Трикотажная одежда для дома и отдыха для мужчин и женщин, в интернет магазине Ирис — домашний трикотаж!

Домашний трикотаж от производителя в Иваново, в интернет-магазине «Ирис — домашний трикотаж» Трикотаж дешево, купить ночные сорочки, купить туники, купить трикотаж

Разное

Знания это в психологии: Знание — Гуманитарный портал

Содержание

Знание — Гуманитарный портал

Знание — это полученная определённым способом и упорядоченная некоторым образом информация, которая с различной степенью достоверности и объективности отражает в сознании человека те или иные свойства существующей действительности (см. Мир), включая информацию как о внешнем мире (его объектах, предметах, явлениях и процессах), так и о самом человеке. В социальной среде (см. Общество) статусом знания некоторая информация наделяется, как правило, в соответствии с какими-либо критериями, нормами и процедурами, принятым в том или ином сообществе. Знанием также называют [информационный] результат познавательного процесса (см. Мышление), его итог, накапливающийся и сохраняемый в человеческой культуре (см. Культура) и создающий основу поведения (см. Поведение) и деятельности (см. Деятельность) людей. Основу получения, фиксации и трансляции любого знания, как правило, составляет специфический язык, охватывающий тех или иные области функционирования знаний.

В зависимости от принятых критериев знание может быть разделено на три основных типа по уровню его функционирования: обыденное практико-ориентированное знание повседневной жизни, фундаментальное, концептуальное и специализированное знание (научное, религиозное, философское, творческое и другие), профессиональное практическое (деятельностное) знание различных социальных общностей и групп (в таком контексте знания трактуются как средство организации целесообразных практических действий с элементами реальности, как предметной, так и абстрактной). Можно также говорить о личностном знании и структурах личностного знания. Различают также структуры явного, предъявленного, рационально выраженного знания, и неявного (латентного) знания, локализуемого в структурах накопленного социокультурного опыта и подсознании индивидов. Кроме того, в явном, как правило, специализированном, реже профессиональном и (в некоторых случаях) практическом знании можно выделять «предметное знание», направленное на объекты, процессы, явления (как на уровне ситуативной данности, так и на уровне глубинных инвариантов) и «метазнание» (то есть знание о знании и возможностях работы со знанием).

Особые знаниевые практики, проникающие в метазнание, но иногда и в знание «предметное», презентируют методология (знание о способах, методах, возможностях и целях получения знания, а также о технологиях работы с ним) и рефлексия (философская, методологическая, деятельностная).

Внутри философии оформились как самостоятельные дисциплинарные области, изучающие познание и знание: эпистемология (см. Эпистемология) и гносеология (см. Гносеология), на междисциплинарном научном уровне — науковедение и различные «метрии» (наукометрия, эконометрия и тому подобные), внутри дисциплинарных типов знания (философия, наука, теология). На особый самостоятельный статус в этом отношении в настоящее время претендует методология, в частности, в лице системо-мыследеятельностной методологии (см. СМД-методология). Как особые виды сейчас стали рассматриваться разного рода иррациональные знания: «метафизическое знание», «мистическое знание», «оккультное знание», «паразнание» и тому подобные.

В некоторых кросскультурных исследованиях (на эмпирическом уровне), в работах Л.  Леви-Брюля, К. Леви-Стросса и других исследователей (на теоретическом уровне), в концепциях О. Шпенглера, А. Дж. Тойнби, Н. Я. Данилевского и других мыслителей (на уровне философской рефлексии) была осмыслена ситуация наличия разных типов знания и разного «удельного веса» его видов, наличия разных типов технологии работы со знанием и его «представления и упорядочения» в тех или иных культурах в разные исторические периоды. Более того, была показана очевидная неоднородность того же научного знания, к которому ранее постоянно апеллировала европейская интеллектуальная традиция.

В частности, было специфицировано социогуманитарное знание, в котором также была обнаружена его принципиальная плюралистичность. Тем самым оказалась дискредитированной (под сомнение в иррационалистически и мистически ориентированных концепциях она ставилась и ранее) претензия европейского разума на его адекватное выражение прежде всего (или даже единственно) в рационалистически или эмпирически трактуемой науке как «подлинном», «незатемнённом» и тому подобном знании.

«Традиционные» представления о знании подрываются и социокультурными реалиями так называемого «постиндустриального» и «информационного» общества, превратившими знаниевые и образовательные практики, наряду с экономическими и политическими, в доминирующие, и поменявшими «режим» их производства и функционирования с институционализированного академического на коммуникационный, а также поставившими вопрос о «техническом», «искусственном» разуме.

Таким образом, возникла необходимость не только отказа от редукции знания исключительно к научному и/или философскому, но и потребность переопределения самого феномена знания в терминах разных типов «логик» и «рациональностей» с меняющимися реальными доминантами в конкретных исторических и социокультурных ситуациях. К настоящему времени обозначились основные векторы движения в этом направлении:

  1. В современных теориях познания и образовательных (трансляционных) технологиях подвергнут критике принцип предметной фрагментации знания и его специализации по узким объектным областям.
    Показательно, что «дробление» знания ведёт (в пределе) к утрате целостного видения отображаемых в знании областей и объектов, «неулавливанию» глубинных оснований познавательной активности. Обозначена проблема «границы» допустимой специализации (например, в общественных науках, поскольку существует отношение социальных агентов друг к другу или к чему-либо, не может быть принципиального запрета на возможность формирования новых социологических «дисциплин») и комплексирования знания как по «горизонтали» (с иными специализированными его сегментами), так и по «вертикали» (надстраивание необходимых уровней концептуализации знания).
  2. Установлено «стирание» предметной специфики знания на более высоких концептуальных уровнях его организации, выраженность на них тенденций к интегрированию знаниевых систем (теорий и так далее) в объемлющее целое, к междисциплинарному синтезу и к комплексированию разнопредметного знания. В рамках последнего предметная спецификация может быть истолкована как возможность смены точек зрения и преобразования одних форм знания в другие.
    Сам же предмет знания может тогда пониматься как видение объекта в свете сложившихся исследовательских установок в зависимости от массива уже накопленного знания. Кроме того, в научном знании наработан ряд подходов, позволяющих анализировать внутри их методолого-теоретических установок разные предметные области (семиотический, системный, деятельностный, структурно-функциональный и другие).
  3. Представления о методологической функции знания и о методологическом значении более концептуализированных уровней знания по отношению к более низким уровням его организации дополняется (или вытесняется) пониманием методологии как типа вне- и надпредметного знания, формируемого за пределами собственно науки (реже, и философии, если последняя сама при этом не истолковывается как методология). Знание лишается статуса самоценности как конечной цели познания, актуализируются представления о знании как предпосылке (задаваемое видение) и как средстве (методическо-процедурная компонента) познания.
    Ставится вопрос о релевантности знания как продукта проблемным полям и ориентациям действующих субъектов. Содержание знания непрерывно проблематизируется, критериально знание нормативизируется и технологизируется.
  4. Дискредитируются представления о знании как продукте, получаемом в режиме открытия, что абсолютизировало статичность и замкнутость знаниевых систем. Акцентируются предзаданность («организованность») продуцируемого знания, его динамичность и открытость в другие практики, возможность переинтерпретации. Наряду с фактическим, теоретическим, методологическим как особый тип начинает рассматриваться знание проблемное, а проблематизация исходных онтологических оснований истолковывается как «привычный режим» работы со знанием.
  5. Иными становятся и представления о способах и механизмах изменения знаниевых систем. Пионерскими в этом отношении послужили концепции Т. Куна о парадигмальной организации знания и различные версии «научных революций», поставившие под вопрос кумулятивную схему «накопления» знаний.
    Важны в этом отношении разработки наукометрии о механизмах «запрета на повтор (или плагиат)», «приоритетности (первенства)» и «публикации», а также культурологии о механизмах с аналогичными «организующими» изменения функциями в других типах знания и культурах. В семиотике предложен механизм «сдвига значений»: «новый смысл» в системе знания понимается как зафиксированный в данном результате сдвиг значения в некоторой группе предшествующих результатов (при этом вероятность признания нового результата тем меньше, чем более инновационно предлагаемое).
  6. В некоторых социальных дисциплинах, в частности в педагогике, разработаны новые способы и технологии трансляции (передачи) знания. При этом знание истолковывается как сокращённая через обобщение и типизацию для целей трансляции запись видов социально необходимой деятельности. Проблемой в этом случае является фрагментация наличных массивов знания в конкретные сегменты деятельности и для конкретных субъектов (индивидов), также как и обратный процесс интегрирования «фрагментов» в целостность.
    Дополнительная задача — институциональное обеспечение этих процессов.
  7. Анализ логико-гносеолого-эпистемологических форм знания дополняется анализом интрасубъективных механизмов обеспечения присутствия знаний в актуальном опыте (практиках) в мотивационном, операциональном, коммуникационном аспектах. Выявляется зависимость требований к знанию и его параметрам в различных режимах работы с ним (моно-, диа-, полилог, типы отношений «Я↔Я», «Я↔Он», «Я↔Ты», и так далее). Специально в разных вариантах разрабатываются концепции знания как результата разноорганизованных дискурсов.
  8. Особый пласт анализов знания представляют его трактовки как знаковых, текстовых, языковых, категориально-семантических, праксеологических и других организованностей, вписывающие знаниевые системы в «смысловую рамку» культуры. Независимо от теоретико-методологических (парадигмальных и дисциплинарных) ориентации и конкретных задач подобных анализов, речь в них (эксплицитно или имплицитно) идёт о конституировании знания как системы значений или способов кодирования в контекстах форм семантизации реальности и в ценностно-символически-смысловых и нормативно-регуляционных системах культуры, образующих её «язык».
    При этом под языком культуры может пониматься система отношений, устанавливающая координацию ценностно-символически-смысловых форм для данного типа мышления; это такая система отношений, в которой организуются все смысловые конструкции — восприятия, представления, образы понятия и так далее. Таким образом, знание анализируется в своих семантических, синтаксических и прагматических модусах.
  9. Ещё одно направление, проблематизирующее сложившиеся представления о знании и способах работы с ним, — это исследование природы, характера, типов, способов получения знания в их [не] зависимости от «ментальностей», организованности мышления, механизмов и форм осознавания (или неосознания) знаний, а также их [не] выраженности и [не] закреплённости в стилях мышления. И «оборачивание» этих зависимостей — влияние сложившихся знаниевых систем их типов, способов, уровня [не] структурированности знания на способы организации мышления, характер и механизмы познавательной деятельности в целом. В этом отношении наработаны схемы влияния знания на «замыкание мышления на себя», то есть на утверждение собственной самодостаточности.
  10. Сформирована исследовательская установка на работу не только со знанием, но и с таким концептом, как «незнание». Если в классических подходах незнание трактовалось как «несовершенство» знания, как то, что требует своего перевода в знание, то в ряде современных концепций обнаружение незнания понимается как необходимое познавательное действие, выявляющее области проблем (основа проблематизации), устанавливающее границы возможной работы с имеющимся знанием (уровень притязаний), ориентирующее, направляющее и стимулирующее познание (предпосылка знания, задающая видение), обнаруживающее феномены замыкания мышления на себя и требующее открытия знаниевой системы, её динамизации. Таким образом, будучи направленным на получение нового знания, незнание всегда описывается в терминах существующего знания, будучи его неотъемлемым дестабилизирующим компонентом.
  11. Наконец, принципиальные выводы для понимания знания следуют из анализов взаимоотношений специализированного (научного) и повседневного (обыденного) уровней знания, проделанных прежде всего феноменологической философией и социологией, и механизмов взаимопонимания между носителями разных знаниевых систем как внутри одной культуры, так и в межкультурных взаимодействиях, всесторонне разрабатываемых в культурной антропологии и этнометодологии.

Виды психологического знания — Психология в жизни человека

    Психологические знания — это знания о психологических особенностях и внутреннем мире людей, и о психологических причинах, объясняющих их поведение.
    К числу психологических явлений относят разнообразные проявления душевной (психической) жизни человека: чувства, память, интеллект, характер, способности и т.д.
    Психологические знания как знания о душевном мире человека могут иметь разные источники, и разные формы воплощения.
    Анализ способов получения знаний о другом человеке показывает, что на сегодняшний день можно выделить четыре относительно независимых реальностей жизни, в которых представлено это знание.
        Это конкретное знание о людях, которые человек получил в процессе своей жизни. Он проверил их на истинность событиями своей жизни. Человек применил эти знания в воздействии на других людей и таким образом делает их доступными для окружающих. Эти знания можно назвать житейскими, а основанное на них воздействие – житейской психологией. Каждый из нас обладает такими знаниями.

    Это обобщенные знания о людях, которые человек получил в производственном коллективе, классе и т.п. Это знание проверяется на истинность жизнью этой группы, входит в систему ее ценностей как регулятор отношений между членами этой группы и всей группы с другими общностями людей. Материал такого рода знания широко представлен в речевых стереотипах и стереотипах поведения. Это ритуаы, традиции, пословицы и поговорки. Эти знания можно назвать обыденными и, основанное на них воздействие на другого человека – обыденной психологией, которая позволяет предвидеть последствия поведения человека в относительно замкнутой группе людей.

    Это обобщенное знание о людях, которое получено относительно небольшой группой людей – ученых, поставивших своей целью получить обобщенное, закономерное, достоверное знание о людях. Эти ученые-психологии представители смежных наук о человеке пользуются специальными приемами получения знаний, т. е. методами науки. Для них очень важно обсуждение вопроса о соответствии методов науки и ее предмета. Результатом работы ученых является некоторая обобщенная закономерность. При использовании этого знания для воздействиия на человека встает вопрос о степени выраженности этого качества у конкретного человека. Очевидно, что найденную закономерность придется предельно конкретизировать. Итак, обобщенная закономерное знание о человеке, полученное учеными и проверенное на достоверность с помощью специальных методов, может быть названо научным или академичным, а основанная на нем психология – академическая психология.


    Практическая психология. В целом, появление практической психологии связано с формированием социального заказа на обоснованное воздействие на человека и группы людей. Это вызвано тем, что по мере развития общества увеличивается зависимость больших групп людей от действия одного человека или относительно небольшой группы людей.

Знания — Психология человека

Знание есть сила, сила есть знание.
Фрэнсис Бэкон

О том, что знания – это сила, слышали и знают многие. Однако далеко не все люди прилагают достаточно усилий для того, чтобы теми или иными полезными для них знаниями обзавестись. Поэтому, я считаю, что следует рассмотреть эту тему более подробно, чтобы каждый из вас, уважаемые читатели, четко понимал, в чем именно заключается великая сила знаний и что нужно делать, чтобы эту силу обрести. С одной стороны, вроде бы понятно, что нужно учиться, получать знания всеми доступными методами, чтобы многое знать и, следовательно, многое уметь. Но с другой стороны, о том, какие именно знания необходимо получать и каким образом это лучше делать, и главное, как их потом использовать в своей жизни, не всегда и не всем понятно. Поэтому с этим моментом определенно нужно как следует разобраться. И мы с вами это сделаем. Мы подробно рассмотрим данную тему и узнаем о знаниях все, что о них нужно знать.

Что такое знания?

Знания – это информация, которая, во-первых, проверена практикой, а во-вторых, – и это самое главное, – дает человеку наиболее полную картину реальности. В этом принципиальное отличие знаний от обычной информации, которая позволяет нам иметь лишь частичное представление о тех или иных вещах. Знания еще можно сравнить с инструкцией к чему-либо, а информацию с обычными советами. Те знания, которыми человек обладает, очень хорошо отложились в его памяти, благодаря тому, что он их неоднократно применял в своей жизни, закрепляя эти знания на практике и подтверждая их истинность своим собственным опытом. Со временем знания становятся бессознательным навыком.

Виды знаний

Знания бывают разными. Например, есть поверхностные знания, а есть глубинные. Поверхностные знания – это такие знания, которые основаны на видимых взаимосвязях между отдельными событиями и фактами в определенной предметной области. Для поверхностных знаний достаточно хорошей памяти – прочитал, услышал, увидел и запомнил полученную информацию, не думая о том, почему она именно такая, а не другая. И вроде бы как что-то знаешь. Поверхностные знания часто основаны на двух, максимум трех звеньях причинно-следственной цепи. Модель рассуждений человека, обладающего поверхностными знаниями, будет достаточно простой. Она обычно имеет такой вид: «Если [условие], то [действие]». Более сложные мыслительные конструкции в этой схеме, как вы понимаете, невозможны.

Совсем другое дело, глубинные знания, в них уже используется более сложная структура размышлений и рассуждений. Глубинные знания представляют собой абстракции, сложные схемы и глубокие аналогии, которые отображают структуру и процессы в предметной области. Глубинные знания опираются не только на память, но и на мышление. Причем они не сводятся лишь к построению и анализу причинно-следственных цепочек, а представляют собой сложную паутину размышлений/рассуждений, в которой множество фактов и процессов взаимосвязаны между собой. В этом случае какая-то одна причина может иметь несколько следствий, а одно конкретное следствие может вытекать из разных причин. Глубинные знания отражают целостную структуру и природу существующих процессов и отношений, которые протекают в предметной области. Эти знания позволяют детально анализировать и прогнозировать поведение объектов.

Знания также могут быть явными и неявными. Явные знания – это накопленный опыт, выделенный и представленный в форме инструкций, методик, руководств, планов и рекомендаций к действиям. Явные знания имею четкую и ясную структуру, они сформулированы и зафиксированы, как в памяти человека, так и на различных носителях. Неявные знания – это такие знания, которые трудно или затруднительно формализовать, то есть выделить с их помощью наиболее важные характеристики предмета изучения, обсуждения. Это интуитивные знания, личные впечатления, ощущения, мнение, догадки. Их не всегда просто объяснить, передать другим людям. Они похожи на плохо связанные между собой куски информации, а не на полную и ясную картину реальности.

Еще знания могут быть житейскими и научными. Житейские знания – это конкретные знания о чем-либо, которые основаны на случайных размышлениях и стихийных наблюдениях. Они нередко носят интуитивный характер и могут сильно зависеть от мнения окружающих. Эти знания часто бывают иррациональными, то есть не поддающимися объяснению и полному пониманию. Их нельзя применять ко всем ситуациям, несмотря на то, что человек получил эти знания благодаря своему опыту, потому что этот опыт является неполным, он лишь частично отражает закономерности тех или иных ситуаций. А вот научные знания – это уже более обобщенные, рациональные, продуманные и обоснованные профессиональным наблюдением и экспериментами знания. Они точны, универсальны, структурированы и систематизированы, их проще проанализировать, благодаря их системности, понять и передать другим людям. Поэтому стремиться нужно именно к таким знаниям, чтобы иметь более полное и точное представление о различных вещах в этом мире. Существуют и многие другие виды знаний, но мы с вами сейчас не станем их все рассматривать, оставим это дело для будущих статей. А вместо этого перейдем к более важным для нас вопросам.

Зачем нужны знания?

Чтобы тяга человека к знаниям была особенно сильной и постоянной, он должен четко понимать – зачем нужны знания. Все-таки их ценность не всегда очевидна, раз многие люди не гонятся за ними так же сильно, как, скажем, за деньгами. Некоторые ценности для нас более понятны, потому что мы пользуемся ими постоянно и открыто, и видим, какая от них польза. Те же деньги являются ценностью, которую мы все ощущаем, благодаря тому, что за деньги можно многое купить. Или, если говорить о том, на что мы готовы потратить свои деньги, то опять-таки, такие вещи, как “хлеб и масло” или крыша над головой, кажутся нам достаточно очевидными ценностями, так как мы нуждаемся в этих вещах и не можем без них обойтись. А вот полезность знаний как-то не совсем и не всегда заметна невооруженным глазом. Но на самом деле, именно от того, какими знаниями обладает человек, зависит наличие у него и денег, и хлеба с маслом, то есть еды на столе, и одежды, и жилья, и многих других важных и полезных для жизни вещей. Знания помогают людям ко всему этому прийти. И чем больше человек знает и чем качественнее его знания, тем легче ему прийти к нужным ему материальным и духовным ценностям. Ведь те же деньги можно зарабатывать разными способами – можно выполнять за них очень тяжелую, грязную и вредную для здоровья работу, а можно просто принимать правильные решения, давать нужные распоряжения, совершать несколько звонков в день и за два-три часа зарабатывать больше, чем многие люди зарабатывают на тяжелой работе за месяц и даже за год. И дело не в производительности труда, дело в умении выполнять такую работу, которую не могут выполнить многие другие люди, а также в умении переигрывать других людей в борьбе за место под солнцем. И всему этому способствуют качественные и обширные знания. Так что знания открывают перед человеком дверь в прекрасную, счастливую, богатую и светлую жизнь. И если вам такая жизнь интересна, если она вам нужна, тогда вам нужны и знания. Но знания нужны не все, а только такие, которые можно применить в жизни с пользой для себя. Давайте посмотрим, что это за знания.

Какие знания нужны?

Как бы некоторым из нас не хотелось обладать всеми существующими в мире знаниями, чтобы быть очень умными, совершенно очевидно, что это невозможно. Мы не можем знать все, потому что даже тех знаний, которые известны человечеству так много, что на одно только ознакомление с ними понадобится несколько жизней. А если еще учесть тот факт, что люди очень многого не знают об этом мире, то становится окончательно ясно, что знания нужно получать выборочно. Но выбор этот сделать непросто. Для этого человек должен определиться с тем, какой жизнью он хочет жить, каких целей планирует достичь и что для него ценно в этой жизни. От этого выбора будет зависеть его судьба. Мы не случайно не можем знать все, потому что нам это и не нужно. Нам нужно хорошо знать самое главное для нас, от чего будет зависеть наша судьба. А это главное нужно вначале выделить из всего остального. И чтобы это сделать, полезно обратиться к чужому опыту. Вокруг нас полно людей, которые уже прошли энную часть жизненного пути и на их примере можно видеть, какие знания оказались для них полезными, а какие нет. Жизнь разных людей показывает нам, какие знания к чему могут привести.

Вот мы с вами сегодня живем в такое время, когда различных знаний повсюду полно. Один только интернет чего стоит, в котором много всего интересного и полезного можно найти. Но такое изобилие информации и знаний мешает человеку разобраться с тем, что ему действительно нужно. Я не считаю, что это такая уж серьезная проблема, как, скажем, проблема нехватки знаний, ограничение доступа к информации, цензура, отсутствие возможности получать образование и тому подобные вещи. Но все равно мы должны признать, что обилие информации требует от нас серьезного подхода к ее отбору. И жизнь других людей, на которую я предлагаю вам ориентироваться – это лучший способ понять, какие знания важны, а какие нет. Все ошибки, которые вы можете совершить, уже кем-то когда-то были совершены. Все успехи, которых вы хотите и можете достичь – уже кем-то в той или иной форме были достигнуты. Поэтому опыт других людей бесценен. Изучайте его, и вы сможете понять, к каким знаниям вам следует стремиться. При этом не надо просто верить тому, что говорят другие люди, даже если это очень успешные люди. Лучше смотрите на то, чем и как они живут, где, как и чему учились и учатся, какие книги читают, чем занимаются, к чему стремятся. Дела честнее слов. Также имейте в виду, что успешные люди, показывают на примере своего опыта, какие знания могут быть полезны в жизни, поэтому к ним стоит стремиться. А вот неудачники, наоборот, своей жизнью могут показать, какие знания бессмысленны и бесполезны, а иногда и вредны. Это не точный показатель, но ориентироваться на него можно.

Знания и информация

Давайте, друзья, посмотрим, чем знания отличаются от информации. Все-таки ту или иную информацию мы получаем каждый день, а вот знания далеко не всегда. На этот счет существует несколько мнений. Обычно пишут и говорят о том, что знания от информации отличаются тем, что они являются частью опыта человека. То есть знания – это проверенная опытом информация, которой обладает человек. Это хорошее определение, но на мой взгляд не полное. Если бы знания являлись только частью нашего собственного опыта, то мы бы не использовали такую фразу, как “получение знаний”, мы бы говорили о получении информации, которая может стать знаниями, только в том случае, когда мы проверим ее собственным опытом. Но мы, тем не менее, используем такое словосочетание, как “получение знаний”, то есть, уже чего-то готового, чем можно пользоваться, не проверяя это на собственном опыте. Поэтому в моем понимании, знания – это более полная, более качественная, более структурированная и систематизированная информация, которая отражает максимально приближенную к реальности полную и целостную картину определенной предметной области. То есть, это более гармоничная, точная и достаточно обширная информация. А просто информация – это куски знаний, так сказать, элементы пазла, из которых еще нужно составить более полную и ясную картину о чем-либо. Так что знания – это уже составленная из разной информации картина реальности, или еще можно сказать, инструкция к жизни, которой мы можем пользоваться. Если, к примеру, я вам скажу, что какой-то определенный инстинкт отвечает за какое-то конкретное поведение человека, то это будет информация, потому что с этим куском знаний о человеке многое останется непонятным. Если же я расскажу вам все, что знаю об инстинктах, о том, как они работают, как взаимосвязаны между собой, как они управляют поведением человека и так далее и тому подобное, то это уже будут знания, которые я вам передам. То есть, это будет более целостная картина природы человека или инструкция к человеку, которая позволит вам многое о нем узнать, многое понять и главное, она позволит вам грамотно работать с людьми и самим собой. Информацию тоже можно использовать, но ее диапазон возможностей значительно ниже.

Получение знаний

Очень важно уметь правильно получать знания, чтобы при минимуме потраченных времени и сил усвоить максимум нужных и полезных знаний. Здесь очень важную роль играет способ донесения, а, следовательно, и получения информации, хоть с помощью книг, хоть с помощью любых других источников. Упор должен делаться на понимание, благодаря которому человек не теряет интереса к тому, о чем узнает. Ибо достаточной силой воли, необходимой для серьезного вникания в изучаемый предмет обладают не многие люди, тогда как интерес к чему-то, подогреваемый, помимо прочего и понятностью изучаемой информации, может оказаться отличной мотивацией к учебе. Человек будет с жадностью получать новые знания, если они будут для него понятными и по его мнению полезными. Вот качественное образование от некачественного отличается, в том числе и тем, как учителя преподносят знания своим ученикам, а не только тем, какие именно знания они им дают. Хороший учитель – это такой учитель, который способен объяснять ученикам материал не только на сложном научном языке, но и на языке простых людей. Можно даже сказать, что учитель должен уметь объяснять материал на языке пятилетнего ребенка, чтобы его могли понять все. Если знания подаются понятным языком, то они будут интересны людям, а если они интересны, то и внимания к ним будет больше. Если же преподносить людям знания на непонятном для них языке, то интерес к ним будет минимальным, если он вообще будет, и многие просто отвернутся от них, какими бы полезными не были эти знания.

Качество знаний

Нельзя не сказать и о такой важной вещи, как качество знаний, от которого зависит их эффективность. Все-таки знания мы получаем преимущественно ради использования их в своей жизни, а не ради того, чтобы просто о чем-то знать. Поэтому знания должны быть практичными и эффективными. Давайте с вами подумаем, как определить качество знаний, которые мы можем получать из тех или иных источников. Здесь, я считаю, приоритет стоит отдавать пониманию нами получаемых знаний. Как я писал выше – понятные знания не только интересны и в них хочется вникать, но они еще и хорошо усваиваются, и что особенно важно – их легче проверить. Помимо этого, знания должны быть понятными для того, чтобы человек мог не просто их запомнить, но и мог развивать эти знания и делать на их основе собственные выводы, то есть, рождать с их помощью новые знания. Затем, конечно, важно, чтобы знания были полными, а не обрывистыми и не в виде сухих фактов, которые опять-таки, нужно только запомнить, а в виде целой системы, в которой должна быть видна связь между фактами, чтобы было понятно, почему что-то устроено или работает так, а не иначе. И из этого вытекает следующий критерий качественных знаний – это их достоверность. Почему именно вытекает? Потому что знания, которые представлены в виде преимущественно фактов, а не в виде той системы рассуждений, состоящей из цепочки причинно-следственных связей, которая к этим фактам приводит и помогает их связать между собой, довольно сложно проверить на достоверность. Вам останется только поверить в такие знания, которые состоят исключительно из фактов, если вы сами не были очевидцем этих фактов. Факт – он либо есть, либо его нет. Но как узнать о том, существует ли факт на самом деле? Какие доказательства его существования самые надежные? Конечно, можно проверить те или иные факты и основанные на них знания на собственном опыте, так сказать, провести эксперимент, как это делается в науке. Но это потребует от вас немалого времени и сил. К тому же, если вы получили некачественные и даже вредные знания, то вы рискуете допустить серьезные ошибки при их проверке, которые будет непросто исправить. Поэтому важно видеть те цепочки рассуждений, которые позволяют нам проверить истинность тех или иных фактов, хотя бы на уровне теории, с помощью логических размышлений. А по возможности, можно перенести эту теорию на более или менее похожий опыт из своей жизни, чтобы с помощью этого переноса определить вероятность истинности того или иного факта, а вместе с тем и всех тех знаний, которые мы получаем.

Нередко для эффективного обучения нам требуется помощь других людей, которые помогают нам усвоить те или иные знания, связав их с тем опытом, свидетелями которого мы являлись и являемся. Вот почему нам нужны учителя, которые объясняют нам то, что написано в книгах и то, что мы видим вокруг себя. Они помогают нам сложить в голове полное представление о чем-либо, дополняя своими объяснениями те знания, которые мы получаем из книг. Впрочем, хорошие книги тоже способны многое объяснить, поэтому самостоятельное обучение может быть не менее, а то и более эффективным, чем обучение с помощью учителей. Но при условии, что книги и другие источники информации, по которым учится человек, действительно качественные.

Знание – сила

Теперь давайте задумаемся на тем, почему знание – это сила. Мы уже касались этого вопроса выше, но теперь мы рассмотрим его более подробно, дабы у вас была мощная мотивация к тому, чтобы получать новые знания, невзирая ни на какие преграды. Сила знаний заключается в том, что они позволяют человеку воплощать задуманное в жизнь, с помощью необходимой последовательности действий. Говоря проще – знания помогают нам избегать ненужных ошибок, при реализации своих желаний. Благодаря им мы легче ориентируемся в этом мире и можем на многое в нем повлиять. Знание чего-то позволяет нам этим чем-то управлять. А вот когда мы чего-то не знаем, мы ограничены в своих возможностях и тогда уже нами могут управлять те, кто знает больше нас.

Также знания делают нас более смелыми и уверенными в себе людьми. А смелость и уверенность позволяют людям добиваться успеха во многих делах. Вот допустим, если вы хотите что-то сделать, то вам нужно думать не о том, можно ли это сделать или нет, а о том, как можно это сделать, какие действия для этого нужно совершить. А до того, вам нужно задуматься над тем, где и какие знания вам надо получить, чтобы совершить необходимые действия [последовательность действий] и сделать нужное вам дело. То есть знания – это ключ к успеху в любом деле. Имея нужные знания, вы сможете воплотить в реальность любую свою идею. И это умение делать реальность такой, какой мы хотим ее видеть дает нам силу. Давайте зададимся таким вопросом: можно ли построить машину времени? Каким будет ваш ответ? Подумайте над ним. Если вы считаете, что машину времени построить нельзя, значит вы не осознаете всей той силы, которой обладают знания. Вы исходите из тех знаний, которыми обладаете в настоящий момент, и они не позволяют вам допустить вероятность того, что такую вещь, как машина времени построить можно. Хотя для этого просто необходимо получить другие знания, которые в настоящий момент человечеству неизвестны. А вот если вы человек мыслящий и понимаете одну простую, но очень важную истину, что мы, люди, многого еще не знаем об этом мире, то вы легко сможете допустить возможность создания машины времени и любого другого необычного устройства, которое может сильно изменить нашу жизнь. В этом случае перед вами будет стоять только один единственный вопрос: как это сделать? Так что сила знаний в том, что с их помощью мы можем сделать невозможное возможным.

Еще сила знаний очень ярко проявляется в тех случаях, когда человек не получает, а распространяет знания. Дело в том, что людьми движут не только их инстинкты, определяющие их потребности, но и идеи, убеждения, вера. А идеями люди заражаются из окружающего мира, в котором их кто-то создает и распространяет. И именно тот, кто заражает своими идеями умы большинства людей – получает высшую власть над ними. Это великая сила, с которой никакая другая сила не сравнится. Никакое насилие и никакой страх не сравнятся с силой идей, с силой убеждения и в конечном счете с силой веры людей во что-то. Потому что такая сила управляет людьми изнутри, а не снаружи. Так вот чтобы заразить людей своими идеями, нужно их создать и распространить в обществе. Это очень непростая задача, поэтому в мире так мало великих идеологов, которые вершат судьбы миллионов. Если же вы будете только получать знания, то это, конечно, тоже очень хорошо. Благодаря знаниям вы будете многое знать и многое уметь. Но при этом вы сами рискуете заразиться чужими идеями и в каком-то смысле стать их заложником. Это не всегда плохо, но имейте в виду, что высшим проявлением силы знаний является именно умение их создавать и распространять, а не получать и применять.

Цена знаний

Это, пожалуй, один из самых важных вопросов, ответ на который должен знать каждый человек. Сколько стоят хорошие во всех смыслах знания? Не спешите с ответом на этот вопрос, подумайте получше. Многие из нас знают и понимают, что знания нужны, знания важны, знания полезны. Но хорошие, качественные знания, которые человек не просто будет получать с помощью какого-то источника или в каком-нибудь учебном заведении, а которые ему будут подробнейшим образом объяснять, чтобы он их хорошо усвоил, имеют свою цену. Цена может быть разной, но важно понимать главное – хорошие знания бесценны! Вы прекрасно знаете о том, что хорошее образование стоит дорого, но при этом вы должны понимать, что хорошие знания, нужные знания, полезные знания, которые можно получить благодаря качественному образованию – всегда себя окупают, всегда. Поэтому вложение средств и времени в получение хороших знаний – это идеальная инвестиция. Я вообще считаю, что в этой жизни никогда нельзя жалеть деньги на такие вещи, как здоровье и обучение, все остальное второстепенно. Ведь совершенно очевидно, что любому человеку нужно хорошее здоровье, без него нормальной жизни не будет. Для этого он должен хорошо питаться, отдыхать нужное количество времени, пользоваться качественной медициной и по возможности не работать на вредной работе. Про вредные привычки я даже не говорю – они однозначно неприемлемы. И имея хорошее здоровье, человек должен заботиться о содержимом своей головы, чтобы занять в этой жизни достойное место. Поэтому на здоровье и знания ни в коем случае нельзя жалеть, ни денег, ни времени. Это не те вещи, по которым можно торговаться.

Как получать знания?

Чтобы получить хорошие знания, необходимо в первую очередь определиться с приоритетом тех методов их получения, которые тому или иному человеку доступны. И затем использовать эти методы в соответствующей последовательности. На мой взгляд, самый лучший способ получения знаний – это получение их от других людей и с помощью других людей. Только речь здесь не о том, что кто-то за вас будет решать, чему и как вам нужно учиться, а о том, что вы будете использовать другого человека, других людей, как своих учителей, чтобы научиться нужным вам вещам. То есть, определять план своего обучения нужно именно вам, как в случае с самообразованием – самым лучшим способом образования. Но при этом вам нужно использовать других людей в качестве помощников, наставников, советников, чтобы они подсказывали вам, чему и как полезно учиться. Ведь, скажем, если вы еще очень молоды и мало что знаете об этом мире, то самим вам будет сложно разобраться с тем, что в нем важно и ценно, а что нет. Нужно прислушиваться к советам других людей, более умных и более опытных, но ответственность за получаемые вами знания должна лежать на вас. Люди – это источник знаний, которым очень удобно пользоваться. Когда человек вам объясняет, что и как устроено в этом мире, когда вы можете задавать ему вопросы по непонятным вам моментам, можете переспрашивать, уточнять, спорить, можете исправлять свои ошибки в процессе обучения с его помощью – это просто прекрасный способ чему-то научиться, причем достаточно быстро.

Также очень большую роль в процессе получения знаний играют книги – это, с моей точки зрения, самый предпочтительный способ обучения без помощи живых людей. Не видео, не аудио, а именно книги, то есть, получение знаний с помощью печатного текста, с помощью знаков, символов, вот что полезно. Текст, неважно, на бумажном он носителе находится или на экране монитора – это материал, с которым нужно работать. Не просто просматривать его, как картинки, а именно работать с ним – вдумываться в написанные мысли, слова, идеи, законы, анализировать их, сравнивать, оценивать, проверять. Текст – он всегда перед глазами, его всегда можно разбить на отдельные предложения, фразы, слова, чтобы тщательнейшим образом его изучить. В некоторых случаях полезнее читать не книги, а статьи, в том числе и научные. Они полезны тем, что в них знания передаются в сжатом виде, в них нет такого количество ненужной писанины, как в большинстве книг. Все-таки, время у нас у всех ограничено, поэтому его может просто не хватать для того, чтобы читать большущие книги. А вот статья может, пусть и не всегда полно, но зато довольно быстро и точно передать вам самую суть тех или иных закономерностей, из которых формируются наши знания. А дальше вы уже сами для себя решите, во что вам нужно углубится и в какую сторону расширить свои познания, найдя дополнительные материалы по интересующей вас теме.

И еще один хороший способ получения знаний, давайте будем считать его третьим по значимости – это наблюдение за происходящим. Мы все имеем какой-никакой опыт, и продолжаем получать его ежедневно, который нас многому может научить. Причем это такой учитель, который никогда не обманет. Но чтобы нам чему-то научиться на своем опыте – необходимо быть предельно внимательным ко всему, что нас окружает и что с нами происходит. Многие люди ничему не учатся на своем опыте лишь потому, что не обращают на него должного внимания. Они не наблюдают за всем, что происходит в их жизни и поэтому много ценной информации проходит мимо них; не придают значения важным мелочам вокруг себя, которые могут о многом рассказать. Ну и, конечно же, они не анализируют достаточно хорошо все те ситуации, которые были в их жизни и чем-то их учили. Но я считаю, что человек может и должен учиться у всего, что он видит и слышит вокруг себя. Для этого просто нужно быть внимательным и наблюдательным. А эти качества может развить в себе каждый. Иной раз с помощью простого наблюдения можно научиться гораздо большему, чем с помощью многих хороших книг. Потому что оно способно показать вам такие детали в происходящем, на которые другие люди могут не обратить внимания или не придать им нужного значения. К тому же свой опыт, как правило, дает больше уверенности в понимании чего-либо, чем чужой, в искренности и корректности которого по ряду причин всегда можно усомниться.

Знания и мышление

Знания знаниями, но в наше время особое значение приобретает способность человека мыслить, в том числе и нестандартно, креативно, гибко. Мышление позволяет не только эффективно использовать имеющиеся у человека знания, но и создавать свои собственные, приходить к новым интересным идеям, способным в корне перевернуть его представление о чем-либо. А это, как вы уже знаете, тоже очень важно, а иногда и намного важнее уже накопленного человечеством опыта. Знания, даже очень хорошие, сегодня быстро устаревают, пусть и не полностью, но в значительной степени. Тогда как мышление актуально всегда, оно позволяет адаптировать старые знания к новым условиям и когда это необходимо, создать новые знания, которые помогут решить актуальную задачу. Поэтому научиться чему-то один раз, а потом всю жизнь почивать на лаврах, пользуясь своими знаниями, пока хоть еще и можно, но в скором будущем станет невозможным для тех людей, которые хотят жить хорошей, качественной жизнью. Современный мир ясно показывает нам, что учиться нужно всю жизнь. Только так можно выживать и добиваться успеха в высококонкурентной борьбе.

А хорошей жизнью лично я считаю такую жизнь, в которой человек занимается действительно любимым делом, пусть даже и за небольшие деньги, а не работает целыми днями на нелюбимой и иногда даже ненавистной работе, чтобы только заработать на кусок хлеба. Заниматься любимым делом в современном мире, не подстраиваясь под рынок труда – это большая роскошь. Если вы к этому придете, вы будете чувствовать себя счастливыми.

Так что, друзья, мышление обязательно нужно развивать. Без развитого мышления даже очень хорошие современные знания могут стать мертвым капиталом. А мертвые знания никому особо нужны. А чтобы сделать их живыми – нужно с помощью мышления адаптировать их для решения различных актуальных задач и проблем. Вот представьте себе современный средний или крупный бизнес, в котором идет жесточайшая конкурентная борьба, и чтобы в ней победить, нужно давать результат, а не откапывать в своей памяти запылившиеся знания, чтобы блеснуть ими перед конкурентами. Поэтому мышление выходит на первый план, так как оно позволяет нам быть более практичными. А знания сегодня можно очень быстро получить в интернете, причем многие из них будут более современными и точными, чем те знания, которые имеются у человека в голове.

Вообще, большая часть знаний – это то, что есть не только у одного человека, но и у многих других людей. И чем больше людей о чем-то знают, тем слабее это знание. Сила знаний определяется, в том числе и их доступностью. Если какие-то знания доступны лишь немногим людям, тогда в них много силы, а когда о них узнает большинство людей – они теряют свою силу. Вот, допустим, кто-то знает о чем-то полезном, а другие не знают этого, и этот кто-то имеет преимущество над остальными, благодаря своим знаниям, которые доступны только ему. Но стоит этим знаниям распространиться и человек потеряет свою силу, так как его монополия на эти знания рухнет. Ведь если все знают то, что знаете вы, то в чем тогда ваше преимущество, в чем ваша сила? Так вот, те знания, которые мы получаем стандартными способами, как правило, известны не только нам, но и многим другим людям. А значит большого преимущества перед этими другими людьми у нас при прочих равных условиях нет. Под прочими равными условиями я понимаю такие вещи, как готовность и умение человека применять свои знания, а также настойчивость, трудолюбие и тому подобные вещи. Без них ведь знания бесполезны.

Так что получается, что то, что знаем мы, нередко знают и некоторые другие люди, и это в определенной мере уравнивает нас с ними. А вот хорошее, развитое мышление способно привести человека к таким знаниям, которые будут известны только ему одному. Ведь мышление способно родить абсолютно новые знания, новые решения и новые идеи. Оно может привести человека к инсайту – озарению, прозрению, осознанию, прорыву в решении какой-то задачи, которую невозможно решить стандартными способами. Таким образом развитое мышление дает человеку серьезное преимущество над другими людьми. Так что знания – это, конечно, сила. Но вместе с развитым мышлением они становятся поистине великой и абсолютной силой.

Статья опубликована: 20.05.2017. Последнее обновление: 08.03.2020

Психологические знания — это… Что такое Психологические знания?

Психологические знания
— знания, опирающиеся на психологическую фактологию (см. Психологическая фактология) и теоретические рассуждения о закономерностях и механизмах формирования, развития и функционирования психики.

Энциклопедический словарь по психологии и педагогике. 2013.

  • Психологическая функция
  • психологические признаки труда:

Смотреть что такое «Психологические знания» в других словарях:

  • Юридико-психологические знания в подготовке руководителей ПОО к работе в экстремальных условиях — Одним из важнейших условий успешной управленческой подготовки руководителей для действий в экстремальных условиях, особенно в ситуациях, приближенных к боевым, является использование принципа комплексности в применении таких отраслей знания как… …   Энциклопедия современной юридической психологии

  • Профессионально-психологические знания — Сведения из области ЮП, ставшие достоянием сознания, памяти и регуляторами в профессиональной деятельности сотрудника. Это знание определенного объема общих положений ЮП и конкретных сведений по психологии осуществляемой деятельности; система… …   Энциклопедия современной юридической психологии

  • Психологические аспекты противодействия корыстной преступности — Действующий Уголовный кодекс к числу преступлений, существенным признаком которых является корыстная мотивация, отнес более 90 видов общественно опасных деяний. Являясь самой распространенной категорией преступных посягательств, корыстная… …   Энциклопедия современной юридической психологии

  • Психологические типологии — Проверить нейтральность. На странице обсуждения должны быть подробности …   Википедия

  • ФОРМИРОВАНИЕ НАУЧНОГО ДУХА: ВКЛАД В ПСИХОАНАЛИЗ ОБЪЕКТИВНОГО ЗНАНИЯ — ’ФОРМИРОВАНИЕ НАУЧНОГО ДУХА: ВКЛАД В ПСИХОАНАЛИЗ ОБЪЕКТИВНОГО ЗНАНИЯ работа Башляра (1938), центральный труд первого периода его творчества. Во Вступительном слове Башляр вводит отвлеченное понятие: ‘нормальное и плодотворное действие научного… …   История Философии: Энциклопедия

  • ФОРМИРОВАНИЕ НАУЧНОГО ДУХА: ВКЛАД В ПСИХОАНАЛИЗ ОБЪЕКТИВНОГО ЗНАНИЯ — работа Башляра (1938), центральный труд первого периода его творчества. Во Вступительном слове Башляр вводит отвлеченное понятие: нормальное и плодотворное действие научного духа . Башляр констатирует, что если наблюдать развитие научного духа,… …   История Философии: Энциклопедия

  • АКМЕОЛОГИЯ В СИСТЕМЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ. — Акмеология тесно связана с такими социальными науками, как философия, история, культурология, социология, экономика, политология, конфликтология, педагогика и экология. Линия взаимодействия акмеологии с этими науками проходит через социально… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Историко-психологические исследования в ЮП (состояние и перспективы) — В отличие от других психологических дисциплин в ЮП проведено мало историко научных исследований. При этом все они реализованы на переломных этапах ее развития: в 1920 е годы исследования М.Н. Гернета (1921, 1925), в 1960 70 е годы А.Р. Ратинова… …   Энциклопедия современной юридической психологии

  • национально-психологические особенности — основополагающая категория этнопсихологической науки, призванная выражать главный смысл проявления национальной психики (синонимы психология нации (см.), психический склад нации (см.), национальный характер (см.), а также элементов ее… …   Этнопсихологический словарь

  • НАЦИОНАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ — основополагающая категория этнопсихологической науки, призванная выражать главный смысл проявления национальной психики (синонимы психология нации (см. ), психический склад нации (см.), национальный характер (см.), а также элементов ее… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике


Особенности психологического знания

Беглое рассмотрение структуры психологического знания позволяет не только собственно систематизировать его, но и сделать ряд выводов относительно его характера и строения.

1. В структуре этого знания можно выделить компоненты, являющиеся стандартными составляющими любого научного знания и служащие «каркасом» системы познания в любой науке. Вместе с тем в психологии и строение этого каркаса, и некоторые его элементы обладают определенной спецификой. Например, большое значение имеют базовые «идеологии» и знание контекста, которые для многих наук мало актуальны.

2. Психологическое знание достаточно бессистемно. Выстроить какую-либо единую «пирамиду» этого знания не представляется возможным. В принципе, можно построить несколько таких «пирамид» — на идейно-методологических основаниях бихевиоризма, когнитивизма, психоанализа и др. , каждая из которых будет стоять особняком. Но любая из подобных «локальных пирамид», скорее всего, окажется очень неустойчивой, ибо даже знание, накопленное в рамках одной идейно-методологической ориентации, трудно уложить в единую систему. А некоторые элементы психологического знания, например инструментальные технологии, могут вообще остаться за пределами таких конструкций.

3. Психологическое знание релятивно, причем можно выделить три основных слагаемых этой релятивности. Во-первых, то, что считается знанием в рамках одних психологических школ и направлений, далеко не всегда признается таковым с позиций других, т.е. психологическое знание неотделимо от определенного идейно-методологического контекста его производства. Во-вторых, оно неотъемлемо от определенного объекта и той социокультурной (макро- и микросреды, в которую он погружен, а знание, полученное применительно к одной культуре, часто оказывается неприменимой к другим культурам. В-третьих, психологическое знание ситуативно, т. е. зависит от конкретной ситуации его получения: скажем, коэффициенты корреляции, измеренные на одной и той же выборке спустя некоторое время, всегда оказываются несколько другими.

4. Психологическое знание в значительной степени зависимо от процесса его социализации, т.е. от оформления психологического опыта в соответствии с определенными правилами. Не всякое психологическое знание признается собственно знанием: чтобы стать таковым, оно должно пройти достаточно длительную «социальную обработку», на которую далеко не у всех психологов, в том числе и у исследователей, хватает сил, времени и возможностей. В результате реальный массив психологического знания намного превосходит объем «официального» знания научной психологии. Во многом, поэтому создается впечатление (иногда верное, иногда нет), будто, например, практикующие психологи в своей работе опираются не на научное знание, а на смесь интуиции и обыденного опыта.

5. Все вышесказанное не означает, что психологическое знание эфемерно и мало похоже на знание точных наук. Психологическое знание — это тоже Знание (да простит читатель такую тавтологию), но, во-первых, знание плохо организованное, во-вторых, знание «скользящее», изменяющееся вслед за его постоянно изменяющимся объектом. В то же время неорганизованность, релятивность и бессистемность психологического знания не следует абсолютизировать.

В принципе любая книга по психологии — это определенным образом организованное психологическое знание. Однако это организованность особого рода, отличающаяся от типовой организации знания в точных науках и определяющаяся не столько онтологией изучаемых объектов (хотя и ею тоже), сколько потребностями познающего субъекта — в основном, потребностью психологического сообщества в облегчении понимания и изучения этих объектов.

Релятивность психологического знания тоже не следует переоценивать. Несмотря на его «скользящий» характер в нем остаются инвариантные и неизменные компоненты, например, психологические законы, хотя даже в этом случае инвариантность и неизменность понимаются несколько иначе, чем в естественных науках.

Исследователи, обеспокоенные состоянием психологического знания, могут избрать для себя одну из трех стратегий. Им придется либо смириться с «вечным кризисом» психологической науки, воспринимая ее как науку, находящуюся на допарадигмальной стадии развития и списывая все ее недостатки на недостаточный уровень ее развития, либо ждать формирования единой парадигмы, которая объединит психологическую науку и придаст психологическому знанию организованный, устойчивый и надситуативный характер, либо они могут попытаться найти нетрадиционные варианты организации психологического знания, не пытаясь выстроить его по образцу естественных наук.

«Знание психологии усложняет жизнь, но применение психологии делает жизнь ярче и богаче»

С 1 по 3 февраля прошла Зимняя школа для абитуриентов магистратуры факультета психологии НИУ ВШЭ.

День первый

Зимняя школа состоялась в одном из подмосковных пансионатов, но перед тем, как отправиться туда, участники — около сорока человек из многих регионов России и стран СНГ — побывали на самом факультете психологии. Взяв на себя роль гидов, преподаватели факультета Зарина Лепшокова и Екатерина Осипова (сотрудницы Международной научно-учебной лаборатории кросс-культурных исследований и одновременно преподаватели магистерской программы «Прикладная социальная психология») помогли абитуриентам ознакомиться с кафедрами и научными лабораториями, лекционными и семинарскими аудиториями, тренинговыми и компьютерными классами. Затем об истории факультета психологии, его образовательных программах, ближайших и перспективных планах рассказали научный руководитель факультета Владимир Шадриков и и.о. декана Владимир Штроо.

В пансионат участники Школы приехали ближе к вечеру 1 февраля. Прежде всего, важно было прояснить целевые установки и ожидания и выбрать интересующие направления подготовки, чтобы записаться на участие в мероприятиях следующего дня работы Школы. Поэтому, поселившись в комфортабельных номерах, абитуриенты собрались в главном зале пансионата, где и состоялось основное событие дня — взаимное знакомство, проведенное преподавателями кафедры психологии личности и одновременно двух ее магистерских программ — «Исследование, консультирование и психотерапия личности» и «Персонология и экзистенциальная психотерапия» — Анной Пауковой и Еленой Станковской.

Также участникам предстояло сделать выбор между измерениями и психоанализом: между программами «Измерения в психологии и образовании» (совместная программа с Институтом развития образования ВШЭ) и «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование», знакомство с которыми открывало следующий рабочий день Школы.

 

День второй

Перед теми, кого заинтересовала возможность применить психоаналитический подход в бизнес-консультировании, выступил руководитель программы Андрей Россохин. Слушатели Школы узнали, что это первая и единственная программа в России, направленная на профессиональную подготовку магистров в области как клинического, так и прикладного психоанализа, в равной степени сочетающая в себе теоретическое и практическое, клиническое и психоаналитическое бизнес-образование. Андрей Россохин особенно подчеркнул практическую ориентацию магистерской программы, представляющей собой скорее один большой мастер-класс, чем привычное университетское обучение.

На факультете психологии ВШЭ создается Центр психоанализа и психологического консультирования, который станет базой для постоянной практики бакалавриата и магистратуры. Для проведения мастер-классов привлекаются руководители и топ-менеджеры ведущих отечественных и зарубежных кампаний, а будущие магистры будут проходить практику в качестве психоаналитически ориентированных консультантов в их компаниях.

Презентация Андрея Россохина быстро переросла в живую дискуссию, слушатели задавали множество вопросов, в том числе, о роли психоанализа в бизнес-консультировании, о перспективах психоанализа в России, о различиях между бизнес-консультированием и коучингом.

После общего рассказа о программе у «школьников» была возможность больше узнать о психоаналитически-ориентированном коучинге (об этом рассказала преподаватель Марина Мусатова) и психоанализе финансов и финансового поведения (доцент Виталина Чибис), а также попробовать проработать свои личные истории в формате психоаналитически-ориентированной психодрамы, проведенной: заместителем заведующего кафедрой психоанализа и бизнес-консультирования Светланой Федоровой.

Особым событием для слушателей стал мастер-класс одного из видных представителей новой бизнес-элиты, генерального директора компании «Свеза» (входящей в «Северсталь-групп») — Андрея Кашубского, сумевшего найти рецепт успеха в альянсе психологии, психоанализа и бизнеса, чем он охотно делился с присутствующими. Его мастер-класс «Как стать лидером?» достаточно быстро превратился в брифинг, гостя забросали вопросами о ключевых компетенциях лидера, о психоаналитическом бизнес-консультировании, трендах программ развития лидерства, об уровне психологической культуры российских менеджеров. Основываясь на собственном опыте работы с психоаналитическим коучем, Андрей Кашубский рассказал о важности новой магистерской программы для современных и динамично развивающихся компаний и их руководителей. Бизнес ждет новое поколение профессионально подготовленных психоаналитических бизнес-консультантов и рассчитывает, что они будут способствовать развитию организаций, их сотрудников и руководителей, отметил Кашубский.

Параллельно с этим вторая группа участников в рамках презентации магистерской программы «Измерения в психологии и образовании» знакомилась с принципами проведения измерений в образовательных программах, особенностями компьютерного тестирования, инструментами оценки персонала в организациях, различиями в тестировании нового типа (на примере ЕГЭ) и традиционными экзаменами.

День «измерений» открылся приветственным словом соруководителя магистерской программы Юлии Тюменевой. Это первая и пока единственная в России программа, где предлагается современная, разработанная по стандартам аналогичных программ американских университетов, подготовка специалистов в области разработки тестов. «Школьники» узнали, что происходит в мире тестологии в нашей стране и за рубежом, а также в каких областях востребованы специалисты этого профиля.

Более глубокое погружение участников в «измерения», проходило с опытным «ныряльщиком» Дмитрием Аббакумовым, студентом 2 курса магистратуры. На его мастер-классе удалось заглянуть по другую сторону экрана компьютера и изучить анатомию компьютерного тестирования. Известно, что в наше время компьютерное тестирование становится все более популярным. А как генерируются варианты теста? Какой путь проходят ответы испытуемого прежде, чем превратиться в отчет, выводимый на экран монитора? Как компьютер подбирает индивидуальные задания для каждого испытуемого? А какая математическая модель отвечает за валидность и объективность теста? Что ждет компьютерное тестирование в XXI веке? Эти, а также многие другие вопросы были рассмотрены на лекции Дмитрия Аббакумова.

На мастер-классе преподавателя программы Евгения Осина участники ознакомились с основными направлениями современных исследований в психологии. Как сосуществуют сегодня качественные и количественные методы? Что предпочесть — тест или интервью? Тема оказалась волнующей и вызвала бурное обсуждение, но чем больше становилось известно, тем больше вопросов возникало у участников мастер-класса. И очень логичным оказался плавный переход к групповой дискуссии, в рамках которой обсуждались особенности традиционного экзамена и активно внедряемого сегодня единого тестирования.

В процессе дискуссии, которую вела доцент Елена Карданова, участникам была предоставлена возможность найти ответ на вопрос, что же все-таки лучше: тест или традиционный экзамен? Участники Школы, разделились на две команды и подготовили выступление в защиту своей позиции.

Одним из наиболее долгожданных для слушателей Зимней школы оказался мастер-класс «Оценка персонала в организации», который совместно представили студенты второго курса магистратуры Анисья Ярёменко и Дмитрий Аббакумов. «Школьникам» представилась возможность не только поучиться созданию карты компетенций и использованию эффективных методов оценки персонала, но и «создать» идеального специалиста по измерениям и примерить на себя его «пиджачок».

Завершился день общешкольным просмотром и обсуждением актуальной кинокартины о социально-психологических закономерностях возникновения протестных социальных групп.

 

День третий

О психологии в бизнесе участники Школы смогли узнать от ведущих преподавателей-практиков, имеющих богатый опыт психологической работы с бизнесменами, с организациями и с запросами рынка в целом. Дискуссия об основных психологических проблемах бизнес-организаций, во время которой соруководитель программы, заведующая кафедрой теории организаций Наталья Иванова поделилась опытом работы с поступающими к ней запросами от бизнесменов, сменилась мастер-классами Елены Бескинской по специфике проведения ассессмент-центров и Виктории Белоусовой о роли коучинга в сопровождении бизнес-процессов. Для знакомства с научно-исследовательской составляющей магистерской программы у участников была возможность при профессиональной поддержке преподаватель Андрея Ловакова и Владимира Штроо проанализировать типичные ошибки в проведении организационно-психологических исследований. Завершилась презентация программы «Психология в бизнесе» тренингом одного из наиболее востребованных навыков в бизнесе — тренингом делового общения.

Презентацию магистерской программы «Исследование, консультирование и психотерапия личности» провел ее руководитель Александр Орлов. Сначала он познакомил участников Зимней школы, ориентированных на консультативную и психотерапевтическую работу, с преподавателями программы: Вениамином Колпачниковым, Еленой Кирилловой и Анной Пауковой. Сама презентация была оформлена как путешествие участников по страницам веб-ресурса магистерской программы. Значительное внимание было уделено специфике магистерской программы — ее ориентации на человекоцентрированный подход (Person-CenteredApproach), разработанный крупнейшим психологом и психотерапевтом XX века Карлом Роджерсом. Многочисленные вопросы слушателей  были связаны прежде всего с партнерством магистерской программы с Центром изучения человека, США, Всемирной ассоциацией человекоцентрированной и экспириентальной психотерапии и консультирования, Великобритания, Московской службой психологической помощи населению и Обществом человекоцентрированного подхода, Россия.

Дальнейшая работа была построена как череда тематически разнообразных практических занятий — мастер-классов, проводившихся под руководством преподавателей магистерской программы «Исследование, консультирование и психотерапия личности». В рамках мастер-класса по психологическому контактированию участники Школы могли познакомиться сразу с тремя преподавателями магистерской программы. Старший преподаватель Елена Кириллова сначала рассказала, а потом и продемонстрировала пре-контакт — начальную стадию установления психологического контакта между клиентом и консультантом (психотерапевтом). Доцент Вениамин Колпачников провел занятие, в процессе которого у участников была возможность побывать и консультантом (психотерапевтом), и клиентом, поучаствовать в общей сложности в 8 двухминутных мини-сессиях, качество психотерапевтического слушания в которых модерировалось ведущим — в результате все участники работы на своем опыте почувствовали и поняли, насколько важными в консультационной (психотерапевтической) работе являются установки и мотивации слушающего. Профессор Александр Орлов рассказал об основных зонах контакта клиента и консультанта (психотерапевта), а также о связи этих зон контакта с эффективностью консультационной (психотерапевтической) работы.

Во второй половине дня старший преподаватель Елена Кириллова провела мастер-класс, посвященный специфике психотерапевтического высказывания. Она рассказала участникам о своем диссертационном исследовании и его результатах, а затем наглядно продемонстрировала особенности интенционального состава психотерапевтического высказывания, а также возможности авторской диагностической методики интент-анализа психотерапевтического дискурса для исследовательской и супервизионной работы. Продолжился день мини-конференцией о возможностях раскрытия творческого потенциала в психотерапии, построенной в форме обсуждения презентаций, докладов и сообщений участников Зимней школы.

Завершил насыщенную программу дня мастер-класс профессора Александра Орлова и преподавателя Анны Пауковой, посвященный онтопсихологическому и процессуальному способам психотерапевтической работы со сновидениями. В ходе этого мастер-класса участники не только узнали об этих способах, но и смогли увидеть специфику этих форм работы с материалом сновидений на примере двух психотерапевтических сессий с участниками-волонтерами. Практическая работа оказалась настолько захватывающей, что ее обсуждение вышло за рамки отведенного времени и было продолжено за вечерним чаем.

 

День четвертый

В завершающий рабочий день Школы ее участники смогли познакомиться еще с двумя магистерскими программами факультета психологии: «Прикладная социальная психология» и «Персонология и экзистенциальная психотерапия».

Занятия, посвященные магистерской программе «Прикладная социальная психология», начались с презентации руководителя программы, профессора Надежды Лебедевой, во время которой можно было подробно обсудить вопросы поступления, трудоустройства выпускников, преимуществ программы. Далее координатор программы, доцент Александр Татарко провел мастер-класс «Элементы кросс-культурного менеджмента» — обсуждались сase-studies из сферы управления международной организацией. Все случаи были взяты из личного профессионального опыта автора мастер-класса. У участников была возможность поработать в мини-группах и оценить, какие социокультурные факторы необходимо принимать во внимание в сфере управления, организации и менеджмента международных компаний. Автором второго мастер-класса «Психологический анализ рекламы» была преподаватель магистерской программы «Прикладная социальная психология», профессор Алла Купрейченко. Абитуриенты магистратуры познакомились с основными психологическими проблемами создания рекламы и приобрели уникальный практический навык самостоятельной оценки эффективности рекламных продуктов.

Вторая половина дня состояла из практикума и групповой дискуссии по просмотренным видеоматериалам. Видеосюжеты, подготовленные командой Международной Лаборатории социокультурных исследований, послужили предметом социально-психологического анализа.

Российско-австрийская магистерская программа «Персонология и экзистенциальная психотерапия» вначале была представлена ее соруководителем, профессором Еленой Старовойтенко. Она рассказала об уникальном сочетании в содержании данной программы теоретических и практических разработок Московской школы персонологии и Венской школы экзистенциального анализа. Программа рассчитана на тех, кто интересуется современной психологией личности, экзистенциальной психотерапией и консультированием, а также желает приобрести опыт самопознания и развивающего общения в группах. В качестве достоинства программы было отмечено партнерство с Венским Международным обществом экзистенциального анализа и логотерапии GLE-International, президентом которого является соруководитель магистерской программы Альфрид Лэнгле.

На мастер-классе выдающегося консультативного психолога, ординарного профессора НИУ ВШЭ Вадима Петровского, «школьникам» было предложено поразмышлять о любви и разных уровнях ее проявления с учетом анализа явных и скрытых транзакций, происходящих между партнерами. Философские и феноменологические темы решимости, согласия с собой, принятия себя поднимались в групповой дискуссии под руководством Владимира Шумского и Елены Уколовой, одним из выводов которой стало понимание того, что «знание психологии вначале несколько усложняет жизнь, но затем применение этих знаний на практике делает жизнь ярче и богаче». Возможность применить психологические знания о мужском и женском началах, присутствующих во внутреннем мире каждого человека, представилась в процессе анализа видеофрагментов кинокартины «Орландо», модерируемого Анастасией Исаевой, а также в процессе разбора наиболее частых запросов, с которыми обращаются современные россияне к психологу-консультанту и психотерапевту.  То, что знание психологии делает жизнь ярче и богаче, удалось доказать и в ходе экзистенциального анализа личного опыта переживания любви и эротики, которым делились участники Зимней школы на мастер-классе Владимира Шумского, Елены Уколовой и Елены Станковской. Практическая работа и опыт самопознания были настолько захватывающими, что рабочий день участников завершился гораздо позже намеченного.

В целом четыре дня интенсивной работы, по признанию некоторых из слушателей Зимней школы, открыли для них столько возможностей в психологии как науке и практике, что отчасти выбор собственного направления даже несколько усложнился. Но в одном участники Школы не сомневаются — что скоро увидят друг друга и ставших уже «своими» преподавателей на студенческой Олимпиаде, а затем, если все сложится, — и на занятиях в магистратуре Вышки в следующем учебном году.

Психология человека

Вся наша жизнь — это бесконечная череда событий, ситуаций, дел, встреч, разговоров, перемен, побед и поражений, надежд и разочарований. Другими словами, жизнь человека – это постоянное взаимодействие его внутреннего мира с окружающей действительностью.

Каждый день мы просыпаемся, начинаем свой день, выполняем разные дела, общаемся с множеством людей, ходим на работу, развиваем бизнес или занимаемся чем-то ещё. Жизнь человека в современном мире – это жизнь в мире высоких технологий, нескончаемого потока информации, стремительного развития и перемен. И чтобы соответствовать всем требованиям окружающей действительности, человек должен быть внутренне стойким, развитым, способным преодолевать трудности и имеющим несгибаемый внутренний стержень, который всегда будет поддерживать и помогать оставаться сильным.

Современный мир готов поглотить человека в считанные секунды, сделать его частью серой массы, обезличить, опустошить и выкинуть на обочину. И если человек не готов к этому, то поражения не миновать. Но есть способ выйти победителем в этой борьбе.

Одними из самых важных знаний для человека в наше время являются знания в сфере психологии, а одним из главнейших навыков – умение применять их на практике. Чтобы разбираться в людях, уметь находить с ними общий язык и общаться, быть способным моментально подстроиться под любую ситуацию, всегда помочь себе и другим, нужно понимать психологию. Чтобы проблемы и стресс, которые сегодня с огромной силой давят на человека, не сломали вас или ваших близких, и вы или они могли продолжить свой путь, нужно разбираться в психологии человека. Чтобы понимать остальных на глубинном уровне, уметь взрастить самого себя, воспитать своих детей, повлиять на окружающих, нужно знать нюансы психологии людей. Чтобы добиваться успехов, достигать новых результатов, покорять новые высоты, жить в достатке, гармонии и благополучии, нужно владеть важными знаниями — знаниями о психологии человека.

Учитывая важность психологических знаний, а также причины, которые мотивируют людей расти и развиваться, их желание становиться лучше и улучшать свою жизнь, мы создали данный курс, который называется «Психология человека». В уроках этого курса мы подробно исследуем очень важные вещи: раскрываем основные и ключевые проблемы психологии человека, этапы и закономерности его развития и становления его личности, формирования особенностей его поведения и общения с людьми. Этот курс даёт возможность ответить на вопросы о том, как понять психологию человека, как самому оказывать влияние на свою жизнь, окружающих и, главное, самого себя. Изучение психологии и применение в жизни полученных знаний способствует личностному росту, улучшению личной жизни, налаживанию прекрасных взаимоотношений, достижению успехов в профессиональной сфере и других областях деятельности. Данный курс «Психология человека» — это онлайн-тренинг, состоящий из уроков, в которых содержится интересная теоретическая информация о психологии человека, приводятся примеры (опыты, тесты, эксперименты) и, что самое главное, даётся большое количество практических советов, которые вы сможете применить на практике уже в первый день знакомства с тренингом. В конце курса приведены ссылки на полезные материалы: книги (в том числе аудиокниги), видео, записи семинаров, эксперименты и цитаты о психологии.

Оглавление:

Что такое психология человека?

Психология (от древнегреческого «знание о душе») – это наука, изучающая недоступные для внешнего наблюдения структуры и процессы (что иногда называют «душой») с целью объяснить поведение человека, а также особенности поведения отдельных людей, групп и коллективов.

Психология человека является сложной, но важной и интересной для изучения дисциплиной. Как уже, наверное, стало понятно, психология человека является очень увлекательным направлением научных знаний и охватывает множество разделов, познакомиться с которыми вы, имея желание, можете самостоятельно. Можно даже сказать, что именно с этого момента и начнётся ваше саморазвитие, т.к. вы уже самостоятельно примете решение о том, что конкретно вы бы хотели изучить и начнёте осваивать новые знания. Психология человека, сама по себе, обладает множеством свойств, одним из которых является боязнь всего нового и непонятного. Для многих людей это является преградой на пути саморазвития и достижения желаемых результатов. Мы рекомендуем вам отбросить любые страхи и сомнения, и приступить к изучению материалов нашего сайта и данного курса. Через некоторое время вы будете гордиться собой, благодаря новым умениям и достигнутым результатам.

Объект психологии — это человек. Отсюда можно сделать вывод, что любой психолог (или интересующийся психологией) является исследователем самого себя, благодаря чему в психологических теориях возникает тесная взаимосвязь объективного и субъективного.

Предмет психологии в разные исторические эпохи всегда понимался по-разному и с позиции разных направлений психологической науки:

  • Душа. Такой позиции до начала XVIII века придерживались все исследователи.
  • Явления сознания. Направление: английская эмпирическая ассоцианистская психология. Главные представители: Дэвид Гартли, Джон Стюарт Милль, Александр Бэн, Герберт Спенсер.
  • Непосредственный опыт субъекта. Направление: структурализм. Главные представители: Вильгельм Вундт.
  • Приспособляемость. Направление: функционализм. Главные представители: Уильям Джеймс.
  • Происхождение психических деятельностей. Направление: психофизиология. Главные представители: Иван Михайлович Сеченов.
  • Поведение. Направление: бихевиоризм. Главные представители: Джон Уотсон.
  • Бессознательное. Направление: психоанализ. Главные представители: Зигмунд Фрейд.
  • Процессы переработки информации и их результаты. Направление: гештальтпсихология. Главные представители: Макс Вертгеймер.
  • Личный опыт человека. Направление: гуманистическая психология. Главные представители: Абрахам Маслоу, Карл Роджерс, Виктор Франкл, Ролло Мэй.

Основные разделы психологии:

  • Общая психология
  • Акмеология
  • Дифференциальная психология
  • Гендерная психология
  • Когнитивная психология
  • Виртуальная психология
  • Военная психология
  • Прикладная психология
  • Инженерная психология
  • Клиническая (медицинская психология)
  • Нейропсихология
  • Патопсихология
  • Психосоматика и психология телесности
  • Онкопсихология
  • Психотерапия
  • Педагогическая психология
  • Психология искусства
  • Психология родительства
  • Психология труда
  • Психология спорта
  • Психология управления
  • Экономическая психология
  • Этнопсихология
  • Юридическая психология
  • Криминальная психология
  • Судебная психология

Как нетрудно заметить, разделов психологии существует множество, и разные направления изучают разные аспекты личности человека и его деятельности. Какой раздел будет по душе лично вам, вы сможете определить, ознакомившись с каждым из них самостоятельно. В нашем же курсе мы рассматриваем психологию человека в общем и целом, не выделяя какие-то направления, виды или разделы, но делая возможным применение новых навыков в любой сфере жизнедеятельности.

Применение психологических знаний

Применение психологических знаний необходимо и полезно совершенно в любой области деятельности человека: семья, учёба, наука, работа, бизнес, дружба, любовь, творчество и пр. Но важно научиться применять в разных ситуациях соответствующие знания. Ведь то, что может эффективно сработать в общении с коллегами по работе, может совсем не подойти в отношениях с любимым человеком. То, что является подходящим для семьи, может не пригодиться в творчестве. Хотя, конечно же, есть и общие приёмы, которые являются универсальными и действуют практически всегда и везде.

Знания о психологии дают человеку множество преимуществ: развивают и делают более эрудированным, образованным, интересным, разносторонне развитым. Человек, обладающий психологическими знаниями способен понять истинные причины происходящих с ним (и другими) событий, осознать мотивы своего поведения и понять мотивы поведения окружающих. Знание психологии человека — это возможность решения множества проблем с существенно большей скоростью и эффективностью, увеличение способности противостоять невзгодам и неудачам, возможность достигать выдающихся результатов там, где другие не могут. Навык применения психологических знаний, при условии его систематического и регулярного закрепления, сделает вас более сильной личностью, обладающей существенными преимуществами перед остальными. Перечислять все плюсы можно очень и очень долго. Но, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. И проводя аналогию с этой поговоркой, можно сказать, лучше один раз применить, чем сто раз прочитать.

Также стоит отметить, что знания психологии уже давно применяются вами в повседневной жизни. Но вот только делается это спонтанно, неосознанно и без понимания того, какую силу, мощь и потенциал несут эти знания в себе на самом деле. И если вы действительно хотите стать ближе к «лучшему себе» и улучшить свою жизнь, этому можно и нужно намеренно научиться.

Как этому научиться?

Естественно, знания о психологии не присутствуют у нас с рождения, а формируются в течение жизни. У кого-то, конечно, есть предрасположенность к психологии. Такие люди часто становятся психологами, интуитивно разбираются в людях, немного по-другому смотрят на жизнь. Другим же приходится специально изучать психологические знания, прикладывать больше старания и терпения к тому, чтобы их усвоить. Но, в любом случае, научиться можно всему. И овладеть навыком применения психологических знаний – тем более. Причём, сделать это вы можете самостоятельно.

Есть два аспекта обучения этому навыку – теоретический и практический.

  • Теоретический аспект психологии – это те знания, которые преподаются в учебных заведениях, а также даются в представленном курсе;
  • Практический аспект психологии – это применение новых знаний в жизни, т. е. переход от теории к практике.

Но нередко происходит так, что теория так и остаётся теорией, потому что люди просто не знают, что же им делать с той информацией, которой они теперь владеют. Любые уроки, курсы, тренинги, лекции, семинары и т.д. должны быть направлены на практическое применение знаний в реальной жизни.

С учётом этой особенности и составлен тот курс, введение к которому вы сейчас читаете. Цель данного курса – не только дать вам хорошую теоретическую базу психологических знаний, но и научить вас использовать эти знания. Все уроки курса имеют двустороннюю направленность – это теория и практика. Теоретическая часть содержит в себе самые важные знания по теме психологии человека и представляет собой их квинтэссенцию. Практическая часть, в свою очередь, состоит из рекомендаций, советов, психологических методов и приёмов, рассчитанных на то, что вы будете их использовать.

Данный курс «Психология человека» — это:

  • Систематизированный и понятный любому человеку материал, изложенный в простой, интересной и доступной форме.
  • Сборник полезных советов и рекомендаций, которые легко применять на практике с первого же дня.
  • Возможность увидеть себя и свою жизнь, а также других людей с новой, до этого неизвестной вам стороны.
  • Возможность повысить уровень своего интеллекта, образования и эрудиции на несколько уровней, что, несомненно, играет существенную роль в жизни современного человека.
  • Возможность найти главную мотивирующую силу, которая будет побуждать вас идти только вперёд и достигать успехов.
  • Возможность вырасти как личность, и повысить уровень и качество своей жизни.
  • Возможность научиться налаживать контакт с любыми людьми (от собственных детей и родителей до начальства и хулиганов на улице).
  • Способ прийти к гармонии и счастью.

Хотите проверить свои знания?

Если вы хотите проверить свои теоретические знания по теме курса и понять, насколько он вам подходит, можете пройти наш тест. В каждом вопросе правильным может быть только 1 вариант. После выбора вами одного из вариантов, система автоматически переходит к следующему вопросу.

Уроки психологии

Изучив множество теоретических материалов, выбрав самое важное и адаптировав под практическое применение, мы создали ряд уроков по психологии человека. В них рассматриваются самые популярные разделы и направления психологии, приводятся данные научных исследований и мнения специалистов. Но самое главное – это то, что акцент каждого урока сделан именно на практические советы и рекомендации.

Урок 1. Общая психология. Человек очень многогранен и его личность обладает огромным количеством уникальных особенностей. Но для того, чтобы мы могли жить в мире более гармонично и осознанно, а также имели возможность помогать и себе и другим людям, нам нужен какой-то инструмент, который поможет лучше узнать и понять человека. И таким инструментом как раз и является психологическая наука.

Что такое психология человека как явление и как наука? Какие существуют методы психологии? Как понять, что управляет действиями и поступками людей? Какими свойствами и характеристиками обладает человек как личность? Какие существуют формы психической активности? Ответы на эти и некоторые другие важные вопросы вы найдёте в первом уроке.


Урок 2. Методы психологии. Для того чтобы мы имели возможность применять психологические знания в своей жизни, нам нужно знать о том, какие вообще существуют методы психологии, что из арсенала психологических методов лучше использовать в разных жизненных ситуациях и какие правила нужно соблюдать, чтобы эти методы давали практические результаты и были эффективными.

В представленном уроке будут рассмотрены основные методы фундаментальной и практической психологии, их специфика, характеристика и классификация. Для лучшего усвоения материала описание каждого метода снабжено примером для применения в реальной жизни. Информация данного урока – это начало долгого и захватывающего пути познания внутреннего мира человека.


Урок 3. Личность в психологии. Стремление к улучшению жизни и эффективному взаимодействию с окружающими людьми – это естественная потребность большинства людей. Но как эту потребность удовлетворить? Как достичь действительно глубокого понимания человека? Что нужно делать для того, чтобы наша жизнь стала лучше, а мы сами и близкие нам люди чувствовали радость и получали удовольствие от общения друг с другом?

Усвоить основные принципы устройства внутреннего мира человека вам поможет данный урок. Из него вы узнаете о том, что такое личность человека, какова её структура и какими свойствами она обладает. После изучения этого урока вы станете лучше разбираться в людях, т.к. узнаете о них много нового. Также в этом уроке вы коснётесь темы развития личности и познакомитесь с самыми популярными направлениями в области исследования личности и их смысловым содержанием. Возможно даже, что вы откроете для себя такое направление, которое вызовет у вас наибольший интерес и будет способствовать ещё более успешному внедрению практической психологии в свою жизнь.


Урок 4. Мотивация человека: теории и методы. Каждый из нас к чему-то стремится и желает чего-то достичь. Но, к сожалению, не все люди способны понять, что же им нужно на самом деле и, тем более, найти в себе силы двигаться только вперёд по пути развития, преодолевая препятствия на своём пути и расширяя свои границы.

Что заставляет людей идти вперёд? Почему одни ставят перед собой серьёзные цели и успешно достигают их, а другие, в это же время, не могут добиться даже самых скромных и посредственных результатов? Что «зажигает» человека – мотивирует его? В чём смысл всех его поступков? Что такое мотивация, и какие существуют виды мотивации? Как её сохранить и повысить? Об этом и множестве других интересных вещей вы узнаете из представленного урока.


Урок 5. Психология развития и возрастная психология. Кто может ответить нам на вопрос о том, какими вырастут, к примеру, наши дети? Кто мог знать, какими вырастем мы? Что влияет на то, станет ли человек успешной, самостоятельной личностью и состоится в жизни, или же превратится в зависимого, слабого и инфантильного взрослого ребёнка, не способного чего-либо достичь? Мы можем ответить на эти вопросы. И даже больше – мы можем на это повлиять.

Но в этом случае нужно знать следующее: как происходит развитие человека и становление его личности; какие факторы влияют на его развитие и каковы закономерности и принципы этого процесса; какие существуют возрастные группы и чем они отличаются друг от друга? Важно также знать и особенности психологии развития как науки, иметь представление о методах этого раздела психологии и способах их использования. С этими знаниями вас познакомит именно этот урок нашего курса.


Урок 6. Социальная психология: отношения, взаимодействие и общение людей. Пожалуй, одной из главнейших тем не только в психологии, но и в жизни, можно назвать тему взаимоотношений людей. Человек – часть общества: он взаимодействует с окружающими и выполняет определённую социальную функцию. И чтобы человек мог выстраивать свои отношения с другими людьми, группами людей и обществом в целом наиболее эффективно, ему следует изучить и усвоить информацию об отношениях, взаимодействии и общении людей.

Последний урок курса «Психология человека» посвящён именно теме взаимодействия человека и социума. В нём рассматривается социальная психология как наука, её задачи и методы и т.д. Но главное – приводятся основные законы и закономерности социальной психологии, которые оказывают непосредственное влияние на жизнь и взаимоотношения людей. Данный урок станет для вас настоящим помощником в овладении мастерством выстраивания отношений с другими людьми и адаптации к жизни в любых социальных условиях.

Автор уроков: Кирилл Ногалес +

Как проходить занятия?

Информация из уроков данного курса полностью адаптирована для применения на практике и подходит абсолютно каждому. Самое главное здесь, как уже не раз говорилось, это переход от теории к практике. Можно годами читать умные книжки и знать много всего, но всё это будет равно нулю, если так и останется лишь багажом знаний.

Изучение всех уроков вы можете разбить на несколько этапов. К примеру, поставьте себе задачу, изучать по 2 урока в неделю: 1 день – изучение материала, 2 дня – проверка на практике, 1 день – выходной и т.д. Но нужно не просто читать, а именно изучать: внимательно, осознанно, целенаправленно. Сами же советы и практические рекомендации, представленные в уроках, важно не просто один раз проверить или применить, а систематически внедрять в свою каждодневную деятельность. Выработайте у себя привычку всегда помнить о том, что вы изучаете психологию человека – это автоматически будет вызывать у вас желание применять что-то новое в жизни снова и снова. Навык применения психологических знаний на практике со временем станет отточенным и автоматическим, ведь он в большей степени зависит от опыта. И наши уроки как раз и направлены на то, чтобы научить вас, как этот опыт получить и придать ему верное направление.

Дополнения и вспомогательные материалы:

Психологические игры и упражнения

Игры и упражнения, созданные специально для того, чтобы познавать особенности психики человека. Существуют разные виды таких игр и упражнений: для детей и для взрослых, массовые и одиночные, для мужчин и для женщин, произвольные и целенаправленные и т.д. Использование психологических игр и упражнений помогает людям понять других и самих себя, сформировать одни качества и избавиться от других и т.д. Сюда относятся упражнения на развитие разных качеств, преодоление стрессов, повышение самооценки, сюжетно-ролевые, развивающие, оздоровительные игры и множество других игр и упражнений.

Книги, учебники, журналы

К этой категории дополнительных материалов относятся любые печатные издания, посвящённые теме психологии человека. В них содержится огромный объём полезной теоретической и практической информации, на изучение которой могут уйти многие месяцы и годы. Авторами книг, учебников и статей в журналах могут быть как специалисты-профессионалы в области психологии, так и исследователи-любители. Важно уметь выбрать из всего многообразия существующих изданий самые качественные, т.е. информативные, удобочитаемые и пользующиеся успехом у читателей.

Психологические эксперименты

Психологическими экспериментами называют проводимые в социальных условиях опыты для получения новых психологических знаний. Эксперименты могут проводиться и учёными-специалистами и обычными людьми, желающими получить какие-то знания по психологии. При проведении экспериментов важно, чтобы они имели конкретную цель и были безопасны для окружающих. Самыми же известными, но, к сожалению, не самыми гуманными психологическими экспериментами принято считать:

Психологические эффекты

Психологические эффекты представляют собой устойчивые и легко определяемые закономерности, которые отражают межличностные отношения людей в группе и раскрывают специфику процессов, характеризующих параметры взаимодействия и общения людей. Психологические эффекты уже не раз доказали свою эффективность. Их можно часто наблюдать и в реальной жизни и специально воссоздавать с целью эксперимента. Наиболее известными психологическими эффектами являются:

Психологические тесты

Психологические тесты – это различного рода сборники специальных упражнений/вопросов/испытаний, созданные для выявления психических особенностей, закономерностей, явлений и свойств людей. Такие тесты широко применяются исследователями в специализированных заведениях и в обычных условиях. Также тесты нашли широкое применение во многих сферах жизни человека: науке, образовании, трудовой деятельности, бизнесе и других. Самыми распространёнными являются тесты на определение уровня интеллекта, способностей, личных качеств, интересов, склонностей, профориентацию и т.д.

Видеоматериалы по психологии

К списку видеоматериалов можно отнести документальные фильмы по психологии, художественные фильмы с психологическим уклоном, вебинары, записи лекций, тренингов, семинаров, различные видеоролики и т. д. Видеоматериалы хороши тем, что многие аспекты психологии человека показываются наглядно, т.е. человек получает визуальное подтверждение полученной информации, примеры применения знаний на практике, может видеть реакции людей и т.п. Видеоматериалы по психологии в свободном доступе находятся в Интернете, и обратиться к ним может любой желающий.

Цитаты известных людей о психологии

По поводу психологии высказывались многие великие люди и сами знаменитые психологи. Эти цитаты выражают их отношение к психологической науке и то, какое значение она для них представляла. Ниже в качестве дополнения мы приводим несколько таких цитат:

Психология — это выражение словами того, чего нельзя ими выразить.


Джон Голсуорси

Психотерапевты – это люди, которые лучше других научились ладить со своим безумием.


Эрих Фромм

Психолог — человек, который смотрит на всех остальных, когда красивая девушка заходит в комнату.


Альфред Адлер

Самая главная формула успеха — знание, как обращаться с людьми.


Теодор Рузвельт

Магический — просто другое слово для обозначения психического.


Карл Густав Юнг

Жизнь — это процесс постоянного выбора. В каждый момент человек имеет выбор: или отступление, или продвижение к цели. Либо движение к еще большей боязни, страхам, защите, либо выбор цели и рост духовных сил. Выбрать развитие вместо страха раз десять в день — значит десять раз продвинуться к самореализации.


Абрахам Маслоу

Вы представляете собой психологическое среднее тех пятерых человек, с которыми чаще всего общаетесь.


Джим Рон

Хороший психолог легко введет тебя в свое положение.


Карл Краус

У психологии длинное прошлое, но короткая история.


Герман Эббингхаус

А теперь предлагаем приступить к занятиям.

Желаем вам успеха в освоении навыка психологии человека!

Евгений БуяновКирилл Ногалес

знаний | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Индекс философии: Эстетика · Эпистемология · Этика · Логика · Метафизика · Сознание · Философия языка · Философия разума · Философия науки · Социальная и политическая философия · Философия · Философы · Список списков


Персонификация знания (греч. Επιστημη , Episteme) в библиотеке Цельса в Эфесе, Турция.

Знание — это то, что известно, в отличие от того, что не известно человеку. Это продукт мышления или мысли, который обычно использует или работает с такими понятиями, как истина, вера и мудрость. Определение знания должно соответствовать предпосылкам определения и отражать природу (или дальнейшие особенности или дескрипторы) знания. Поэтому лучший способ дать определение знания — взять аналогию и использовать ее в качестве модели для определения знания.

Удобная аналогия — определение числа. Число — это абстрактная сущность, которая представляет счет или измерение. Таким образом, знание — это собирательное название абстрактных сущностей, которые представляют собой конечный результат сложных когнитивных процессов, таких как восприятие, обучение, общение, ассоциация и рассуждение, происходящих из разных дисциплин, использующих разные парадигмы для описания реальности и опыта. Ненаучно звучащий термин для такого умственного упражнения называется разбиением на части — процессом, с помощью которого мы получаем разные результаты, наблюдая одно и то же.Термин знания также используется для обозначения уверенного понимания предмета, потенциально с возможностью использовать его для определенной цели.

Считается, что знания приобретаются или создаются посредством ознакомления, поскольку то, что известно, становится нам знакомым. Знакомство порождает через дифференциацию и изощренность и обычно работает с небольшими группами людей, которые разделяют один и тот же социальный опыт, состоящий в основном из навыков и компетенций профессии или профессии и общего языка, что означает словарный запас и прагматику одного и того же. , два основных фактора, связанных и связанных при определении знания.

Утверждая, что знание — это то, что мы знаем, а не то, чего мы не знаем, мы фактически участвуем в определении онтологии, вероятно, самого высокого или начального уровня, как в Библии, или в любом подобном предприятии. постигать существование, жизнь или бытие в противоположность их противоположностям, которые у нас нет прямого опыта или знания, несмотря на то, что они, как термины, являются частью наших систем репрезентаций знания.

Мы предполагаем, что обладаем безоговорочным научным знанием о какой-либо вещи, в противоположность знанию ее случайным образом, как это знает софист, когда мы думаем, что знаем причину, от которой зависит факт, как причину этого факта и причины этого факта. нет другого, и, кроме того, что факт не мог быть иным, чем он есть.Теперь, когда научное знание является чем-то подобным, очевидно — свидетельствуйте как те, кто ложно заявляет об этом, так и те, кто им действительно владеет, поскольку первые просто воображают себя такими, в то время как вторые также фактически находятся в описанном состоянии. Следовательно, надлежащий объект безоговорочного научного знания — это то, что не может быть другим, чем оно есть.

Определение знания — это живые дискуссии философов.Классическое определение, найденное в Платоне [1] (хотя и не одобренное им в конечном итоге), гласит, что для того, чтобы было знание , должны быть выполнены по крайней мере три критерия; что для того, чтобы считаться знанием, утверждение должно быть обоснованным, истинным и верить. Некоторые утверждают, что этих условий недостаточно, как якобы демонстрируют примеры из дела Геттье. Предлагается ряд альтернатив, в том числе аргументы Роберта Нозика в пользу требования, чтобы знание «отслеживало истину», и дополнительное требование Саймона Блэкберна о том, что мы не хотим говорить, что те, кто соответствует любому из этих условий «из-за дефекта, недостатка или неудача ‘иметь знания.Ричард Киркхэм предполагает, что наше определение знания требует, чтобы свидетельство верующего было таким, чтобы оно логически требовало истинности веры.

В отличие от этого подхода, Витгенштейн заметил, следуя парадоксу Мура, что можно сказать: «Он верит в это, но это не так», но не «Он знает это, но это не так». [2] Далее он утверждает, что они не соответствуют определенным ментальным состояниям, а скорее соответствуют различным способам говорить об убеждении. Здесь отличается не психическое состояние говорящего, а деятельность, которой он занимается.Например, в связи с этим, чтобы знать , что , что чайник кипит, не нужно находиться в определенном состоянии ума, а выполнять конкретную задачу с утверждением, что чайник кипит. Витгенштейн пытался обойти трудность определения, обращая внимание на то, как «знание» используется в естественных языках. Он рассматривал знания как случай семейного сходства.

Поскольку любое знание включает в себя концепции и будет выражаться с помощью терминов, взаимозависимости между знаниями и языком важны для самого определения.Это недавно продемонстрировал Эй. [3]

Локальные знания — это знания, специфичные для конкретной ситуации. Представьте себе две очень похожие породы грибов, которые растут по обе стороны горы: один питательный, другой ядовитый. Опора на знания с одной стороны экологической границы после перехода на другую может привести к голоду вместо того, чтобы есть под рукой совершенно здоровую пищу, или к отравлению по ошибке.

Некоторые методы получения знаний, такие как метод проб и ошибок или обучение на собственном опыте, как правило, создают высоко ситуативные знания.Одно из главных преимуществ научного метода заключается в том, что генерируемые им теории гораздо менее ситуативны, чем знания, полученные с помощью других методов.

Ситуационные знания часто связаны с языком, культурой или традициями.

Дисциплина эпистемологии ориентирована на частичное знание. В нем говорится, что в большинстве реалистичных случаев невозможно получить исчерпывающее понимание информационной области, но мы должны жить с тем фактом, что наши знания всегда неполные , то есть частичные.Большинство реальных проблем необходимо решать, используя частичное понимание контекста проблемы и данных о проблеме. Это сильно отличается от типичных простых математических задач, которые мы решаем в школе, где все данные даны, и мы прекрасно понимаем формулы, необходимые для их решения.

Основная статья: Управление знаниями

Управление знаниями — это теория управления, появившаяся в 1990-х годах. Он пытается понять, каким образом знания используются и продаются внутри организаций, и рассматривает знания как самодостаточные и рекурсивные.Эта рекурсия означает, что определение знания постоянно меняется. Управление знаниями рассматривает знания как информацию в определенном контексте. Знания в этом контексте состоят из информации, дополненной преднамеренностью (или направлением). Эта концепция согласуется с моделью DIKW, которая помещает данные, информацию, знания и мудрость во все более полезную пирамиду.

Основная цель управления знаниями состоит в том, чтобы гарантировать, что информация right доставляется лицу right как раз вовремя, чтобы принять наиболее подходящее решение.В этом смысле управление знаниями не заинтересовано в управлении знаниями как таковыми, , а в том, чтобы связывать знания и их использование. Это приводит к системам организационной памяти.

Инструменты быстрого сбора знаний объединяются с управлением знаниями для простой и эффективной передачи знаний от одного человека к другому.

Многие люди считают, что есть жанры или области знаний, которые не следует исследовать, или, другими словами, они должны быть табуированы. Часто кажется, что знание угрожает религии, философии и личным убеждениям или ценностям, и поэтому исключается из исследования.Иногда кажется, что знания приносят больше вреда, чем ценности, и поэтому считается, что они заслуживают контроля или ограничений.

Другая классификация знаний [править | править источник]

Знание, научное или иное, в основном бывает двух типов: лексическое и процедурное. Лексическое знание — это набор представлений об объектах, свойствах и отношениях, и они, как правило, представляют собой ярлыки, заголовки и заголовки со связанными словесными отрывками или другими модальностями, относящимися к ним.Они по своей природе статичны и номинальны и используются для описания мира в терминах неподвижного изображения и замороженных временных рамок. Они используются для обозначения топологии, чтобы показать пространственное расположение знаний. Существуют миллиарды экземпляров таких знаний, и их представления обычно организованы в виде каких-то списков, но на самом деле они нам не нужны, поскольку есть простые способы их обойти. Поэтому они не имеют большого значения для выживания, а их самый низкий уровень называется мелочью.

С другой стороны, процедурные знания являются более важным типом знаний, поскольку это знания типа «как делать» или «ноу-хау». Обычно это тот тип знаний, который несет новизну, никогда не хранится в секрете и, следовательно, имеет свою цену. Они имеют форму сообщения, то есть в них есть вербальный компонент, и поэтому они используются для описания временных отношений. Они также могут быть упорядочены или отсортированы по спискам, но по временным последовательностям, а не по пространственным последовательностям.Они более важны, потому что могут относиться к будущему, сущности всех знаний, в отличие от знаний о прошлом, которым нельзя помочь. А знание будущего с возможностью приспосабливаться к нему или адаптироваться к нему называется интеллектом.

И, наконец, все наши знания происходят из нашей концепции пространственно-временного континуума, который представляет собой самый низкий уровень рекурсии, используемый нашим мышлением, означающий, что наше исходное и фундаментальное знание о существовании относится к определенному моменту времени и точка пространства, относительно которой определяются остальные наши знания.И такие конкретные точки пространства и времени — это просто имена или слова в нашем мышлении, что нам нужно все время сортировать, как мы все знаем с тех пор, как Шекспир записал их.

Общее: Философия: Восточная — Западная | История философии: Древнее — Средневековье — Современное | Портал
Списки: Основные темы | Список тем | Философы | Философия | Словарь философских «измов» | Философские движения | Публикации | Каталог товаров …больше списков
Филиалы: Эстетика | Этика | Эпистемология | Логика | Метафизика | Философия : образование, история, язык, право, математика, разум, философия, политика, психология, религия, наука, социальная философия, социальные науки
Школы: Агностицизм | Аналитическая философия | Атеизм | Критическая теория | Детерминизм | Диалектика | Эмпиризм | Экзистенциализм | Гуманизм | Идеализм | Логический позитивизм | Материализм | Нигилизм | Постмодернизм | Рационализм | Релятивизм | Скептицизм | Теизм
Ссылки: Учебник по философии | Интернет-энциклопедия.философии | Философский словарь | Стэнфордская энциклопедия. философии | Руководство по философии Интернета

знаний | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Индекс философии: Эстетика · Эпистемология · Этика · Логика · Метафизика · Сознание · Философия языка · Философия разума · Философия науки · Социальная и политическая философия · Философия · Философы · Список списков


Персонификация знания (греч. Επιστημη , Episteme) в библиотеке Цельса в Эфесе, Турция.

Знание — это то, что известно, в отличие от того, что не известно человеку. Это продукт мышления или мысли, который обычно использует или работает с такими понятиями, как истина, вера и мудрость. Определение знания должно соответствовать предпосылкам определения и отражать природу (или дальнейшие особенности или дескрипторы) знания. Поэтому лучший способ дать определение знания — взять аналогию и использовать ее в качестве модели для определения знания.

Удобная аналогия — определение числа. Число — это абстрактная сущность, которая представляет счет или измерение. Таким образом, знание — это собирательное название абстрактных сущностей, которые представляют собой конечный результат сложных когнитивных процессов, таких как восприятие, обучение, общение, ассоциация и рассуждение, происходящих из разных дисциплин, использующих разные парадигмы для описания реальности и опыта. Ненаучно звучащий термин для такого умственного упражнения называется разбиением на части — процессом, с помощью которого мы получаем разные результаты, наблюдая одно и то же.Термин знания также используется для обозначения уверенного понимания предмета, потенциально с возможностью использовать его для определенной цели.

Считается, что знания приобретаются или создаются посредством ознакомления, поскольку то, что известно, становится нам знакомым. Знакомство порождает через дифференциацию и изощренность и обычно работает с небольшими группами людей, которые разделяют один и тот же социальный опыт, состоящий в основном из навыков и компетенций профессии или профессии и общего языка, что означает словарный запас и прагматику одного и того же. , два основных фактора, связанных и связанных при определении знания.

Утверждая, что знание — это то, что мы знаем, а не то, чего мы не знаем, мы фактически участвуем в определении онтологии, вероятно, самого высокого или начального уровня, как в Библии, или в любом подобном предприятии. постигать существование, жизнь или бытие в противоположность их противоположностям, которые у нас нет прямого опыта или знания, несмотря на то, что они, как термины, являются частью наших систем репрезентаций знания.

Мы предполагаем, что обладаем безоговорочным научным знанием о какой-либо вещи, в противоположность знанию ее случайным образом, как это знает софист, когда мы думаем, что знаем причину, от которой зависит факт, как причину этого факта и причины этого факта. нет другого, и, кроме того, что факт не мог быть иным, чем он есть.Теперь, когда научное знание является чем-то подобным, очевидно — свидетельствуйте как те, кто ложно заявляет об этом, так и те, кто им действительно владеет, поскольку первые просто воображают себя такими, в то время как вторые также фактически находятся в описанном состоянии. Следовательно, надлежащий объект безоговорочного научного знания — это то, что не может быть другим, чем оно есть.

Определение знания — это живые дискуссии философов.Классическое определение, найденное в Платоне [1] (хотя и не одобренное им в конечном итоге), гласит, что для того, чтобы было знание , должны быть выполнены по крайней мере три критерия; что для того, чтобы считаться знанием, утверждение должно быть обоснованным, истинным и верить. Некоторые утверждают, что этих условий недостаточно, как якобы демонстрируют примеры из дела Геттье. Предлагается ряд альтернатив, в том числе аргументы Роберта Нозика в пользу требования, чтобы знание «отслеживало истину», и дополнительное требование Саймона Блэкберна о том, что мы не хотим говорить, что те, кто соответствует любому из этих условий «из-за дефекта, недостатка или неудача ‘иметь знания.Ричард Киркхэм предполагает, что наше определение знания требует, чтобы свидетельство верующего было таким, чтобы оно логически требовало истинности веры.

В отличие от этого подхода, Витгенштейн заметил, следуя парадоксу Мура, что можно сказать: «Он верит в это, но это не так», но не «Он знает это, но это не так». [2] Далее он утверждает, что они не соответствуют определенным ментальным состояниям, а скорее соответствуют различным способам говорить об убеждении. Здесь отличается не психическое состояние говорящего, а деятельность, которой он занимается.Например, в связи с этим, чтобы знать , что , что чайник кипит, не нужно находиться в определенном состоянии ума, а выполнять конкретную задачу с утверждением, что чайник кипит. Витгенштейн пытался обойти трудность определения, обращая внимание на то, как «знание» используется в естественных языках. Он рассматривал знания как случай семейного сходства.

Поскольку любое знание включает в себя концепции и будет выражаться с помощью терминов, взаимозависимости между знаниями и языком важны для самого определения.Это недавно продемонстрировал Эй. [3]

Локальные знания — это знания, специфичные для конкретной ситуации. Представьте себе две очень похожие породы грибов, которые растут по обе стороны горы: один питательный, другой ядовитый. Опора на знания с одной стороны экологической границы после перехода на другую может привести к голоду вместо того, чтобы есть под рукой совершенно здоровую пищу, или к отравлению по ошибке.

Некоторые методы получения знаний, такие как метод проб и ошибок или обучение на собственном опыте, как правило, создают высоко ситуативные знания.Одно из главных преимуществ научного метода заключается в том, что генерируемые им теории гораздо менее ситуативны, чем знания, полученные с помощью других методов.

Ситуационные знания часто связаны с языком, культурой или традициями.

Дисциплина эпистемологии ориентирована на частичное знание. В нем говорится, что в большинстве реалистичных случаев невозможно получить исчерпывающее понимание информационной области, но мы должны жить с тем фактом, что наши знания всегда неполные , то есть частичные.Большинство реальных проблем необходимо решать, используя частичное понимание контекста проблемы и данных о проблеме. Это сильно отличается от типичных простых математических задач, которые мы решаем в школе, где все данные даны, и мы прекрасно понимаем формулы, необходимые для их решения.

Основная статья: Управление знаниями

Управление знаниями — это теория управления, появившаяся в 1990-х годах. Он пытается понять, каким образом знания используются и продаются внутри организаций, и рассматривает знания как самодостаточные и рекурсивные.Эта рекурсия означает, что определение знания постоянно меняется. Управление знаниями рассматривает знания как информацию в определенном контексте. Знания в этом контексте состоят из информации, дополненной преднамеренностью (или направлением). Эта концепция согласуется с моделью DIKW, которая помещает данные, информацию, знания и мудрость во все более полезную пирамиду.

Основная цель управления знаниями состоит в том, чтобы гарантировать, что информация right доставляется лицу right как раз вовремя, чтобы принять наиболее подходящее решение.В этом смысле управление знаниями не заинтересовано в управлении знаниями как таковыми, , а в том, чтобы связывать знания и их использование. Это приводит к системам организационной памяти.

Инструменты быстрого сбора знаний объединяются с управлением знаниями для простой и эффективной передачи знаний от одного человека к другому.

Многие люди считают, что есть жанры или области знаний, которые не следует исследовать, или, другими словами, они должны быть табуированы. Часто кажется, что знание угрожает религии, философии и личным убеждениям или ценностям, и поэтому исключается из исследования.Иногда кажется, что знания приносят больше вреда, чем ценности, и поэтому считается, что они заслуживают контроля или ограничений.

Другая классификация знаний [править | править источник]

Знание, научное или иное, в основном бывает двух типов: лексическое и процедурное. Лексическое знание — это набор представлений об объектах, свойствах и отношениях, и они, как правило, представляют собой ярлыки, заголовки и заголовки со связанными словесными отрывками или другими модальностями, относящимися к ним.Они по своей природе статичны и номинальны и используются для описания мира в терминах неподвижного изображения и замороженных временных рамок. Они используются для обозначения топологии, чтобы показать пространственное расположение знаний. Существуют миллиарды экземпляров таких знаний, и их представления обычно организованы в виде каких-то списков, но на самом деле они нам не нужны, поскольку есть простые способы их обойти. Поэтому они не имеют большого значения для выживания, а их самый низкий уровень называется мелочью.

С другой стороны, процедурные знания являются более важным типом знаний, поскольку это знания типа «как делать» или «ноу-хау». Обычно это тот тип знаний, который несет новизну, никогда не хранится в секрете и, следовательно, имеет свою цену. Они имеют форму сообщения, то есть в них есть вербальный компонент, и поэтому они используются для описания временных отношений. Они также могут быть упорядочены или отсортированы по спискам, но по временным последовательностям, а не по пространственным последовательностям.Они более важны, потому что могут относиться к будущему, сущности всех знаний, в отличие от знаний о прошлом, которым нельзя помочь. А знание будущего с возможностью приспосабливаться к нему или адаптироваться к нему называется интеллектом.

И, наконец, все наши знания происходят из нашей концепции пространственно-временного континуума, который представляет собой самый низкий уровень рекурсии, используемый нашим мышлением, означающий, что наше исходное и фундаментальное знание о существовании относится к определенному моменту времени и точка пространства, относительно которой определяются остальные наши знания.И такие конкретные точки пространства и времени — это просто имена или слова в нашем мышлении, что нам нужно все время сортировать, как мы все знаем с тех пор, как Шекспир записал их.

Общее: Философия: Восточная — Западная | История философии: Древнее — Средневековье — Современное | Портал
Списки: Основные темы | Список тем | Философы | Философия | Словарь философских «измов» | Философские движения | Публикации | Каталог товаров …больше списков
Филиалы: Эстетика | Этика | Эпистемология | Логика | Метафизика | Философия : образование, история, язык, право, математика, разум, философия, политика, психология, религия, наука, социальная философия, социальные науки
Школы: Агностицизм | Аналитическая философия | Атеизм | Критическая теория | Детерминизм | Диалектика | Эмпиризм | Экзистенциализм | Гуманизм | Идеализм | Логический позитивизм | Материализм | Нигилизм | Постмодернизм | Рационализм | Релятивизм | Скептицизм | Теизм
Ссылки: Учебник по философии | Интернет-энциклопедия.философии | Философский словарь | Стэнфордская энциклопедия. философии | Руководство по философии Интернета

знаний | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Индекс философии: Эстетика · Эпистемология · Этика · Логика · Метафизика · Сознание · Философия языка · Философия разума · Философия науки · Социальная и политическая философия · Философия · Философы · Список списков


Персонификация знания (греч. Επιστημη , Episteme) в библиотеке Цельса в Эфесе, Турция.

Знание — это то, что известно, в отличие от того, что не известно человеку. Это продукт мышления или мысли, который обычно использует или работает с такими понятиями, как истина, вера и мудрость. Определение знания должно соответствовать предпосылкам определения и отражать природу (или дальнейшие особенности или дескрипторы) знания. Поэтому лучший способ дать определение знания — взять аналогию и использовать ее в качестве модели для определения знания.

Удобная аналогия — определение числа. Число — это абстрактная сущность, которая представляет счет или измерение. Таким образом, знание — это собирательное название абстрактных сущностей, которые представляют собой конечный результат сложных когнитивных процессов, таких как восприятие, обучение, общение, ассоциация и рассуждение, происходящих из разных дисциплин, использующих разные парадигмы для описания реальности и опыта. Ненаучно звучащий термин для такого умственного упражнения называется разбиением на части — процессом, с помощью которого мы получаем разные результаты, наблюдая одно и то же.Термин знания также используется для обозначения уверенного понимания предмета, потенциально с возможностью использовать его для определенной цели.

Считается, что знания приобретаются или создаются посредством ознакомления, поскольку то, что известно, становится нам знакомым. Знакомство порождает через дифференциацию и изощренность и обычно работает с небольшими группами людей, которые разделяют один и тот же социальный опыт, состоящий в основном из навыков и компетенций профессии или профессии и общего языка, что означает словарный запас и прагматику одного и того же. , два основных фактора, связанных и связанных при определении знания.

Утверждая, что знание — это то, что мы знаем, а не то, чего мы не знаем, мы фактически участвуем в определении онтологии, вероятно, самого высокого или начального уровня, как в Библии, или в любом подобном предприятии. постигать существование, жизнь или бытие в противоположность их противоположностям, которые у нас нет прямого опыта или знания, несмотря на то, что они, как термины, являются частью наших систем репрезентаций знания.

Мы предполагаем, что обладаем безоговорочным научным знанием о какой-либо вещи, в противоположность знанию ее случайным образом, как это знает софист, когда мы думаем, что знаем причину, от которой зависит факт, как причину этого факта и причины этого факта. нет другого, и, кроме того, что факт не мог быть иным, чем он есть.Теперь, когда научное знание является чем-то подобным, очевидно — свидетельствуйте как те, кто ложно заявляет об этом, так и те, кто им действительно владеет, поскольку первые просто воображают себя такими, в то время как вторые также фактически находятся в описанном состоянии. Следовательно, надлежащий объект безоговорочного научного знания — это то, что не может быть другим, чем оно есть.

Определение знания — это живые дискуссии философов.Классическое определение, найденное в Платоне [1] (хотя и не одобренное им в конечном итоге), гласит, что для того, чтобы было знание , должны быть выполнены по крайней мере три критерия; что для того, чтобы считаться знанием, утверждение должно быть обоснованным, истинным и верить. Некоторые утверждают, что этих условий недостаточно, как якобы демонстрируют примеры из дела Геттье. Предлагается ряд альтернатив, в том числе аргументы Роберта Нозика в пользу требования, чтобы знание «отслеживало истину», и дополнительное требование Саймона Блэкберна о том, что мы не хотим говорить, что те, кто соответствует любому из этих условий «из-за дефекта, недостатка или неудача ‘иметь знания.Ричард Киркхэм предполагает, что наше определение знания требует, чтобы свидетельство верующего было таким, чтобы оно логически требовало истинности веры.

В отличие от этого подхода, Витгенштейн заметил, следуя парадоксу Мура, что можно сказать: «Он верит в это, но это не так», но не «Он знает это, но это не так». [2] Далее он утверждает, что они не соответствуют определенным ментальным состояниям, а скорее соответствуют различным способам говорить об убеждении. Здесь отличается не психическое состояние говорящего, а деятельность, которой он занимается.Например, в связи с этим, чтобы знать , что , что чайник кипит, не нужно находиться в определенном состоянии ума, а выполнять конкретную задачу с утверждением, что чайник кипит. Витгенштейн пытался обойти трудность определения, обращая внимание на то, как «знание» используется в естественных языках. Он рассматривал знания как случай семейного сходства.

Поскольку любое знание включает в себя концепции и будет выражаться с помощью терминов, взаимозависимости между знаниями и языком важны для самого определения.Это недавно продемонстрировал Эй. [3]

Локальные знания — это знания, специфичные для конкретной ситуации. Представьте себе две очень похожие породы грибов, которые растут по обе стороны горы: один питательный, другой ядовитый. Опора на знания с одной стороны экологической границы после перехода на другую может привести к голоду вместо того, чтобы есть под рукой совершенно здоровую пищу, или к отравлению по ошибке.

Некоторые методы получения знаний, такие как метод проб и ошибок или обучение на собственном опыте, как правило, создают высоко ситуативные знания.Одно из главных преимуществ научного метода заключается в том, что генерируемые им теории гораздо менее ситуативны, чем знания, полученные с помощью других методов.

Ситуационные знания часто связаны с языком, культурой или традициями.

Дисциплина эпистемологии ориентирована на частичное знание. В нем говорится, что в большинстве реалистичных случаев невозможно получить исчерпывающее понимание информационной области, но мы должны жить с тем фактом, что наши знания всегда неполные , то есть частичные.Большинство реальных проблем необходимо решать, используя частичное понимание контекста проблемы и данных о проблеме. Это сильно отличается от типичных простых математических задач, которые мы решаем в школе, где все данные даны, и мы прекрасно понимаем формулы, необходимые для их решения.

Основная статья: Управление знаниями

Управление знаниями — это теория управления, появившаяся в 1990-х годах. Он пытается понять, каким образом знания используются и продаются внутри организаций, и рассматривает знания как самодостаточные и рекурсивные.Эта рекурсия означает, что определение знания постоянно меняется. Управление знаниями рассматривает знания как информацию в определенном контексте. Знания в этом контексте состоят из информации, дополненной преднамеренностью (или направлением). Эта концепция согласуется с моделью DIKW, которая помещает данные, информацию, знания и мудрость во все более полезную пирамиду.

Основная цель управления знаниями состоит в том, чтобы гарантировать, что информация right доставляется лицу right как раз вовремя, чтобы принять наиболее подходящее решение.В этом смысле управление знаниями не заинтересовано в управлении знаниями как таковыми, , а в том, чтобы связывать знания и их использование. Это приводит к системам организационной памяти.

Инструменты быстрого сбора знаний объединяются с управлением знаниями для простой и эффективной передачи знаний от одного человека к другому.

Многие люди считают, что есть жанры или области знаний, которые не следует исследовать, или, другими словами, они должны быть табуированы. Часто кажется, что знание угрожает религии, философии и личным убеждениям или ценностям, и поэтому исключается из исследования.Иногда кажется, что знания приносят больше вреда, чем ценности, и поэтому считается, что они заслуживают контроля или ограничений.

Другая классификация знаний [править | править источник]

Знание, научное или иное, в основном бывает двух типов: лексическое и процедурное. Лексическое знание — это набор представлений об объектах, свойствах и отношениях, и они, как правило, представляют собой ярлыки, заголовки и заголовки со связанными словесными отрывками или другими модальностями, относящимися к ним.Они по своей природе статичны и номинальны и используются для описания мира в терминах неподвижного изображения и замороженных временных рамок. Они используются для обозначения топологии, чтобы показать пространственное расположение знаний. Существуют миллиарды экземпляров таких знаний, и их представления обычно организованы в виде каких-то списков, но на самом деле они нам не нужны, поскольку есть простые способы их обойти. Поэтому они не имеют большого значения для выживания, а их самый низкий уровень называется мелочью.

С другой стороны, процедурные знания являются более важным типом знаний, поскольку это знания типа «как делать» или «ноу-хау». Обычно это тот тип знаний, который несет новизну, никогда не хранится в секрете и, следовательно, имеет свою цену. Они имеют форму сообщения, то есть в них есть вербальный компонент, и поэтому они используются для описания временных отношений. Они также могут быть упорядочены или отсортированы по спискам, но по временным последовательностям, а не по пространственным последовательностям.Они более важны, потому что могут относиться к будущему, сущности всех знаний, в отличие от знаний о прошлом, которым нельзя помочь. А знание будущего с возможностью приспосабливаться к нему или адаптироваться к нему называется интеллектом.

И, наконец, все наши знания происходят из нашей концепции пространственно-временного континуума, который представляет собой самый низкий уровень рекурсии, используемый нашим мышлением, означающий, что наше исходное и фундаментальное знание о существовании относится к определенному моменту времени и точка пространства, относительно которой определяются остальные наши знания.И такие конкретные точки пространства и времени — это просто имена или слова в нашем мышлении, что нам нужно все время сортировать, как мы все знаем с тех пор, как Шекспир записал их.

Общее: Философия: Восточная — Западная | История философии: Древнее — Средневековье — Современное | Портал
Списки: Основные темы | Список тем | Философы | Философия | Словарь философских «измов» | Философские движения | Публикации | Каталог товаров …больше списков
Филиалы: Эстетика | Этика | Эпистемология | Логика | Метафизика | Философия : образование, история, язык, право, математика, разум, философия, политика, психология, религия, наука, социальная философия, социальные науки
Школы: Агностицизм | Аналитическая философия | Атеизм | Критическая теория | Детерминизм | Диалектика | Эмпиризм | Экзистенциализм | Гуманизм | Идеализм | Логический позитивизм | Материализм | Нигилизм | Постмодернизм | Рационализм | Релятивизм | Скептицизм | Теизм
Ссылки: Учебник по философии | Интернет-энциклопедия.философии | Философский словарь | Стэнфордская энциклопедия. философии | Руководство по философии Интернета

1.1 Методы познания — методы исследования в психологии

Цели обучения

  1. Опишите 5 методов получения знаний
  2. Узнайте о преимуществах и проблемах каждого из них.

Найдите минутку, чтобы поразмышлять над тем, что вы знаете, и как вы приобрели эти знания. Возможно, вы знаете, что вам следует заправить постель утром, потому что ваши мать или отец сказали вам, что это то, что вы должны делать, возможно, вы знаете, что лебеди белые, потому что все лебеди, которых вы видели, белые, или, возможно, вы знаете, что ваши лебеди белые. друг лжет вам, потому что ведет себя странно и не смотрит вам в глаза.Но стоит ли доверять знаниям из этих источников? Методы получения знаний можно разбить на пять категорий, каждая из которых имеет свои сильные и слабые стороны.

Интуиция

Первый метод познания — интуиция. Когда мы пользуемся интуицией, мы полагаемся на свое чутье, свои эмоции и / или свои инстинкты, чтобы направлять нас. Вместо того, чтобы исследовать факты или использовать рациональное мышление, интуиция предполагает веру в то, что кажется правдой. Проблема с опорой на интуицию заключается в том, что наша интуиция может ошибаться, потому что она вызвана когнитивными и мотивационными предубеждениями, а не логическими рассуждениями или научными доказательствами.Хотя странное поведение вашего друга может привести вас к мысли, что он / она лжет вам, возможно, он просто держит в себе немного газа или озабочен какой-то другой проблемой, не имеющей отношения к вам. Однако взвешивание альтернатив и обдумывание всех различных возможностей может парализовать некоторых людей, и иногда решения, основанные на интуиции, на самом деле превосходят решения, основанные на анализе (людям, интересующимся этой идеей, следует прочитать книгу Малкольма Гладуэлла «Blink»).

Орган

Пожалуй, один из самых распространенных методов получения знаний — это власть.Этот метод предполагает принятие новых идей, потому что некоторые авторитетные лица заявляют, что они верны. К этим авторитетам относятся родители, СМИ, врачи, священники и другие религиозные деятели, правительство и профессора. Хотя в идеальном мире мы должны иметь возможность доверять авторитетным фигурам, история учит нас обратному, и многие случаи зверств против человечества являются следствием того, что люди беспрекословно следуют авторитету (например, процессы над Салемскими ведьмами, нацистские военные преступления). На более мягком уровне, хотя ваши родители, возможно, говорили вам, что вам следует заправлять постель утром, заправка постели создает теплую влажную среду, в которой размножаются клещи.Открытые простыни создают менее благоприятную среду для клещей. Эти примеры показывают, что проблема с использованием авторитета для получения знаний заключается в том, что они могут ошибаться, они могут просто использовать свою интуицию, чтобы прийти к своим выводам, и у них могут быть свои причины вводить вас в заблуждение. Тем не менее, большая часть информации, которую мы получаем через авторитет, потому что у нас нет времени подвергать сомнению и независимо исследовать каждую часть знания, которую мы узнаем через авторитет. Но мы можем научиться оценивать полномочия авторитетных фигур, оценивать методы, которые они использовали для своих выводов, и оценивать, есть ли у них какие-либо причины вводить нас в заблуждение.

Рационализм

Рационализм предполагает использование логики и рассуждений для приобретения новых знаний. Используя этот метод, формулируются предпосылки и следуют логическим правилам, чтобы прийти к обоснованным выводам. Например, если мне дано предположение, что все лебеди белые, и предположение, что это лебедь, тогда я могу прийти к рациональному выводу, что этот лебедь белый, даже не видя лебедя на самом деле. Проблема с этим методом заключается в том, что если посылки неверны или имеется логическая ошибка, то вывод будет недействительным.Например, предположение, что все лебеди белые, неверно; в Австралии есть черные лебеди. Кроме того, без формального обучения правилам логики легко сделать ошибку. Тем не менее, если посылки верны и логические правила соблюдаются должным образом, то это надежный способ приобретения знаний.

Эмпиризм

Эмпиризм предполагает приобретение знаний посредством наблюдения и опыта. И снова многие из вас, возможно, поверили, что все лебеди белые, потому что вы когда-либо видели только белых лебедей.На протяжении веков люди верили, что мир плоский, потому что он кажется плоским. Эти примеры и множество визуальных иллюзий, обманывающих наши чувства, иллюстрируют проблемы, связанные с тем, чтобы полагаться только на эмпиризм для получения знаний. Мы ограничены в том, что можем испытать и наблюдать, и наши чувства могут обмануть нас. Более того, наш предыдущий опыт может изменить то, как мы воспринимаем события. Тем не менее эмпиризм лежит в основе научного метода. Наука опирается на наблюдения. Но не просто наблюдения, наука полагается на структурированные наблюдения, которые известны как систематический эмпиризм.

Научный метод

Научный метод — это процесс систематического сбора и оценки доказательств для проверки идей и ответов на вопросы. Хотя ученые могут использовать интуицию, авторитет, рационализм и эмпиризм для генерации новых идей, они не останавливаются на достигнутом. Ученые идут еще дальше, используя систематический эмпиризм для проведения тщательных наблюдений в различных контролируемых условиях, чтобы проверить свои идеи, и используют рационализм, чтобы прийти к достоверным выводам.Хотя научный метод является наиболее вероятным из всех методов получения достоверного знания, как и все методы получения знаний, он также имеет свои недостатки. Одна из основных проблем состоит в том, что не всегда возможно использовать научный метод; этот метод может потребовать значительных затрат времени и ресурсов. Другая проблема научного метода заключается в том, что его нельзя использовать для ответа на все вопросы. Как описано в следующем разделе, научный метод может использоваться только для решения эмпирических вопросов.Эта книга и ваш курс по методам исследования предназначены для того, чтобы предоставить вам углубленное изучение того, как психологи используют научный метод для улучшения нашего понимания человеческого поведения и разума.


Что такое психология?

Что такое психология?

Психология — это изучение разума и поведения. Он включает в себя биологическое влияние, социальное давление и факторы окружающей среды, которые влияют на то, как люди думают, действуют и чувствуют.

Более глубокое и глубокое понимание психологии может помочь людям лучше понять свои собственные действия, а также лучше понять других людей.

Типы психологии

Психология — это обширная и разнообразная область, охватывающая изучение человеческого мышления, поведения, развития, личности, эмоций, мотивации и многого другого. В результате появилось несколько различных подполей и областей специализации. Ниже приведены некоторые из основных областей исследования и применения психологии:

  • Аномальная психология — это исследование ненормального поведения и психопатологии. Эта специальная область ориентирована на исследование и лечение различных психических расстройств и связана с психотерапией и клинической психологией.
  • Биологическая психология (биопсихология) изучает, как биологические процессы влияют на разум и поведение. Эта область тесно связана с неврологией и использует такие инструменты, как МРТ и ПЭТ, для выявления травм или аномалий головного мозга.
  • Клиническая психология специализируется на оценке, диагностике и лечении психических расстройств.
  • Когнитивная психология — это исследование человеческих мыслительных процессов, включая внимание, память, восприятие, принятие решений, решение проблем и овладение языком.
  • Сравнительная психология — это раздел психологии, изучающий поведение животных.
  • Психология развития — это область, изучающая рост и развитие человека на протяжении всей жизни, включая когнитивные способности, мораль, социальное функционирование, идентичность и другие области жизни.
  • Судебная психология — это прикладная область, ориентированная на использование психологических исследований и принципов в системе правосудия и уголовного правосудия.
  • Промышленно-организационная психология — это область, в которой используются психологические исследования для повышения производительности труда и отбора сотрудников.
  • Психология личности фокусируется на понимании того, как развивается личность, а также на паттернах мыслей, поведения и характеристик, которые делают каждого человека уникальным.
  • Социальная психология фокусируется на групповом поведении, социальном влиянии на индивидуальное поведение, установках, предрассудках, конформизме, агрессии и связанных с ними темах.

использует

Наиболее очевидное применение психологии — это область психического здоровья, где психологи используют принципы, исследования и клинические данные, чтобы помочь клиентам управлять и преодолевать симптомы психического расстройства и психологического заболевания. Некоторые из дополнительных приложений психологии включают:

  • Разработка образовательных программ
  • Эргономика
  • Информирование государственной политики
  • Психиатрическое лечение
  • Повышение производительности
  • Личное здоровье и благополучие
  • Психологические исследования
  • Самопомощь
  • Дизайн социальных программ
  • Понимание развития ребенка

Трудно охватить все, что включает в себя психология, одним лишь кратким определением, но такие темы, как развитие, личность, мысли, чувства, эмоции, мотивации и социальное поведение, представляют лишь часть того, что психология пытается понять, предсказать и объяснить. .

Влияние психологии

Психология — это как прикладная, так и академическая область, которая приносит пользу как отдельным людям, так и обществу в целом. Большая часть психологии посвящена диагностике и лечению проблем психического здоровья, но это лишь верхушка айсберга, когда речь идет о влиянии психологии.

Вот некоторые из способов, которыми психология помогает людям и обществу:

  • Мы лучше понимаем, почему люди ведут себя именно так
  • Понимание различных факторов, которые могут влиять на человеческий разум и поведение
  • Понимание проблем, влияющих на здоровье, повседневную жизнь и благополучие
  • Улучшение эргономики для улучшения дизайна продукта
  • Создание более безопасных и эффективных рабочих мест
  • Помогает мотивировать людей на достижение их целей
  • Повышение производительности

Психологи добиваются этого, используя объективные научные методы понимания, объяснения и прогнозирования человеческого поведения.Психологические исследования очень структурированы, начиная с гипотезы, которая затем проверяется эмпирически.

Возможные подводные камни

В психологии много путаницы. К сожалению, таких неправильных представлений о психологии очень много, отчасти из-за стереотипных изображений психологов в популярных СМИ, а также из-за разнообразия карьерных путей тех, кто имеет ученую степень в области психологии.

Конечно, есть психологи, которые помогают раскрывать преступления, и множество профессионалов, которые помогают людям справляться с проблемами психического здоровья.Однако есть и психологи, которые:

  • Содействовать созданию более здоровых рабочих мест
  • Разработка и реализация программ общественного здравоохранения
  • Исследование безопасности самолетов
  • Помощь в разработке технологий и компьютерных программ
  • Изучение военной жизни и психологического воздействия боевых действий

Независимо от того, где работают психологи, их основные цели — помочь описать, объяснить, предсказать поведение человека и повлиять на него.

История психологии

Ранняя психология возникла как из философии, так и из биологии.Обсуждения этих двух предметов восходят к ранним греческим мыслителям, включая Аристотеля и Сократа.

Само слово «психология» происходит от греческого слова psyche , буквально означающего «жизнь» или «дыхание». Производные значения этого слова включают «душа» или «я».

Возникновение психологии как отдельной и независимой области исследований действительно произошло, когда Вильгельм Вундт основал первую экспериментальную психологическую лабораторию в Лейпциге, Германия, в 1879 году.

На протяжении всей истории психологии формировались различные школы мысли, объясняющие человеческий разум и поведение. В некоторых случаях определенные школы мысли на какое-то время стали доминировать в области психологии.

Ниже приведены некоторые из основных школ психологии.

  • Структурализм : структурализм Вундта и Титченера был самой ранней школой мысли, но вскоре начали появляться другие.
  • Функционализм : ранний психолог и философ Уильям Джеймс стал ассоциироваться со школой мысли, известной как функционализм, которая сосредоточила свое внимание на цели человеческого сознания и поведения.
  • Психоанализ : Вскоре эти начальные школы мысли уступили место нескольким доминирующим и влиятельным подходам к психологии. Психоанализ Зигмунда Фрейда был сосредоточен на том, как бессознательный разум влияет на поведение человека.
  • Бихевиоризм : Бихевиористская школа мысли отказалась от изучения внутренних влияний на поведение и стремилась сделать психологию изучением наблюдаемого поведения.
  • Гуманистическая психология: Позже гуманистический подход сосредоточился на важности личностного роста и самоактуализации.
  • Когнитивная психология : К 1960-м и 1970-м годам когнитивная революция стимулировала исследование внутренних психических процессов, таких как мышление, принятие решений, развитие речи и памяти.

Хотя эти школы мысли иногда воспринимаются как конкурирующие силы, каждая точка зрения внесла свой вклад в наше понимание психологии.

Слово Verywell

Как видите, хотя психология может быть относительно молодой наукой, она также обладает огромной глубиной и широтой.Оценка, диагностика и лечение психических заболеваний являются центральными интересами психологии, но психология охватывает гораздо больше, чем психическое здоровье.

Сегодня психологи стремятся понять множество различных аспектов человеческого разума и поведения, добавляя новые знания к нашему пониманию того, как люди думают, а также разрабатывают практические приложения, которые оказывают важное влияние на повседневную жизнь человека.

Психология помогает людям улучшить свое личное благополучие и преуспеть во все более сложном мире.

Общие знания, координация и стратегическое мышление в социальной жизни человека

Значимость

Люди — необычно способный к сотрудничеству вид, и наше сотрудничество бывает двух видов: альтруистическое, когда акторы приносят пользу другим за счет самих себя, и мутуалистическое, когда акторы приносят пользу себе и другим одновременно. Одна из основных форм мутуализма — это координация, при которой участники согласовывают свой выбор для взаимной выгоды. Формальные примеры включают собрания, разделение труда, а также правовые и технологические стандарты; неформальные примеры включают дружбу, иерархию власти, союзы и партнерства по обмену.Успешная координация обеспечивается общими знаниями: знанием чужих знаний, знанием своих знаний своих, до бесконечности. Таким образом, выяснение того, как люди приобретают и представляют общие знания, необходимые для координации, имеет важное значение для понимания человеческой социальности, от крупномасштабных институтов до повседневного опыта вежливости, лицемерия, возмущения и табу.

Abstract

Люди часто координируют свои действия ради взаимной выгоды, например, держатся противоположных сторон лестницы, называют объект или место названием или собираются в массовом порядке в знак протеста против режима.Поскольку успешная координация требует дополнительных выборов, эти возможности поднимают загадку о том, как люди достигают общих знаний, которые облегчают координацию, в которых человек знает X, знает, что другой знает X, знает, что другой знает, что он знает, до бесконечности. Мы показываем, что люди очень чувствительны к различию между общими знаниями и простыми частными или общими знаниями, и что они применяют это различие стратегически в различных социальных ситуациях, которые имеют структуру координационных игр, включая рыночное сотрудничество, инсинуации, вмешательство сторонних наблюдателей, атрибуцию милосердие, застенчивые эмоции и моральное осуждение.

Во многих ситуациях люди координируют свои действия с другими ради взаимной выгоды. Мы договариваемся о времени и месте встречи, приносим дополнительную еду на обед или разделяем обязанности по исследовательскому проекту. Хотя иногда это не требует усилий, координация может потерпеть неудачу, если люди не на одной странице, даже когда они хотят одного и того же. Расписания не совпадают, недопонимания множатся, общие цели не достигают цели или испорчены слишком большим количеством поваров. Дилеммы координации встречаются не только в повседневных ситуациях, но и в условностях и нормах, которые делают возможными сложные общества.Проблема координации становится одной из самых глубоких загадок в гуманитарных науках (1-4), и она требует особого рода рассуждений о ментальных состояниях, выходящих за рамки представления убеждений других.

Представьте, что Том и Лейла разделены толпой и им нужно найти друг друга. Том знает, что любимое место Лейлы — кафе, и поэтому подозревает, что она туда пойдет. Но потом он понимает, что Лейла может пойти в его любимое место, в бар. С другой стороны, думает Том, Лейла может рассудить, что он пойдет в ее любимое кафе.Том продолжает рассуждать о рассуждениях Лейлы (о его рассуждениях и т. Д.), Но это не приближает его к решению. Затем Том замечает башню в центре площади. Он предполагает, что Лейла тоже увидит башню и сочтет ее очевидным местом для встречи. Конечно же, она ждет его в башне, когда он прибудет.

Том не координировал свои действия с Лейлой, явно продумывая ее убеждения о своих убеждениях и так далее. Скорее, он интуитивно определил башню как место, идеально подходящее для координации.Как работает такое рассуждение? Как читать мысли читателя мыслей?

Томас Шеллинг (5) объяснил, что для координации без связи интеллектуальным агентам технически необходимо бесконечно вложенное знание единого решения, которое философ Дэвид Льюис (6) назвал «общим знанием». Разница между общими знаниями и частными и разделяемыми знаниями проиллюстрирована на рис. 1.

Рис. 1.

Уровни знаний. ( A ) Частное знание, когда каждый человек что-то знает, но ничего не знает о том, что знает кто-то другой.( B ) Общие знания, когда каждый человек что-то знает, а также знает, что это знают другие. ( C ) Общие знания, когда все знают, что это знают все. ( D ) Гипотетическое когнитивное представление общих знаний; общеизвестно, что число вложенных мыслей бесконечно. ( E ) Правдоподобное когнитивное представление обыденного знания, в котором знающий чувствует, что что-то является публично наблюдаемым.

В таких сценариях, как загадка рандеву без связи с внешним миром, игрокам необходимо общее знание не только проблемы и ее потенциальных решений, но и того, какое из этих решений выбрать среди множества равновесий (ситуаций, в которых ни один игрок не может извлечь выгоду, изменив свой выбор. без необходимости менять свой выбор другому игроку). Эта проблема неразрешима в рамках стандартной теории игр, поскольку рациональные игроки могут выбрать любое из этих состояний равновесия (5, 7, 8).Шеллинг (5) предположил, что у людей есть эффективные психологические обходные пути. В частности, они, как правило, останавливаются на фокусе — варианте, который выделяется настолько заметно, что можно сделать вывод, что другие замечают его, и почувствовать, что все остальные его замечают — по сути, делая это решение общеизвестным среди наблюдателей, учитывая их общая психология. * Например, Том и Лейла не только знают о башне, но и могут сделать вывод, что Том знает, что Лейла знает, что Том знает, и так далее.

Возможность того, что основные фокусы, психологический феномен, позволяют людям обрести общие знания, необходимые для решения координационных дилемм, предполагает, что существует обширная область пересечения между теорией игр, с одной стороны, и когнитивной и социальной психологией, с другой.Удивительно, но эта территория практически не исследована ни одной из сторон. Теоретико-игровая роль общих знаний изучалась математиками (10, 12), философами (6, 13), экономистами (14, 15), лингвистами (16⇓⇓ – 19), социологами (20), политологами ( 21) и информатики (22, 23), но это исследование рассматривает человеческое признание и представление общих знаний как черный ящик. Когнитивные ученые, со своей стороны, разработали обширную литературу по ментализации или «теории разума», но они почти полностью сосредоточились на том, как люди представляют убеждения других о каком-то положении дел в мире, а не на том, как они представляют свои убеждения о убеждения, в том числе общеизвестные (обзоры см. в исх.24⇓ – 26).

Здесь мы рассматриваем эксперименты, предназначенные для проверки гипотезы о том, что человеческий разум остро чувствителен к общепринятым знаниям как к адаптации для успешной координации с другими. Общепринятое знание — это своего рода рекурсивная метализация: удержание убеждений относительно убеждений других людей относительно верований других людей и т. Д. На первый взгляд, рекурсивная ментализация кажется маловероятным достижением, потому что людям трудно воспринимать многократно вложенные предложения, например: «Она думает, что я думаю, что она думает, что я так думаю… », которые быстро перегружают ограниченную рекурсивную способность человеческого познания (27).

Однако в некоторых обстоятельствах люди могут думать о разных уровнях мысли других (28, 29). Например, дети школьного возраста могут предположить, что Джон ошибочно считает, что Мэри не знает, что грузовик с мороженым двинулся (30). Люди, скорее всего, преуспеют в таком рассуждении, когда количество вложений невелико, когда вложенные ментальные состояния не идентичны, так что представление не является действительно рекурсивным, и когда определенные комбинации ментальных состояний известны и могут быть представлены в виде отдельных фрагментов. .Например, повседневные приписывания того, что кто-то является «осуждающим», «восприимчивым», «бестактным», «сострадательным» или «садистским», требуют размышлений о убеждениях этого человека о психических состояниях других. В сплоченных социальных кругах люди обычно делают запутанные атрибуции, например, Алиса думает, что Боб ошибочно обеспокоен тем, что Кэрол оскорблена непониманием того, что сказал Дейв (31, 32).

Тем не менее, состояние общих знаний само по себе не может быть представлено как набор предложений, вложенных в другие предложения, потому что независимо от того, сколько из них встроено, оно не будет соответствовать бесконечному числу, которое отличает общее знание от простого общего знания.Технически общеизвестные знания можно выразить с помощью рекурсивной формулы, например «Y: все знают X, и все знают Y». Мы предлагаем, чтобы люди представляли общие знания еще проще: как особенное когнитивное состояние, соответствующее ощущению того, что что-то является публичным, непознаваемым или «где-то снаружи».

Более того, общеизвестные знания не обязательно должны быть подтверждены путем рассуждений на основе убеждений других людей о верованиях других людей и индуктивного обобщения до бесконечности уровней. Скорее люди могут сделать это, используя множество перцептивных или концептуальных сигналов, включая точки фокусировки, транслируемое сообщение, публичные ритуалы, зрительный контакт или выпалившее заявление.Прототип можно найти в The Emperor’s New Clothes , где каждый наблюдатель в частном порядке знал, что император был обнажен, но не мог быть уверен, что это заметили все остальные, пока публичное восклицание маленького мальчика не сделало этот факт общеизвестным.

В этой истории есть и другая мораль. Общие знания, порожденные восклицанием мальчика, изменили не только познавательную осведомленность зрителей, но и их социальные отношения с императором и друг с другом, заставив их смеяться над ним.Причина, как мы полагаем, в том, что навигация между разными типами отношений — это координационная игра, и люди используют общие знания, чтобы определить, какие отношения существуют между ними. Теория игр координационных игр, таким образом, предсказывает, что чувствительность людей к общему знанию повсеместно присутствует в общественной жизни, проявляясь в разнообразных возможностях для сотрудничества.

Здесь мы рассматриваем эксперименты, которые помещают участников в реальные или воображаемые социальные ситуации, имеющие структуру координационных игр.Иногда вознаграждение за координацию явно выражено и оценивается в долларах и центах, но иногда они менее очевидны, поскольку затраты и выгоды носят социальный и эмоциональный характер. Эксперименты определяют, получают ли участники информацию, генерирующую частные, общие или общие знания. Эксперименты показывают, что люди чувствительны к различию и стратегически реагируют так, как предсказывает теоретико-игровой анализ координации.

Экономическое сотрудничество для взаимной выгоды

Mehta et al.(34, 35) сообщили о первых формальных экспериментах по координации и фокусам. Участники ответили на недостаточно уточненные вопросы, такие как «Запишите любое положительное число» и «Назовите любой цветок». В условиях согласования участники могли заработать бонусные деньги, если они выбрали тот же ответ, что и другой случайно выбранный участник. Mehta et al. обнаружили, что участники могут координировать свои ответы намного выше случайности и намного выше контрольного условия, при котором они не были заинтересованы в координации.Участники не выбирали свой любимый выбор или то, что, по их мнению, было любимым выбором своего партнера, но выбирали основные моменты: основные варианты, которые они сделали, выделялись для всех, например, «1» для числа или «роза» для цветка.

В этих и последующих исследованиях (1, 36–39) экспериментатор явно инструктировал участников координировать свои предположения, и для координации требовалось только одно вложенное убеждение (то, что другие могли бы догадаться). Исследования не показывают, что люди спонтанно понимают, что в социальных ситуациях им нужны общие знания как средство для достижения координации для их взаимной выгоды.Итак, мы изучили, как люди используют разные уровни знаний в координационной игре, которая неявно использовалась в вымышленном сценарии (11). Участники играли роль торговцев (мясника или пекаря), у которых было 2 выбора: работать в одиночку, делая либо булочки (если они были пекарем), либо куриные крылышки (если мясник), либо вместе пытаться продавать хот-доги. который требует, чтобы один торговец принес мясо, а другой — булочку. Важно отметить, что рыночная цена хот-догов варьировалась, и в разные дни могла быть больше или меньше дохода, который каждый торговец мог бы получить, работая в одиночку.Когда хот-доги были более прибыльными, участники столкнулись с классической дилеммой координации (часто называемой «охотой на оленя» в теории игр, после сценария, в котором 2 охотника могут в одиночку охотиться на кроликов, небольшую, но верную добычу, или координировать свои усилия, чтобы упасть. олень, который крупнее, но опаснее). Выигрыши, определяющие дилемму с ее двумя прибыльными равновесиями, показаны в Таблице 1.

Таблица 1.

Выигрыши за координационную игру в рыночном эксперименте

Смысл в том, чтобы увидеть, как участники отреагировали, когда узнали, что они оказались в затруднительном положении. Дилемма координации, при которой совместная работа была бы более прибыльной из-за высокой рыночной цены на хот-доги.В разных условиях эта информация раскрывалась по-разному, что в решающей степени влияло на их осведомленность о знаниях своего партнера. В состоянии «частного знания» посыльный сказал участнику, что хот-доги продаются по более высокой цене, но не сказал, знал ли об этом его коллега. (Во всех условиях состояния знания были представлены в правдоподобном контексте, например, когда посланник посетил и побеседовал — или нет — с другим торговцем.) Обладая «вторичными знаниями», посланник сообщил участнику цену и добавил, что партнер тоже это знал (но не более).Обладая «высшими знаниями», посланник сообщил участнику цену, сказал, что партнер это знает, а также сказал, что партнер знал, что участник знал это. При условии «общего знания» цена объявлялась по громкоговорителю: пример публичной, транслируемой или взаимно значимой информации, которую, как мы предполагаем, люди воспринимают как общеизвестную.

Как и предполагалось, участники чаще предпочитали работать вместе с вторичными или третичными общими знаниями, чем с частными знаниями, и чаще всего с общими знаниями (рис.2), что позволяет им воспользоваться классической координационной дилеммой.

Рис. 2.

Процент участников, которые пытались работать вместе, в зависимости от их знаний и знаний своего партнера. Печатается с разрешения исх. 11.

Участники также ответили на ряд вопросов о знаниях своего партнера. Чтобы проверить гипотезу о том, что общие знания — это особая когнитивная категория, а не высшая точка в континууме встраивания знаний, мы исследовали матрицу путаницы этих ответов (пропорции раз, когда участники идентифицировали каждое состояние знания как каждое из других состояний знания. ), согласно проверенному временем предположению, что если 2 стимула мысленно закодированы одинаково, их можно легко спутать друг с другом (40).Матрица путаницы представлена ​​в Таблице 2, которая подтверждает, что участники часто путали 2 условия обмена знаниями друг с другом (например, 23% участников принимали третичное знание за вторичное), но редко путали общие знания с общими или частными знаниями. Модель ошибок согласуется с гипотезой о том, что общее знание — это психологически отличное состояние.

Таблица 2.

Суждения участников об уровне знаний (%) по условию

В этом исследовании участникам был представлен сценарий охоты на оленя в вообразимом контексте, но оговаривалась структура игры с числовыми выплатами.В 4 других исследованиях мы показали, что люди признают дилеммы координации и устанавливают общие знания в различных социальных проблемах, в которых выгоды являются неявными и абстрактными.

Эффект наблюдателя

Согласно классическому эффекту наблюдателя, чем больше людей может вмешаться, чтобы решить проблему, тем менее вероятно, что кто-то из них сделает это (41⇓ – 43). Например, жертва, находящаяся в опасности, с большей вероятностью будет спасена одним прохожим, чем любым членом их группы.Стандартное объяснение состоит в том, что ответственность распространяется на нескольких сторонних наблюдателей, размывая ответственность каждого (41–45).

Но метафоры распространения и растворения не отражают теоретико-игровую структуру дилемм сторонних наблюдателей и, таким образом, упускают возможность того, что вмешательство может быть стратегическим решением, которое зависит от знаний сторонних наблюдателей. Дикманн (46, 47) проанализировал выбор окружающих с помощью игры, которую он назвал дилеммой добровольца: если кто-то вмешивается, то каждый наблюдатель получает выгоду (скажем, в уменьшении психологического стресса при мысли о человеке в опасности), но тот, кто вмешивается, требует затрат времени или риска.Таким образом, лучший результат — это вмешательство кого-то другого, а худший — когда никто не вмешивается, и вы сами становитесь посредником. Дилемма волонтера имеет смешанное стратегическое равновесие: каждый игрок должен случайным образом помогать с определенной вероятностью, определяемой выигрышем. Что особенно важно, когда игроков больше, вероятность падает. Таким образом, эффект наблюдателя согласуется со стратегическим выбором рациональных участников дилеммы волонтера.

Что еще более важно для настоящего обсуждения, если эффект наблюдателя является рациональной стратегией, он должен зависеть от того, что каждый наблюдатель знает о том, что знают другие.Когда только один человек знает о проблеме, требующей помощи волонтера, и знает, что он единственный, кто знает, его лучший вариант — вмешаться, потому что в противном случае проблема гарантированно останется нерешенной. Однако, если игрок знает о проблеме, знает, что его партнер знает, но также знает, что партнер не знает, что он знает, он может спокойно передать работу партнеру. Другими словами, асимметричное знание должно побуждать одного игрока помогать, а других уклоняться. Но когда игроки хорошо осведомлены о проблеме, все они имеют одинаковую информацию, занимают симметричные позиции в угадывающем противостоянии и должны помогать с одинаковой вероятностью (как если бы надеялись, что кто-то другой вмешается, но хеджируя свои ставки на случай, если никто не сделает этого). ).В этом случае общие знания могут привести к результату, который в целом хуже, чем частные знания, а именно: все уклоняются.

Чтобы проверить эту теорию, мы поставили участников перед дилеммой вымышленного добровольца (48), играя торговцев, которые были на вызове, чтобы помочь своему домовладельцу Смиту. Когда Смиту требовалась помощь по хозяйству, приходилось вмешиваться как минимум одному торговцу, отказываясь от части своего дневного заработка. Если никто не вызвался, все торговцы должны были заплатить более крупный штраф (Таблица 3).

Таблица 3.

Дилемма волонтера

В разных условиях мы манипулировали тем, были ли участники в группах по 2 или 5 человек, и имели ли они частные, второстепенные, высшие, четвертичные или общие знания о работе, предоставленные мессенджером. или через громкоговоритель (как в экспериментах, описанных в Экономическое сотрудничество для взаимной выгоды ).

Повторяя классический эффект свидетеля, участники с меньшей вероятностью помогали, когда было 5, а не 2 свидетеля (рис. 3). Однако эта разница отсутствовала или уменьшалась, когда у них было асимметричное знание. В частности, мы обнаружили зигзагообразный паттерн четвертичной системы: высокая помощь для частных и высших знаний и низкая помощь для вторичных и четвертичных знаний. Именно это и предсказывает теоретико-игровой анализ дилеммы добровольца: с личным знанием человек может быть единственным, кто знает, что помощь нужна, и поэтому должен помогать; со вторичными знаниями человек не должен помогать, поскольку его коллега (обладающий частными знаниями) может рассчитывать на помощь; с высшим знанием человек должен помогать, поскольку его коллега (имеющий вторичные знания) не должен помогать; и так далее для повышения уровня знаний.В соответствии с этой зигзагообразной логикой участники стратегически отслеживали состояние знаний своих коллег, чтобы помочь, когда они думали, что другие вряд ли помогут. Наконец, как и было предсказано равновесием смешанной стратегии, мы обнаружили, что классический эффект стороннего наблюдателя (чем больше сторонних наблюдателей, тем меньше помощи) надежно проявляется только тогда, когда потребность в помощи является общеизвестной. Таким образом, мы можем лучше объяснить классическое открытие социальной психологии, рассмотрев, как стратегические решения людей и общие знания могут способствовать или препятствовать сотрудничеству.

Рис. 3.

Процент участников, решивших помочь, в зависимости от их знаний и размера группы. Печатается с разрешения исх. 48.

Инсинуация и другие формы косвенной речи

Почему говорящие так часто скрывают свои намерения намеком и эвфемизмом, вместо того, чтобы выпаливать то, что они означают? Косвенная речь особенно распространена в социально неблагополучных ситуациях, таких как сексуальные посягательства, незаконные финансовые операции и угрозы. Логика координации и общеизвестность объясняют эту загадку.

Пинкер и его сотрудники (19, 49, 50) предположили, что различные социальные отношения, такие как отношения между близкими, авторитетом и подчиненным или торговыми партнерами, являются альтернативными равновесиями в координационной игре. Опираясь на теорию реляционных моделей Фиске (51, 52), они предположили, что обе стороны в определенных отношениях выигрывают, сходясь на едином понимании того, как распределять определенные ресурсы между ними, например, путем неограниченного распределения, лицензии на конфискацию, за взаимность, или ценообразование, регулируемое правилами.Когда ожидания не совпадают (например, гражданин дает взятку полицейскому, инспектор просит сексуальную услугу, или друг продает машину другому другу), столкновение может быть разрушительным для всех (см. Ссылки 9 и 49 для теоретической игры. анализы). Выбор реляционной модели, как и других координационных игр, подтвержден общими знаниями: каждый из двух партнеров знает, что другой считает себя другом (или любовником, или начальником, или покупателем), знает, что другой знает, что он знает это и так далее.

Это ставит проблему того, как люди могут отклониться от ожиданий своих отношений, будь то одноразовое исключение (например, один друг нуждается в большой безответной милости другого) или первый шаг при переходе к другому. отношения (например, от дружбы до романтики). Проблема в том, что сам акт принятия отклонения ставит под сомнение действующую в настоящее время реляционную модель. Косвенные предложения решают эту проблему, позволяя говорящему предложить сообщение, угрожающее отношениям, при этом не позволяя общему знанию об этом сообщении, что дестабилизирует существующее равновесие.Например, если Майкл хочет выяснить, хочет ли Лиза, коллега, заняться с ним сексом, с риском того, что проявление его интереса может безвозвратно изменить их профессиональные отношения, он может спросить: «Не могли бы вы подойти, чтобы увидеть мою? гравюры? » или «Хочешь зайти в Netflix и расслабиться?» Оба могут знать, что это сексуальная увертюра, но поскольку это предложение никогда не было открыто, если она не заинтересована, он мог правдоподобно отрицать, что приглашение было сексуальным. Важно отметить, что даже если отрицание предполагаемого значения не является по-настоящему правдоподобным для искушенного взрослого человека, отрицание общеизвестного намерения может быть правдоподобным.В то время как обе стороны в частном порядке понимали, что сексуальная увертюра была предложена и отвергнута, Лиза могла думать: «Может, он думает, что я наивна», а Майкл мог думать: «Может, она думает, что я тупица», позволяя им продолжить общее понимание платонических отношений.

Ли и Пинкер (50) попросили участников рассмотреть сценарии, в которых человек высказывает угрозу, вступает в сексуальные отношения или дает взятку, либо открыто, предположительно генерируя общеизвестные сведения (например, «Мне очень жаль, офицер «Если я дам вам пятьдесят, вы меня просто отпустите?») Или эвфемистически, по-видимому, избегая общеизвестных слов (например, «Может быть, лучше всего было бы позаботиться об этом здесь, не обращаясь в суд и не оформляя никаких документов.»). Чтобы проверить понимание участниками рекурсивных психических состояний персонажей, не перегружая их множеством вложенных предложений, мы попросили их поставить себя на место говорящего или слушающего и ответить на вопросы о том, как они или их собеседник интерпретировали намерения или понимание своих аналог. Например, в состоянии слушателя второго порядка их спрашивали: «Поставьте себя на место офицера. Он знает, что Кайл действительно пытался подкупить его, и он отклонил это предложение.О чем из следующего, вероятнее всего, думает офицер в данный момент? » Затем их попросили оценить, о какой из 7 мыслей офицер, скорее всего, думал, начиная от незнания («Этот парень думает, что я не понял, что он предлагает мне взятку») до легкого подозрения («Этот парень, вероятно, не думаю, я понял, что он предлагал мне взятку ») до сильного подозрения (« Этот парень, вероятно, знает, что я понял, что он предлагал мне взятку ») до уверенности (« Этот парень знает, что я понял, что он предлагал мне взятку ») .

Как и предполагалось, при косвенных высказываниях участники были все менее и менее уверены в том, что слушающий приписывает опасное намерение говорящему, и что говорящий это понимал, тем глубже были погружены в мысли друг друга. Но в случае с голым предложением они были уверены на каждом уровне внедрения (например, приписывая офицеру мысль: «Этот парень понимает, что я отказался от его взятки. И он понимает, что я знаю, что он это понимает») (рис. 4). Это подтверждает, что прямое предложение порождает общее знание, в то время как завуалированное предложение, даже если основное намерение очевидно, — нет.Это, в свою очередь, предполагает, что функция инсинуации состоит в защите социальных отношений от угрозы, исходящей от общеизвестного знания компрометирующего предложения.

Рис. 4.

Оценки участников уверенности в намерении прямого предложения (верхняя строка) и завуалированные предложения (нижние 3 строки) со стороны слушателя, говорящий догадывается об уверенности слушателя, слушающий догадывается о намерении слушателя. предположение говорящего об их достоверности и т. д. (ось x ; метки относятся к сценарию, в котором водитель дает взятку полицейскому).Оценка каждого сложного предложения зависит от принятия содержащихся в нем предложений. Печатается с разрешения исх. 50.

Самосознательные эмоции

Когда люди совершают проступки, они испытывают застенчивые эмоции стыда, вины или стыда (53⇓⇓ – 56). Считается, что эти эмоции восстанавливают отношения после нарушения ожидаемых норм. Мы добавляем следствие: поскольку отношения требуют координации, интенсивность эмоций должна зависеть от того, является ли нарушение общеизвестным.

Например, кто-то, кто покраснел после того, как громко крикнул или высмеял друга, не осознавая, что она находится в пределах слышимости, честно дал понять, что он осознает, что он нарушил ожидания, сожалеет о поступке и заботится о том, что о нем думают другие в отличие от того, чтобы быть социальным хулиганом или психопатом без уважения к ожиданиям в первую очередь). Но если бы преступник мог достоверно полагать, что оплошность ускользнула от внимания, или даже что наблюдатели не могли знать, что он знал, что они заметили, покрасневшее признание не было бы столь настоятельным, потому что его непризнание правонарушения не является отсутствие подтверждения ожидания.Точно так же, если наблюдатели ценят отношения, они могут решить проигнорировать нарушение (или действовать так, как если бы нарушитель не знал, что они знали), поскольку это позволит им избежать ратификации нарушения нормы.

Thomas et al. (57) проверили гипотезу о том, что люди более интенсивно испытывают застенчивые эмоции, когда их проступки известны наблюдателям. Участники оценили, насколько смущенными, виноватыми и стыдными они почувствовали бы себя после того, как во время лекции напали на газ, насмехались над другом за ее спиной или фальсифицировали запрос на возмещение.У участника было либо: 1) личное знание: только участник знал нарушение; 2) вторичные знания: участник знал, что знал наблюдатель; или 3) общеизвестные. Как и предполагалось, участники сообщили, что они будут чувствовать более сильное смущение, вину и стыд и будут демонстрировать более интенсивные физические реакции, такие как покраснение, опускание головы и нервный смех, когда нарушение было общеизвестным (рис. 5).

Рис. 5.

Среднее количество сообщений о застенчивых эмоциях (смущение, вина и стыд) и физических реакциях после воображаемого проступка с разной степенью осведомленности наблюдателей.Печатается по исх. 57, с разрешения Elsevier.

Признание благотворительности

Почему люди больше восхищаются благотворительными дарами, когда они анонимны? Это суждение, хотя и является интуитивно убедительным, является сомнительным с моральной точки зрения, потому что пожертвование приносит столько же пользы получателю, независимо от того, является ли оно публичным или анонимным, а гласность должна побуждать потенциальных доноров жертвовать больше, повышая совокупное благосостояние.

Можно разрешить парадокс, отметив, что приписывание благотворительности является суждением не только об утилитарном благе получателя, но и о глубинном характере жертвователя.То, как донор дает понять, что он или она склонен к щедрости, что, в свою очередь, указывает на то, насколько ценным был бы этот человек как партнер по сотрудничеству (33, 58–60). Некоторые люди являются транзакционными альтруистами, помогая в минимальной степени, необходимой для того, чтобы обе стороны вышли вперед; другие предлагают более щедрые условия.

Состояния взаимного знания дарителя и бенефициара имеют отношение к присвоению благотворительности, потому что они определяют ожидания дарителя окупаемости (в знак уважения или взаимности quid pro quo) и, следовательно, его склонность к щедрости.Даритель, который делает пожертвование публично, может казаться менее благотворительным, особенно когда подарок хорошо известен получателю (каждый знает, что другой знает о пожертвовании), потому что это общее знание закрепляет обязательство получателя выплатить услугу, аналогично тому, как это делается юридические контракты создают общее представление об обязательствах между кредитором и должником (61). Напротив, анонимный или двойной слепой подарок не создает никаких обязательств, потому что получатель не знает дарителя и, таким образом, говорит о щедрости дарителя.Мы постулировали, что промежуточные состояния знания — донор или бенефициар, знающий личность другого, но не наоборот, — вызовут промежуточные суждения. Эти предсказания были вдохновлены «Лестницей милосердия» средневекового ученого Маймонида, в которой формы благотворительности оцениваются по достоинству в зависимости от того, как даритель получает знания о своем даре: двойные слепые дары более благотворительны, чем одинарные слепые, которые более благотворительные, чем публичные, общеизвестные подарки.

Участники читают о доноре, который дал деньги нуждающейся семье одним из трех способов: 1) двойным слепым методом, 2) путем обмена фотографиями (создание общих знаний) или 3) при предоставлении фотографий донором и бенефициаром. посреднику, у которого каждая сторона могла бы конфиденциально получить фотографию другой стороны (вариант, который фактически использовала каждая), позволяя обмениваться, но не общими сведениями.Как и предполагалось, доноры, проводившие двойной слепой анализ, были оценены как более благотворительные, чем доноры, которые делились своими знаниями, которые, в свою очередь, были оценены как более благотворительные, чем доноры, которые жертвовали на основе общих знаний (рис. 6). Важно отметить, что в последних двух случаях донор и бенефициар знали, кто другой; различалось только то, знает ли каждый то, что знает другой. Это подтверждает гипотезу о том, что люди судят о благотворительности доноров, отслеживая знания донора, получателя помощи и сторонних наблюдателей.В частности, донор, который дает общеизвестно, получает как издержки, так и выгоды: с одной стороны, он может попросить услугу; с другой стороны, он отказывается от некоторых репутационных преимуществ пожертвования именно потому, что пользуется этим преимуществом.

Рис. 6.

Средний рейтинг благотворительности донора и вероятность повторного пожертвования, в зависимости от уровня информированности между донором и бенефициаром. Печатается с разрешения исх. 61.

Моральное осуждение

Приписывание благотворительности — это всего лишь один пример моральных суждений, которые не учитывают выгоды действий для других сторон.Другой пример — то, как люди ценят природу действия (деонтологическая мораль) над его последствиями (утилитарная мораль) (62). Например, люди часто считают, что воровство, убийство и ложь являются неправильными, даже если они имеют чистую выгоду, такую ​​как кража лекарств для спасения чьей-то жизни, помощь в самоубийстве страдающего неизлечимого пациента или утешение человека на смертном одре неискренним посмертное обещание (63). Люди также применяют сомнительные с моральной точки зрения запреты, которые отрицательно сказываются на благосостоянии людей, например, запреты на контрацепцию, однополые браки и генетически модифицированные продукты.Еще один пример — осуждение поручения в большей степени, чем бездействие с тем же эффектом, например, большее осуждение морить кого-то голодом, отняв у него еду, чем воздерживаться от кормления голодающего (64⇓ – 66).

Психологическая привлекательность деонтологической морали представляет собой загадку, поскольку она не является очевидным решением проблемы получения выгод от сотрудничества (67). Почему люди тяготеют к правилам, выделяющим действия, таким как «Не лгите, не убивай и не кради», а не к правилам, ориентированным на результат, таким как «Сведите к минимуму количество смертей, травм и несчастий»? Деонтологические правила, хотя и распространены в моральных решениях, редко появляются в вопросах благоразумия, вкуса или экономики.Например, операция на сердце опасна, но люди не избегают опасности, следуя деонтологическому правилу вроде «Никогда не делайте операцию на сердце». Здесь они консеквенциалисты, используя частоту прошлых успехов для оценки затрат и выгод.

Логика координации, применяемая к формированию союзов, может пролить свет на привлекательность деонтологического морализаторства. Люди соревнуются за ресурсы, власть и престиж и создают союзы, чтобы помогать друг другу в таких конфликтах (62).Но хотя присоединение к коалиции обещает преимущества, такие как распределение рисков и разделение добычи, оно также несет в себе опасности, такие как использование доминирующим членом, участие в чьей-то борьбе, обнаружение себя на проигравшей стороне или разжигание опасностей. разрушительный конфликт между крупными, равноправными коалициями. Чтобы избежать этих затрат, сторонние наблюдатели в потенциальном конфликте могут попытаться присоединиться к коалиции большинства, для чего необходимо оказаться на одной стороне, какой бы стороной она ни была.Моральное осуждение предлагает решение этой проблемы. Если сообщество разделяет набор действий, которые они считают антисоциальными, несоответствующими или отталкивающими, то сторонние наблюдатели могут объединиться в победившую коалицию благодаря общему противостоянию преступнику, который его совершает.

Но для успешной координации сторонним наблюдателям необходимо общее знание того, кто «виноват», что не может происходить автоматически, учитывая бесчисленное количество способов, которыми один человек может обидеть других. Деонтологическая мораль предлагает преимущество определения общественных сигналов для скоординированного неодобрения — моральных фокусов — в форме дискретных действий, таких как насилие, воровство, обман, предательство и нонконформистские сексуальные или диетические практики (67).Утилитарное благосостояние дает меньше возможностей для достижения консенсуса, потому что сторонние наблюдатели могут различаться в том, чье благосостояние, какие виды и какие временные рамки имеют наибольшее значение.

Мы предполагаем, что это также может объяснить многие белые пятна человеческого морализаторства. Люди меньше возмущаются бездействием и косвенными правонарушениями, даже когда их предсказуемый вред не менее очевиден, потому что без заметных действий нарушения не генерируют общеизвестных знаний, необходимых для координации осуждения (68, 69).Более того, люди изобретательно придумывают табу без жертв и тривиальные бесчинства, основная функция которых состоит в том, чтобы выявлять негодяев и осуждать растущую толпу, каждый из которых присоединяется к ним, чтобы не стать осужденным (20, 70). Сегодня моральная паника усиливается из-за социальных сетей, которые могут быстро распространять общие знания среди миллионов людей. Эти моральные извращения можно объяснить как стратегию получения выгод и избежания издержек конфликта в условиях динамично меняющихся союзов.

Нерешенные вопросы

Представленная нами перспектива поднимает ряд вопросов для будущих исследований:

  • Какие сигналы восприятия дают начало общепринятым знаниям?

  • Могут ли физические проявления, такие как зрительный контакт, покраснение, плач, смех и мимика, которые одновременно бросаются в глаза выражающему и воспринимающему, быть объясненными как генераторы общих знаний?

  • Можно ли, в частности, объяснить смех как непроизвольный общественный сигнал частной веры, который может ослабить непопулярную норму, поддерживаемую ложным общеизвестным знанием (также известное как плюралистическое невежество, при котором норма сохраняется, потому что все ошибочно полагают, что ее ценят все остальные). ) (70)?

  • Какие повседневные интуиции (напр.г., что-то находящееся «там снаружи») соответствуют общеизвестным?

  • Какие виды публичных демонстраций (плакаты, рекламные щиты, брошюры, демонстрации, сидячие забастовки, выступления) воспринимаются как генерирующие общие (а не просто общие) знания?

  • Различаются ли разные формы электронного общения по своей способности генерировать общие знания, такие как телефоны, радиовещание и кабельное телевидение, электронные письма, электронные письма с копией, электронные письма с скрытой копией, списки обсуждений по электронной почте, твиты, ретвиты, публикации в Facebook , сообщения в блогах, комментарии, вирусные видео и мемы?

  • Можно ли объяснить феномен электронного моббинга и стыда способностью социальных сетей генерировать общие знания, лежащие в основе скоординированного морального осуждения внутри клики или фракции?

  • Насколько интуитивны или рефлексивны выводы людей об общеизвестных знаниях?

  • Когда маленькие дети начинают представлять общие знания и использовать их для координации?

  • Какие еще виды животных отличают общие знания от частных или общих убеждений? Можно ли у животных, не являющихся людьми, рассматривать зрительный контакт и голосовые крики при угрозах, спаривании и хищничестве как общеизвестные генераторы в координационных играх?

  • Влияют ли вариации и нарушение способности ментализировать (как в спектре аутизма) на способность обнаруживать общие знания, или общие знания подтверждаются другими и, возможно, более простыми навыками?

Заключение: стратегическая логика социальных взаимодействий формирует социальную психологию человека

Мы представили 6 загадок социальной жизни и определили феномен, лежащий в основе всех: чувствительность к общему знанию.Почему это логическое различие должно иметь значение во многих социальных сферах? Мы предположили, что понимание может быть найдено в теории игр о координационных дилеммах.

Как очень социальное животное, люди имеют много возможностей координировать свои действия для взаимной выгоды. Естественный отбор, возможно, благоприятствовал когнитивным способностям, которые улучшали способность к координации, так же как он способствует способности выполнять другие важные социальные задачи, такие как воспитание родственников и обмен услугами. Теория игр определяет структуру вознаграждения, которая превращает социальное взаимодействие в дилемму координации, и подразумевает, что люди могут наиболее эффективно координировать свои действия, если они способны отличить общие знания от частных и общих знаний.Таким образом, он связывает воедино различные социальные ситуации, которые соответствуют логике координации, и предсказывает, что во всех из них мы обнаружим, что люди настроены на сигналы общего знания. Общий результат — отчетливо человеческая одержимость гласностью, приватностью, заметностью, секретностью, возмущением, стыдом, лицемерием, осмотрительностью и табу.

Сноски

  • Этот вклад является частью специальной серии вступительных статей членов Национальной академии наук, избранных в 2016 году.

  • Вклад авторов: J.D.F., K.T., P.D. и S.P., разработанные исследования; J.D.F., K.T., P.D. и S.P. проводили исследования; J.D.F., K.T. и P.D. проанализированные данные; и J.D.F., K.T., P.D. и S.P. написали статью.

  • Рецензенты: O.S.C., Оксфордский университет; и M.M., Корнельский университет.

  • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

  • ↵ * Поскольку полученная информация не является достоверной, технически это «общее убеждение», а не «общеизвестное знание», но то, что мы делаем об общих знаниях в этом отчете, также справедливо для общего убеждения с достаточно высокой степенью достоверности (9⇓ – 11), и в этом отчете мы рассматриваем их как синонимы.

  • Однако не во всех из них: Thomas et al. (11) и Baumard et al. (33) отмечают, что большинство исследований в социальной и эволюционной психологии сосредоточено на альтруистическом сотрудничестве, в котором организм приносит пользу другому за счет себя, в котором взаимодействующий выбор может быть смоделирован как дилемма заключенного и в котором успешное сотрудничество зависит от взаимности. и поддерживающие его моральные эмоции, такие как благодарность, гнев и вина. Меньше исследований рассматривалось мутуалистическое сотрудничество, при котором один организм приносит пользу себе и другому одновременно, варианты взаимодействия имеют структуру игры координации, а успешное сотрудничество зависит от общих знаний.Даже дилемма заключенного становится формой координационной игры, когда она повторяется бесконечно, и игроки используют условные стратегии, такие как «око за око».

  • Смешанные стратегии оптимальны для «перехвата противостояния», например, игра камень-ножницы-бумага или футболист, столкнувшийся с голкипером при выполнении пенальти.

  • Авторские права © 2019 Автор (ы). Опубликовано PNAS.

Самопровозглашенные эксперты, более уязвимые для иллюзий знания — Ассоциация психологической науки — APS

Новое исследование показывает, что чем больше людей думают, что они знают о теме в целом, тем больше у них шансов заявить о знании полностью выдуманной информации и ложных фактов — явление, известное как «чрезмерное притязание».Результаты опубликованы в журнале Psychological Science , журнале Ассоциации психологических наук .

«Наша работа предполагает, что, казалось бы, простая задача оценки своих знаний может быть не такой простой, особенно для людей, которые считают, что они изначально обладают относительно высоким уровнем знаний», — говорит психолог Став Атир из Корнельского университета, первый автор книги. учеба.

Чтобы выяснить, почему люди делают эти ложные утверждения, Атир и его коллеги Дэвид Даннинг из Корнельского университета и Эмили Розенцвейг из Тулейнского университета разработали серию экспериментов, проверяющих самооценочные знания людей, сравнивая их с их реальным опытом.

В одной серии экспериментов исследователи проверили, будут ли люди, считавшие себя экспертами в области личных финансов, с большей вероятностью заявлять о знании фальшивых финансовых терминов.

Сто участников попросили оценить свои общие знания о личных финансах, а также свои знания 15 конкретных финансовых терминов. Большинство условий в списке были реальными (например, Roth IRA, инфляция, собственный капитал), но исследователи также включили три выдуманных условия (акции с предварительной оценкой, вычет с фиксированной ставкой, годовой кредит).

Как и ожидалось, люди, считавшие себя финансовыми волшебниками, чаще всего заявляли о знании фиктивных финансовых условий.

«Чем больше людей считало, что они знают о финансах в целом, тем больше вероятность, что они переоценивают знания о фиктивных финансовых условиях», — говорит Атир. «Такая же картина возникла и в других областях, включая биологию, литературу, философию и географию».

«Например, — объясняет Атир, — оценка людьми того, сколько они знают о конкретном биологическом термине, будет частично зависеть от того, насколько, по их мнению, они знают биологию в целом.”

В другом эксперименте исследователи предупредили одну группу из 49 участников, что некоторые термины в списке будут составлены. Даже после получения предупреждения самопровозглашенные эксперты с большей вероятностью утверждали, что знакомы с фальшивыми терминами, такими как «метатоксины» и «биосексуальные».

Чтобы подтвердить, что самооценка людей приводит к их чрезмерным притязаниям, исследовательская группа манипулировала чувством владения знаниями участников с помощью викторины по географии.Участников случайным образом распределили для прохождения либо легкой викторины по культовым городам США, либо сложной викторины по очень малоизвестным местам, либо никакой викторины. Те участники, которые прошли легкую викторину, чувствовали себя экспертами и сообщили, что они более осведомлены о географии в целом, чем люди из двух других групп.

Затем участники оценили свое знакомство со списком реальных — и нескольких полностью поддельных — городов США.

Во всех трех условиях люди узнавали настоящие места, такие как Филадельфия и Национальная аллея.По иронии судьбы, те люди, которые прошли несложный тест и пришли к выводу, что они лучше осведомлены о географии США, с большей вероятностью, чем две другие группы, заявили, что они осведомлены о несуществующих местах, таких как Кашмир, штат Орегон.

Исследовательская группа предупреждает, что склонность к чрезмерным притязаниям, особенно у экспертов, которые считают себя самими собой, может на самом деле оттолкнуть людей от самообразования именно в тех областях, в которых они считают себя хорошо осведомленными, что может привести к потенциально катастрофическим результатам.

Например, неспособность признать или признать свои пробелы в знаниях в области финансов или медицины легко может привести к принятию неосведомленных решений с разрушительными последствиями для людей.

«Продолжение исследования того, когда и почему люди перегибают палку, может оказаться важным в борьбе с этой великой угрозой — не с невежеством, а с иллюзией знания», — заключает исследовательская группа.

LEAVE A RESPONSE

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *