. Начну со второй, она проще, — возразил Гирин. — Крепкая нервная организация может быть только на основе полного здоровья, физической крепости и выносливости всего тела. Хилое тело, подвергнутое нервному напряжению, сразу же даст шизоидный комплекс психики.

Что касается первобытных людей, живших в постоянной и смертельной опасности, в длительном напряжении охоты и поисков пищи, то их организм выработал способность отдавать сразу огромное количество адреналина для мгновенной форсировки мышечно-двигательной системы. Сильнейшие нервные стрессы, какие случаются у современных людей, кроме войны, всего несколько раз в жизни, заставляли наших предков жить напряжении всего тела, расходуя всю пищу, какую только мог потребить организм. Никаких холестериновых накоплений, склероза или инфаркта.

Мы унаследовали отличную боевую машину, приспособленную для битв с могучими зверями, и сетуем, что она может своими стрессами погубить наши вялые, нетренированные как надо тела. Я не имею в виду спортивные тренировки — они пока что истощают ресурсы тела. Индийская йога учит накапливать эти ресурсы, но мы еще не взяли ее за образец и не приспособили к нашим нуждам.

Вот вам еще пример. Частыми заболеваниями у человека, обязанными не инфекциям и не травмам, являются подагра, отложение солей в суставах, а также образование камней в почках и мочевом пузыре. Это отложение мочевой кислоты, малорастворимого азотистого соединения.

В крови почти всех животных, за исключением обезьян и человека, есть особый фермент — уретаза, расторяющий мочевую кислоту. Как случилось, что уретаза отсутствует у человека?

Мочевая кислота, принадлежащая к группе пуринов, к которым относится и кофеин, является стимулятором нервной деятельности. Когда мозг стал ведущим приспособлением в жизни, обезьяне и человеку потребовалось держать нервную систему в постоянной возбуждении, и это было достигнуто упразднением уретазы. Избыток мочевой кислоты дал необходимую стимуляцию, но за это пришлось расплатиться.

Мать-природа ничего не дает своим детям без того, чтобы что-то не взять взамен, — этот важнейший закон мы, защищенные цивилизованными условиями жизни, плохо понимаем.

— А как понимать, доктор, что нам доставляют эстетическое удовольствие абстрактные комбинации линий, форм, красок? В какой мере это связано с восприятиями, о которых вы нам рассказывали? —

— Ни в какой. Я взял одну лишь часть нашего чувства прекрасного, отнюдь не пытаясь охватить всю его широту. И я предупредил, что речь будет лишь о восприятии красоты человеческого тела.—

— Простите, я запоздал к началу. Но все же, какого вы мнения об абстрактных произведениях искусства? Ведь не будете же вы отрицать их определенное эстетическое воздействие.

— Конечно, не буду. Но мне, подчеркиваю, что я roворю лишь как биолог и психолог, кажется, что сущность воздействия абстрактных вещей в том, что они являются памятными знаками. То есть опорными, отправными точками памяти, каким для нас часто являются запахи.

— Ara, идешь но улице, и вдруг потянет дымком, и сразу целая картина в голове…

— Вы совершенно точно пояснили сущность памятного знака. А знаков может быть великое множество. Часть из них относится к той же подсознательной памяти поколений. Например, вид огня, цвет меда, шум бегущей воды. А еще больше знаков — бессознательных заметок — накапливается опытом индивидуальной жизни, иногда вне анализа, с детства.

— Позвольте спросить, — визгливым голосом перебила еще одна художница. — Значит, наше восприятие прекрасного в человеческом теле настроено, так сказать, на молодость. Верно?

— Совершенно верно

— А что же делать пожилым? — Вопрос прозвучал невпопад, но от всей души.

— Подольше оставаться молодыми, — улыбнулся Гирин. — Для этого у человека есть все возможности.
Юность — привилегия не только возраста. Она в крепости и плотности тканей тела. Особенно важна плотная и гладкая кожа. Все это показатели отличного физического состояния превосходно отрегулированного организма, который вполне может сохраниться до старости удивительно молодым. Правильный и строгий режим жизни, тренировка…

— Режим, тренировка! — презрительно крикнула высоконогая.
— А где же свобода и отдых? Человек рождендля счастья, а вы ему — режим
— Разве я? — протестующе возразил Гирин.

В процессе эволюции человек подвергался суровым испытаниям и вышел из них победителем. Но вторая, оборотная, сторона этой победы в том, что его организм рассчитан на испытания и большие нагрузки. Он нуждается в них, и если мы не будем заставлять его работать, даже когда это не требуется городской жизнью, а также не будем устанавливать ему периодами ограничение в пище, неизбежны неполадки и прямые заболевания.

Если вы унаследовали от предков, живших здоровой и суровой жизнью, отличный организм, он неизбежно испортится у ваших детей или внуков, коли не заботиться о его нормальной деятельности. А это значит — работа, в том числе и физическая, спорт, пищевой режим.

Компенсация за это — красота и здоровье, разве мало? Практически каждый может добиться, чтобы его тело стало красивым, так пластично исправляются наши недостатки, если они еще неглубоки и если мы своевременно позаботимся о них.

О чём говорят глаза

Наши глаза — начало

 

Как определяется чувство красоты

Существует ли объективная физиологическая основа для переживания красоты? Этим вопросом занялись исследователи Ди Дио, Макалузо и Риццоланти и опубликовали результаты в специальном издании Plosone.

Это вечный вопрос, который занимал людей всех культур, — что это собственно значит — быть красивым. Высокоразвитые культуры прошлого — египетская и греческая еще тысячелетия назад использовали сложные прически (с применением мылоподобных средств), но современному наблюдателю этот стиль, скорее всего, не кажется красивым. Возможно то, что некоторые люди используют в виде украшения или даже прибегают к пластической хирургии, с поворотом моды будет восприниматься некрасивым?

Отражение ощущения красоты с помощью магнитно-резонансной томографии

Для исследований ученые использовали метод магнитно-резонансной томографии, при котором можно проследить активность отдельных участков мозга. Они хотели лучше исследовать ощущение красоты и определить объективные и субъективные критерии красоты. Объектами наблюдения они выбрали изображения скульптур эпохи Классики и Ренессанса. Наблюдателями были выбраны в одной группе люди с опытом критики культуры, в то время как во второй группе были люди, не знакомые с критикой культуры.

Объективная перспектива была исследована показом изображений скульптур эпохи Классики и Ренессанса, которые обладали каноническими пропорциями. Эти же изображения были искажены с помощью программ обработки фотографий, так, что они больше не обладали правильными пропорциями. Эти исследования показали, что «золотое сечение» оригинальных изображений активировало определенные группы нейронов в коре больших полушарий головного мозга и островковой доле. Особенно островковая доля мозга известна своей ролью в оценке ощущений. Эта реакция была особенно заметна, когда наблюдателей просили просто смотреть на изображения, не анализируя. Тут были зарегистрированы томографом самые сильные реакции мозга.

Личный опыт формирует одну часть ощущения красоты

Субъективная перспектива была исследована так, что участники сами определяли красоту случайного ряда изображений, которые они должны были определить как эстетичные или не эстетичные. Изображения, которые были отсортированы в категорию эстетических, показывали на съемке томографа активизацию области миндалевидного тела мозга. Эта часть мозга играет роль при возникновении новых раздражителей ощущений, несущих эмоциональную окраску.

Эти результаты показывают, что ощущения красоты у исследуемых с опытом критики искусства регулируется двумя конкурирующими процессами: общая активизация групп нейронов островковой доли занимает ключевую позицию при ощущении красоты в зависимости от объективных критериев красоты. Второй процесс ощущения красоты базируется на активизации другой области мозга — миндалевидного тела. Эти ощущения зависят от собственного эмоционального опыта, и воплощает субъективное ощущение красоты. Ученые заключили, что как объективные, так и субъективные факторы играют важную роль для определения чувства красоты в произведении искусства, притом, что субъективные факторы зависят от собственного эмоционального опыта.

Диетические продукты, татуировки и пирсинг, как и идеал красоты моделей при показе мод — это факторы, которые находятся в сильной зависимости от современных критериев красоты. Результаты исследований показали, что ощущение красоты в этих предметах также очень чувствительно к изменениям моды притом, что диетические продукты, татуировки и пирсинг в определенное время могут восприниматься не только бесполезными, но и контрпродуктивными и некрасивыми.

Версия на немецком

Уметь чувствовать красоту – быть классным профессионалом!

В любой отрасли нужны профессиональные кадры. Медицина – не исключение. Но именно в этой сфере максимально важны и такие качества специалистов, как духовность, нравственность, ответственность. Ведь объект их деятельности – это человек и его здоровье, требующее колоссальной отзывчивости, сопереживания, участия. Результат здесь зависит не только от профессиональной подготовки персонала, но и от его способности чувствовать другого, как себя самого, от желания служить людям, полностью отдавая делу свои силы, душу, сердце.

Формирование коллектива из таких кадров – главная забота руководства Центральной поликлиники ОАО «РЖД», которое делает очень много для решения этой непростой задачи. В частности, большое внимание здесь уделяется формированию личности средствами культуры. Ведь именно пропагандируемые культурой ценности позволяют человеку делать осознанный выбор между добром и злом, общественным благом и эгоистическими устремлениями, руководствоваться категориями «долг», «ответственность», «мораль».

Великий Чарльз Дарвин, чей интеллектуальный потенциал бесспорен, в старости очень сожалел, что дал заглохнуть другим своим способностям: литература и искусство не интересовали его, и он живо чувствовал те ограничения, которым сам себя подверг, углубившись исключительно в специальность. «Утрата этих вкусов равносильна утрате счастья и … вредно отражается на умственных способностях, а еще вероятнее – на нравственных качествах, т.к. ослабляет эмоциональную сторону нашей природы», — писал ученый.

На развитие этой – эмоциональной, стороны своих кадров и ориентировалось руководство Поликлиники, приняв предложение участвовать в общеразвивающей образовательной программе бизнес-школы МИРБИС, имеющей целью  культурное просвещение, воспитание чувства «высокого», духовное развитие личности.

Так сотрудники Поликлиники попробовали себя в акварели – этом удивительном направлении живописи, способном так тонко, так проникновенно передавать красоту и гармонию мира. Создание красоты, ее созерцание делают человека более неравнодушным, нравственным, разносторонним.

Мастер-класс «Волшебство акварели» провел ректор Академии Акварели и изящных искусств, Народный художник России Сергей Николаевич Андрияка, чье творчество признано как огромный вклад в современную культуру не только России, но и мира.

Моделью послужил арбуз (уходящая натура лета). И с каким азартом, с каким наслаждением, с каким усердием воспроизводили ее «ученики», слушая мастера и следуя за его кистью! Удивительно, но, обладая разными талантами и способностями, выдавая на каждом этапе наложения слоя красок совершенно разные рисунки, все они в итоге практически с фотографической точностью нарисовали арбуз.

В этом, конечно, огромная заслуга мастера, который, комментируя свою работу за мольбертом, успевал помочь каждому участнику и словом, и делом.  А рассказ его был увлекателен не только тем, что помогал творческому процессу, но и потому, что открывал много нового для слушателей и, кстати, не только в области живописи, но и в житейской мудрости. Так, Сергей Николаевич «открыл» аудитории секрет своего таланта. Его отец (тоже выдающийся художник) учил Сережу-мальчика: «Ты должен рисовать так, как будто бы тебя завтра расстреляют за малейшую неточность!».

В конце этого увлекательнейшего действа, которое длилось более трех часов, модель-арбуз был с удовольствием съеден, оставив на память каждому не только свою копию, не только потрясающую встречу с мастером, но и вкус лета в преддверии долгой зимы!

Другим направлением культурного просвещения стало участие специалистов Поликлиники в образовательной программе «Грамотность как деловой ресурс», состоящей из двух направлений — «Деловая речь» и «Деловая переписка». Грамотная (в прямом смысле) коммуникация – одно из основных условий эффективности деятельности: с умением говорить публично, способностью правильно выразить свои мысли и чувства приходят деловые связи. Деловое письмо в современных условиях бешенных скоростей электронной переписки требует освоения приемов, позволяющих не только привлечь внимание адресата, но и добиться от него положительного ответа на запрос.

Старший научный сотрудник Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН,  канд. филологич. наук Ольга Северская учит информативно, логично и аргументировано, ясно, грамотно, коммуникативно точно и ярко излагать свои мысли, а также распознавать тонкости и смыслы языка, дает навыки культуры речи. В том, что Ольга потрясающий коммуникатор можно убедиться, послушав ее на радио «Эхо Москвы», где она является ведущим программы «Говорим по-русски».

Думается, гуманитарные аспекты в программах повышения квалификации персонала организации совершенно нелишни. Ведь гуманитарная осведомленность помогает человеку быть более разносторонним, делает его жизнь более насыщенной, интересной, а дело – более увлекательным и, главное, социально ориентированным. Больше таких людей – общество гармоничнее и гуманнее, жизнь в таком обществе – качественнее и безопаснее.

Чувство красоты — The Sense of Beauty

Книга Джорджа Сантаяны 1896 года

Чувство красоты

Обложка первого издания

Автор Джордж Сантаяна
Страна Соединенные Штаты
Язык английский
Тема Эстетика
Издатель Сыновья Чарльза Скрибнера

Дата публикации

1896 г.
Тип СМИ Распечатать
Страницы 168 (издание Dover Books)
ISBN 0-486-20238-0 (издание Dover Books)

«Чувство красоты» — это книга по эстетике философа Джорджа Сантаяна . Книга была опубликована в 1896 году издательством Charles Scribner’s Sons и основана на лекциях, которые Сантаяна читал по эстетике во время преподавания в Гарвардском университете . Сантаяна издал книгу по необходимости, для постоянного владения , а не для вдохновения. В анекдоте, рассказанном искусствоведом Артуром Данто о встрече с Сантаяной в 1950 году, Сантаяна, как сообщается, сказал, что «они сообщили мне через женщин, что мне лучше опубликовать книгу … об искусстве, конечно. Так что я написал этот жалкий хвастун ».

Книга разделена на четыре части: «Природа красоты», «Материалы красоты», «Форма» и «Выражение». Красота, по определению Сантаяны, — это «воплощенное удовольствие». Оно исходит не из божественного вдохновения, как это обычно описывается философами, а из натуралистической психологии . Сантаяна возражает против роли Бога в эстетике в метафизическом смысле, но принимает использование Бога как метафору . Его аргумент о том, что красота — это человеческий опыт, основанный на чувствах, имеет большое значение в области эстетики. Однако в дальнейшем Сантаяна отвергал этот подход, который он называл «уклончивым психологизмом».

Согласно Сантаяне, красота связана с удовольствием и является основой человеческих целей и опыта. Красота не возникает из приятных переживаний сама по себе или из предметов, которые вызывают удовольствие. Красота возникает тогда, когда переживание и эмоция удовольствия переплетаются с качествами объекта. Красота — это «проявление совершенства», и, как пишет Сантаяна, «чувство прекрасного занимает более важное место в жизни, чем эстетическая теория когда-либо занимала в философии».

Резюме

«Чувство красоты» разделено на предисловие, введение ( «Методы эстетики» ), четыре основные части и заключение. Каждая часть содержит несколько абзацев, которые пронумерованы последовательно на протяжении всей работы. Заключение имеет номер последнего абзаца § 67.

Часть I. Природа красоты

Первая часть «Чувства прекрасного» посвящена разработке определения красоты.

Сантаяна отвергает предыдущее представление о красоте как о «символе божественного совершенства» и вместо этого строит свою теорию красоты на переопределении эстетики, связанной с «восприятием ценностей» (§1). Он поясняет, что переживание красоты не может возникать из суждений о фактах, а только из суждений о ценностях (§ 2). Ценностные суждения могут быть моральными или эстетическими; моральные суждения, однако, в основном негативные и ориентированные на пользу, тогда как эстетические суждения в основном положительные и немедленные (§3, §5, §7). Эстетические удовольствия в отличие от физических удовольствий привлекают внимание не к органу, через который они испытываются, а к внешнему объекту, вызывающему удовольствие (§ 7). Сантаяна отвергает понятие бескорыстия как определяющего свойства, потому что он видит одно чувство незаинтересованности в удовольствии, потому что удовольствие ″ ищется не с помощью скрытых мотивов […], а [с] изображением объекта или события, наполненного эмоциями ″. (§8) Сантаяна выводит свое главное определение красоты из того, что он называет «психологическим феноменом, а именно преобразованием элемента ощущения в качество вещи», и при повторном воздействии на него остается лишь небольшая часть ощущений. рассматриваться как «качество» объекта (§10). Наконец, красота определяется как «удовольствие как качество вещи» (§11), образуя исключение, поскольку именно эмоция, а не ощущение, становится качеством объекта (§10). Далее поясняется, что красота «внутренне присуща» в том смысле, что она проистекает из восприятия объекта, а не следствия или полезности этого объекта (§11).

Часть II. — Материалы красоты

Вторая часть «Чувства красоты» связана с определением модальностей — так называемых чувственных материалов вещей — которые не могут (не) быть связаны с переживанием красоты.

Во-первых, Сантаяна утверждает, что удовольствия, происходящие от всех человеческих функций, могут стать объективированными и, следовательно, материей красоты, хотя это легче всего сделать в случаях зрения, слуха, памяти и воображения (§12, §18). Он описывает зрение как «восприятие по преимуществу », а форму, как обычно, зрительный опыт как «почти синоним красоты» (§17). Однако форме, требующей конструктивного воображения, предшествуют эффекты цвета в видении (§17). Пример звука служит примером тонкого баланса между простотой («чистота» в терминах Сантаяны) и разнообразием, который приводит к ощущению красоты: выделение тонов из хаоса звука доставляет удовольствие, но чистый тон настройки -вилы тупые (§15). Сантаяна утверждает, что прикосновение, вкус и запах с меньшей вероятностью приведут к «объективированному» удовольствию, потому что они «обычно остаются на заднем плане сознания» (§15).

Сантаяна также отличает жизненные (телесные) функции от социальных (§12) с сексуальным инстинктом как промежуточной формой между ними (§13). Признано, что последнее оказывает глубокое влияние на эмоциональную жизнь людей, порождая страсть, которая перетекает в другие темы, если не направлена ​​на другого человека (§13). Однако из-за их абстрактной природы Сантаяна считает социальные объекты, такие как успех или деньги, менее привлекательными для эстетического удовольствия, поскольку они слишком абстрактны, чтобы их можно было непосредственно вообразить (§14).

Сантаяна отмечает, что чувственный материал а) необходим для нахождения или создания красоты (как еще можно было бы воспринимать рассматриваемое стихотворение, здание и т. Д.?) И б) может добавить к восприятию красоты, поскольку чувственный материал сам по себе может вызывать удовольствие. (§18).

Часть III. — Форма

В третьей части своей книги Сантаяна переходит к описанию того, какие переживания могут привести к переживанию красоты и почему и при каких обстоятельствах. Форма может быть принята буквально здесь вначале, но становится синонимом ментальных представлений по мере продвижения раздела.

Он начинает с того, что подчеркивает, что чувственные элементы могут доставить удовольствие только в их сочетании (§19), и напрямую связывает это удовольствие с осознанием лежащих в их основе физиологических процессов (§21). Он определяет симметрию (§22) и баланс между единообразием и множественностью (§23-24) как вызывающие такое приятное восприятие; в качестве примера он использует красоту, которую можно найти в звездах (§25). Сантаяна указывает, что воспоминания и другие предрасположенности («умственные привычки») способствуют восприятию объекта и, следовательно, его ценности (§28) — что в конечном итоге может быть красотой. Здесь проводится еще одно различие между ″ значением формы ″ и ″ значением типа как таковым ″; в последнем смысле объект также имеет ценность в том, насколько хорошо он является примером своего класса (§28).

Сантаяна здесь также вводит понятие «неопределенных» объектов, которые в некотором роде расплывчаты или бессвязны и, таким образом, требуют и позволяют наблюдателю дополнительно интерпретировать его (§32), например пейзажи (§33). Из-за необходимого вклада наблюдателя в восприятие неопределенных объектов Сантаяна также утверждает, что красота этих объектов зависит от наблюдателя (§35).

Принимая во внимание все аспекты, способствующие потенциальному переживанию красоты, неудивительно или неудивительно, что Сантаяна в большинстве случаев сказал: «Все прекрасно, потому что все способно в какой-то степени привлекать и очаровывать наше внимание; но вещи безмерно различаются своей способностью доставить нам удовольствие при созерцании их, и поэтому они безмерно различаются по красоте »(§31).

В отличие от Платона и Сократа Сантаяна не обязательно видит связь между красотой и полезностью (§38-40). После этого последнего более общего рассмотрения форм красоты он переходит к анализу красоты в языке и литературе (§42–47).

Несмотря на отступление от основной темы, Сантаяна в этой главе раскрывает ряд мыслей и идей, которые отражают части более поздних научных теорий:

  • В своих рассуждениях о том, как люди на самом деле получают ментальное представление о «классе» (§ 29), объяснения Сантаяны имеют много общего с развитой позднее психологической теорией прототипов .
  • Его объяснение предвзятого отношения к подчеркиванию и буквальному расширению эстетических идеалов в направлении эстетических интересов соответствует принципу смещения пиков, который также упоминается в законах Рамачандрана и Хирнштейна о художественном опыте .

Часть IV. — Выражение

Последнюю часть своей книги Сантаяна посвящает качествам, которые объект приобретает косвенно посредством ассоциаций (например, с другими понятиями и воспоминаниями), которые он называет «выражением» (§48). Считается, что удовольствия, вызываемые такой ассоциацией, доставляют удовольствие так же немедленно, как и восприятие самого объекта (§ 49). Однако выражение — которое является просто мыслью или значением — не может выявить красоту само по себе; ему нужен объект, который дает ему чувственное представление (§50). Таким образом, эстетическая ценность может иметь два источника: 1) в процессе восприятия самого объекта, называемого чувственной и формальной красотой , и 2) ценность, полученная из формирования других идей, называемая красотой выражения (§59).

Один вопрос, который возникает из-за возможности того, что выражения могут принимать любое значение: что произойдет, если выражение объекта отрицательное? Сантаяна отвечает, что сам объект, тем не менее, может быть красивым (§50), и поэтому, даже если зло изображено, например, в пьесе или романе, мы можем испытать красоту, несмотря на внушение зла (§56).

Шантаяна обращается непосредственно к выражению денежной ценности или ассоциации с ней. По его мнению, цена объекта сама по себе не может добавить его эстетической ценности; только если наблюдатель заново интерпретирует цену как человеческий труд и ремесло, вложенные в этот объект, он может добавить к стоимости объекта (§53). Говорят, что полезность объекта в более общем плане может обогатить или уменьшить красоту объекта — если он хорошо соответствует своему назначению, это может добавить красоты объекта, но знание о непригодности для данной цели также может испортить переживание красоты (§54).

Кроме того, в последней части книги дано определение возвышенного как «опьяняюще красивого» (§60). Говорят, что во время переживания красоты человек получает удовольствие от созерцания, погружается в объект, а чистое совершенство возвышенного полностью растворяет объект. Человек теряется в «своего рода экстазе» (§60).

Статья 67. Заключение.

Сантаяна завершает свою книгу мыслью о том, что красоту нельзя описать словами. Тем не менее, он дает последнее описание чувства прекрасного как реализации «гармонии между нашей природой и нашим опытом». Под предпосылкой того, что совершенство является «высшим оправданием существования», Сантаяна заканчивается утверждением: «Красота — это залог возможного соответствия между душой и природой и, следовательно, основание веры в превосходство добра».

Прием

Философ Джон Лакс отметил, что аргумент о том, что «красота — это объективное удовольствие», который Сантаяна развил в «Чувстве красоты» , был философским вкладом, который впервые сделал Сантаяну выдающимся. Немецкий философ Эрнст Кассирер раскритиковал характеристику Сантаяны искусства как «ответа на спрос на развлечения» в отличие от науки, которая стремится предоставить правдивую информацию. Кассирер назвал позицию Сантаяны «эстетическим гедонизмом» и отверг его идею (как он ее понимал) о том, что искусство — это просто развлечение. «Думать, — писал Кассирер, — что великие художники работали для этой цели — что Микеланджело построил церковь Святого Петра, что Данте или Мильтон написали свои стихи, что Бах сочинил свою мессу си-минор ради развлечения, — значит абсурд «.

Ссылки

внешние ссылки

Стремиться туда, где других нет. Тонкое восприятие красоты.

Рубрика: Моё детство

Странные у меня подчас возникают желания. Мне всегда нравилось идти туда, где никого нет. Нет протоптанных тропинок, куда не ступала нога человека

Наверное, всё это глубоко осело в моей детской памяти, после наших семейных походов в лес за грибами и ягодами, когда стороной обходишь притоптанную поляну, остро чувствуя, что до тебя тут уже побывали, обобрали все лесные сокровища, что ты – не первая. Папа увлекал меня далеко в лес в поиске новых мест, туда, где заканчивались человеческие дорожки и начинались уже звериные тропы. Туда, где моим конкурентом за обладание статного белого гриба был не человек, а червячок или белочка. Но моя жажда открытий не позволяли даже грибному червяку быть первым до меня и испортить лесную красоту. Это было нестерпимое для меня чувство. Я бережно срезала гриб, разглядывала его, ощущала его изнутри всеми фибрами души. О, да! У моей души были фибры, я всегда это чувствовала. Часто я вставала в 4 утра, бежала на свои заветные ягодные поляны и грибницы, и понимала, что это – мой час, когда можно делать открытия, принимать сокровища леса. Мир распахивается перед тобой своим изобилием и новизною после темной ночи. Тот второй, который придет на это место уже вслед за мной, ничего не увидит и равнодушно проследует мимо. К восьми утра мир окончательно закроется и станет поверхностным, а не глубинным. Исчезнут длинные тени, утренний рваный туман и дымки. Я всегда трепетно ощущала нежность утра, незапятнанность нового дня. В этом дне ещё ничего не случилось, ты первой открываешь его и создаешь по своему замыслу.

Мне важно быть ПЕРВОоткрывателем. ПЕРВОотворятелем потайной двери. ПЕРВОпробывателем царского блюда, чтобы ты, а не царь принял на себя удар коварного яда. ПЕРВОзрителем и ПЕРВОтрогателем. И даже ПЕРВОзасыпателем, чтобы самый яркий сон достался мне, а не, например, старшей сестре, как будто – сны – это те самые апельсины, которыми надо делиться.

Мне не нужны были соавторы, и посвящать кого-то в тайный поиск своих открытий я не собиралась. Мне нужны были только те, кому бы я потом могла бы рассказать о своих добытых сокровищах и уже самой показывать «чудеса света». Сначала мне открывали свою красоту Бог, Лес, Река, Дом, Дорога, Небо или другая высшая сила. Я впитывала это, подхватывала, усваивала, а крылья души уносили меня дальше, включалось воображение, и рождался новый образ, возвышенный и торжественный.

Хотя, папа запросто называл меня «любопытной вороной». Поэтому он часто пересказывал мне на ночь сказку о Синой бороде, чтобы мой любопытный нос не залез, куда ему не следует попадать, а мой глаз не увидел то, что должно оставаться сокрытым до поры, до времени. Папа дрессировал мою «любопытную ворону» и не давал ей спуска. Переключал моё внимание от «всякой всячины» на восприятие красоты. Объяснял, что стремление к красоте для женщины — это её путеводная звезда.

Папа был орнитологом и изучал поведение вОронов. ВОрон, как известно, отличается от поведения простой ворОны. ВОрону приписывается народной молвой вековая мудрость, древность, глубина восприятия.

В детстве я очень хотела стать такой же, как вОрон. Он был моим идеалом в исследовании и открытии мира природы. И я пришла к самостоятельному решению, что у ворона есть фибры души. И, конечно же , крылья! В отличие от ворОны, которой нравится все яркое и блестящее. ВорОна – это просто жадный и завистливый глаз, а глаз вОрона – это глаз его бесстрашного сердца: меткий, выцепляет главное, достойное и на мелочь не разменивается. В нем есть механизм избирательности, отторжения. Ворон не суетлив, но всё знает издалека.

Фибры души

Фибры души – это тонкое чувствование, через тонкую ниточку, нежное щупальце, хоботок. Это тайная разведка, разворот древнего глаза. Через особую вибрацию и трепетание собственного сердца на красоту, благоговение. И ещё я всегда знала, что Душа – это старинный инструмент с нежнейшими струнами. (это уже во мне – от мамы, она у нас музыкант). Вот эти фибры, крылья и струны меня интересовали с детства. Моё любопытство к красоте прокладывало дорогу в непонятном для меня направлении…

Я была уверена, что красоту надо воспринимать всеми фибрами своей души, то есть всем существом, неделимо. И с горечью обнаружила, что не у всех моих подружек эти фибры были. Я столкнулось с тем, что я видела больше, чем другие и чувствовала глубже и ярче. В какой-то момент я поняла, что я захожу на неведомую мне территорию, где я одна, как в том самом дремучем лесу, в который я убегала в детстве. Я стала отчетливо видеть рыночных женщин, без шестых чувств и крыльев (подхвачено от Цветаевой). Я поняла, что стала первооткрывателем чего-то очень ценного.. В моем советском детстве, за пределами моей семьи, красота особо не ценилась и считалась буржуазными предрассудками. Были вещи и по — важнее красоты. Так говорили мне в школе. По крайней мере, красотой не заморачивались, на красоте не воспитывали и не вменяли мне в женскую обязанность. Фибры души, если и признавались, то считались слабостью, уязвимостью, беспомощностью перед трудностями. В общем, болезненными состояниями. Повышенной чувствительностью…

Так, доверяя больше себе и стремясь к красивому, я оказалась на неведомых дорожках. Я потеряла многих подруг, потому как никто из них не спешил открывать красоту. Мне было неловко говорить с ними. Я снова чувствовала себя гордым одиноким вороном, с древней тягой ко всему благородному и старинному.

При этом я никогда не считала себя странной девочкой. Наоборот, в моей душе крепло чувство превосходства первооткрывателя. Тот человек, который тоньше чувствует, имеет и должен иметь преимущество перед толстокожим. Я в этом была уверена.

Белый Пароход

Только всегда возникал вопрос: как жить с утонченными чувствами в несовершенном мире? Потому как можно подхватить много грязи и всякого мусора, и никто не собирается создавать тебе идеальных условий балованности и защищенности, как это было в детстве. Это был основной вопрос моего взросления.. Я приставала с ним к отцу, выторговывая себе особые условия и поблажки на будущее, прося особой защиты и привилегии. Вот тогда папа и рассказал мне про Белый Пароход. И даже нарисовал его.

Белый Пароход – это образ. Он говорил, что женщина, тонко чувствующая красоту, должна сама беречь себя и создавать особое замкнутое пространство вокруг себя. Об этом, впрочем, знает каждая красавица. В этом пространстве всё должно быть так, как она этого хочет. И ничего лишнего. Настрой на красивую жизнь создает собственную капсулу, принципиальную обособленность. Пусть остальные живут, как хотят. Женщине не следует приспосабливаться к плохим условиям жизни. У неё должно быть достаточно сил самой нести красоту в этот мир.

Белый Пароход — божественный порядок женщины, которая понимает и ценит красоту. Она не навязывает свой порядок другим, вообще не тратит на это время. Белый пароход — это своё пространство, свои вибрации, своё тонкое поле. Изящный поток любви и красоты, которым она одаривает избранных. Женщина, любящая и понимающая красоту, реально обособлена от мира и защищена очерченностью своих границ, избирательностью. Так формируется её чувство самодостаточности. Не мужчина покупает женщине красивый мир, а это она одаривает его красотой. Белый пароход плавно скользит по течению, оставляя зевак на пирсе, которые провожают его завистливым взглядом. Белый пароход плывет туда, где нас ещё нет – к новым открытиям.

Из папиных слов я поняла, что Женщина, стремящаяся к красоте, делает сильный ход:

Несовершенству окружающего мира женщина противопоставляет свой образ красоты и порядка. И несет его в себе, несмотря на обстоятельства. Красота и мужество тесно связаны.

И ещё: такая красота покоряет. Мужчина служит такой женщине, становится ведомым.

Поэтому к женщине, вынашивающий в душе замысел, всегда будет обращен вопрос: борется ли она за жизнь или создает образы красоты и несет их в себе?

Идет ли она вместе со всеми туда, где и без неё скученно и многолюдно или она прокладывает свой путь туда, где ещё никого нет?

Ваши письма:

Продолжается семинар «Женский замысел красивой жизни». Я задаю вам много вопросов в домашнем задании о том, как вы воспринимаете красоту. Разрешите мне привести некоторые фрагменты ваших писем (указываю только имена):

Ольга пишет:

Для меня самой этот образ моих отношений с красотой оказался удивительным, когда пришел, но как есть: у меня с красотой война. По крайней мере, отношения точно напряженные.
Я скорее всего Дурнушка, которая мучается без красоты и пытается ее завоевать. Слишком жадная, чтобы не брать лишнего. Красота дает мне сильный импульс, у меня начинается жжение в области сердца. Я сразу хочу присвоить ее себе, начинаю копировать! У меня включается внутренняя гонка, это дает большое напряжение, которое выжимает из меня все соки. А красота ускользает, не задерживается во мне. И вот я снова грожу ей кулаком, что когда-нибудь я все-таки заполучу ее. То есть во многом красота становится для меня целью.
Но порой мне кажется, что мы друг друга любим. Мне знакомы и другие состояния от воздействия красоты: вдохновение, легкость, подъем, драйв, умиротворение, удовлетворенность.
Знаешь, я подумала сейчас, что красивая жизнь для меня — это налаженная и осмысленная жизнь, в которой есть место и прелестям, и земному порядку, и совершенству. Мне очень не хватает принципа завершенности. Я все начинаю и начинаю, а закончить нет сил. Отсюда разлаженность — слишком много накопилось незавершенного. Думаю, это имеет значение для создания новых замыслов. Хватит ли у меня энергии их выносить? Дырявая жизнь — такой образ пришел мне однажды во сне. Моя дверь в дырах, замок вырезан, по моему дому ходят чужие мужчины и чувствуют себя в нем хозяевами. Я не могу их выгнать, сопротивляться

Ольга пишет:

Я вспомнила, что я всегда начинаю улыбаться, когда вижу красоту. Не важно, видит меня кто то или нет. Это какая то внутренняя улыбка, которая просто так сильна, что вылезает наружу) Красота всегда вызывает восторг и отличное настроение. Т.е. независимо от того, как мне было хреного до этого, я расцветаю и мне становится очень хорошо. Я уже записала для себя это, как рецепт хорошего настроения. Это как подпитка благодати, потому что внутри какое то ощущение гармонии наступает. Для меня очень много красоты в природе. Мне достаточно выйти в лес, в парк, на лужок, и чтобы меня никто не отвлекал и не дергал. Я могу просто ползать по поляне и рассматривать все, что копошиться в траве, все что летает, слушать все, что поет. Это какой то бездонный мир красоты, неиссякаемый источник. А иногда возникает чувство слияния с природой. Это, наверное, как то тривиально звучит, но я иногда именно так чувствую. Когда стою под проливным ливнем или меня сметает водопад. Это еще ощущение мощи и энергии. И ты как будто отдаешься этому всему. И заряжаешься этим.

Я могу наслаждаться красотой в одиночестве и впитывать ее только в себя. Но, делиться ей мне тоже очень нравится. Это какой то пропагандистский порыв во мне. Мне хочется всем (не всем, но достойным) рассказать о том, сколько вокруг всего красивого

… А еще, наверное, особое удовольствие вызывает чувство, что большинство людей не видит то, что вижу я. Это, наверное, какое то чувство превосходства) Идут все по улице и смотрят или под ноги или на уровне своей головы. А если поднять голову, то там столько всего красивого: старые дома, крыши, трубы, наличники. А если в начале лета зайти в глубь какого нибудь парка! Там же прыгают слетки птиц, такие маленькие птенцы, уже вылетевшие из гнезда, но еще не умеющие летать. И к ним можно подойти прямо близко близко. И их так много. А никто не замечает. И я не замечала. А это тоже все рядом, все в городе, прямо в центре. А каких шикарных совят мы видели прямо в центре!! Слетки ушастой совы. Они были в Александрийском саду!

Маргарита пишет:

Мне очень нравится идея Красивой жизни. И я по пикселю втягиваю Красоту в свою жизнь. Мое отношение к красоте. Я окружаю себя ею, наполняю себя ею, впускаю в себя. Возможно, даже служу, но не в полную силу. (По-простушески) Для меня красота – это источник энергии, вдохновения, а иногда даже поклонения. Культ красоты.

Я не всегда разрешаю себе ее, часто торможу себя. Стараюсь показать своё безразличие, а порой пренебрежение. (Похоже, по типу «не больно-то и хотелось») Но тайно продолжаю тянуться к ней, вдохновляться, впускать, погружаться, заимствовать и делать своей.

….. Маша, у меня какая-то странная любовь к людям. Больше всего в жизни восхищаюсь как внешней, так и внутренней красотой людей. Иногда я ловлю себя на мысли, что веду себя как режиссёр, который придирчиво проверяет людей на соответствие данной роли, на истинность, или выбирает его для своего фильма.

Мария пишет:

Моя реакция на красоту.
Первое, что приходит. Не знаю, откуда у меня слово в лексиконе, от бабушки скорее всего. Благоговение. Чувство трепета внутреннего. Иногда сильнее, иногда слабее. Если описывать более сильную реакцию, то это ощущение, как по мне разливается энергия. Она в меня заходит и распространяется по всему телу. И я ее физически ощущаю. Это как будто после душного помещения глоток свежего воздуха. Также я реагирую на красоту на фоне обыденности.
Но более важно для меня — это то, что мне это ощущение нравится, я бы даже сказала — оно мне необходимо. Я его ищу. Поэтому, я выискиваю красоту в окружении. Постоянно, ежедневно, я пытаюсь вокруг себя ее обнаруживать. Иногда неосознанно, просто в силу своих навыков ее видеть. Иногда осознанно, развиваю и тренирую навык ее видеть. Я могу находить ее везде. Для меня красота — это не обязательно идеальный пейзаж с березками, речкой и небом. И не обязательно картины классиков (хотя художественная школа с отдельным курсом Истории искусств и несколько семестров Истории искусств и истории архитектуры в институте заложили во мне определенную базу, я полагаю). Я могу увидеть красоту в складке небрежно брошенного платья. Я могу увидеть красоту в старом покосившемся деревянном заборе. В отражении неба в грязной луже. То есть это не шаблонное понятие для меня. Это некая композиция, или даже композиция плюс состояние.
Тут мне хочется добавить, что некрасивое я стараюсь не замечать. Вот вообще. Не обращаться внимание, не оценивать, не прикасаться никак. У меня на это есть свой термин «не пачкаться». Вижу некрасивое — мимо себя пропускаю.
Еще одна из реакций на красоту, если она принадлежит человеку — подойти и сказать ему. Я не часто это делаю. Потому что не всегда есть возможность (например, человек мне не знаком). Но я всегда хочу это сделать. И это не привито мне социумом. Не потому что когда-то кто-то меня этому научил. Нет. Просто у меня такая потребность, выразить свое восхищение.
Что совсем мне не свойственно, относительно красоты — это ее потребление. Я могу видеть красивые дома, я могу видеть красивые вещи. Но я определенно не соблазняюсь, и не хочу сразу купить, построить, присвоить и тп. НЕТ. Я питаюсь, я вдохновляюсь. И дальше включается оценочная функция (это из земного, судя по всему). И там уже принимаю решение — либо я покупаю, либо я черпаю идеи и иду реализовывать их. И это даже может быть совершенно другая сфера реализации.

Оксана пишет:

красоту нежно люблю.)) Кстати, только вот после твоей лекции обратила внимание, как я ее воспринимаю, целое открытие оказалось — я восхищаюсь, восторгаюсь, булькаю, смотрю во все глаза, иногда могу заплакать, но отношение к ней — как будто это не мое, понимаешь? у меня сразу возник такой образ, как будто маленький ребенок восторженно смотрит на витрину с чем-то ярким и праздничным, уткнувшись носом в стекло… Вот этот малыш я и есть. При этом нет горечи, что это не мое или зависти или чего-то негативного, просто такой восторг через стекло. Повосхищалась и пошла дальше, я не наполняюсь энергией, не окрыляюсь, просто радуюсь, что это есть и, что я это вижу и понимаю, что это красиво… Но получается, что красота отдельно, а моя жизнь отдельно. Это то, что касается какой-то глобальной красоты — природа, небо, архитектура, музыка, искусство, красивые люди…

Анна пишет:

Мое отношение к красоте не однозначное, оно очень четко определяется внутренним состоянием. оно до такой степени контрастно, что в каком-то смысле происходит раздвоение личности:
когда во вкусе, я красоту чувствую каждой клеточкой, она проходит сквозь меня и оставляет вибрации, я становлюсь арфой, которая издает божественные звучания. И именно в этом состоянии можно принебречь «красотой и красочностью изложения», в такие моменты я буквально вибрирую этими волнами на близкое окружение и они приятнее любых слов. Это чудесное созерцательное состояние. В такие моменты я могу дарить ее, создавать ее и культивировать. А когда я не только чувствую. но еще и понимаю красоту, это полный восторг — у меня стойкое ощущение, что я тоже причастна к созданию этого, через божественное. это очень приятно.
когда я «за бортом», к красоте просыпается жадность, нездоровый аппетит, и чуть заметная боль внутри, от того что всё это никогда не станет моим, или я не причастна к созданию этой красоты. в это коктейль вливаются еще злость и чувство собственичества. фух… крайне шаткое состояние. но я благодарна ему — оно как лакмус показывает где я сейчас и над чем надо поработать. находясь в нем особо не поврешь себе о том, что все ок.
вот как-то так. первый раз я посмотрела на тему прекрасного под таким углом.


Молодцы, девочки! Отлично справились с домашним заданием!

Когда я получаю такие письма, разбирая ваши домашние задания, я остро понимаю, как важно давать женщине правильное воспитание, основанное на стремлении к красоте. Безусловно, не каждой женщине. А тем, у кого развито тонкое восприятия жизни и есть фибры души. Крылья потом вырастут сами. Чтобы красота и женщина жили вместе, а не отдельно, и случайно бы натыкались друг на друга.

Женщина часто оказывается одинокой, уходя туда, где никого нет, и предает себя за потребность хоть какого- то общения. В результате получается не Белый пароход, а Дырявая дверь с вырезанном замком. Значит, что-то осталось недоделанным, непрочным, без четких и строгих границ. Женщиной создан соблазн, но не сама красота как женский оберег. Надо срочно купить новую дверь. Вставить прочный замок, прогнать бесцеремонных гостей. Женщина – это не развороченный улей, куда вор лезет за сладким медом.

Тонкое чувство красоты обособляет женщину, как бы заключает в капсулу, это путь к её душе, к её желаниям, потребностям и прихотям. И такая женщина никогда не потеряется, не останется незамеченной, потому как она манит, обладает невероятной притягательностью, скольжением и, самое главное, учится выражать и дарить красоту.

Такая женщина становится сокровищем. Но чтобы им стать, надо уметь самой стремиться туда, где никого нет. На поиски красоты. Чтобы самой совершать открытия.

Наш семинар продолжается! Надеюсь, я найду ещё много интересных фрагментов из ваших писем. Жду ваше домашнее задание.

До встречи!

Ваша Мария Флеро

< Предыдущая   Следующая >

Винтажная книга «Чувство красоты» эстетическая теория

Книга в хорошем винтажном состоянии. Отпечатано в 1955 году. Суперобложка все еще присутствует.

ИЗ Википедии:

«Чувство красоты» — это книга по эстетике Джорджа Сантаяна. [1] Книга была опубликована в 1896 году издательством Charles Scribner’s Sons и основана на лекциях, которые Сантаяна читал по эстетике во время преподавания в Гарвардском университете [2]. Сантаяна издал книгу по необходимости, для постоянного владения, а не для вдохновения.В анекдоте, рассказанном искусствоведом Артуром Данто о встрече с Сантаяной в 1950 году, Сантаяна, как сообщается, сказал, что «они дали мне знать через женщин, что мне лучше опубликовать книгу … об искусстве, конечно. Так что я написал этот жалкий пьяница ». [3]

Книга разделена на четыре части:« Природа красоты »,« Материалы красоты »,« Форма »и« Выражение ». [2] Красота, по определению Сантаяны, — это «объективированное удовольствие» [1]. Она возникает не из божественного вдохновения, как обычно описывают философы, а из натуралистической психологии.[4] Сантаяна возражает против роли Бога в эстетике в метафизическом смысле, но принимает использование Бога как метафору. [1] Его аргумент о том, что красота — это человеческий опыт, основанный на чувствах, имеет большое значение в области эстетики [4]. Однако Сантаяна впоследствии отвергает этот подход, который он назвал «психологизмом обхода» [1].

Согласно Сантаяне, красота связана с удовольствием и лежит в основе человеческих целей и опыта. [4] Красота не возникает из приятных переживаний сама по себе [5] или из предметов, которые вызывают удовольствие.[6] Красота возникает тогда, когда переживание и эмоция удовольствия переплетаются с качествами объекта. [6] Красота — это «проявление совершенства» [7], и, как пишет Сантаяна, «чувство прекрасного занимает в жизни более важное место, чем эстетическая теория когда-либо занимала в философии» [1].

Чувство красоты, Critical Edition

Сводка

Опубликованное в 1896 году, «Чувство красоты» обеспечило Сантаяне репутацию философа и продолжало продавать больше, чем все его книги, до публикации его единственного романа «Последний пуританин».Даже сегодня это один из самых читаемых томов во всей обширной философской работе Сантаяны. По иронии судьбы, Сантаяна с самого начала отрекся от «Чувства красоты» и написал его только для того, чтобы продолжить свою работу преподавателем в Гарварде. В 1950 году он встретился с философом Артуром Данто в клинике римского монастыря, где он провел свои последние годы, и вспомнил, что «они дали мне знать через дам, что мне лучше издать книгу». «На что?» «Об искусстве, конечно. Итак, я написал этого жалкого хвастуна». Фактически, книга была основана на хорошо известном курсе теории и истории эстетики, который Сантаяна читал в Гарвардском колледже с 1892 по 1895 год.Сантаяна подходит к изучению эстетики через натуралистическую основу человеческой психологии: «Красота — это удовольствие, рассматриваемое как качество вещи». По сути, он отмечает, что красота заключается не в объекте, а в чувстве красоты человека. Это никоим образом не снижает важность или ценность искусства или эстетического опыта. Для Сантаяны красота не относится к музейному искусству или какой-то ограниченной области эстетического опыта; скорее красота информирует все человеческое существование.

Твердый переплет
Из печати ISBN: 9780262192712 250 стр.|

Авторы

Джордж Сантаяна
Джордж Сантаяна (1863–1952) был философом, поэтом, критиком и писателем. MIT Press опубликовал The Letters of George Santayana в восьми книгах и пять книг из The Life of Reason .

Редакторы

Уильям Г. Хольцбергер
Уильям Г. Хольцбергер — почетный профессор английского языка в Бакнеллском университете.
Герман Сааткамп младший
Герман Сааткамп-младший — глава факультета философии и гуманитарных наук Техасского университета A&M.

Авторы

Артур С. Данто.

Место Хатчесона в истории и практике эстетики в JSTOR

Основано в 1942 году Американским обществом эстетиков, The Journal of Aesthetics and Art Criticism публикует текущие исследовательские статьи, специальные выпуски и своевременные рецензии на книги по эстетике и искусству.Термин «эстетика» в этой связи понимается как включающий все исследования искусств и связанных с ними видов опыта с философской, научной или другой теоретической точки зрения. «Искусство» понимается в широком смысле и включает не только традиционные формы. таких как музыка, литература, театр, живопись, архитектура, скульптура и танцы, но также и более свежие дополнения, такие как фильмы, фотографии, земляные работы, исполнительское искусство, а также ремесла, декоративное искусство, цифровое и электронное производство и различные аспекты массовой культуры.

Wiley — глобальный поставщик контента и решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование. Наши основные предприятия выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни.Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять свои потребности и воплощать в жизнь их чаяния. Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми сообществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS.Благодаря растущему предложению открытого доступа, Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому нами контенту и поддерживает все устойчивые модели доступа. Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

Чувство красоты — 1-е издание — Джордж Сантаяна

Описание книги

С древности до наших дней многие писали о красоте, но очень немногие из них сделали это, имея способность писать красиво. «Чувство красоты» — это то редкое исключение. Это замечательное раннее произведение великого американского философа Джорджа Сантаяна отличается качеством прозы, столь же удивительным, как и то, что он сказал. Действительно, его итог остается безупречным классическим утверждением. «Красота кажется ярчайшим проявлением совершенства и лучшим доказательством его возможности. Если совершенство, как и должно быть, является окончательным оправданием бытия, мы можем понять основу нравственного достоинства красоты.Красота — это залог возможного соответствия между душой и природой и, следовательно, основание веры в превосходство добра ».

Редактор этого нового издания Джон МакГормик напоминает нам, что The Sense of Beauty — первая работа по эстетике, написанная в Соединенных Штатах. Сантаяна был сведущ в истории своего предмета, от Платона и Аристотеля до Шопенгауэра и Тэна в девятнадцатом веке. Сантаяна взял своей задачей полное переосмысление идеи о том, что красота есть встроены в объекты.Скорее красота — это эмоция, ценность и чувство добра. В этом эстетика была непохожа на этику: не исправление зла или стремление к добродетели. Скорее, это удовольствие, которое находится в чувстве собственного «я». Работа разделена на главы, посвященные красоте, форме и выразительности материалов. Многие из более поздних работ Сантаяны предвосхищают эту раннюю работу. И этот том также предвосхищает развитие искусства как движения, а также как ценности помимо других аспектов жизни.

Работа написана без позерства, без гекторинга.Тем не менее Сантаяна может выражать сильные взгляды. Его предпочтения совершенно ясны. Возможно, ключ кроется в сильной вере в то, что красота — это украшение, а не материальная необходимость. Но это означает, что искусство тривиально. Напротив, хорошая жизнь — это как раз та степень, в которой такие «украшения», как живопись, поэзия или музыка, начинают определять жизнь как отдельных людей, так и цивилизаций. Короче говоря, это крупное произведение, которое все еще может информировать и двигать нас спустя столетие после своего первого сочинения.

«Чувство красоты» Джорджа Сантаяна: хороший переплет (1896), 1-е издание

Дата публикации: 1896 г.

Состояние: хорошее Твердая обложка


Об этом товаре

Сантаяна.Джордж, The Sense of Beauty, 1896, Scribners 1st USA, оригинальные доски, некоторые загрязнения. Инвентарный список книготорговца № ABE-1486066237304

Задать вопрос продавцу

Библиографические данные

Название: Чувство красоты

Дата публикации: 1896

Переплет: Твердая обложка

Состояние книги: Хорошее

Издание: Первое издание

Описание магазина

Я специализируюсь на редких или редких книгах по философии в широком смысле.Ранние издания Платона и Аристотеля, первые английские издания Платона и Аристотеля, первые и ранние издания философов и логиков 17-19 веков, а также важных философов 20 века. У меня есть несколько интересных нефилософских вопросов.

Посетить витрину продавца

Условия продажи:

Оплата в долларах США. Отправлено при получении. Возврат в течение 30 дней с момента получения книги.


Условия доставки:

Почтовая служба США застрахована.100-300 долларов США: 5 долларов США за доставку; > 300 долларов США -> 1000 долларов США 10,00 долларов США; > 1000 долларов США — 15 долларов США на внутреннем рынке; добавьте 10,00 долларов США за границу.

Список книг продавца

Способы оплаты
принимает продавец

BBC — Земля — ​​Почему у животных появилось чувство прекрасного?

Есть много вещей, которые я считаю красивыми. Мне нравится красочный танец, навязчивая песня или интригующее лицо.Но я не всегда мог сознательно сказать вам почему.

Пауки-павлины во многом похожи. У самцов красивое радужное брюшко, которое они демонстрируют, исполняя серьезные танцевальные движения. Они идут на все эти хлопоты, чтобы заслужить одобрение женщины.

Мы с пауком-павлином далеко не одиноки. Когда дело доходит до выбора спутника жизни, многие животные, кажется, имеют четкое представление о том, что красиво.

Эти предпочтения могут показаться произвольными. Трудно понять, какую пользу принесет самка паука-павлина, если она выберет яркого самца, который умеет танцевать.Но на самом деле эти предпочтения, возможно, оказали глубокое влияние на ход эволюции.

Идея о том, что животные обладают «красивыми» чертами, привлекающими партнеров, была впервые выдвинута Чарльзом Дарвином. Он предположил, что один пол, часто мужчины, конкурирует за внимание другого.

У неудачливого жениха остается меньше потомков

Дарвин назвал это «половым отбором». Он писал, что это «зависит от преимущества, которое имеют одни особи перед другими особями того же пола и вида, исключительно в отношении воспроизводства.»

Это соревнование ведется не до смерти. Вместо этого неудачливый жених заканчивает тем, что оставляет меньше потомства. Более того, выбор партнера имеет решающее значение для теории. Пол, за которым ухаживают, часто самка, предпочтет партнера с наиболее желанным партнером.

Это сильно отличается от естественного отбора, также известного как выживание наиболее приспособленных. Животные с некачественными генами, например, которые делают их более подверженными болезням, как правило, умирают молодыми, поэтому передаются только лучшие гены. будущим поколениям.

Половой отбор и естественный отбор подталкивают животных к развитию по-разному, в своего рода перетягивании каната. В частности, Дарвин привел множество примеров экстремальных и красивых черт, которые развились в результате полового отбора: красивые перья райских птиц, большие рога оленей, яркие цвета некоторых насекомых и пение птиц.

Невозможно сомневаться в том, что она восхищается красотой своего партнера-мужчины.

Эти черты иногда могут быть вредными.Например, длинный красочный шлейф может привлечь больше хищников. Но способность привлечь лучшего партнера и произвести много здорового потомства с лихвой компенсирует это.

Как заметил Дарвин, эти черты прекрасны. Обсуждая птиц с замысловатыми изящными перьями, он писал, что «невозможно сомневаться в том, что она восхищается красотой своего партнера-самца… Сладкие звуки, изливаемые многими птицами-самцами в сезон любви, несомненно, вызывают восхищение у самок».

Однако в то время люди не разделяли взглядов Дарвина.

Идея о том, что животные обладают чувством красоты, не соответствовала иерархическим установкам викторианского общества. Люди думали, что высшие классы превосходят все остальные живые существа, — говорит Марлен Зук из Университета Миннесоты в Сент-Поле.

Дарвин не объяснил, как возникли брачные предпочтения в первую очередь

«Ученые викторианской эпохи считали, что нужно принадлежать к высшим социальным слоям, чтобы ценить прекрасные вещи в жизни, такие как искусство и музыка», — говорит Зук.«Если британский рабочий класс не мог, почему они могли вообразить, что животные могут ценить красоту?»

Даже Альфред Рассел Уоллес, соавтор теории естественного отбора, не верил в важность женского выбора.

Что еще более проблематично, Дарвин не объяснил, как вообще возникли брачные предпочтения, говорит Адам Джонс из Техасского университета A&M в Колледж-Стейшн. «Вы не можете считать само собой разумеющимся, что организмы обладали чувством эстетической красоты и что оно управляло всем процессом полового отбора.Ученые должны были объяснить, почему у них было такое чутье, почему они заботятся о красоте ».

Ключевая идея была представлена ​​в 1970-х годах биологом Робертом Триверсом. Он понял, что все дело в том, сколько усилий животные вкладывают в воспитание детей.

Если одному из родителей приходится тратить много времени и усилий на воспитание своего потомства, они, вероятно, будут гораздо более озабочены выбором правильного партнера по сравнению с родителями, чье потомство не требует особого внимания. Эти вложения «регулируют операцию полового отбора». , по словам Трайверса.

Самки предпочитают самцов с наибольшим количеством глазков на хвосте

Он утверждал, что животные с большей вероятностью будут иметь сильные предпочтения в отношении красивых партнеров, если им придется много вкладывать в свое потомство. В соответствии с этим, многие такие красивые украшения также являются показателями сильнейшего партнера.

Пожалуй, самый известный пример — замысловатый хвост павлина. Чем больше у самца хвост, тем сложнее спастись от хищников.

Тем не менее, самки предпочитают самцов с наибольшим количеством глазных пятен на хвосте, и не без оснований.Исследование, опубликованное в 1994 году, показало, что у павлинов с более крупными перьями потомство более здоровое. Это означает, что и большие хвосты, и их предпочтение самками находятся в пользу эволюции.

Хвост павлина служит честным сигналом его генетического превосходства. Чтобы отрастить замысловатый хвост и носить его с собой, требуется много энергии, поэтому только сильнейшие могут себе это позволить. Это называется принципом гандикапа.

Многие другие самцы птиц сигнализируют о своей пригодности аналогичным образом. Например, у самцов астрапий с ленточным хвостом хвосты длиной 3 фута — самый длинный хвост среди птиц по сравнению с размером основного тела.Его размер полностью определяется женскими предпочтениями.

Важно отметить, что решения женщины не обязательно должны быть осознанными, — говорит Джонс. Критикам полового отбора, таким как Уоллес, не нравилась идея о том, что животные делают выбор. Но Джонс говорит, что влечение к чему-то прекрасному может быть просто физиологической реакцией.

Например, самки плодовых мух оливы предпочитают самцов, которые быстро взмахивают крыльями. Это половой отбор, но мы автоматически не предполагаем, что он включает сознательный выбор.Это могло произойти автоматически.

Реакция на красоту может быть такой же инстинктивной. Это, безусловно, человеческий опыт.

Люди немного разные, потому что, в отличие от многих видов, оба пола разборчивы.

Например, мужчины предпочитают женщин с идеальным соотношением талии и бедер, а женщины предпочитают более глубокие голоса и более квадратные челюсти. Как и хвост павлина, эти черты характера являются верными показателями здоровья и устойчивости к паразитам, и их трудно подделать.

Были ли у наших обезьяноподобных предков похожие предпочтения к красивым партнерам?

Они также сигнализируют о том, насколько мы плодородны.Привлекательные черты мужчин являются показателями более высокого уровня тестостерона, а привлекательные черты женщин сигнализируют о более высоком уровне эстрогена. Оба эти гормона связаны с фертильностью.

Оба пола обычно активно участвуют в родительской заботе, поэтому логично, что оба пола превратились в красивых.

Были ли наши обезьяноподобные предки схожими предпочтениями к красивым партнерам, предпочитая симметричные лица без пятен с выступающими скулами? Мы не можем изучить их выбор партнера, потому что все они вымерли.Но мы можем посмотреть на других приматов, и доказательства выглядят многообещающими.

Исследование 2006 года показало, что макаки-резусы также используют симметричные лица в качестве индикаторов качественных партнеров, как и люди. Точно так же самки орангутанов предпочитают самцов с большими подушечками на щеках, называемыми фланцами. Это говорит о том, что люди и наши родственники уже давно используют наши лица для рекламы наших генетических качеств.

Наше чувство прекрасного — это не просто эстетическая прихоть

Естественно предпочесть молодых, здоровых партнеров без признаков болезни, — говорит Гленн Шейд из Нова Юго-Восточного университета в Форт-Лодердейле, Флорида.Эта комбинация «активизирует желание спариваться преимущественно с одним человеком, а не с другим», — говорит Шейд.

Эти исследования рассказывают нам кое-что важное о нас самих. Наше чувство прекрасного — это не просто эстетическая прихоть, оно жизненно важно для нашего выживания. «Суть в том, что если есть какие-то особи, которые не так хороши, как выбор фертильных генов, они будут выбраны», — говорит Шейд.

Возникает новый вопрос: как меняются наши конкретные предпочтения? Ключ к разгадке дает исследование мелких птиц, называемых зебровыми зябликами.

Открытие 1982 года, сделанное Нэнси Берли, ныне работающей в Калифорнийском университете в Ирвине, началось с несчастного случая. Всякий раз, когда в лабораторию Берли поступали новые зебровые зяблики, она снабжала их небольшими цветными полосами, чтобы отслеживать, кто из них был.

Зебра-зяблики разработали новый набор сексуальных украшений в лаборатории.

К своему удивлению, Берли обнаружила, что птицы определенного цвета более успешно находят себе пару и даже прилагают больше усилий для воспитания своего потомства.Самки предпочитали самцов с красными полосами, а самцы — самок с черными и розовыми полосами.

По сути, зебровые зяблики разработали новый набор сексуальных украшений в лаборатории, достаточно быстро, чтобы Берли мог наблюдать, как это происходит.

Похоже, зебровые зяблики по своей природе склонны ценить определенные сигналы. Это кажется странным, потому что, в отличие от сигналов, закодированных в хвосте павлина, цветные полосы по сути бессмысленны.

Работа Берли подразумевает, что есть что-то почти случайное в чертах, которые животные эволюционируют, чтобы находить красивыми.До ее открытия предполагалось, что эти черты начинались как нечто с функцией, а затем были преувеличены.

Например, вы можете представить, что у павлинов сначала развились большие хвосты, чтобы помочь им стабилизироваться в полете, а затем хвосты становились все больше и больше под влиянием самок. Но может быть павам просто нравились большие хвосты.

Подобно людям, зебровых зябликов Берли можно было сделать более красивыми для своих товарищей, манипулируя их внешностью.По словам Берли, это предполагает, что в их мозг встроены предпочтения в отношении определенных черт или цветов.

В будущем случайные изменения в ДНК зебровых зябликов могут привести к появлению новых красивых черт, таких как разноцветные перья, которым потом будут отдавать предпочтение товарищи. Берли говорит, что у зябликов есть «скрытые предубеждения, которые предрасполагают их к новым мутациям, когда они появляются». Орнаменты, на которые в настоящее время полагаются зебровые зяблики, вполне могут быть заменены. «Эволюция еще не закончена», — говорит Берли.

Без этой врожденной реакции на красоту и, как следствие, конкуренции за партнеров, жизнь могла бы выглядеть совсем иначе.

Возьмем обычные плодовые мухи, которые обычно ведут беспорядочную половую жизнь. Исследование, проведенное в 2001 году, показало, что, когда мужчины вынуждены быть моногамными, они развивают меньшие тела и производят меньше спермы. Точно так же, когда женщины генетически модифицированы, чтобы стать моногамными, они становятся менее плодовитыми. Подразумевается, что, если бы не было полового отбора, секс мог бы вообще прекратиться.

Хотя большинству из нас не удастся увидеть танцующего павлиньего паука или выступающую райскую птицу, мы все еще окружены красивыми животными, которые частично сформировались в результате полового отбора.Многообразие и слава жизни во многом объясняется тем, что животные ценили красоту.

«Если вам нужно соревноваться за партнеров, и для этого нужно быть красивым, то соревнование добавит дополнительное измерение в эволюцию этого организма», — говорит Джонс.

В каком-то смысле не имеет значения, не задумываюсь ли я слишком глубоко о том, почему я считаю определенные пейзажи или людей красивыми. Важно то, что у меня вообще есть предпочтения, потому что без них наша эволюционная история была бы совсем другой.

Aesthetics — Hutcheson

Aesthetics — Hutcheson Фрэнсис Хатчесон (1694-1746) помог отделить эстетику от теорий о красоте и Гармония, как характеристика мира, к теориям об опыте зрителя. Этот сдвиг восемнадцатого века является источником всех теорий. около «эстетическое чувство» , которое развивалось с начала восемнадцатый век. Философия Хатчесона была основана на эмпирическом мышлении. Джона Локка, от которого он понял, что все наши идеи исходят из опыта.Идея красоты, согласно Хатчесону, на самом деле является идеей определенного переживание удовольствия, которое мы испытываем, когда смотрим или слушаем определенные вещи. Другими словами, Красота находится в Глазе (или, по крайней мере, в Разуме) смотрящего. Чувство прекрасного Хатчесон и его современники назвали Вкус . Который который вызывает приятное переживание, которое мы называем Красотой, согласно Хатчесону, это восприятие «единства в различии».

Hutcheson различают абсолютной красоты , вид красоты, которую можно найти в природе, и относительная красота , красота, которая характеризует искусство.В разница между ними в том, что искусство подражательно, а его красота создается по сходству и контрасту имитации и оригинала.

Хатчесона теория вызывает ряд вопросов. Два из них:

— Как твой вкус может быть лучше или хуже, более или менее «прекрасным»? Разве это не твоя пробовать, а тебе нравится все, что нравится? И все же Хатчесон считал, что вкус может быть более или менее в порядке.

— Хатчесону нужен способ отличить природу от искусства; в противном случае, используя его подход, разницы между ними не будет.(Вы можете оценить гора или океан в такой же степени или даже больше, как и изображение одного из них). его различие между абсолютной и относительной красотой делает свою работу? Это работает для нерепрезентативного искусства (не то, что он предполагал) или для музыки?

За подробнее о Хатчесоне см. Peter Kivy, The Seventh Sense: A Study of Francis Эстетика Хатчесона и ее влияние на Британию восемнадцатого века (NY: Берт Франклин, 1976), а также статья Киви о Хатчесоне в Blackwells Companion эстетике .

к началу

.

LEAVE A RESPONSE

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *