Трикотажная одежда для дома и отдыха для мужчин и женщин, в интернет магазине Ирис — домашний трикотаж!

Домашний трикотаж от производителя в Иваново, в интернет-магазине «Ирис — домашний трикотаж» Трикотаж дешево, купить ночные сорочки, купить туники, купить трикотаж

Разное

Коллектив в психологии: works.doklad.ru — Учебные материалы

Содержание

21. Личность и коллектив. Психология личности

Читайте также

ЛЕКЦИЯ № 11. Личность и коллектив

ЛЕКЦИЯ № 11. Личность и коллектив Социальная сущность человека проявляется прежде всего в его деятельности, общении с другими людьми. Изолированный от других людей человек не может развиваться как личность. Лишь активная трудовая, общественная деятельность

КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ

КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ И. Гансвинд (автор-составитель), А. Бильжо, К. Газарян, М. Зыгарь, М. Иванов, А. Качуровская, А. Нарышкина, А. Никитина, А. Острогорский, В. Панюшкин, М. Петрищева, М. Сидоров, Н. Фохт, В. ШухминЭта книга построена на основе 60 интервью с представителями российского

Невротическая личность и личность с расстройствами характера

Невротическая личность и личность с расстройствами характера Есть еще два важных противоположных типажа.

Личность, которая испытывает слишком сильную неуверенность в своей способности совладать с ситуацией и чрезмерную тревогу при попытках обеспечить свои базовые

21. Личность и коллектив

21. Личность и коллектив Первичная группа может рассматриваться с разных точек зрения. В качестве первичной группы был назван коллектив.Коллектив – это группа людей, объединенных едиными целями, подчиненными целям общества.Четко и полно признаки коллектива установил А.

Лекция 27. Личность и коллектив как объекты управления

Лекция 27. Личность и коллектив как объекты управления Ролевое поведение личности обычно рассматривается как функция двух основных переменных – социальной роли и «Я». Качество выполнения человеком той или иной социальной роли во многом зависит от того, насколько он

Лекция 28.

Личность и коллектив как субъекты управления

Лекция 28. Личность и коллектив как субъекты управления Решение проблемы оптимизации руководства и в теоретическом и в прикладном аспектах должно начинаться с изучения функций руководителя. Под функцией в данном случае можно понимать «совокупность однородных

21. Личность и коллектив

21. Личность и коллектив Личность в коллективе связана с другими личностями и вместе с ними выражает направленность данной общности. Через коллектив личность соотносится с другими коллективами и обществом в целом. Поскольку коллектив – частица общества, он неизбежно

2. Малая группа и коллектив

2. Малая группа и коллектив 1. Понятие малой группы и коллектива.

2. Структура малых групп.3. Межличностные отношения в группах и коллективах.4. Эффективность групповой сплоченности.1. В социальной среде, которая окружает личность, функционирует большое количество

Одиночка и коллектив

Одиночка и коллектив Как удавалось Хорхе точно рассчитать, чтобы конец сеанса совпал с концом сказки? Как он добивался того, что меня всю следующую неделю преследовала какая-нибудь навязчивая мысль?Иногда это казалось мне чудом. У меня было семь долгих дней, чтобы

1.5. Как превратить группу в коллектив

1.5. Как превратить группу в коллектив Если вы убедились, что руководимая вами группа коллективом не является, ждите неприятностей, когда настанут трудные времена. А кто этим должен заниматься? Ответ на этот вопрос напрашивается и вытекает из всего предыдущего изложения.

Авторский коллектив

Авторский коллектив Архангельский Аскольд Евгеньевич – доцент кафедры психиатрии ВМедА, доктор медицинских наук;Баурова Наталья Николаевна – психолог клиники психиатрии ВМедА, кандидат психологических наук;Галиев Ринат Фаридович – ассистент кафедры психотерапии

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ КОЛЛЕКТИВ

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ КОЛЛЕКТИВ Коллектив педагогов школы – фактически трудовой коллектив, имеющий определенные задачи, программу деятельности, план «выпуска продукции». Как и всякий коллектив, он является частью нашего общества, созданной для выполнения определенной

Школьный коллектив

Школьный коллектив Наш воспитатель – наша действительность. М. Горький Когда ребенок начинает учиться в школе, происходят изменения и в его взаимоотношениях с окружающими людьми, причем довольно серьезные. Прежде всего значительно увеличивается время, отводимое на

Личность и коллектив как объекты управления реферат по психологии

Личность и коллектив как объекты управления Морозов А.В. Ролевое поведение личности обычно рассматривается как функция двух основных переменных — социальной роли и «Я». Качество выполнения человеком той или иной социальной роли во многом зависит от того, насколько он понимает ее специфику и в какой степени данная роль им принимается и усваивается, иначе говоря, интернализуется. Как пишет И. С. Кон, «интернализованная роль — это внутреннее определение индивидом своего социального положения и его отношение к этому положению и вытекающим из него обязанностям» [139,с. 25]. В аналогичном смысле Б. Д. Парыгин употребляет понятие «включенность в деятельность», отмечая далее, что эта включенность «характеризуется определенной степенью соответствия или несоответствия внутреннего, психического состояния, настроя личности в целом тем требованиям, которые предъявляют ей конкретные условия протекания той или иной деятельности» [236, с. 77]. Интернализация работниками своих официальных ролей в производственном коллективе предполагает, прежде всего, понимание официальных целей данного коллектива и согласие с ними. Исследования показывают, что далеко не всегда официально установленные цели коллектива совпадают с тем направлением, которое, по мнению ряда его членов, должно быть главным. Порой обнаруживается, что цели, признанные официально как первостепенные, не воспринимаются в качестве таковых некоторыми работниками. Эффективность выполнения работником должностных обязанностей обусловлена также и особенностями его самооценки собственного ролевого поведения в системе управления. Встречаются ситуации, когда субъективное понимание и оценка личностью отдельных элементов своей должностной роли не полностью соответствуют требованиям, предъявляемым со стороны коллег, товарищей по работе. Анализ особенностей понимания личностью своей должностной роли и самооценок ее ролевого поведения в сочетании с определенными корректирующими мероприятиями может быть использован с целью оптимизации управления. Для успешного выполнения организационных ролей необходимо не только знание и понимание официальных предписаний, но также моральная готовность работника принять данную роль, и, наконец, его последующая активность. Тогда официальные ролевые предписания подкрепляются соответствующими требованиями человека к самому себе. При этом следует особенно подчеркнуть значение ответственности как свойства личности, определяющего ее отношение к своим функциональным обязанностям в производственном коллективе. «Ответственность служит здесь средством внутреннего контроля (самоконтроля) и внутренней регуляции (саморегуляции) деятельности личности, которая выполняет должное по своему усмотрению, сознательно и добровольно» [206, с. 19]. Ответственность личности всегда носит социальный характер, поскольку представляет собой ориентацию на исполнение определенных социальных требований, норм и образцов поведения в соответствии с ее местом в системе общественных отношений. В результате проведенных исследований была обнаружена положительная связь между социальной ответственностью личности и ее поведением, как в сфере производственной, так и в общественной деятельности. Исследование К. Муздыбаева выявило различные уровни осознания работниками отдельных видов должностных обязанностей. Одни из этих обязанностей осознаются субъектом как неотделимые от его социальной роли и собственного «Я», а другие — как периферийные, не затрагивающие его «Я». Отсюда следует и разная степень реализации обязанностей: то, что лучше осознается, лучше и выполняется. В итоге можно выделить различные модели ответственности работников. Виды этих моделей имеют широкий диапазон: от высокого осознания и исполнения всех производственных функций до реализации (и осознания) лишь части из них. Отметим, наконец, что основы ответственного отношения личности к порученным ей обязанностям закладываются и формируются еще с раннего детского возраста. Важной проблемой является воздействие выполняемых личностью социальных ролей на ее психологические особенности. В основу рассмотрения этой проблемы должен быть положен один из основных методологических принципов отечественной психологии – принцип единства сознания и деятельности, разработанный в трудах С. Л. Рубинштейна, Б. Г. Ананьева, А. Н. Леонтьева и др. В соответствии с данным принципом психические свойства личности одновременно и проявляются, и развиваются в процессе ее деятельности. Существенным компонентом социальной деятельности личности выступает ее деятельность в сфере общественного труда и сложившихся здесь определенных общественных отношений. Рациональный подход к анализу общественных отношений «позволяет понять разную меру развития индивида не в зависимости от его трудолюбия, а в зависимости от конкретно-исторического способа включения индивида в труд (принудительного — в одни и «самодеятельного», свободного — в другие эпохи)» [1, с. 79]. Таким образом, рассматривая влияние социальных ролей работника в производственном коллективе на психологические особенности его личности, необходимо, прежде всего, принимать во внимание социальную сущность труда в конкретных исторических условиях. Исследования, проведенные отечественными психологами, наглядно демонстрируют, как свойства личности, сформировавшиеся в рамках выполнения ею профессионально- функциональной роли, становятся чертой характера и начинают проявляться во всех других сферах жизнедеятельности данной личности. Важным показателем освоения той или иной профессионально-функциональной роли является состояние адаптированности личности к социально-производственным условиям труда. Адаптация основывается не только на пассивно-приспособительных, но и на активно- преобразующих связях личности с окружающей средой, представляя собой неразрывное единство тех и других форм связи. Как показали исследования Е. А. Климова, в ходе адаптации складывается соответствующий индивидуальный стиль деятельности личности, что позволяет ей выполнять с определенным успехом свою профессионально- функциональную роль. Особенности трудовой деятельности и сложившегося индивидуального стиля работника, влияя на свойства его личности, могут иногда приводить к так называемой «профессиональной деформации». Речь идет о тех случаях, когда профессиональные стереотипы действий, отношений становятся настолько характерными для человека, что он никак не может и в других социальных ролях выйти за рамки сложившихся стереотипов, перестроить свое поведение сообразно изменившимся условиям. Как показывают экспериментальные данные М. Л. Гомелаури [74], порой те или иные сложившиеся профессиональные установки становятся барьером для принятия новой роли даже в воображаемой ситуации. Важным условием формирования по-современному делового человека в производственном коллективе является создание соответствующих возможностей для эффективного выполнения каждым его членом своих социальных ролей, определяемых особенностями производственной и общественно-политической деятельности. Решение задач оптимизации взаимодействия личности и данных ролей начинается с профориентационной работы и профессионального отбора. Далее – это управление процессами производственной адаптации личности, включая не только новичка, впервые пришедшего на производство, но и работника со стажем, сменившего место работы или оказавшегося в ситуации различных нововведений. На всех этапах указанной деятельности необходимо соответствующее стимулирование, способствующее производственной и общественно-политической активности работника. при сравнении. Неудовлетворение возникает у работника тогда, когда величина его вознаграждения оказывается ниже уровня, воспринимаемого как «справедливый». В условиях современного общества изучение «социальных норм» заработной платы имеет немаловажное значение в связи с такими задачами управления, как улучшение нормирования труда, повышение действенности материального стимулирования, стабилизация кадров на предприятиях. Хотя отечественные исследования показывают, что удовлетворенность заработком не является главным фактором, влияющим на общую удовлетворенность работой, тем не менее при принятии решения об уходе величина заработной платы и ее субъективная оценка личностью играют немаловажную роль. Удовлетворенность заработком связана как с потенциальной, так и с реальной текучестью кадров. Имеются также данные, свидетельствующие о связи между удовлетворенностью работников заработком и продуктивностью их труда. Поведение личности как объекта управления в производственном коллективе строится на основе соответствующих социальных норм. Эти нормы можно определить как «исторически сложившиеся или установленные стандарты поведения и деятельности, соблюдение которых выступает для индивида и группы необходимым условием их включения в определенное социальное целое» [262, с. 220]. Рассматривая влияние социальных норм на личность, отметим, что они служат целям ориентации личности в ситуации выбора, а также обеспечивают социальный контроль ее поведения, упорядочивая тем самым характер взаимодействия в рамках данной общности. Те или иные социальные нормы присущи всяким группам — и большим (классы, слои, этнические общности) и малым. Социальные нормы, складывающиеся в малых производственных группах, тесно связаны с массовым сознанием соответствующего класса или слоя. Так, исследования западных психологов показывают, что в производственных группах на неформальной основе часто возникают неписанные стандарты уровня продуктивности, которые не следует превышать. Соблюдение этих стандартов регулируется различными групповыми санкциями. Такое ограничение продуктивности представляет собой один из стихийных способов борьбы работников с чрезмерной интенсификацией их труда. В процессе совместной трудовой деятельности членам первичного коллектива необходимо вступать в контакты друг с другом с целью координации своей деятельности. От уровня такой координации во многом зависит эффективность производственного коллектива. В свою очередь, этот уровень есть величина, производная от той или иной степени психологической совместимости членов коллектива. Что же такое психологическая совместимость? Кратко это понятие можно определить как способность членов группы (коллектива) к совместной деятельности, основанная на их оптимальном сочетании. Очевидно, что при комплектовании групп для целей той или иной деятельности необходимо учитывать не только индивидуальные психологические качества каждого человека, но и возможные эффекты, вызванные соединением данных людей. Психологическая совместимость может быть обусловлена как сходством каких-либо характеристик членов группы, так и различием их. В итоге это приводит к взаимодополняемости людей в условиях совместной деятельности, так что данная группа представляет собой определенную целостность. Роль психологически совместимых групп важна во всех без исключения сферах совместной человеческой деятельности. Наличие психологической совместимости членов группы способствует их лучшей срабатываемости и в итоге — большей эффективности труда. В соответствии с данными исследований Н. Н. Обозова, отметим следующие критерии оценки совместимости и срабатываемости: результаты деятельности; эмоционально-энергетические затраты ее участников; их удовлетворенность этой деятельностью. Можно выделить два основных вида психологической совместимости: психофизиологическую и социально-психологическую. Психофизиологическая совместимость подразумевает определенное сходство психофизиологических характеристик людей и на этой основе согласованность их сенсомоторных реакций, синхронизацию темпа совместной деятельности. Социально-психологическая совместимость является следствием оптимального сочетания типов поведения людей в группах, а также общности их социальных установок, потребностей и интересов, ценностных ориентации. Надо иметь в виду, что далеко не каждый вид производственной деятельности требует психофизиологической совместимости членов первичного коллектива. Учет требований психологической совместимости способствует повышению продуктивности и удовлетворенности работников в первичных коллективах. При решении различных производственных задач люди ведут себя по-разному. Наблюдения показали, что можно выделить четыре следующих типа коммуникативного поведения: люди, стремящиеся к лидерству, которые могут решать задачу, лишь подчиняя себе других членов группы; индивидуалисты, пытающиеся решить задачу в одиночку; приспосабливающиеся к группе, легко подчиняющиеся приказам других ее членов; коллективисты, которые стараются решить задачу совместными усилиями; они не только принимают предложения других членов группы, но и сами выступают с инициативой. Высокий уровень психологической совместимости является также одним из факторов, оказывающих благоприятное влияние на социально-психологический климат коллектива. Для интегральной характеристики производственного коллектива в последнее время все чаще используется понятие «социально-психологический климат». Понятия «социально-психологический климат», «морально-психологический климат», «психологический климат», «эмоциональный климат», «моральный климат» и т. п. широко используются в отечественной научной литературе. Применительно к производству иногда говорят о производственном климате коллектива. В большинстве работ эти понятия употребляются примерно в идентичном смысле, что, однако, не исключает значительной вариативности в конкретных определениях. В последнее время в них акцентируется внимание на связях «климата» с окружающей социально-предметной средой. Самым общим образом социально-психологический климат коллектива можно охарактеризовать как психологическое состояние, интегрированным образом отражающее особенности его жизнедеятельности. Это состояние включает в себя когнитивный и эмоциональный компоненты, оно также характеризуется различной степенью осознанности. В соответствии с точкой зрения психологов К. К. Платонова и Г. Г. Голубева социально- психологический климат — это «важнейший компонент психологического климата группы в целом, в который кроме него входят цветовой климат, создаваемый цветовой гаммой окружающего (в частности, цветом помещения и аппаратуры), и звуковой климат, определяемый не только производственными шумами, но и, так называемой, функциональной музыкой» [246. с. 45]. Под духовной или психологической атмосферой Б. Д. Парыгин, например, подразумевает «специфическое психическое состояние той или иной группы людей, проявляющееся в общении их друг с другом и стиле совместного поведения» [237, с. 9]. Атмосфера здесь понимается как неустойчивая, постоянно изменяющаяся сторона коллективного сознания. В соответствии с этим понятие социально-психологического климата обозначает у Б. Д. Парыгина «не те или иные ситуативные перемены в преобладающем настроении людей, а лишь его устойчивые черты» [237, с. 10]. Аналогичным образом различает климат и атмосферу К. К. Платонов. В его понимании «социально-психологический климат группы <…> определяется стойким настроением группы», а «социально-психологическая атмосфера группы подобна климату, но отличается от него меньшей устойчивостью и поэтому не всегда отчетливо осознается» [134,с.II]. Наиболее важным фактором, влияющим на организационный климат, обычно называют стиль руководства (в последней лекции данного раздела мы подробно рассмотрим этот вопрос). Перейдем к более детальному рассмотрению понятия «социально-психологический климат». Прежде всего, необходимо четко разграничивать элементы социально- психологического климата и факторы, влияющие на него. К примеру, особенности организации труда в коллективе не являются элементами социально-психологического климата, хотя влияние организации труда на формирование климата несомненно. Социально-психологический климат — это всегда отраженное, субъективное образование в отличие от отражаемого – объективной жизнедеятельности данного коллектива. Конечно, отражаемое и отраженное в сфере общественной жизни диалектически взаимосвязаны, что, в частности, выражается в многократной опосредованности социально- психологического отражения. Наличие тесной взаимозависимости между социально-психологическим климатом коллектива и поведением его членов не должно приводить к их отождествлению, хотя при этом нельзя не учитывать особенностей данной взаимозависимости. Например, характер взаимоотношений в коллективе (отражаемое) выступает как фактор, влияющий на климат. В то же время восприятие этих взаимоотношений его членами (отраженное) представляет собой элемент климата. Рассматривая влияния, формирующие социально-психологический климат первичного производственного коллектива, выделим прежде всего факторы макросреды и микросреды. В качестве важнейшего фактора макросреды, необходимо назвать общественно- экономическую формацию, в условиях которой осуществляется жизнедеятельность общества в целом и функционирование производственных коллективов. Организации, руководящие тем или иным предприятием, в соответствии с потребностями общества, осуществляют определенные управленческие воздействия, что является важным фактором влияния макросреды на социально-психологический климат основного производственного коллектива. В русле этих управленческих воздействий органы управления и самоуправления предприятия направляют и конкретизируют функционирование первичных и вторичных коллективов. Обратимся теперь к факторам микросреды предприятия, то есть материальному и духовному окружению личности как члена первичного производственного коллектива. Эта микросреда представляет собой также «поле» непосредственного функционирования данного коллектива как целого. Важной группой факторов микросреды, влияющих на социально-психологический климат первичного производственного коллектива, является предметно-вещная сфера его деятельности, то есть весь комплекс технических, технологических, санитарно- гигиенических и организационных элементов, которые входят в понятие «производственная (рабочая) ситуация». Другую, не менее важную, группу факторов микросреды составляют воздействия, представляющие собой групповые явления и процессы, происходящие в первичном производственном коллективе. Эти факторы заслуживают пристального внимания в связи с тем, что они являются следствием социально-психологического отражения человеческой микросреды. Будем для краткости называть эти факторы социально-психологическими.

Подведены итоги Большого Всероссийского Фестиваля

Подведены итоги Большого Всероссийского Фестиваля

В 2021 году в Большом Всероссийском Фестивале детского и юношеского творчества, в том числе для детей с ограниченными возможностями здоровья, приняли участие более 550 000 участников из 75 регионов Российской Федерации и 7 зарубежных стран.

Популярность фестиваля обусловлена, в том числе и разнообразием творческих номинаций, направлений творчества, в которых участники могут проявить себя. С 2021 года составной частью Большого фестиваля стали отдельные творческие фестивали для детей с ОВЗ и инвалидностью — Всероссийский фестиваль инклюзивных театров, Всероссийский фестиваль жестовой песни «Как взмах крыла» и Всероссийский фестиваль танцев на колясках.

Организатор Фестиваля – Министерство просвещения Российской Федерации. Федеральный оператор Фестиваля – Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Всероссийский центр развития художественного творчества и гуманитарных технологий».

Цель Фестиваля – выявление, развитие и поддержка детского творчества, воспитание и развитие личной успешности детей и молодежи, в том числе с ограниченными возможностями здоровья, приобщения их к ценностям российской и мировой культуры и искусства.

По итогам длительной и кропотливой работы членов жюри, победителями федерального отборочного тура стали 651 участник из 49 регионов РФ, а также представители Италии, Египта, Эфиопии, Республики Беларусь и Луганска.

Победителями и призерами Фестиваля от Ставропольского края признаны:

учащиеся 8«А» ГКОУ «Специальная (коррекционная) общеобразовательная школа №33 города Ставрополя», классный руководитель Лозянник Валентина Васильевна, номинация «Гагарин» – коллективная книга «Пионер звездных трасс» – победитель Фестиваля;

«Образцовый детский коллектив» театр-студия «Мечта», руководитель Полежаева Наталья Николаевна, МБОУ СОШ №29 «Гармония» г.-к. Пятигорска, номинация «Театральное» – спектакль «Подранки» – призер Фестиваля;

Галушко Богдан, ФГКОУ «Ставропольское президентское кадетское училище», номинация «Литературное творчество – кадеты – «О тебе, родной мой край» – «Любимый Ставропольский край!» – призер Фестиваля;

Магулаев Ислам, ФГКОУ «Ставропольское президентское кадетское училище», номинация «Литературное творчество – кадеты – «О тебе, родной мой край» – «Прекрасный город счастья – Карачаевск» – призер Фестиваля;

Першин Руслан, ФГКОУ «Ставропольское президентское кадетское училище», номинация «Исполнительское – кадеты – «Служить России» – «Во славу любимой страны».

Финальный тур федерального этапа Фестиваля пройдет в период с 01 по 10 ноября 2021 года в г. Москве и на платформе Фестиваля https://grandfestival.vcht.center/.

Победители федерального этапа Фестиваля приглашены на финальный   тур в очном формате, а призеры Фестиваля примут участие в финальном туре в дистанционном формате.

Подробная информация о Фестивале размещена на сайте ФГБУК «ВЦХТ» по адресу http://vcht.center/ и платформе Фестиваля https://grandfestival.vcht.center/.

 

Поздравляем победителей и призеров Фестиваля,
желаем творческих успехов и побед в Финале!

 

 

Коллектив как социальный объект управления

ВЛАДИМИР ЛЕБЕДЕВ
доктор психологических наук, профессор,
заведующий кафедрой психологии управления Высшей школы управления
(Россия)


• Коллектив – не просто сумма индивидов, а качественно новая категория
• Слаженность коллектива определяется степенью единства формальных и неформальных структур
• Руководитель должен быть равным членом коллектива, наделенным функциями управления, а не стоять над ним

Производство осуществляется, как правило, в таких организационных формах, как завод, фирма, акционерное общество, кооператив и др. В свою очередь каждый основной коллектив состоит из первичных коллективов – бригад, смен, звеньев и других подразделений, где все работающие люди находятся в постоянном деловом и эмоциональном контакте друг с другом. Давно доказано, что коллектив – не простая арифметическая сумма индивидов, а качественно новая категория.

Как известно, на людей, составляющих коллектив, действуют определенные социально-психологические закономерности, без знания которых руководителю трудно управлять сотрудниками, вести воспитательную работу, мобилизовывать работающих на выполнение производственных задач.


Социально-психологическая

структура коллектива

Каждый коллектив должен ясно представлять цель своей деятельности, вокруг которой и происходит объединение людей. Ради ее достижения коллектив организован и обладает органами управления. Как говорится, «отдельный скрипач сам управляет собой, оркестр нуждается в дирижере».

Необходимость координации, управления производственными процессами создает административную структуру, в которой члены коллектива располагаются по уровням (линиям) руководства. В этой структуре основное деление людей – на руководителей и подчиненных. Хотя сами руководители обычно выступают подчиненными вышестоящих начальников, но по отношению к своим подчиненным имеют право отдавать распоряжения, обязательные для исполнения на более низком уровне. Из практики известно, что ритмичная и четкая работа отдельных членов коллектива может быть обеспечена только умением работников управленческого аппарата использовать данные им полномочия для организации и координации производственного процесса и повышения творческой активности масс.

Функционально обусловленные различия между членами коллектива и взаимоотношения «ответственной зависимости» закрепляются в уставных положениях и служебных инструкциях, в которых оформляются взаимные права и обязанности. В четком выполнении производственных обязанностей и распоряжений вышестоящих руководителей важную роль играет дисциплина. Согласно взглядам А. Макаренко организация коллектива немыслима без дисциплины и ответственности. «Внешний каркас коллектива, – писал он, – это дисциплина».

Структура, отражающая служебные взаимоотношения в коллективе, в социальной психологии получила название официальной (формальной) организации.

Официальная организация безлична: правами и обязанностями наделяется не какой-то определенный человек, а любой, занимающий данное рабочее место или должность (позицию). Термин «официальная роль» означает определенный набор действий и стиль поведения человека, занимающего определенное место. Официальные предписания – это рамки, внутри которых человек имеет право на выбор своих действий. Роль организатора всегда оставляет возможность для проявления индивидуальности, способностей личности.

Для налаживания дисциплины, повышения производительности труда и создания благоприятного психологического климата руководителю необходимо знать межличностные отношения в коллективе. В любом коллективе складываются определенные взаимоотношения, которые невозможно отразить ни в одном штатном расписании. Возникает неформальная структура, строящаяся на симпатиях и антипатиях членов коллектива. Известно, что внутригрупповые конфликты, как правило, зарождаются в неформальной структуре, а затем перемещаются в сферу формальных отношений, выбивая коллектив из нормального ритма работы. Как считают многие социальные психологи, сработанность, слаженность коллектива определяется степенью единства формальной и неформальной структур. И чем выше эта степень, тем больших успехов может достичь коллектив. Исследования, проведенные группой социологов под руководством В. Васильева, показали, что только благодаря перемене мест рабочих с учетом их желания работать вместе повышается производительность труда на 10-12%.

В г.Санкт-Петербурге в ПО «Светлана» людей в бригадах стараются ставить на совместные операции с учетом их психологической совместимости. В результате этого темпы роста производительности труда там были в 1,5 раза выше, чем в среднем по Выборгскому району, где находится «Светлана», а текучесть кадров в 2,5 раза ниже, чем в среднем по городу.

Разумеется, разобраться в отношениях людей непросто. Один из методов исследования межличностных отношений, доступных каждому руководителю, – углубленное изучение различных социальных фактов, а также конкретных поступков и действий людей. К ним можно отнести взаимопомощь, дружбу, ссоры, конфликты и т.д. Постоянное наблюдение за этими явлениями позволит руководителю изучить межличностные отношения подчиненных.


С кем вы хотите работать?

Вскрыть межличностные отношения помогают также социометрические исследования. При проведении социометрии всем членам группы задают один и тот же вопрос, например: «С кем бы вы хотели работать на совместных операциях?» или «С кем бы вы хотели пойти в туристический поход?».

Отдавая предпочтения тому или иному члену коллектива, работник как бы заявляет: «С этим человеком мне хочется общаться. Он нравится мне больше, чем все остальные». Если должность характеризует человека в формальной структуре группы, то числом полученных выборов при социометрии можно измерить его положение в неформальной системе взаимоотношений, т.е. его социальный статус. Последний имеет свой «табель о рангах».

Так, если каждый член группы в среднем может рассчитывать на три положительных выбора, то тот, кто получил шесть и более, попадает в «звезды». Обычно «звездами» оказываются личности, приятные в общении, обладающие обаянием, притягательностью. А.Герцен писал о своем друге Н.Огареве, что он «был одарен особой магнитностью, женственной способностью притяжения. Без всякой видимой причины к таким людям льнут, пристают другие; они согревают, связуют ”. Обычно такие люди в группе выполняют роль “психотерапевтов» – с ними можно поделиться радостью и горестью, почувствовать душевный отклик, получить совет.

Те, кто при социометрии получил число выборов среднее или выше среднего, относятся к «предпочитаемым». Те, у кого число выборов несколько ниже среднего, – «принятые». Лишенные же выборов – «изолированные». Те, кто получил только отрицательные выборы, попадают в категорию «отверженных».

Многочисленные исследования Я. Коломинского выявили, что в группах существуют довольно постоянные отношения и можно примерно сказать, сколько людей будет относиться к каждой из этих категорий. Если в группе 30 человек, то в «звезды» попадут не более 3-4, в «предпочитаемые» – 10-12 и в «принятые» – столько же. В «изолированных» может оказаться до 5 человек. «Отверженные» бывают не в каждой группе.

Для того чтобы правильно произвести расстановку кадров, необходимо знать не только количество полученных выборов тем или другим человеком, но и взаимность выборов.

Еще А. Макаренко сравнивал производственный коллектив с живым организмом, в котором постоянно происходят какие-то изменения. Если в группе нет обмена идеями, эмоциями, сведениями, социальные связи в ней начинают исчезать. Постоянное получение впечатлений или, иными словами, информации – это одна из существенных потребностей человека. Как показывают исследования, для удовлетворения потребности в информации человек, порой бессознательно, выбирает для общения того, кто может быть ее источником. Я.Коломинский предложил студентам одного из вузов написать короткое сочинение на тему: «Что такое интересный человек?». Вот только два извлечения из сочинений:

«Это человек, с которым интересно побеседовать о разных вопросах, не только о тех, которыми он занимается непосредственно. Вовсе не интересен человек, который постоянно говорит о проблемах своей работы».

«Этот человек обладает такими качествами, которые во многом отличают его от меня. Его знания в каких-то определенных областях гораздо шире и глубже, чем мои, а, быть может, он знает то, чего я не знаю. Но быть противоположностью он не должен, что-то должно роднить меня с ним».

В этих отрывках отчетливо прослеживается интерес к внутреннему миру другого человека, поиску в нем интеллектуальных и нравственных начал, т.е. к его душевному богатству.

Необходимо также помнить, что через определенный промежуток времени у людей, потерявших возможность постоянно пополнять знания, наступает «информационное истощение». Особенно четко это проявляется в условиях географической или экспериментальной групповой изоляции. Примером может служить зимовка Ф. Нансена и Ф. Иогансена в небольшой хижине на Земле Франца-Иосифа в 1896-1897 гг. Об этом периоде Ф. Нансен писал: «Все темы бесед были нами давным-давно исчерпаны, не оставалось почти никаких, имеющих сколько-нибудь общий интерес мыслей, которыми бы мы уже не обменивались». Ф. Нансен в лекции, прочитанной им в г.Эдинбурге под названием «То, о чем мы не пишем в книгах», рассказывал, что самым тяжелым для них был не холод и голод, а общение друг с другом. Бывшие друзья стали так раздражать друг друга, что почти перестали разговаривать и общались чрезвычайно редко, иногда раз в неделю. Да и сами эти общения носили сугубо официальный характер.

Этот момент необходимо учитывать и в практике управления коллективом. Исследования показывают, что наряду с правильной организацией труда и решением технических задач большое внимание следует уделять расстановке людей по рабочим местам. Если в коллективе возникают трения между людьми, работающими на совместных операциях, то на это должны чутко реагировать бригадир или начальник смены; причем перемещение с одного рабочего места на другое следует делать очень тактично, чтобы человек и не знал истинной причины его перевода. Это не унижает его достоинства и в то же время оздоровляет обстановку в коллективе.


Неформальные группы

и феномен лидерства

Не секрет, что широта интересов людей в коллективе выходит за рамки производственных задач. Потребность человека в общении, взаимной симпатии и других отношениях с коллегами служит почвой, на которой внутри производственного коллектива, насчитывающего 20 – 30 человек, неизбежно возникают неформальные малые группы из 2 – 3, реже 7 – 8 человек. Члены неформальной группы стремятся к тесным личным контактам не только на производстве, но и в нерабочее время, при этом они сохраняют некоторый психологический барьер по отношению к другим лицам. Одно из ярких описаний структуры таких неформальных групп в экспедиционных условиях мы находим у Ю. Сенкевича.

На папирусном судне «Ра» во время плавания через Атлантический океан выделились три неформальные группы. В первую вошли Карло Маури, Абдулла Джибрин и Тур Хейердал. Вторую устойчивую группу образовали Норман Бейкер и Тур Хейердал. В третью вошли Сантьяго Хеновес, Юрий Сенкевич, Жорж Сериал и Тур Хейердал.

Рассказывая о своей неформальной группе, Ю. Сенкевич пишет: «Кто знает, с чего мы потянулись друг к другу? Возможно, не последнюю скрипку сыграл возраст: молодость – бесспорная у Жоржа, относительная – у меня, а что касается Сантьяго, то он, несмотря на свои 45 лет, славный парень, именно парень, иначе его не назовешь, экспансивный и деятельный… Мы сдружились за время совместных перетасовок – перегрузок и в свободную минуту старались быть вместе: разляжемся на крыше хижины или на носу и беседуем, и шутим наперебой». Стоит обратить внимание на то, что в каждую из групп входил Тур Хейердал – командир экипажа.

В социальной психологии под лидерством в малых группах понимается деятельность человека, ведущего группу к достижению цели, взаимодействующего с другими ее членами. К характеристике самого понятия «лидер» при групповой деятельности можно отнести следующие обстоятельства: во-первых, он не выдвигается формально на соответствующий пост, а занимает руководящую позицию с открытого или скрытого согласия группы, во-вторых, с его личностью идентифицируется система принимаемых группой норм и ценностей; в-третьих, лидер выдвигается на соответствующую роль в условиях не только специфической, но и всегда достаточно значимой для жизненности группы ситуации.

Естественно, что для выдвижения на роль лидера человек должен обладать определенной совокупностью личностных качеств, в частности достаточно высоким уровнем инициативы и активности, опытом и навыками организаторской деятельности, заинтересованностью в делах группы и, наконец, достаточной общительностью и личной привлекательностью, высоким уровнем авторитета в группе.

Выявление лидера, как нам представляется, нагляднее всего можно увидеть в эксперименте на «гомеостате». Этот прибор состоит из трех и более пультов (по количеству обследуемых). Задача каждого из членов исследуемой группы – установить стрелку индикатора на своем пульте на отметке «нуль». При работе каждый испытуемый, воздействуя на собственный индикатор, одновременно воздействует и на индикаторы партнеров по группе. Экспериментатор со своего пульта управления варьирует трудности решаемых задач. Задача считается выполненной только в том случае, когда все испытуемые устанавливают стрелки на отметке «нуль».

«Гомеостат» сконструирован так, что если при решении легких задач стратегия группы основывается на однозначных тактиках испытуемых, то при решении трудных – эта стратегия не приводит к успеху. При их решении кто-либо из испытуемых обязательно должен отклониться от «естественной» тактики. Такой испытуемый, условно названный лидером, уже не стремится немедленно установить свою стрелку на «нуль», что он делал ранее, а либо выжидает, что она сама передвинется в нужном направлении под влиянием воздействий партнеров, либо, что присуще наиболее активным и целеустремленным испытуемым, невзирая на временный ущерб, намеренно уводит ее от «нуля». Этот испытуемый, действуя как бы против своих интересов, постепенно уменьшает амплитуду колебаний всех стрелок, приводя таким образом всю систему в состояние равновесия на заданном уровне (то есть к «нулю» в данных экспериментах).

Этот эксперимент по моделированию групповой деятельности позволяет полнее понять функции лидера не только как более сообразительного члена экспериментальной группы, обладающего такими психологическими качествами, как выдержка, способность быстро и адекватно оценивать ситуацию, но и умеющего точно координировать действия группы в целом. Эксперимент показывает также, что сложная групповая взаимозависимая деятельность не может быть эффективно выполнена, если в группе не сформировалась необходимая психологическая структура, регламентирующая строгое распределение функциональных обязанностей между ее членами – «лидер и ведомые».

Существует большое количество видов деятельности, в каждом из которых может выявиться свой лидер. Существуют лидеры-организаторы, которые быстро и четко могут распределить задания, принять решение, осуществить контроль. Для лидеров-инициаторов свойственна способность выдвигать предложения, проявлять почин, увлекать собственным примером. Для эмоциональных лидеров характерны жизнерадостность, оптимизм, чувство юмора. Они обычно поддерживают «мажорное настроение» в группе.

Поэтому каждый руководитель должен стремиться выявить в своем коллективе неформальных лидеров-организаторов и облечь их официальными полномочиями. Ведь чем выше авторитет формального лидера, тем выше производительность труда и воспитательный эффект в группе.


Динамика развития коллектива

В своем развитии коллектив проходит несколько этапов. Первая стадия – начальная, когда коллектив только начинает формироваться. На этом этапе люди присматриваются друг к другу и к руководителю. Связи между ними еще слабы и неустойчивы, товарищеские контакты часто меняются. Нередко возникают конфликты вследствие недопонимания. Необходимо подчеркнуть, что если на этом этапе руководитель не проявит разумную твердость в организации коллектива, то эта стадия может затянуться. Направляющей силой, стержнем развития должна быть цель. Она мобилизует коллектив. И каждый его член должен четко осознать значимость своей работы. Чем престижнее задача, тем легче объединить людей для ее решения. Причем значение цели должно быть понятно не только логически, но и «пропущено сквозь сердце». В этом случае ее достижение станет кровным делом каждого члена коллектива.

Одно из условий успешного продвижения к намеченной цели – дисциплина. Вот почему на первой стадии становления коллектива руководитель может пользоваться директивным стилем управления. Этот стиль характеризуется тем, что сам руководитель предъявляет требования к подчиненным и неукоснительно следит за выполнением отданных распоряжений. Поощряя и наказывая подчиненных, он может не советоваться ни с кем, принимая всю ответственность за принятые решения на себя.

Вторая стадия характеризуется тем, что в коллективе почти завершается изучение друг друга и определяются личные позиции каждого члена. На основании взаимных психологических притяжений (симпатий), общих интересов происходит образование микрогрупп. Может образоваться группа с исполнительской психологией. Входящие в нее осознают необходимость дисциплины и порядка и добросовестно выполняют поручения, но инициативы не проявляют и стремятся работать не перегружая себя. При пассивности руководителя может сформироваться группа, в которую войдут недисциплинированные люди с чрезмерными амбицией и тщеславием. Влияние такой группы снизит продуктивность коллективной деятельности и отрицательно скажется на морально-психологическом климате всего коллектива.

В задачу руководителя на этой стадии входит создание ядра единомышленников (но ни в коем случае не по принципу верноподданичества!). Психологи давно установили, что если требования исходят от руководителя, то они воспринимаются подчиненными как внешние. Если же их выдвигают и поддерживают свои же товарищи, то коллектив такие требования рассматривает как собственные и они значительно сильнее влияют на личность.

После создания ядра единомышленников руководитель начинает переходить от директивного стиля управления к коллегиальному (демократическому), который отмечается стремлением как можно больше вопросов ставить на обсуждение коллектива.

Третья стадия развития коллектива характеризуется тем, что в нем постепенно возникает интеллектуальное, эмоциональное и волевое единство. Интеллектуальное единство определяется осведомленностью всех членов о возможностях коллектива, взаимопониманием (психологической совместимостью) в процессе деятельности, стремлением находить общий язык, единством мнений.

Эмоциональное единство отличает атмосфера сопереживаний всеми работниками событий, происходящих в коллективе и вне его, забота о судьбе товарищей, проявление чуткости по отношению к ним. Ни один человек в таком коллективе не чувствует себя обособленным и беззащитным, каждый уверен, что он не останется в беде один.

Единство воли проявляется в способности коллектива преодолевать возникающие трудности, препятствия и доводить дело до конца, а также в способности каждого подчинять личные интересы общественным.

Таким образом, на этой стадии в коллективе окончательно утверждаются отношения товарищеского сотрудничества и взаимопомощи. Этому особенно способствует общение людей вне производственной сферы, например совместное проведение досуга.

На третьей стадии не только руководитель, но и все сотрудники чувствуют ответственность за деятельность всего коллектива. На этой стадии руководитель полностью переходит на демократический стиль управления и, проводя деловые совещания, старается вместе с сотрудниками находить оптимальные решения производственных и других зада ч. Руководитель начинает действовать не как стоящий над коллективом, а как равный его член, наделенный функциями руководства. Если на первой стадии руководитель воспринимается подчиненными как внешняя по отношению к ним сила, то на третьей стадии он выступает как авторитетный представитель и выразитель интересов коллектива.

Детский коллектив

Развитый детский коллектив представляет собой необходимое условие самоутверждения личности. Ему присущи общность целей и адекватность мотивов предметно-практической совместной деятельности, направленной на пользу общества, забота об общем результате, определенные организация и характер общения, широкая система коллективных связей. Наиболее развитые формы взаимоотношений детей создаются в процессе целенаправленной организации их социально-одобряемой деятельности: учебной, организационно-общественной, трудовой, художественной, спортивной и др. При этом придание основным типам деятельности детей определенной целевой направленности, социальной значимости позволяет не только формировать отношения детей внутри возрастных групп, но и строить их на единой основе. Сочетание взаимоответственности, с одной стороны, а с другой — необходимости проявления самостоятельности в организации и осуществления просоциальной деятельности обеспечивает условия для развития подлинной самостоятельности. Максимальное развитие самодеятельности детей выступает определяющим признаком развитого детского коллектива.

Социально признаваемая деятельность как средство формирования детского коллектива и определенных отношений его членов может быть реализована в том случае, если она соответствующим об- разом организована.

Это должна быть такая организация, при которой: а) дети разных возрастов выполняют отдельные части общей задачи, т.е. осуществляется возрастное разделение; б) значимые цели этой деятельности имеют как общественный, так и личностный смысл; в) обеспечивается равноправная, инициативно-творческая позиция каждого ребенка (от планирования дел до оценки ее результатов) ; г) осуществляется непрерывность и усложнение совместной деятельности, причем не только в плане собственно деятельности, но, главное, с позиции ее активного участника, действующего вначале для «контактного» коллектива, потом для общешкольного, а затем для района, города, общества; д) деятельность эта направлена на благо другим людям, обществу. Именно в развитых формах социально одобряемой деятельности формируется умение ребенка учитывать интересы, позицию другого человека и соответственно этому ориентироваться в своем поведении.

Как инструмент воспитаний детский коллектив организуется взрослым. При этом важное значение приобретает вопрос о соотношении: 1) потребности детей в общении и 2) задач, поставленных перед этим коллективом. Практически в любом организованном детском объединении реально существует определенное сочетание данных двух факторов. Однако наиболее широкие возможности их взаимодействия создаются в условиях сформированного детского коллектива. Активно включая детей в решение социально важных задач, такой коллектив обеспечивает многообразные формы общения, обусловливает возможности развития индивида как личности. Психолого-педагогическая задача при этом заключается в том, чтобы детский коллектив не воспринимался лишь как форма целесообразности, чтобы в глазах детей воспитательная функция коллектива отступала на второй план перед его социально полезной функцией. Иначе его воспитательное воздействие нивелируется, заменяясь влиянием так называемых неофициальных, неформальных детских объединений.

Детский коллектив, существующий в современной общеобразовательной школе представляет собой многоплановую систему, внутри которой дети могут быть членами объединений, разных по характеру и длительности существования.

Важную роль играет характер взаимоотношений, которые складываются между детьми в изменяющейся структуре постоянных и временных объединений, что проводит всех школьников через положение руководителей и исполнителей, формируя умения командовать товарищами и подчиняться товарищу, создавая развернутую сеть разно- образных связей, отношений.

Особое место в креплении межколлективных связей занимает целенаправленное создание временных объединений, позволяющих организовать деятельность детей в небольших группах, которым поручается выполнение кратковременных дел. Психологическое своеобразие этих групп состоит в том, что школьник в таком объединении, насчитывающем обычно всего несколько детей, постоянно находится под воздействием общественного мнения товарищей и не может уклониться от принятых норм поведения. Кроме того детям легче осуществлять самостоятельное руководство небольшим числом сверстников.

Но главное состоит в том, что только в небольших группах каждый ребенок может определить для себя такое положение в совместной работе, при котором он способен приложить все свои знания, силы и способности, т.е. возникает возможность для каждого выделить свою роль в общей деятельности, в наибольшей степени адекватную его индивидуальным склонностям.

К числу важных моментов в организации детского коллектива относится разновозрастное построение контактных объединений школьников. Разновозрастный состав детских коллективов нивелирует обычно существующую в объединении сверстников тенденцию замыкаться в кругу групповых интересов. Ребенок испытывает влияние каждой такой группы и, занимая в ней определенное место, в то же время сам воздействует на окружающих, оптимизируя собственное развитие.

Но этот путь реализуется лишь в многоплановой системе детского коллектива школы в целом, где в сложных структурных связях находятся контактные коллективы, разные по длительности существования, объему и содержанию деятельности.

В общешкольном коллективе складывается совершенно особая психологическая ситуация. Наличие для детей разных возрастов и занятых разными видами деятельности общих интересов: общешкольные дела, взаимоотношения классов, групп, бригад, штабов, кружков — создает возможности для установления между детьми развернутых типов отношений.

В частности общешкольный коллектив обеспечивает единство, дружбу, товарищество старших и младших школьников.

Ежегодно обновляясь, общешкольный коллектив сохраняет в то же время свои законы, обычаи, традиции и требования. В этом отношении он является постоянно действующей силой, помогающей создавать, стабилизировать, развивать интересы контактных коллективов. Чем больше выражены коллективные начала в общешкольном коллективе, тем прочнее спаяны контактные объединения детей; чем значимее, обширнее общая цель, зримее ее общественный характер, тем прочнее связи всех детских коллективов в их общей иерархии.

Целенаправленная организация разветвленного детского коллектива обеспечивает наиболее благоприятные психологические условия формирования коллективистских качеств личности каждого ребенка.


Коллективизм составляет одно из определяющих отношений личности в ее конкретной деятельности — творческое отношение к общественной делу, выражая потребность в деле, необходимом другим людям. Такую потребность нельзя сформировать в замкнутом коллективе, акцентированном лишь на достижении своих целей, что таит опасность развития групповщины. Нередко дети, проявляя внутри своего коллектива отношения товарищества, взаимопомощи, ответственности, не демонстрируют качеств коллективиста за пределами своего коллектива.

В чем причина слабой сформированности коллективистских качеств? В качестве одной из наиболее серьезных причин этого можно указать излишнюю замкнутость ребенка в коллективе.

Формирование коллектива класса, ученической бригады, несомненно, способствуют воспитанию у детей определенных отношений к своему коллективу, внутри коллектива. Однако даже товарищеские отношения, отношения деловой независимости все же сами по себе не идентичны коллективистским качествам личности отдельных детей, составляющих коллектив.

Коллективизм не может основываться лишь на делах своего коллектива, потому что быть коллективистом — значит болеть не только за дела своего коллектива. Главное в коллективизме — общественная ориентация деятельности, творческое отношение к любому другому человеку как к цели, а не как к средству деятельности.

Поэтому формирование подлинно коллективистских качеств личности предполагает «абстрагирование» от дел и целей конкретного коллектива, связь этих дел и целей с более широкими задачами других коллективов, образующих общество, именно на этом пути у подростка, юноши формируется личная ответственность за общие дела. В этом плане показательны данные, полученные в исследовании по выявлению условий формирования коллективистских качеств личности детей подросткового возраста. Схематично эти исследования выглядят следующим образом.

Возник, однако, вопрос о степени сформированности коллективистских качеств личности детей. Для выяснения этого был проведен дополнительный эксперимент. Смысл его состоял в косвенной проверке того, как поведет себя каждый подросток в ситуации вы- бора между личной и социально значимой целью. Оказалось, что те дети, которые длительно действовали в многоплановом коллективе, ориентируясь не на конкретные, хотя общественно важные цели контактных коллективов, а на общее, общественно значимое дело, обладают достаточно устойчивыми коллективистским качествами. Деятельность, выполняемая для общества, была для них важна потому, что это было связано с определением своего места в обществе, с формированием самосознания.

Следовательно задача взрослых заключается в такой организации просоциальной деятельности в условиях детского коллектива, которая обеспечивает ответственное отношение детей к общему делу в широком плане. Именно в этом случае происходит становление личности ребенка, для которого общественное дело — потребность.

Поэтому необходимо, развивая самоуправление детского коллектива, формировать отношения детей не только к цели данного коллектива (при сохранении ее конкретной значимости) , но и к общему делу вообще.

Полученные данные убеждают в необходимости одновременного включения детей в специально организованную «скользящую сеть» различных коллективов: а) учебных, трудовых, организационно-общественных, художественных, спортивных, игровых; б) постоянных, сезонных, временных; в) одно- и разновозрастных; г) малочисленных и многочисленных.

Такая подвижная сеть многоплановых коллективов при условии соподчинения социально значимых целей деятельности всех коллективов и подчинения решению общей задачи не позволяет ребенку замкнуться в кругу близких товарищей.

Она непрерывно включает малый коллектив в большой, группы детей одного возраста в разновозрастный коллектив, создавая переплетение взаимозависимостей, разрывая рамки своего конкретного, «нашего» коллектива, выводя детей в целом на общество. Причем это не формальный разрыв, когда ребенок участвует «то там, то тут», а система, которая, с одной стороны, способствует формированию непосредственно-личностного общения детей в коллективе, а с другой — обеспечивает осознание ребенком его включенности не только в данный коллектив, но и в общество.

В частности, большое число коллективов, в состав которых ребенок одновременно входит, не дает ему возможности стать в известную оппозицию, а скользящие формы разнопланового коллектива эту возможность исключают, создавая условия для разнообразного общения, общения в чистом виде, для построения отношений дружбы, сотрудничества, общих взглядов, интересов детей.

Итак, формирование личности человека-коллективиста требует организации системы многопланового детского коллектива, системы, а не конгломерата классов, групп, кружков, бригад и пр. При этом важно направленное включение каждого ребенка в развернутую социально одобряемую деятельность в системе именно такого специально заданного многопланового коллектива при соподчиненности целей каждого конкретного коллектива решению общих социально значимых задач. Необходимо подчеркнуть, что воспитание детей в коллективе, основу которого составляет система просоциальной деятельности — это не один из ряда важных воспитательных принципов, а особый, качественно своеобразный подход к формированию растущего человека как личности.

 


См. также

Группы

 


   RSS     [email protected] 

Петровский Л.В. КОЛЛЕКТИВ, ОБЩЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ

Л.В.Петровский

КОЛЛЕКТИВ,  ОБЩЕНИЕ  И  РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ1

 

Процесс воспитания осуществляется в коллективе и с помощью коллектива — истина общеизвестная. Но что собой представ­ляет в психологическом отношении этот инструмент воспитания личности? Не слишком ли технологично звучит слово «инструмент»?! Ведь коллектив — это живые и очень разные люди, связанные сложной системой межличностных отношений, стре­мящиеся к одной цели, но готовые осуществлять ее разными способами. Вместе с тем если понять общие закономерности становления и функционирования коллектива, то можно опре­делить  уровень его  развития.  А это  важно,  и  вот  почему:  нередко необходимо понять, и притом своевременно, — коллектив перед нами или случайное и непрочное объединение внешне связанных, но внутренне безразличных друг другу людей. Понять же — значит обрести возможность направленно и эффективно воздействовать на личность, перестроить, если это потребуется, весь психологический климат коллектива.

Психологи в западных странах не выделяют коллектив среди других человеческих общностей, не видят его качественного своеобразия, растворяя его психологические особенности в характеристике «группы вообще». На поверку же она оказыва­ется случайно собранной и не объединенной общей целе­направленной социально значимой деятельностью диффузной группой.

Именно в связи с этим мы выдвинули гипотезу, продуктив­ность которой в настоящее время подтвердилась не только в лабораторном, но и формирующем социально-психологическом эксперименте. Существо этой гипотезы в следующем.

Вступая в общение и взаимодействие, люди могут обнаружи­вать двоякого рода связи. В одних случаях взаимодействие может базироваться на непосредственных отношениях: симпа­тии или антипатии, податливости к воздействиям других людей или устойчивости, активной общительности или замкнутости. В некоторых группах подобное взаимодействие преобладает. Так бывает, например, когда отсутствуют или слабо выражены общие  цели,  задачи   и  ценности   (идеалы, убеждения; оценки).

В другом случае взаимодействие имеет опосредствованный характер; когда взаимоотношения между членами группы опре­деляются принятыми в ней ценностями и принципами, важными для всех задачами и целями совместной деятельности. По на­шей гипотезе, именно этот тип взаимодействия характерен для коллективов, т.е. для такого типа групп, которые объединяют­ся общими социально значимыми ценностями, целями и задачами деятельности.

И нельзя, невозможно поэтому переносить закономерности, которые действуют в диффузной группе, на коллектив. Разумеет­ся, и в нем возможны непосредственные отношения (симпатии к одним и антипатии к другим, большая или меньшая общительность и контактность и т.д.). Но они составляют лишь поверхностный слой многоуровневой структуры психологии коллектива. Основу образуют глубинные слои, где межличност­ное взаимодействие определяется содержанием совместной деятельности.

Посмотрим, что это значит для решения важного для педа­гога вопроса о признаках настоящего коллектива. Конечно, всем известно в самом общем виде, что значит сплоченный коллектив. В нем налицо взаимопомощь и взаимовыручка, добро­желательность критики, стремление к сопереживанию, настой­чивость при  достижении  целей  и другие качества.  Все это так и  есть. Но дело не в описательной характеристике коллектива. Нужна экспериментально выверенная качественная и количе­ственная оценка его реальной сплоченности.

До сих пор использовались коэффициенты, которые были предложены психологами, не видевшими отличия коллектива от диффузной группы. Понимая группу механистически, как некоторое количество взаимодействующих людей, они, по суще­ству, отождествляли сплоченность группы с контактностью ее членов.

Однако оживленные контакты в группе еще не означают сплоченности. Оживленное групповое общение может оказаться, например, связанным с активизацией сил, объективно направлен­ных не на сплочение, а на разлад. Учителя хорошо знают, что в иных классах, где существуют отдельные враждующие груп­пировки школьников, число разнообразных контактов увеличи­вается: идет обмен записочками, шушуканье на уроках, летучие совещания на переменах, прямые и косвенные угрозы друг другу и т.д. Контактность возрастает — сплоченность коллек­тива падает.

В нашей лаборатории были предложены другие подходы к выявлению сплоченности коллектива и другая методика ее измерения. Была выдвинута и подтверждена экспериментально гипотеза, что в группах, объединенных длительной совместной деятельностью, возникает высокая сплоченность как ценностно-ориентационное единство коллектива. Коэффициентом сплочен­ности служит то, насколько часто совпадают оценки или позиции членов коллектива по отношению к объектам (целям деятель­ности, ее содержанию и участникам, нравственным прин­ципам и т.п.), существенно значимым для коллектива в целом.

Это, конечно, не предполагает совпадения оценок и позиций членов группы во всех отношениях, нивелировку личности, например, в сфере вкусов спортивных и читательских интере­сов и т.д. Напротив, расхождения в этой сфере отнюдь не препятствуют сплоченности коллектива, делая вместе с тем богаче и интереснее общение между его членами.

Но если одни считают, например, что задача, поставлен­ная перед ними, невыполнима или что от порученного дела можно вообще уклониться, а другие придерживаются проти­воположного мнения — и подобные разногласия типичны для этой группы, — то ни о какой сплоченности не может быть и речи.

Если принять во внимание, как важно для учителя — клас­сного руководителя — ориентироваться в реальном уровне сплоченности детского коллектива, то становится очевидным значение объективных показателей ценностно-ориентационного единства. Сплоченный коллектив способен легче справляться с трудностями, дружно работать, создавать наиболее благо­приятные  возможности  для  развития   в   нем  личности  каждого его члена, сохраняться как целое в различных, в том числе и неблагоприятных условиях.

Для понимания психологии коллектива важно брать в расчет и факты внутригрупповой дифференциации.

За последние годы достаточно широкое распространение получили сравнительно простые и доступные для практического использования так называемые социометрические методы. Сущность их — изучение результатов опроса членов группы, перед которыми поставлена задача — указать в убывающей последовательности лиц, отвечающих определенным условиям. Результаты математически обрабатываются и графически вы­ражаются.

Таким образом выявляются социометрические «звезды», т.е. лица, которых чаще всего «выбирают» в данной группе (очень многие хотели бы сидеть именно с ними за одной партой, вместе отдыхать, пригласить их на день рождения и т.д.), а также «отверженные» или «изолированные», не избранные никем.

Метод весьма оперативный, с его помощью можно достаточно быстро выявить картину эмоциональных предпочтений внутри любой группы. Кстати, чтобы обнаружить это путем наблюде­ний, учителю понадобилось бы длительное время.

Ни в коей мере не беря под сомнение известную целесооб­разность социометрии, мы тем не менее не убеждены, что она даст достоверную характеристику групповой дифференциации и покажет, «кто есть кто».

Изучая эту проблему, мы прежде всего задались вопросом, что стоит за межличностным выбором. В самом деле, нередко гораздо важнее знать не то, что данный член группы избран товарищами, а то, почему он избран. Система мотивов меж­личностного выбора дает более содержательную характеристику групповой дифференциации.

Как же выявить эту систему мотивов, то, что мы называем мотивационным ядром выбора? При прямой постановке вопроса, очевидно, трудно надеяться на искренний ответ, да к тому же индивид может и не отдавать себе отчета, почему он пред­почитает в известных обстоятельствах одного и не приемлет другого. Нашими сотрудниками был предложен особый методи­ческий прием косвенного раскрытия «тайн» мотивации межлич­ностного выбора. Суть его — в сопоставлении двух рядов, один из которых является рядом предпочтительных выборов (инструкция: на первое место поставь того, с кем ты в первую очередь хочешь быть вместе, на второе — следующего и т.д.), а другой — рядами оценки индивидов по определенным каче­ствам.

Простой пример. Школьнику предлагают расположить имена товарищей в определенной последовательности. Первый ряд: начиная с самого остроумного, живого, интересного и по убыванию этих качеств до самого скучного и бесцветного в классе. Второй ряд: от наиболее расположенного дать списать контроль­ную или диктант, подсказать с места, бросить шпаргалку и т.п. до наиболее щепетильного и непримиримого к обману. Третий, четвертый, пятый и шестой ряды строятся по отношению к каким-либо иным существенно значимым в ученическом коллек­тиве качествам. А затем эти ряды сопоставляются с рядом предпочтений при выборе соседа по парте. Теснота связей этого последнего ряда, скажем, с первым покажет, что в мотивационное ядро выбора у этого ученика входят качества личности, существенно значимые для общения. Близость межличностного предпочтения ко второму ряду позволяет предположить, что основное содержание мотивационного ядра выбора товарища по парте — надежда на подсказку.

Выявление мотивационного ядра выбора оказывается для педагога и психолога полезным всякий раз, когда возникает вопрос: почему некий член группы предпочитает такого-то, почему некоторая часть класса числится в категории «звезд», а другая в числе «отверженных», словом, почему социометриче­ская картина класса именно такова?

Было экспериментально установлено, что содержание мотивационных ядер выбора может также служить показателем того уровня, которого достигла группа как коллектив. Так, на начальной стадии формирования коллектива внимание юно­шей и девушек направлено главным образом на внешние стороны товарищества (общительность, привлекательность, манеру оде­ваться и т.п.). Выбор же на более высокой стадии его развития все в большей степени ориентируется на личностные качества, проявляющиеся в совместной деятельности, в значимых для коллектива поступках. Повышается престиж таких качеств, которые   характеризуют   мировоззрение   и   отношение   к  труду.

Сейчас у нас началось изучение так называемой референтности. Оно связано с выяснением значимого для ученика круга лиц, с мнением и позицией которых он часто неосознанно считается.



1 Хрестоматия по возрастной и педагогической психологии // под ред. И.И.Ильясова, В.Я.Ляудис. – М.: Просвещение. —  1981. – 423 с.

А.С. Макаренко. Отношения, стиль, тон в коллективе

Часть II

ВОЗРАСТНАЯ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ
ПСИХОЛОГИЯ ВОСПИТАНИЯ

А.С. Макаренко. Отношения, стиль, тон в коллективе

Что такое коллектив? Это не просто собрание, не просто группа взаимодействующих индивидов. Коллектив — это есть целеустремленный комплекс личностей, организованных, обладающих органами коллектива. А там, где есть организация коллектива, там есть органы коллектива, там есть организация уполномоченных лиц, доверенных коллектива, и вопрос отношения товарища к товарищу — это не вопрос дружбы, не вопрос любви, не вопрос соседства, а это вопрос ответственной зависимости. Даже если товарищи находятся в равных условиях, идут рядом в одной шеренге, исполняя приблизительно одинаковые функции, связываются не просто дружбой, а связываются общей ответственностью в работе, общим участием в работе коллектива.

А в особенности интересными являются отношения таких товарищей, которые не идут рядом в одной шеренге, а идут в разных шеренгах, и особенно интересны отношения тех товарищей, где зависимость не равная, где один товарищ подчиняется другому товарищу. В этом наибольшая хитрость в детском коллективе, наибольшая трудность — создать отношения подчинения, а не равностояния. Товарищ должен уметь подчиняться товарищу, не просто подчиняться, а уметь подчиняться.

И товарищ должен уметь приказать товарищу, т.е. поручить ему и потребовать от него определенных функций и ответственности.

Такое умение подчиняться товарищу, причем это не подчинение богатству, и не подчинение силе, и не подчинение в порядке милостыни или подачки, а подчинение равноправных членов коллектива — это чрезвычайно трудная задача не только для детского общества, но и для взрослых. Если еще остались пережитки старого, то все они умещаются в этом самом месте. И в особенности трудно приказать равному себе только потому, что меня уполномочил коллектив. Здесь чрезвычайно сложный комплекс. Я только тогда сумею приказать товарищу, поручить ему, пробудить его к действию, отвечать за него, когда я чувствую ответственность перед коллективом и когда я знаю, что, приказывая, я выполняю волю коллектива. Если я этого не чувствую, то у меня остается только простор для личного преобладания, для властолюбия, для честолюбия, для всех иных чувств и тенденций не нашего порядка.

Я в особенности много обращал внимания на эту сторону дела. Я поэтому шел на очень сложный принцип зависимостей и подчинений в коллективе. К примеру, вот этот самый мальчик дежурный командир, который сегодня руководит коллективом, а завтра уже подчиняется новому руководителю, он как раз является прекрасным примером такого воспитания.

Отличительными признаками стиля советского детского коллектива я считаю следующее.

Во-первых, мажор. Я ставлю во главу угла это качество. Постоянная бодрость, никаких сумрачных лиц, никаких кислых выражений, постоянная готовность к действию, радужное настроение, именно мажорное, веселое, бодрое настроение, но вовсе не истеричность. Готовность к полезным действиям, к действиям интересным, к действиям с содержанием, со смыслом, но ни в коем случае не к бестолочи, визгу, крику, не к бестолковым зоологическим действиям.

Следующий признак стиля — ощущение собственного достоинства. Это, конечно, нельзя сделать в один день. Эта уверенность в своем собственном лице вытекает из представления о ценности своего коллектива, из гордости за свой коллектив.

Создавая в этом стиле постояннный мажор, способность к движению, к энергии, к действию, надо одновременно создавать и способность к торможению. Как раз это то, что сравнительно редко удается обычному воспитателю. Тормозить себя — это очень трудное дело, особенно в детстве, оно не приходит от простой биологии, оно может быть только воспитано. И если воспитатель не позаботился о воспитании торможения, то оно не получается. Тормозить себя нужно на каждом шагу, и это должно превратиться в привычку. Это торможение выражается в каждом физическом и психическом движении, в особенности оно проявляется в спорах и ссорах. Как часто ссорятся дети потому, что у них нет способности торможения.

Воспитать привычку уступить товарищу — это очень трудное дело. Я добился этой уступчивости исключительно из соображений коллективной пользы. Я добился того, что раньше, чем дети перессорятся, — стоп, тормоз, и уже ссора не происходит. Поэтому я добился того, что в коммуне по целым месяцам не было ссор между товарищами, а тем более драк, сплетен, интриг друг против друга. И я добился этого не упором на то, кто прав, кто виноват, а исключительно умением тормозить себя.

Каждый из вас понимает прекрасно, каких случаев жизни это касается и к чему это может привести. Конечно, все эти признаки стиля, его особенности воспитываются во всех решительно отделах жизни коллектива, но они воспитываются и в правилах и нормах внешнего поведения.

Я не представляю себе коллектив, в котором ребенку хотелось бы жить, которым он гордился бы, я не представляю себе такого коллектива некрасивым с внешней стороны. Нельзя пренебрегать эстетическими сторонами жизни. А как раз мы, педагоги, очень часто страдаем некоторым нигилизмом по отношению к эстетике.

Эстетика костюма, комнаты, лестницы, станка имеет нисколько не меньшее значение, чем эстетика поведения. А что такое эстетика поведения? Это именно поведение оформленное, получившее какую-то форму. Форма сама является признаком более высокой культуры.

Поэтому здесь еще один отдел забот: приходя к эстетике как к результату стиля, как показателю стиля, мы эту эстетику потом начинаем рассматривать и как фактор, сам по себе воспитывающий.

Я не могу вам перечислить всех норм красивой жизни, но эта красивая жизнь должна быть обязательной. И красивая жизнь детей — это не то, что красивая жизнь взрослых. Дети имеют свой тип эмоциональности, свою степень выразительности духовных движений. И красота в детском коллективе не вполне может повторять красоту коллектива взрослых.

Вот хотя бы игра. Игра обязательно должна присутствовать в детском коллективе. Детский коллектив неиграющий не будет настоящим детским коллективом. Игра должна заключаться не только в том, что мальчик бегает по площадке и играет в футбол, а в том, что каждую минуту своей жизни он немного играет, он приближается к какой-то лишь ступеньке воображения, фантазии, он что-то из себя немного изображает, он чем-то более высоким себя чувствует, играя. воображение развивается только в коллективе, обязательно играющем. И я как педагог должен с ним немножко играть. Если я буду только приучать, требовать, настаивать, я буду посторонней силой, может быть, полезной, но не близкой. Я должен обязательно немного играть, и я этого требовал от всех своих коллег.

Я должен быть таким членом коллектива, который не только довлел бы над коллективом, но который также радовал коллектив. Я должен быть эстетически выразителен, поэтому я ни разу не вышел с непочищенными сапогами или без пояса. Я тоже должен иметь какой-то блеск, по силе и возможности, конечно. Я тоже должен быть таким же радостным, как коллектив. Я никогда не позволял себе иметь печальную физиономику грустное лицо. Даже если у меня были неприятности, если я болен, я должен уметь не выкладывать всего этого перед детьми.

С другой стороны, я должен уметь разразиться. В прошлом году я читал в вашем педагогическом журнале, каким тоном надо разговаривать с воспитанниками. Там. сказано: педагог должен разговаривать с воспитанниками ровным голосом. С какой стати? Почему ровным голосом? Я считаю, что это такой нудный получится педагог, что его просто все возненавидят. Нет, я считаю, что педагог должен быть весел, бодр, а когда не то делается, должен и прикрикнуть, чтобы чувствовали, что, если я сердит, так сердит по-настоящему, а не так что — не то сердится, не то педагогическую мораль разводит.

Это требование относится ко всем педагогическим работникам. Я без жалости увольнял прекрасных педагогических работников только потому, что постоянно такую грусть они разводили. Взрослый человек в детском коллективе должен уметь тормозить, скрывать свои неприятности.

Коллектив надо украшать и внешним образом. Поэтому я даже тогда, когда коллектив наш был очень беден, первым долгом всегда строил оранжерею, и не как-нибудь, а с расчетом на гектар цветов, как бы дорого это ни стоило. И обязательно розы, Fie какие-нибудь дрянные цветочки, а хризантемы, розы. И я, и мои ребята кохались в этих цветах до предела. У нас был действительно гектар цветов, и не каких-нибудь, а настоящих. Не только в спальных, столовых, классах, кабинетах стояли цветы, но даже на лестницах. Мы делали из жести специальные корзинки и все бордюры лестницы уставляли цветами. Это очень важно. Причем каждый отряд вовсе не получал цветы по какому-нибудь наряду, а просто — завял цветок, он идет в оранжерею и берет себе следующий горшок или два.

Так что серьезные требования надо предъявлять ко всякому пустяку на каждом шагу — к учебнику, к ручке, к карандашу. Объеденный карандаш — что это такое? Карандаш должен быть очинён прекрасно. Что такое заржавевшее перо, которое не пишет, что такое муха в чернильнице и т.д.? Ко всем педагогическим устремлениям, которые у вас есть, прибавьте миллиарды этих мелочей. Конечно, одиночка за ними не уследит, а когда коллектив за этим следит и знает цену этим мелочам, с этим можно вполне справиться.

Вот таких мелочей в жизни коллектива очень много, из них и составляется та эстетика поведения, которая должна быть в коллективе. И эти принципиальные мелочи должны быть не только доведены до конца, но должны быть строго продуманы и сгармонированы с какими-то общими принципами.

Макаренко А.С. Соч. В 7-ми т. M.1958, т. V, с.210-223  

Коллектив в психологии

Пересмотрено 26 мая 2004 г.

Существует ли коллективное измерение разума? я не говоря о юнговском понятие «коллективное бессознательное», которое относится к унаследованному размеры, пожалуй, лучше называть «инстинктом». Скорее, что из отношения разума к большим группам, а не только в телепатии с одним другой человек, но в некоторой степени не совсем незначительный, с группами и более широкая коллективная принадлежность. Мы слышим такие термины, как «массовая психология» и «групповой разум» — как насчет этих наблюдений? Недавний выпуск журнала «Что такое Просвещение» обращается к этой теме, поскольку пример.Вот еще несколько наблюдений, которые я написал о пяти или шесть лет назад и размещено на этом сайте в 2002 году:

Природа разума в психологии, как правило, рассматриваются с точки зрения индивидов, но там должна быть повышенная чувствительность к тонкой силе группы а также более широкая культура. Помимо психоаналитических теорий «объекта» связи» и «связь», которые, как правило, обращаются к более личным чувствам, нам нужны признать чувство принадлежности к ядерному, а затем расширить семья, в детский сад или класс детского сада, клуб, церковь и расширение круги от этого.Паттерны, описанные в социологии, имеют реальные влиять на человека.

Коллектив в г. психология может действовать хаотично и мощно, например, в психологии мафии, или более незаметно и в течение более длительного периода времени. Я хочу использовать этот термин «коллектив» для обозначения групп, которые могут оказывать культурное влияние. (Когда я взрослею работая с этой концепцией, мое определение может стать более точным.)

Некоторые заявления об отказе от ответственности

Используя термин, «коллектив,» Я не имею в виду термин Юнга «коллективное бессознательное».»(Я задаваться вопросом если это отчасти проблема перевода со швейцарского немецкого.) Юнг не имел в виду динамику, происходящую в настоящий момент, своего рода общий психологический процесс, а скорее общий «тенденция» думать или воображать определенным образом. Это смешано с другим заблуждением термин, который он использовал, «раса», что еще до Гитлера сделало этот термин особенно проблематично, относится к человеческому виду и к тому, как он развился. Так что это коллективное бессознательное включало в себя множество элементов инстинкта и их связанные корреляты в психологии воображения, которые были разделены всем человечеством – i.е., «архетипы».

Я не имею в виду какие британский психоаналитик Уилфред Бион имел в виду групповой разум, несмотря на то что он подходит немного ближе. Насколько я могу судить, идея Биона подсказывала, что психическая связь на групповом уровне, которая может быть верной, а может и нет.

Диапазон Коллективы

К чему я обращаюсь, хотя, это другое, более очевидное чувство «мы», которое мы все чувствуем, более или меньше, в зависимости от нашей вовлеченности в широкий спектр социальных ролей. Исторически, он затрагивал возрастные и половые роли и племена, что делали женщины, что делали мужчины, что сделали молодые люди (мне вспоминается первая песня 1960-е Бродвей мюзикл «Скрипач на крыше», когда актеры исполнили песню «Традиция!» описывая роли разных членов семьи — Папа, Мама, Сын, дочь.)

По мере того, как общество становилось более сложный, возникли профессиональные группы, гильдии, а затем и другие специализированные классы. С развитием коммуникационных технологий, таких как письменная и ранние почтовые посланники или путешественники, группы людей с общими интересы могут быть распределены по более широкой области, например, интеллектуалы средневековой Европы. По мере расширения коммуникаций люди могли начать идентифицировать с группами, которые были в менее непосредственном личном контакте, так что в в регионе или даже нации могут быть «фанаты» того или иного фильма звезда группа, артист, комик.Политика стала более коллективной социологической феномен и демократия стали возможными.

Во второй половине в 20-го века, группы, которые ранее были несколько «маргинализированы», отчасти потому, что они не могли получить доступ к средствам массовой информации, были смог изменить этот баланс, поскольку доступ стал проще. Мимеограф, факс, телефон, и аналогичные простые технологии позволили группам общаться между самих себя, и это помогло им организовать, провести конференции, демонстрации, распространять информационные бюллетени и т. д.Это коллективное явление породило больше чувство идентичности среди женщин, геев и лесбиянок, различных расовых или этнический меньшинства и другие политические группы.

Явления журналы, информационные бюллетени, телефоны, почта, а также национальные и международные конференции привело к более активному увлечению хобби, академическими интересами, суб-специальности, и тому подобное — особенно те, которые были немного необычными. Дело здесь в что некоторые интересы довольно распространены, поэтому можно найти партнеры по игре или легко объединяется в пределах своего местного диапазона деятельности; Другие интересы являются более специализированными и редкими, и имеют гораздо более широкую область, включающую множество нужно «покрыть» больше людей, чтобы найти относительно небольшие количество кто разделяет этот интерес.

С подъездом в интернета в человеческую культуру, этот процесс расширился еще больше, поэтому что впервые в истории люди с довольно редкими заболеваниями или интересы могут найти друг друга и обсудить свои общий обеспокоенность.

Итак, коллективы могут быть организованный по широкому кругу критериев, например:

религия политика призвание пол и пол
хобби академических направлений гонка и этническая принадлежность языков
отрасли спорт политических фракций профессий
науки организаций большие профсоюзы эконом-класс
…и так далее..

Жилые коллективы

Я думаю, это может растянуться наш умы интересным образом, если учесть, что большие коллективы человеческих усилий, в известном смысле, имели свои собственные «жизни», и мы в «Ед. изм» уравновешивают как влияние, так и находятся под влиянием коллективов аналогичный на то, как клетки в организме влияют и подвергаются влиянию всего тела изменения.

Коллектив — это группа из люди, которые активны в своих усилиях, и чья деятельность принесла пользу достаточно импульс, так что если несколько ключевых людей уйдут или умрут, активность буду Продолжить.Коллективы имеют какое-то символическое значение, так что они вызывать чувство преданности. Есть желание продвигать и продолжать традиция. Некоторые функции, которые рано или поздно становятся частью коллектива это история (письменная или устная), чувство границы и идентичности и некоторые чувство его ценности, важности или предназначения. Почти всегда есть определенный степень организации и, как правило, некоторая модальность для связь среди его членов.

Есть много виды деятельности которые представляют собой усилия отдельного человека, семьи или группы личность и стремления.Но есть определенный момент во времени, размере и жизнеспособность растущей группы, когда она трансформируется из совокупности индивидов в более сложную систему. В эволюционной биологии есть одноклеточный животные и организмы, которые по сути являются просто массой людей сгруппированы вместе, и есть животные, у которых клетки дифференцировано, и все действует на благо всех.

Коллективы могут следовательно различаются по количеству и интенсивности эмоциональной вовлеченности и могут существовать в несколько уровней одновременно.Например, я чувствую причастность к общая проблема здравоохранения среди населения, в том числе образование и профилактика, экономические проблемы и т.д .; и с медицинской профессией; и с психиатрией как специальностью; и с опасным усилием психотерапия в рамках меняющейся специальности; и со специальным интерес в более активных и творческих формах терапии, терапии искусством, так далее., и, в частности, с психодрамой и драматической терапией. Кроме того, мой верность к определенным конкретным группам колебалась и будет продолжать изменяться по мере того, как мои собственные интересы и социальные связи развиваются.

Коллективы могут быть подумал как социальные мета-организмы, если это может быть правдоподобный термин, и как такие, они могут рассматриваться как имеющие своего рода рождение или трансформацию от простых групп, которые могут собираться и разойтись, в своего рода группу, которая жестяная банка поддерживать свой собственный импульс. Я считаю, что это главное качество.

Когда группа может проиграть это лидеры и новые лидеры возникают, когда идеал или имидж, комплекс озабоченности и убеждения группы сгущаются до такой степени, что собственный культуры, то групповая динамика качественно переходит в более сложную форма социальной психологии, которую затем можно было бы назвать «коллективной динамикой».»

И все же, хотя коллективы может иметь более продолжительную продолжительность жизни, чем деятельность или участие исходный, или даже второе поколение членов группы, они могут умереть, раствориться отказаться, или превратиться в группу с другим характером и задача. Дело в том, что они привлекают единомышленников, так что в этом смысле они остаются в живых и, возможно, создают новые «спутниковые» группы или «главы» в других городах.

Самое главное аспект концепции коллектива заключается в том, что эти сущности развивают свои собственные мифы не просто бессознательные предположения, но символические гештальты, которые служат разнообразие потребностей.В свою очередь, мифические влияния коллектива могут глубоко влиять на самые основные эмоционально-образные динамика. Таким образом, эта концепция может помочь осветить многие из принципы кросс-культурной психологии, и в нашей зарождающейся «глобальной деревне» любой адекватная психология должна включать эти точки зрения как неотъемлемые элементы.

Уже людей больше активно задействованы в количестве ролей, которое намного превышает несколько сотен годы в прошлом — Герген (1990) называл это состояние «насыщенным себя.» Один из способов справиться с этой распространяющейся тенденцией «постмодерна» состояние состоит в том, чтобы более осознанно признать это и уважать силу коллектив опираться на чувство преданности, предъявлять требования к индивидуальный время и деньги. Одно из следствий состоит в том, что необходимо будет сделать более энергичные усилия по диагностике и расстановке приоритетов для личных целей.

Что бы это могло значить, тогда, считать, что мы являемся частями нематериальных «организмов» с разными какие-то нематериальные границы, чем наши собственные? Может ли это осознание наше социальное существо распространяется также на нашу духовную природу? Я нахожу перемена самой интригующей фразы, которую я услышал: что, если вместо того, чтобы думать о мы сами как физические существа, обладающие духовным опытом, мы открыты для возможность что мы духовные существа, имеющие физический опыт? (Видеть Бумага на тему «Наше социальное бытие»)

Вот связанная пример: Квази-мифическое чувство выросло вместе с более экологической концепцией: Гипотеза «Гайи».Выдвинутый в конце 1970-х Джеймсом Лавлоком, он отметил, что биосфера настолько богата механизмами саморегулирования, что по каждому критерию того, что составляет живой организм, Мать-Земля, во имя греческой богини земли, «Гайи», квалифицируется как живая «существование.»

Последствия

Суть учитывая природа коллектива в человеческих делах такова, что он обостряет наши внимание социокультурным влияниям. Большая часть психологии и психотерапии еще слишком озабочен личностью.Проблемы рассматриваются как продукты прошлой истории в семье, школе или районе. Пока это в некотором роде действительно, нам нужно уравновесить эту тенденцию, придавая больший вес влиять не только «давления со стороны сверстников», но и более тонких, но, как я уже отмечал, в совокупность мощная динамика более крупных коллективов. Что бы «они» считать? Что я должен сделать?

Коллективы в удивительно определить источники норм, ценностей и особенно пристрастий и идентичности. Самосознание индивида в некоторой степени связано с участием «будучи» [вставьте сюда название аффилированного более широкого коллектива].

Одно следствие состоит в том, что степень прозрения и психического освобождения может произойти по мере того, как люди становятся более резко осознавая, каковы их различные отождествления, и помимо этого, природа самой идентификации как психосоциальной динамики. Действительно, Буддист для некоторых философия — это скорее способ психологической работы. чем как «религию» как таковую, поскольку в ней подчеркивается внимание, уделяемое идентификация и порожденные потенциалы сознательно дезотождествляются с коллектив..

Другой вывод: что мы рассматриваем нашу историю как процесс последовательных открытий к смирению, снижение эгоцентризма, этноцентричности и видовой ориентации, который соотносятся с открытиями Фрейда, Дарвина и даже Коперника. В другими словами, что, если наша индивидуальность — это не конец жизни, а скорее мы начинаем рассматривать себя также как живой компонент многих больше системы? Существуют современные интеллектуальные тенденции, критикующие индивидуализм нашей современной эпохи и приглашая нас снова открыться нашей способности сообщество и экологическая ответственность.Учитывая реальность коллективов мая быть составной частью этого сдвига парадигмы.
Ловушка:
Одна из проблем, которые возникли у меня при чтении недавнего выпуска Что такое Просветление: тема группового разума не должна всегда считаться более позитивным, продвинутым, любящим, гуманное понимание. Я думаю, что группы в равной степени могут создавать в группе «мы ооочень правы» ложное чувство уверенности в том, что это может, в свою очередь, привести к большому злу. Я верю в динамику, которая породила к «Маршу безумия», о котором Барбара Тачман пишет в своей книге (с этой фразой в названии) включает в себя такое внутренне подкрепляющее формы «группового мышления.»Итак, групповое сознание как явление не должно получить какой-либо мистически авторитетный статус или ослепить Вера. Я действительно думаю, что групповой разум может быть творческим, но это все равно должно быть пройти через наши критические способности, потому что иногда это аутсайдер, еретик, мятежник, предлагающий величайшее актуальное понимание, мышление за пределами привычной парадигмы и величайшее творческое обещание.

Этот документ также относится к к другие статьи на этом веб-сайте, такие как «Наши социальные Бытие-Несс »



Для ответов напишите мне в adam @ blatner.com

Коллективные эмоции — Ассоциация психологической науки — APS

Будь то религиозные ритуалы, концерты или протесты, синхронность с другими через движение, поведение и коллективные эмоции часто объединяет нас. Текущие исследования показывают поразительно похожие психосоциальные эффекты, возникающие в результате множества межличностных и коллективных условий. Сотрудник APS Бернар Риме, заслуженный профессор психологии Католического университета в Бельгии, использовал теории социологии, а также психологической науки, чтобы исследовать процессы, которые позволяют нам ощутить стирание индивидуальных границ во многих контекстах. .

В 1893 году французский социолог Эмиль Дюркгейм опубликовал свою теорию коллективного сознания, описывая, как внутри каждого индивидуума существуют две формы сознания: индивидуальное сознание, которое подчеркивает нашу индивидуальность и самобытность, и коллективное сознание, которое включает общие ценности, идеи и убеждения, общие для всей нашей группы или общества.

Опираясь на эти социологические теории, Риме предполагает, что переживания синхронности и коллективных эмоций вызывают у индивидов переход между двумя параллельными когнитивными «модами».”

Управляющий «индивидуальный» режим, который хорошо задокументирован эмпирической психологией, лежит в основе целенаправленного поведения и задействует управляющие функции, такие как контроль внимания, постановка целей, когнитивная гибкость и обработка информации. «Коммунальный» режим, которым психологическая наука в значительной степени пренебрегает, утверждает Риме, включает в себя наши давние узы привязанности к членам семьи, друзьям, сообществу и обществу, а также общественно разделяемые культурные знания, полученные в результате этих отношений.

В повседневной жизни преобладает исполнительный «индивидуальный» режим. Однако, когда люди испытывают синхронные или коллективные эмоции, возникает состояние, которое Риме описывает как согласованность. Когда это происходит, функции исполнительного режима, требующие усилий, отключаются, позволяя коллективному режиму выйти на первый план. Как и в установках контакта с привязанностью, различие между собой и другим затем исчезает, и человек испытывает чувство открытости, включенности и просоциальности.

Исследования Риме неизменно показывают, что люди реагируют на события, общаясь и делясь своими эмоциями с другими, создавая общие коллективные знания.Этот социальный обмен эмоциями был связан с повышенной социальной принадлежностью, положительным аффектом и просоциальным отношением. Риме и его коллеги изучали феномен социального взаимодействия во многих травмирующих событиях, включая геноцид в Руанде и террористические атаки 2004 года в Мадриде.

В статье 2019 года, опубликованной в журнале Psychological Science , Риме и соавтор Дэвид Гарсия (Венский медицинский университет, Австрия) проанализировали набор данных, собранных у 62 114 пользователей Twitter после террористических атак в Париже в ноябре 2015 года.Гарсиа и Риме отметили, что в течение нескольких месяцев после нападения люди, которые более активно участвовали в социальных сетях, также проявляли более высокие показатели просоциального поведения и положительное влияние на свою активность в социальных сетях в Twitter.

Участвуя в коллективных эмоциях через социальные сети, люди могли синхронизировать свои мысли и эмоции, стимулируя чувство социальной принадлежности и общих убеждений.

«В соответствии с центральным принципом модели Дюркгейма, эти эффекты были опосредованы воспринимаемой эмоциональной синхронностью участников с другими людьми», — пишут Гарсия и Риме.«Наши результаты подтверждают вывод о том, что коллективные эмоции после стихийного бедствия связаны с более высокой солидарностью, что свидетельствует о социальной устойчивости сообщества».

Слесарь-слесарь с друзьями

Командные виды спорта и групповая физическая активность оказались богатой областью для изучения воздействия общих эмоций и социальной поддержки на организм.

«В командных видах спорта и групповой физической активности в целом социальное и физиологическое функционально и неразрывно взаимосвязаны», — объясняет Эмма Коэн, профессор когнитивной антропологии.«Движение, эмоции и производительность взаимосвязаны на индивидуальном уровне, но также и на коллективном уровне».

В лаборатории социального тела Института когнитивной и эволюционной антропологии Оксфордского университета Коэн и его коллеги исследуют взаимодействие между социальными, физиологическими и психологическими явлениями, уделяя особое внимание тому, как групповые упражнения и движения укрепляют социальные связи и даже физическую работоспособность.

«Похоже, что социальная поддержка влияет не только на эмоции , как положительно, так и отрицательно , но и на физиологическое функционирование», — объясняет она.В нескольких исследованиях Коэн и ее коллеги обнаружили доказательства того, что групповые упражнения повышают восприятие социальных связей и поддержки, в конечном итоге смягчая реакцию на стресс во время физической активности.

В исследовании 2009 года, опубликованном в журнале Biology Letters , Коэн и его коллеги проверили болевой порог команды мирового класса Оксфордского университета, когда они тренировались на гребных тренажерах в одиночку или в группе. Исследование показало, что в групповом режиме болевой порог увеличился вдвое по сравнению с индивидуальным.

Коэн и его коллеги в настоящее время заинтересованы в реализации идеи о том, что воспринимаемая социальная поддержка действует как буфер против стрессовой реакции во время упражнений, потенциально приводя к повышению производительности. Это говорит о том, что социальная поддержка, вызванная коллективным движением или предлагаемая семьей, друзьями и фанатами, может действовать как мощный нисходящий механизм для регулирования производительности мышц и усталости.

«Выполнение упражнений не регулируется полностью в ответ на такие вещи, как мышечная усталость или сердечно-сосудистая активность по доставке крови к мышцам», — объясняет Коэн. «Боль и утомляемость являются частью всей системы обратной связи, которая также включает информацию извне. как внутри тела.”

В другом исследовании, посвященном игрокам из регби-клуба Оксфордского университета, Коэн и его коллеги снова обнаружили, что синхронные движения могут положительно влиять на выполнение упражнений. В этом исследовании игроки в регби выполняли разминку вместе либо синхронно, используя удары в наушниках, либо несинхронно, прежде чем приступить к сложному спринту. Группа, которая разминалась синхронно, значительно сокращала время спринтов по сравнению с группой, которая разминалась несинхронно.

Хотя лаборатория Коэна в первую очередь исследует эволюционные, социальные и психологические аспекты групповых движений и упражнений, она также заинтересована в исследовании потенциала символической культуры для получения социальной поддержки и последствий этого для психофизиологического функционирования. Способность людей получать социальную поддержку от культурных объектов или символов, таких как сувениры, флаги, гимны, архитектура и даже местные акценты, вероятно, представляет собой эволюционно новую и уникальную форму социальной буферизации, потенциально направляющую модели культурной эволюции.

Больше, чем эмоциональное заражение

Французский социальный психолог Гюстав Ле Бон выполнил некоторые из самых ранних работ, посвященных коллективным эмоциям. В своей книге The Crowd: A Study of the Popular Mind 1895 года, Le Bon описывает, как поведение может меняться, когда люди объединяются в группы.

Ле Бон и другие социальные теоретики начала 20-го века в целом рассматривали феномены коллективных эмоций в неблагоприятном свете, объясняет Дэн Захави, профессор философии, работающий по совместительству в Копенгагенском и Оксфордском университетах.Они в основном рассматривали психологию толпы как движимую насильственными и крайними чувствами, импульсивностью и отсутствием критического суждения. Коллективные эмоции возникли из таких процессов, как эмоциональное заражение и непроизвольное подражание , никогда не рассуждая, сказал Захави во время симпозиума интегративной науки на Международной конвенции психологических наук (ICPS) 2019 в Париже.

В то время как Ле Бон считал, что групповое поведение, демонстрируемое толпой людей, сводило людей к животным, исследования и теории современной социальной нейробиологии и психологии обнаружили, что способность участвовать в сложных групповых формах поведения уникальна для людей и является фундаментальной для многих из наших высших порядков. познавательные способности.Сравнивая поведение людей ясельного возраста с поведением шимпанзе, научный сотрудник APS Майкл Томаселло (Университет Дьюка) обнаружил, что большие обезьяны разделяют многие намеренные навыки с человеческими малышами, но не испытывают такого рода коллективной интенциональности, которая позволяет людям сотрудничать и разделять с ними психологические состояния. друг с другом.

Люди разделяют умы и эмоции разными способами, продолжил Захави, далеко за пределами таких низкоуровневых процессов, как имитация и заражение, подпитываемые «мафией» или анонимной толпой.Общие эмоции являются основополагающими для многих различных групповых переживаний. Например, при просмотре футбольного матча по телевизору вы можете разделить восторг от победы вместе с победившими игроками, даже если вы никогда с ними не встречались, просто потому, что вы отождествляете себя с командой или страной, за которую они играют. И если вы один из игроков, общая радость, которую вы испытываете с другими игроками в результате победы после месяцев подготовки, снова будет совсем другой.

«Если мы хотим оценить и понять роль коллективных эмоций в сотрудничестве и конфликте, недостаточно просто сосредоточиться на низкоуровневом процессе заражения», — пояснил Захави.«Нам нужно обратиться к другим более сложным процессам, связанным с групповой идентификацией и социально опосредованными формами самосознания».

Конфликтующие эмоции

Общие эмоции не всегда проявляют лучшее в группе: они также являются частью разжигания ненависти и крупномасштабного насилия во время войны и межгрупповых конфликтов. Новые исследования продемонстрировали важность коллективных эмоциональных процессов в динамике неразрешимого конфликта и межгруппового насилия.

В течение последних нескольких лет исследование Эрана Гальперина было сосредоточено на регулировании эмоций и коллективных эмоциях в контексте неразрешимого конфликта в Израиле и Палестине. Он исследовал потенциал регулирования эмоций как инструмента разрешения конфликтов.

«Эмоции на уровне группы являются очень и очень мощными предикторами поддержки политики», — сказал Гальперин, профессор психологии Еврейского университета в Иерусалиме в Израиле. «Помогая людям регулировать свои негативные коллективные или групповые эмоции, мы действительно можем способствовать переменам.”

В исследовании 2013 года, опубликованном в журнале Psychological Science , Гальперин и его коллеги обнаружили, что стратегии регулирования эмоций «могут влиять на межгрупповые эмоции, а не только на внутриличностные, и что регулирование эмоций может формировать как политические, так и аффективные реакции».

В лабораторном исследовании Гальперин и его коллеги обнаружили, что еврейские израильские участники, которым было назначено когнитивное переоценочное состояние, меньше поддерживали агрессивную политику и больше поддерживали политику примирения по сравнению с участниками в контрольном состоянии.Эти результаты были затем воспроизведены за пределами лаборатории в ответ на реальное событие, палестинскую заявку на признание Организации Объединенных Наций в 2011 году. Тренинги по регулированию эмоций продолжали влиять на подход участников к конфликту даже 5 месяцев спустя.

«Если вы хотите предсказать поддержку израильтянами или палестинцами очень жестких политических компромиссов в контексте их конфликта, то вам следует выйти за рамки изучения идеологий, интересов и ценностей, чтобы понять их эмоции по отношению к своей группе и другим группам», — сказал Гальперин.

Изменение основных оценок людей других групп (например, другая группа зла по своей природе и неспособна к изменениям) может уменьшить коллективную ненависть к чужим группам, что приведет к усилению поддержки значимых политических компромиссов. В ходе продольного полевого эксперимента Гальперин и его коллеги обнаружили, что даже через 6 месяцев после того, как 508 израильтян-евреев приняли участие в семинарах по переоценке, посвященных способности групп к изменениям, участники заняли более обнадеживающее и примирительное отношение. Важно отметить, что участники поддерживали эти изменения в течение 6-месячного периода нарастания межгрупповой напряженности и конфликта в регионе.

«Дело не только в том, что мы можем сдерживать гнев или ненависть людей в контексте неразрешимого конфликта», — заключил Гальперин. «Мы также показываем, что, регулируя людей или подавляя их гнев или ненависть, мы можем усилить их поддержку компромиссов».

Social Contagion, Social Media

Социальные сети предоставили исследователям новые возможности и новые методы для изучения коллективных эмоций больших групп людей в режиме реального времени.

Политический социолог и журналист Паоло Гербаудо, старший преподаватель цифровой культуры и общества в Королевском колледже Лондона, исследовал, как социальная и политическая психология может объяснить силу коллективных эмоций в мобилизации политических движений, особенно в связи с недавним ростом числа -правые популистские движения.

Гербаудо использовал Маттео Сальвини, бывшего министра внутренних дел Италии, в качестве примера успеха крайне правых политических лидеров в стимулировании коллективных эмоций через социальные сети. Высокоэффективное присутствие Сальвини в социальных сетях, в основном организованное на Facebook, было охарактеризовано как олицетворение новой ненавистнической политики ультраправых, направленной на маргинальные группы, такие как мигранты и беженцы, женщины и сообщество ЛГБТ.

«Хотя его сообщения часто осуждаются за то, что они пробуждают худшие инстинкты последователей в социальных сетях на Facebook, если вы присмотритесь, вы увидите, что эмоциональное содержание крайне правых гораздо более эмоционально сложное, чем просто отрицательные эмоции и ненависть», — сказал Гербаудо. сказал.

Facebook обладает огромным методологическим потенциалом для изучения эмоций, потому что «реакции» (которые позволяют плакатам помечать контент эмоциональными реакциями типа «любовь», «ха-ха», «вау, грустно и сердито») встроены в саму платформу, продолжает Гербаудо. Например, простой анализ страницы Сальвини в Facebook показывает, что среди подписчиков в социальных сетях преобладают две эмоциональные реакции: гнев и ха-ха.

«Ненависть часто идет рука об руку с более позитивными эмоциями, которые вызывают чувство принадлежности к сообществу», — объяснил Гербаудо.

Хотя зачастую очень сильное внимание уделяется негативным эмоциям и нападкам на предполагаемых противников, такое отождествление «другого» также создает самоутверждающие социальные связи сообщества между последователями Сальвини. Лидеры правого крыла очень эффективно использовали социальные сети для создания социальных связей в своих онлайн-группах; контент часто вызывает положительные эмоциональные отклики, отмечая успех членов группы.

«Публикации Сальвини и им подобных в Facebook не просто разжигают или передают ненависть — они также вызывают ненависть», — сказал Гербаудо.

Лидеры, разбирающиеся в социальных сетях, такие как Сальвини, часто используют шаблонные элементы для разработки своего контента таким образом, чтобы последователи высмеивали и насмехались над оппонентами. Эта интерактивная эмоциональная мобилизация предназначена для вызова эмоциональных реакций, усиливающих эмоции пользователей. Например, публикация сообщений в Facebook с вопросами в конце для получения комментариев. Гербаудо часто обнаруживает, что комментарии гораздо более радикальны, чем первоначальный пост, и чем глубже они погружаются в комментарии, тем более радикальными они становятся.

«Многое из того, что мы видим в социальных сетях, связано с катализированием и запуском индивидуальных эмоций и их преобразованием в коллективные эмоции», — отмечает Гербаудо. В этом контексте социальные сети призваны направлять эмоции , объединяя людей и усиливая эти эмоции, так что достигается критическая масса, которая может иметь последствия для выборов. œ

Список литературы

Коэн, Э.А., Эйсмонд-Фрей, Р., Найт, Н., & Данбар Р. И. (2009). Кайф гребцов: поведенческая синхронность коррелирует с повышенным порогом боли, Biology Letters , 6 (1): 106–108. https://doi.org/10.1098/rsbl.2009.0670

Гарсия, Д., и Риме, Б. (2019). Коллективные эмоции и социальная устойчивость в цифровых следах после террористической атаки. Психологические науки , 30 (4), 617–628.
https://doi.org/10.1177/0956797619831964

Гальперин Э., Порат Р., Тамир, М., и Гросс, Дж. Дж. (2013). Может ли регулирование эмоций изменить политические взгляды в неразрешимых конфликтах? Из лаборатории в поле. Психологическая наука , 24 (1), 106–111.
https://doi.org/10.1177/0956797612452572

— Александра Мишель — писатель-фрилансер из Балтимора.

Роль коллективной психологии в выходе из COVID-19

Вы особенно обеспокоены тем, что пандемия усугубит разрыв между поколениями .Почему?

AE: У молодежи уже было действительно тяжелое десятилетие. Теперь, когда началась пандемия, их просят нанести огромный ущерб своему образованию и средствам к существованию, чтобы защитить поколения, которые находятся в большей опасности. Это выдающийся акт солидарности и самоотверженности поколений. Итак, мы с моим коллегой Дэвидом Стивеном подчеркиваем, что многое зависит от того, что произойдет дальше. Если молодые люди будут признавать жесты и отвечать взаимностью, то это может стать началом обновления завета, заключенного между поколениями.В противном случае это может быть рецептом гораздо большей политической поляризации.

Как будет выглядеть распознавание жестов молодых людей?

AE: Часть этого, безусловно, касается образования и защиты будущего молодых людей. Прямо сейчас 1,8 миллиарда молодых людей не посещают школу или университет. Нам нужен действительно серьезный глобальный толчок, чтобы они не пропустили год или более образования. Во-вторых, нам нужны действия для защиты доходов и средств к существованию. Очень важно, чтобы у нас были разумные пакеты помощи, нацеленные на то, чтобы молодые люди не теряли средств к существованию.

В долгосрочной перспективе возникает вопрос, кто будет платить по счетам за эту огромную помощь. За последнее десятилетие молодые люди уже несли большую тяжесть политики жесткой экономии, и это одна из причин, почему мы оказались в этой поляризованной ситуации, связанной с отношениями между поколениями. Таким образом, обеспечение справедливого распределения затрат на спасение будет действительно важным. Во-вторых, есть еще большие долгосрочные проблемы, такие как изменение климата и массовое вымирание, которые, как мы знаем, имеют огромное значение для молодежи.Важно, чтобы это отразилось в приоритетах государства после кризиса в рамках выплаты молодым людям.

Вы утверждаете, что человеческие инстинкты во время кризисов, например стихийных бедствий, часто проявляются в виде щедрости и сочувствия («беречь и дружить»). Как можно развить этот инстинкт, особенно среди молодежи?

AE: Сразу после стихийных бедствий мы часто слышим о нарушении закона и порядка, грабежах, объявлениях о введении военного положения.Фактически, урок социологии катастроф состоит в том, что очень часто мы видим огромное самоотверженность и солидарность после бедствий. Бедствия представляют собой угрозу, и у всех нас есть выбор, как реагировать на предполагаемые угрозы. То, о чем мы всегда слышим, — это «сражайся или беги», но «склоняйся и дружи» как альтернативный ответ, гораздо более полезен, потому что он интересен коллективу, а не только человеку. Как мы можем продвигать «заботиться и дружить»? Мы особо выделяем три фактора, которые мы называем азбукой, что означает свободу воли, принадлежность и сознательное самосознание.

Мы на самом деле видели, как во многих странах мира на COVID-19 проявляют дружбу и дружелюбие, с действительно позитивными, восходящими, самоорганизованными ответами сообщества. Чтобы выдержать это, будет важно, чтобы мы были морально подготовлены к стадии разочарования. Это этап после стихийного бедствия, когда начинают нарастать стрессы, будь то финансовые переживания, проблемы со здоровьем или усталость, нехватка времени и т. Д. Это может привести к довольно глубокому чувству депрессии, разочарования, заброшенности и так далее.Если мы этого ожидаем и готовы почувствовать такое падение, то мы будем гораздо лучше подготовлены к тому, чтобы выдержать этот этап.

SARS-Cov-2 и защита окружающей среды: повестка дня коллективной психологии для исследований психологии окружающей среды

https://doi.org/10.1016/j.jenvp.2020.101444Получить права и контент

Основные моменты

Корона кризис затрагивает людей, сообщества, города, страны и всю планету.

Кризис короны может повлиять на то, как люди оценивают надвигающийся климатический кризис и потенциально реагируют на него.

Представлен взгляд на социальную идентичность в ответ на изменение климата после коронного кризиса.

Модель социальной идентичности действий в защиту окружающей среды (SIMPEA) используется и расширяется для объяснения ответных мер после кризиса.

Реферат

Хотя вирус SARS-CoV-2 распространяется по всему миру, большинство стран приняли серьезные меры для защиты своих граждан и замедления дальнейшего распространения заболевания COVID-19.Эти меры влияют на людей, сообщества, города, страны и всю планету. В этой статье мы предлагаем, чтобы огромные последствия кризиса короны побудили экологическую психологию более серьезно сосредоточиться на исследовательских вопросах, направленных на решение основных социальных проблем с точки зрения коллективной психологии. В частности, мы подчеркиваем, что коронный кризис может повлиять на то, как люди оценивают надвигающийся климатический кризис и потенциально реагируют на него. Последовательно указывая на системные связи и их человеческий фактор, экологическая психология может стать центральным элементом научной повестки дня устойчивого «общества после короны».Чтобы обеспечить основу для будущих исследований, направленных на устойчивую трансформацию общества, мы опираемся на Модель социальной идентичности действий в защиту окружающей среды (SIMPEA) и расширяем ее возможности, чтобы понять реакцию людей после коронного кризиса. Модель позволяет предсказывать ранее не включенные явно концепции привязанности к месту, связи с природой, основных психологических потребностей и системного мышления. Он может служить ориентиром для лучшего понимания перехода к устойчивому будущему.

Ключевые слова

Корона кризис

Коллективная психология

Вложение

Социальная идентичность

Системное мышление

Трансформация

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

© 2020 Elsevier Ltd. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирование статей

Психологический взгляд на коллективные действия и исцеление

Психологический взгляд на коллективные действия и исцеление

Область психологии традиционно фокусировалась на содействии благополучию отдельных лиц, пар, семей и даже групп, но меньше фокусировалась на содействии благополучию и исцелению сообществ в целом.Психология может многое предложить для укрепления связей и здоровья в сообществах, находящихся в состоянии стресса. В частности, психология может предложить понимание того, как коллективные действия и активизм могут способствовать исцелению и благополучию сообщества, когда на него влияют инциденты ненависти, нацеленные на различные маргинализованные идентичности. Коллективные действия включают людей, работающих вместе для достижения общей цели, обычно ориентированной на преодоление неравенства, исключения и / или несправедливости, коренящихся в угнетении других (Millward et al., 2019). Активисты — это люди, которые работают над этим социальным изменением (Millward et al., 2019). Исследования коллективных действий в психологии были сосредоточены в основном на характеристиках активистов, факторах, предсказывающих активность, и на том, как мотивировать людей участвовать в коллективных действиях для создания социальных изменений (Curtin & McGarty, 2016; Louis, 2009). Однако существует очень мало исследований, посвященных активизму как действию исцеления. В этой статье будет рассказано о сотрудничестве между Womxn’s March Denver и Высшей школой профессиональной психологии при Университете Денвера, направленном на проведение семинаров по исцелению для общей поддержки благополучия сообщества и, в частности, тех, кто участвует в общественной деятельности. описано.Резюме и размышления о семинарах по исцелению в сообществе будут обсуждаться в качестве иллюстрации того, как психология может помочь тем, кто участвует в коллективных действиях.

Те, кто участвует в коллективных действиях, будь то на индивидуальном или организационном уровне, подвергаются риску выгорания, что может повлиять на устойчивость социальных движений и социальных изменений (Гориски, 2015). Осознание больших и непреодолимых социальных проблем может казаться непреодолимым. Активисты могут испытывать давление, заставляющее их действовать до такой степени, что им трудно сказать «нет», прежде чем они достигнут своего предела (Maslach & Gomes, 2006).Те, кто участвует в коллективных действиях, могут стыдиться признания того, что работа наносит эмоциональный урон, тем самым еще больше изолируя себя вместо того, чтобы обращаться за поддержкой и заботиться о своем личном благополучии (Maslach & Gomes, 2006; Plyler, 2006; Rodgers, 2010 .)

Чтобы поддерживать себя в коллективных действиях, особенно важен набор таких навыков, как саморефлексия, развитие внимательности и связь с другими (Hick & Furlotte, 2009; Griffin & Steen, 2011).Многие практики, которые активисты могут найти в качестве поддерживающих, аналогичны тем, которые предлагаются в психотерапии, включая внимательность, замедление и видение общей картины, обращение к друзьям и близким и другие формы управления стрессом (Goriski, 2015). Более сострадательное отношение к себе и другим может быть особенно важным (Гориски, 2015).

Несмотря на то, что участие в коллективных действиях потенциально является стрессовым и подавляющим, оно также может способствовать личному развитию и благополучию (Montague & Eiroa-Orosa, 2018).Монтегю и Эйроа-Ороса (2018) выделяют различные положительные аспекты коллективных действий. Например, коллективные действия могут способствовать развитию самосознания, идентификации и выражения ценностей, характерных для прав человека и социальной справедливости. Кроме того, может развиться чувство собственной эффективности, которое часто связано с положительным благополучием. Посредством коллективных действий навыки устойчивости и активизма моделируются другими, укрепляя как отдельных лиц, так и более широкую группу активистов.Наконец, сильное чувство родства, являющееся основным предиктором психологического благополучия, может быть результатом общего понимания цели (Montague & Eiroa-Orosa, 2018).

Коллективная травма в США

Совокупные случаи ненависти и насилия, упомянутые выше, в сочетании с неизвестными и бесчисленными другими случаями отражают коллективную травму и стресс в Соединенных Штатах (Pinderhughes et al., 2015). Коллективная травма определяется как совокупность травм, пережитых членами сообщества, или события, которое затрагивает несколько человек, но имеет структурные и социально разрушительные последствия (Veerman & Ganzevoort, 2001).Коллективная травма также описывается как общее ощущение того, что подвергается ужасающим событиям, которые оставляют отрицательный след в групповом сознании (Gorman-Smith & Tolan, 1998).

Воздействие коллективной травмы может ощущаться отдельными людьми, группами и даже целыми поколениями. 12-е ежегодное исследование стресса в Америке Американской психологической ассоциации показало, что поколение Z было охвачено страхами, включая массовые расстрелы, текущее состояние страны и будущее окружающей среды, с сообщениями о том, что предыдущее поколение «миллениалов» имеет самый высокий уровень стресс по сравнению с другими поколениями (APA, 2018).В социально-культурном контексте коллективная травма проявляется в создании поврежденных и фрагментированных социальных отношений, нарушении социальных норм и поощрении нездорового поведения в обществе, такого как насилие и ненависть. В целом, следствием этого может быть снижение чувства политической и социальной эффективности (Pinderhughes et al., 2015). Инциденты СМИ, разжигающие ненависть, которые моделируются людьми, находящимися у власти, оказывают всепроникающее влияние на наше сообщество. Это способствует коллективному страху за свою безопасность и благополучие, а также за благополучие других.Несмотря на существование травм на уровне сообщества и влияние на социокультурную среду, не может быть согласованной основы для исцеления на уровне сообщества, с упором на устранение травм на индивидуальном уровне (Pinderhughes et al., 2015).

Коллективные действия: Womxn’s March Denver

The Womxns March Denver — организация, представляющая коллективные действия. Их миссия сформулирована как «… коллектив из женщин * , приверженных усилению маргинальных голосов в движении за прекращение сексизма, угнетения и несправедливости.«Посредством вовлечения сообщества, протестов, обучения и лидерства они используют свою платформу, чтобы побудить к действиям (Womxns March Denver, 2018). Они работают, чтобы выслушать тех, кто молчал, объединиться под знаменем угнетения и действовать намеренно (Womxns March Denver, 2018). Они не связаны с национальным движением, но работают над мобилизацией тех, кто живет в районе метро Денвера (Womxn’s March Denver, 2018).

21 января 2017 года, в день инаугурации президента Дональда Трампа, был объявлен Womxn’s March Denver.Конечно, женский марш не был эксклюзивным для Денвера. Фактически, в первый год было проведено 680 женских маршей в Соединенных Штатах и ​​137 дополнительных маршей по всему миру. Миллионы женщин прошли маршем по улицам городов по всему миру, чтобы выразить протест человеку, занимающему столь высокий пост во власти, который открыто и активно выражает ненависть и нетерпимость.

Подавляющая реакция женщин во всем мире может быть ответом на опасения многих в обществе, особенно маргинализированных и недопредставленных, перед руководством, злоупотребляющим властью и разделяющим сообщество по признаку пола, расы, социально-экономического положения и других потенциальных разделений.В Соединенных Штатах политический климат последних трех лет привел к тому, что страна стала еще более разделенной, раздробленной и пугающей, поскольку случаи ненависти и насилия стали более явными и обычными. Кроме того, случаи сексуального насилия и связанного с ним насилия в отношении женщин получили все большее освещение в СМИ из-за движения «Я тоже», а также из-за громких обвинений в адрес тех, кто находится у власти, таких как Ларри Нассар, Бретт Кавано и Харви Вайнштейн.

Как указано в статье Denver Post о марше женщин (Gupta & O’Grady, 2020):

Эти последние три года углубили раскол в моральной ткани нашей страны.Вместо того, чтобы «делать Америку великой», у нас есть лидеры, которые открыли дверь для нетерпимости и скорее разделят, чем объединят нас. Вместо того, чтобы ценить и учиться друг у друга, мы не доверяем и унижаем тех, кто не смотрит, не молится и не любит так, как мы. В этом стремлении к «великому» мы упускаем из виду, что значит быть хорошими.

В этой версии Америки женщины теряют доступ к репродуктивной свободе. Иммигранты слышат крики «вернуться туда, откуда они пришли».»Школы отрабатывают упражнения для сценариев активной стрельбы, оставляя детей окаменевшими, в то время как другие дети умирают в клетках на наших границах. Свастики нарисованы на зданиях и надгробиях; кирпичи бросаются в окна молитвенных домов. Люди становятся жертвами насилия, кого они любят . Сообщества разорваны и разрушены, и наш мир буквально горит.

Ожидается, что мы будем доверять власть имущим, но самые влиятельные люди не ведут себя достойно доверия.Вместо этого они атакуют личность других в своих интересах. Они злоупотребляют своей властью, а затем прячутся за своей ложью. Где Америка, в которую эмигрировали наши родители и старики в поисках лучшей жизни? Такая лучшая жизнь действительно существует?

Коллективные действия и исцеление: общественные семинары

В ответ на невзгоды, стресс и коллективную травму The Womxn’s March Denver в сотрудничестве с The Trauma & Disaster Recovery Clinic (TDRC) и Клиникой Caring for You and Baby Clinic (CUB) при Высшей школе профессиональной психологии, разработала инициативу по вовлечению сообщества, направленную на смягчение негативного воздействия социокультурной среды и содействие поддержке и исцелению тех, кто участвует в действиях сообщества.Клиники TDRC и CUB — это учебные клиники для аспирантов в области психологии, которые сосредоточены на предоставлении доступных психологических услуг сообществу, особенно тем, кто пострадал от травмы, в широком смысле, включая эмоциональное, физическое и / или сексуальное насилие в детстве, стихийные бедствия, политические конфликты. , домашнее насилие и / или сексуальное насилие, а также потребности в психическом здоровье беременных и послеродовых семей с младенцами и маленькими детьми. Клинический персонал обеих клиник обладает многолетним опытом работы с травмированными и маргинализованными группами населения, а также глубоким пониманием того богатства сильных сторон, ресурсов, знаний и устойчивости, которые воплощают в себе эти же группы населения.

Серия семинаров по исцелению в сообществе способствовала обсуждению инцидентов, которые разделили местные, национальные и глобальные сообщества. На семинарах лидеры сообществ, активисты и союзники изучали влияние этих инцидентов на их личную и профессиональную жизнь с точки зрения их различных пересекающихся идентичностей. Участникам было предложено поделиться историями о невзгодах и исцелении, а также оплакивать многочисленные потери, связанные с коллективной травмой, причем некоторые из этих потерь были материальными, а некоторые нематериальными, такими как потеря чувства безопасности и изменения их мировоззрения.Затем участникам было предложено обсудить способы, с помощью которых они развивают и поддерживают себя в целом и, в частности, в работе коллективного активизма, делясь мудростью из опыта и предоставляя друг другу ресурсы и стратегии.

Размышления и идеи, связанные с общинными целительскими семинарами

Семинары по исцелению в сообществе были специально посвящены социально-культурным и экологическим аспектам коллективной травмы, включая восстановление социальных отношений, восстановление поврежденных или сломанных социальных сетей, а также укрепление / развитие связей в сообществе.На семинарах было изучено изменение представления о сообществе и людях внутри него, а также организация и продвижение регулярного взаимодействия с сообществом. Эти методы развития взаимоотношений в сообществе предлагаются в качестве возможных средств решения проблемы нарушенной социальной и культурной среды, которая может возникнуть в результате коллективной травмы (Pinderhughes et al., 2015). На семинарах были интегрированы психологические концепции, связанные с озвучиванием опыта, свидетельством, созданием более прочных взаимоотношений и разработкой стратегий, позволяющих поддерживать себя в трудностях, связанных с заботой о себе и смягчением косвенной травмы.Ниже приводится краткое изложение тем, возникших на основе размышлений и самоотчетов участников и фасилитаторов.

Общий эмоциональный опыт

Участники выразили общий эмоциональный опыт, в котором они размышляли о том, как на них повлияли социальные и культурные проявления ненависти и насилия на местном, национальном и глобальном уровнях в их личной и профессиональной жизни. Рассказы об аннулировании, замалчивании и сведении к минимуму были распространены.Были изучены истории, свидетельствующие о чувстве страха в их собственном сообществе. В этих историях находились эмоциональные темы гнева, безнадежности, эмоционального выгорания, истощения и отсутствия мотивации. Желание бороться с несправедливостью противоречило чувству желания сдаться. Темы соответствовали травматическим реакциям в желании бороться с несправедливостью, желанию бежать из-за отсутствия надежды и ощущению застывания в состоянии страха и неверия в связи с всеобъемлющей и открытой природой случаев ненависти и насилия.

Развитие связей

Участники засвидетельствовали чужой опыт. Хотя некоторые из них отражали общий опыт, было признание того, что существуют различия, связанные с различными пересекающимися идентичностями. Было признано, что общий опыт бедствия и страдания связан с различными невзгодами в обществе. Некоторые описали общий опыт страдания, связанный с опытом угнетения; были заглушены и признаны недействительными другими.Как сообщалось, свидетельство этого в смелом месте способствовало установлению связи и взаимопонимания. Участники размышляли о том, как наблюдение и слушание рассказов других людей в этом общем пространстве способствует сочувствию и состраданию. Участники заявили, что это вызвало сильное чувство связи и общей цели, которое они воспринимали как заряжающее энергией. Говоря о том, как поддерживать друг друга, была признана необходимость объединиться ради чего-то (т. Е. Не против чего-то или кого-то).Была названа и подчеркнута необходимость поддерживать друг друга, что способствует общему чувству единства. Переход от менталитета «мы против них» к воодушевлению друг друга через признание потребности в понимании, исцелении и действиях во время семинаров был мощным показателем исцеления сообщества.

Поддерживая себя в трудные времена

Чтобы поддержать друг друга, участникам было предложено обсудить, как поддержать себя в эти трудные времена.Были представлены предложения по уходу за собой, которые позволили по-новому взглянуть, а также подтвердили то, что люди уже делали. Например, участники говорили о необходимости найти сообщество единомышленников и обратиться за помощью в случае необходимости. Участники говорили о необходимости сказать «нет» и установить границы, связанные с работой, несмотря на существующее чувство вины, связанное с убеждением в необходимости быть самоотверженным, чтобы бороться с несправедливостью. Участники обсудили способы ухода за своим телом, включая здоровое питание и регулярную физическую активность.Особое внимание было уделено дискуссиям о необходимости сосредоточить внимание на положительных эмоциях, признании достижений, взаимном вдохновении и совместной работе. В конце семинара участники выразили свои надежды и пожелания на ленте и сообщили о мотивации продолжать получать знания, исцелять и принимать меры, а также поддерживать свое собственное благополучие и благополучие своего сообщества.

Сводка

Психология может многое предложить коллективным действиям и активизму.В частности, повсеместные проявления ненависти и несправедливости распространяются по сообществу и могут привести к коллективной травме, когда отдельные лица и сообщества опасаются за свою безопасность, испытывают страдания, оказываются подавленными и оказываются изолированными. Это отсутствие связи с сообществом может отрицательно сказаться на общем благополучии каждого человека, а также на здоровье сообщества в целом. Психология предлагает возможности для установления связи через обмен опытом, свидетельство и выражение эмоций.Тем самым может поддержать благополучие сообществ. В этой статье подробно описаны совместные усилия группы общественного активизма и отдела психологии как пример положительного воздействия сотрудничества на эти усилия. Дальнейшие исследования коллективных действий и исцеления как способа смягчения последствий коллективной травмы или вмешательства в нее могут значительно помочь в обсуждении того, как психология может поддерживать благополучие не только отдельных людей, но и сообществ.

Что такое коллективный разум? —

Коллективный разум развивает идеи и прогресс, которые в одиночку были бы незначительными.

Сборка исследований в любой данной области исследований сталкивается с тремя неудачами. Первый — это неспособность противопоставить работу тому, кто оценивает ту же тему, отсутствие контроля на этапе сбора информации и отсутствие помощников для тщательной проверки сделанных выводов. Нетворкинг возможен, но наличие группы, сосредоточенной на одной цели, позволяет накапливать знания нескольких людей.Но что такое коллективный разум?

Коллективный разум — это совокупность знаний, которая вырастает из группы. Когда группы людей работают вместе, они создают интеллект, который не может существовать на индивидуальном уровне. Принятие решений в группе, формирование консенсуса, получение идей из разных источников и мотивация людей посредством конкуренции — все это компоненты коллективного разума.

Томас Мэлоун, профессор менеджмента Патрика Дж. Макговерна в Массачусетском технологическом институте и директор-основатель Центра коллективного разума Массачусетского технологического института, придумал термин.В своей книге «Будущее работы» Мэлоун предположил, что предприятия будущего будут сильно отличаться от сегодняшних организаций из-за коллективного сбора информации. Искусственный интеллект с использованием компьютеров и других типов автоматизации породил коллективный разум, поскольку различные типы групп соединяются для создания совокупности знаний.

Почти все попадает под коллективный зонтик

В интервью The Edge Мэлоун отмечает, что практически все, что он и другие люди делают сегодня, находится под эгидой коллективного разума.То, что мы считаем интеллектом, не просто возникает в мозгу каждого человека, оно также включает в себя взаимодействие между людьми. Мэлоун определяет этот термин как людей, действующих вместе разумным образом. Встречается и обратное, а именно группы, действующие вместе в том, что из-за отсутствия лучшей фразы может показаться глупым. Группы, подходящие под собирательный термин, включают семьи, компании, страны, армии и тому подобное. Коллективное поведение, разумное или глупое, существует уже давно.

Источники коллективного разума

Существует множество различных теорий относительно того, откуда берется коллективный разум и где он находится. Институт совместного интеллекта отмечает, что интеллект в динамике группы включает в себя множество различных подходов и точек зрения и может включать несколько факторов. Сюда могут входить:

  • Ощущение интеллекта групп людей как более обширного интеллекта, действующего через отдельных лиц.
  • Разумы, составляющие коллективный разум, влияют на все и на тех, кто имеет доступ к его общей совокупности знаний.
  • Эмерджентное свойство социальной системы, которое включает сбор информации, системы коммуникации, системы обучения и аналогичные культурные модели.
  • Это групповое явление, в котором интеллект каждого человека сливается в более крупную форму интеллекта.

Разведка как потенциал и как стратегическая информация

Способность приспосабливаться и решать проблемы, такие как решение проблем, рассуждение, обучение, прогнозирование и т. Д., Приписываются интеллекту как коллективная способность.Другие компоненты интеллекта как способности включают восприятие, рассуждение и логику, анализ, интуицию, опыт, сознание и осведомленность, размышления, творчество и изобретения, среди прочего.

Стратегическое использование собранных фактов — еще один важный компонент разведки. Подумайте об информации, которую собирают страны, в качестве примера. Собранная информация служит основой для принятия важных решений и влияет на общество в целом. В то время как профессионалы в области разведки составляют лишь небольшой процент общества в целом, такие люди существуют в обществах на разных уровнях и способствуют более широкому пониманию того, что такое интеллект.

Пути появления групповой разведки в обществе

На вопрос: «Что такое коллективный разум?» требует некоторого понимания социальных групп.

Есть несколько способов проявления группового интеллекта в обществе. Сотрудничество — ведущий путь. Сюда входит группа людей, работающих вместе над одним проектом с общей целью. Несколько ученых в одной исследовательской лаборатории могут подпадать под метод сотрудничества. При совместной работе в группе обычно есть руководитель, например, главный исследователь, ведущий лабораторию.Коллективные усилия — еще один способ появления интеллекта. Обычно это подразумевает, что люди работают отдельно друг от друга, но не соревнуются. Это менее эффективно, и в этих усилиях нет центральной организации. Соревнование — еще один способ собрать интеллект. С помощью этого метода разные группы людей с одной и той же целью прокладывают свой собственный путь к решению проблемы. У каждой группы есть лидер, и существует конкуренция за ограниченные ресурсы, такие как финансирование.

Сдвиг знаний


Коллективное обучение может иметь место только тогда, когда человек готов поделиться тем, что он узнал.В этом смысле групповой интеллект — это передача информации от отдельных лиц к группе. Члены группы меняются со временем, и членство всегда находится в постоянном движении.

Группа может состоять из людей, живущих по соседству, людей, работающих в определенной компании, или членов профессиональной организации. Когда люди покидают группу, они берут интеллект с собой в следующую группу, к которой присоединятся. Люди из внешних групп могут привнести в организацию новый интеллект. Исчезновение участников сохраняет образ мышления свежим.

Как политика и справедливость влияют на обмен разведданными в обществе

Коллективный обмен информацией в обществе часто противоречит политической власти. В авторитарном режиме групповая деятельность граждан часто не поощряется. Они рассматриваются как возможная угроза авторитету. Координация или объединение в профсоюзы как форма власти также противоречат идеалам коммунизма.

В демократических политических системах часто наблюдается нежелание делиться информацией, которая может дать конкуренту преимущество или преимущество.Чтобы групповой интеллект работал, он должен быть одинаково доступен для всех в обществе. Экономические диспропорции, такие как неспособность платить за интернет-услуги, существенно влияют на доступ к групповой информации.

Как технологии вписываются в коллективный разум

Технологии играют все более важную роль в групповом интеллекте. Технологии облегчают разработку и обслуживание платформ, на которых люди могут собираться вместе и обмениваться информацией.Передовые технологии, доступные в смартфонах, позволяют людям подключаться традиционными способами, например, посредством разговора. Он также позволяет людям подключаться к большим сетям, например, через приложения для видеоконференцсвязи, форумы в социальных сетях, веб-сайты с чатом или форумы и т. Д.

Сегодняшний смартфон — это единое устройство, заменяющее несколько устройств, которые раньше были необходимы для сбора информации и обмена ею с группой. Человеку больше не нужно иметь стационарный телефон, телевидение, радио, ежедневную газету, подписку на журналы или печатные книги, чтобы получать знания и делиться ими с другими.Предостережение заключается в том, что технология социального интеллекта не бесплатна, и у некоторых людей нет средств для получения технологии для участия в обмене информацией.

Роль Интернета в коллективном разуме

Group Intelligence создала одни из наиболее широко используемых платформ в Интернете. Википедия — это онлайн-энциклопедия, которую каждый может добавлять или редактировать. Команда модераторов и утвержденных старших редакторов проверяет информацию в режиме 24/7. Онлайн-форумы вопросов и ответов позволяют людям делиться и обмениваться информацией.Даже ученые делятся своими исследованиями в Интернете, позволяя другим исследователям получать доступ к фрагментам генетического кода или информации о том, как проводить тот или иной тест. Google, пожалуй, самая известная платформа коллективного разума в Интернете.

Интернет-источники групповой информации

Применение коллективного обучения

Есть много приложений коллективного обучения. К ним относятся:

  • Агрегирование мнений. Примером может служить онлайн-обзор продукта.
  • Коллекция
  • Idea: фокусируется на краудсорсинге решений, дизайнов или идей.
  • Точечные оценки: объединяет индивидуальные оценки из группы.
  • Оценка рынка: это относится к прогнозированию спроса, цен и стоимости товаров и услуг.
  • Политические прогнозы: определяет коллективное мнение по вопросу или кандидату.

Уровень доверия от Group Intelligence

Не все будут доверять информации, полученной от группы.Надежность группы зависит от ее истории, членов и источников данных. Внутри любой группы ее члены образуют сети доверия. Любой человек с большей вероятностью будет доверять информации, которую он получает, если она от человека, которого он знает в реальной жизни. Люди также с большей вероятностью будут доверять информации, которая соответствует тому, во что они уже верят. Он повторяет или усиливает их существующее мнение, и они могут развивать предвзятость подтверждения или избегать противоречивых источников информации.

Любая информация, которая не соответствует их предопределенным убеждениям, может быть проигнорирована, оспорена, принижена или осуждена.Внутри группы предметным экспертам не всегда может быть уделено первоочередное внимание как надежному источнику данных. Чаще всего это относится к группе по географическому признаку, например, к людям, состоящим в гражданском объединении, или к людям, живущим в одном городе. Эти разногласия приводят к нарушению обмена знаниями.

Интеллект субъективен

То, что одной группе кажется разумным, другой группе может показаться совершенно глупым. Групповой интеллект — это субъективная оценка информации.Согласно The Edge, искусственный интеллект играет все большую роль в оценке группового интеллекта. Поскольку алгоритмы искусственного интеллекта не имеют эмоциональной заинтересованности или какой-либо субъективности, у них может быть лучший метод оценки того, что такое коллективный разум.

Например, алгоритмы Google просматривают Интернет в поисках ответов на вопросы. Алгоритмы собирают собранные ответы и возвращают ссылки поисковикам, которые вводят вопрос в строку поиска.Это заставляет Google казаться умным, хотя он полагается на отфильтрованные ответы отдельных людей. При истинном групповом интеллекте доступна вся информация, даже информация, которая может быть неправильной, устаревшей или неискренней.

Идея интеллекта помогает людям понять, что значит быть человеком. Осознание того, что интеллект — это прежде всего коллективное явление, помогает людям понять значение коллективного разума и то, что он означает жить в обществе в целом.

Часто задаваемые вопросы

1. Требует ли групповой интеллект объективности?

Когда группы, которые работают вместе друг с другом, имеют общий опыт и убеждения относительно предмета своей работы, возможно, что информация, представленная группой, будет неверной. Тем не менее, даже если бы группа была из разного происхождения и противоположных взглядов, в результате их исследования могли проявиться несоответствия. Люди порочны по своей природе, поэтому объективность возможна, но не во всех случаях.Например, сводка новостей в Интернете отображает коллективный разум публикаций с умеренными сообщениями и более спорными статьями.

Можно попытаться добиться объективности, но их содержание субъективно выбирают редакторы. Коллективный разум не требует этого, но результаты представленных данных обычно лучше, когда присутствует беспристрастность. Кроме того, группы, обменивающиеся информацией из надежных источников в виде гиперссылок и сносок, могут подтвердить подлинность сделанных заявлений.

2. Какой пример коллективного обучения в политике?

Федеральные выборы обычно связаны с работой больших групп, которым поручено предоставлять кандидатам информацию, необходимую для повышения их шансов получить должность. Им требуется обширное финансирование со стороны групп, тесно связанных с их кампаниями, таких как политические доноры и волонтеры.

Вместе эти группы также могут способствовать ретрансляции внутренних данных опроса кандидату. Если это невозможно сделать в рамках кампании, волонтеры могут собрать результаты опросов сторонних организаций, действующих в процессе коллективного обучения.Когда данные поступают от нескольких организаций, достигается более точный прогноз исхода выборов.

3. Поощряет ли коллективный разум групповое мышление?

Что такое коллективный разум без индивидуального таланта? По определению, групповое мышление — это когда людям запрещено делать выводы на основе отзывов одного члена группы. Коллективный разум — это сбор информации от каждого, который действует как большая масса интеллекта.Отсюда любой член группы может делиться своими идеями и представлять их.

Коллективный разум на пути к инновациям

Преимущества коллективного интеллекта будут мотивировать компании использовать его практику во всех своих цепочках управления. Сбор информации на основе отзывов групп будет осуществляться в залах заседаний и на уровне руководства.

Сегодня многие компании уже полагаются на эти методы, иногда даже не осознавая этого. Группы могут собирать информацию с помощью поисковой оптимизации, получая данные о своей компании от групп, соответствующих их нише.Это обеспечит ощутимое удобство на всех уровнях общества. Благодаря его использованию будут развиваться новые технологии и методы связи между группами, что будет способствовать инновациям в сборе научных данных.

Связанные ресурсы:

Коллективное поведение | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Социальная психология: Альтруизм · Атрибуция · Отношение · Соответствие · Дискриминация · Группы · Межличностные отношения · Послушание · Предрассудки · Нормы · Восприятие · Показатель · Контур


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

Термин « коллективное поведение » был впервые использован Робертом Э. Парком и окончательно использован Гербертом Блюмером для обозначения социальных процессов и событий, которые не отражают существующую социальную структуру (законы, соглашения и институты), но которые возникают «спонтанно».

Другое определение коллективного поведения состоит в том, что это действие, которое не соответствует требованиям, в котором субъекты следуют преобладающим нормам, или отклоняется, когда субъекты нарушают эти нормы. Коллективное поведение — это третья форма действия. Оно имеет место, когда нормы отсутствуют или неясны, или когда они противоречат друг другу. Ученые уделяли гораздо меньше внимания коллективному поведению, чем соответствию или отклонению от нормы.

Классическое очертание поля можно найти в эссе Герберта Блумера «Очерк коллективного поведения.«Темы в этом эссе в Википедии соответствуют наброскам Блюмера. Они делают это из-за соответствия схемы Блюмера знаменитому понятию Томаса Куна« парадигмы »в науке. Кун признается, что он использует слово парадигма примерно в двадцати различных смыслах, но для настоящих целей это будет означать набор предложений и методов, которые могут быть использованы для эмпирической проверки этих положений. Каждая фаза в истории зрелой науки, такой как физика или биология, управляется ее парадигмой, и «нормальной наукой» соответствует этому.Но в какой-то момент в научных открытиях появляется так много несоответствий и нелогичности, что происходит «научная революция», и ученые устремляются к новой парадигме.

Социология как наука слишком незрела, чтобы иметь истинную парадигму, но у нее есть то, что можно было бы назвать «прото-парадигмами». Как и истинные парадигмы, протопарадигма — это набор предложений и методов, которые обобщают уже полученные данные и служат руководством для будущих исследований. Однако в отличие от истинных парадигм.полученные свидетельства менее убедительны, а рекомендации, которые они предоставляют, менее надежны.

Блумер создал в этом смысле протопарадигму. Он представляет радикальную критику подавляющего большинства социологических схем на том основании, что они рассматривают актера как пассивного — как контролируемого социальными силами, которые действуют на него, как физиологические стимулы, действующие на организм. Для Блюмера социальные «силы» на самом деле не являются силами. Актер активен: он создает интерпретацию действий других и действует на основе этой интерпретации.

Блумер выразил эту точку зрения в очень небольшом количестве статей. Его учение, в котором он очень медленно выражал очень мало идей, было акцентировано жестами полностью американского спортсмена, которым он был. Он продолжал действовать таким образом несколько десятилетий.

Кто-то может подумать, что тот, кто опубликовал так мало, не внес большой вклад в социологию. Но такое мнение было бы ошибочным. Его прото-парадигма продолжает вдохновлять эмпирические исследования в области, в которой до недавнего времени почти не было данных.Такие теории, как теория Блюмера, верны и полезны. Но эмпирические исследования, которыми они руководствуются, представляют лишь мимолетный интерес. Когда их вытесняют дальнейшие исследования, от них мало пользы.

Примеры коллективного поведения

Вот несколько примеров коллективного поведения: внезапное частое использование слова «нравится» среди девочек-подростков, национальные дебаты в Канаде и США о том, ратифицировать ли Киотские протоколы, изменение с 50% насыщения рынка на WordPerfect 5.1 для программы обработки текстов DOS до еще более широкого использования Microsoft Word и движения эсперанто за нейтральный международный язык. Утверждение, что все столь разные эпизоды принадлежат единой области исследования, является теоретическим утверждением, с которым согласны не все социологи. Но Блумер и Нил Смелзер, когда они были живы, согласились, как и другие. Никто не может отрицать, что эта формулировка удовлетворила умы некоторых социологов.

Четыре формы коллективного поведения []

1 — толпа

Ученые расходятся во мнениях относительно того, какие классы социальных событий подпадают под категорию коллективного поведения.Фактически, единственный класс событий, который включают все авторы, — это толпы. Кларк Макфэйл — один из тех, кто придерживается этой точки зрения; он рассматривает «толпы», которые, по его мнению, представляют собой сложный набор типов, и коллективное поведение как синонимы.

Классический подход к толпе — это Gustave LeBon, The Crowd: A Study of the Popular Mind (1896), в котором автор, напуганный аристократ, интерпретировал толпы Французской революции как иррациональное возвращение к животным эмоциям, и из этого можно сделать вывод, что такое возвращение характерно для толпы в целом.Фрейд выразил аналогичную точку зрения в своей книге «Групповая психология и анализ эго» (1922). Такие авторы находят, что их идеи подтверждаются разного рода толпами, в том числе экономический пузырь. Известным экономическим увлечением была тюльпаномания (1637 г.), когда цены на луковицы тюльпанов в Нидерландах поднялись до астрономических высот. Множество исторических странностей такого рода рассказывается в книге Чарльза Маккея «Чрезвычайно популярные заблуждения и безумие толпы » (1841 г.).

В Чикагском университете Роберт Парк и Герберт Блумер согласились с предположениями ЛеБона и других о том, что толпа действительно эмоциональна. Но они добавили, что толпа способна на любые эмоции, а не только на негативные гнев и страх.

Многие авторы расширяют здравый смысл определения толпы. К некоторым из них термин относится к эпизодам, в которых участники не собираются в одном месте, а рассредоточены по большой территории. Тернер и Киллиан называют такие эпизоды, как , рассеивают толпы, примерами являются возрождение Билли Грэма, паника по поводу сексуальных опасностей и страхи красных.

Некоторые психологи утверждают, что существует три основных человеческих эмоции: страх, радость и гнев. Смелзер, Лофланд и другие предложили три соответствующие формы толпы: панику (выражение страха), безумие (выражение радости) и взрыв враждебности (выражение гнева).

Каждая из трех эмоций может характеризовать либо компактную , либо рассеянную толпу. Результатом является схема, которая идентифицирует шесть типов толпы.Лофланд изобразил шестерку в полезной карте.

2 — Общественность

Парк отличает толпу , которая выражает общие эмоции, , от публики, , в которой обсуждается единственная проблема . Публика возникает, когда люди начинают обсуждать конкретную проблему. Очевидно, это не обычное использование слова «общественность». Для Парка и Блумера публики столько же, сколько и проблем. Подобно тому, как публика рождается, когда начинается ее обсуждение, она умирает, когда публика принимает по ней решение.

Использование данных опросов в форме опросов общественного мнения в настоящее время практически является академической дисциплиной. Но Блумер критикует своих практикующих: их очень сложные исследования основаны на идее, что каждого участника в обществе можно считать одним и что процент людей, придерживающихся того или иного мнения по рассматриваемому вопросу, думающих о нем так или иначе. , точно измеряет силу общественного мнения. Блумер жалуется, что на самом деле участники вступают в дискуссию в разной степени и что они имеют разное влияние на окончательное решение общественности.Он напоминает нам, что бездельник не так влиятелен, как архиепископ.

Толпе и публике Блумер добавил третью форму коллективного поведения — массу . Он отличается как от толпы, так и от публики тем, что определяется не формой взаимодействия, а усилиями тех, кто использует СМИ для обращения к аудитории. Первым средством массовой информации была печать. Спустя много лет был изобретен другой носитель информации, и скорость изобретений с годами ускорилась.С годами влияние масс на общество становилось все больше и больше. В наше время масса имеет огромное социальное влияние.

Средства массовой информации пытаются убедить массы сделать выбор из множества предлагаемых вариантов — холодильника какой-либо марки, компьютера или дезодоранта. Подобно тому, как публика действует, решая проблему, масса действует, когда ее члены выбирают один из предложенных вариантов. Он может вдохновить на создание новых институтов и разрушить старые, тем самым повлияв на многие жизни. Если представители массы предпочитают смотреть популярное телешоу, рекламные паузы дают зрителям возможность одновременно сходить в туалет, вынуждая отцов города выпускать облигации, чтобы увеличить количество очистных сооружений.

В отличие от Блюмера, данные подтверждают здравый смысл, согласно которому потребители обычно не действуют изолированно. Они часто обсуждают свой выбор. По этой причине Тернер и Киллиан предполагают, что массу лучше всего рассматривать как то, что Макс Вебер называет «идеальным типом» — не точным описанием эмпирических случаев, а концепцией, созданной социологическим наблюдателем, который считает ее полезной при интерпретации конкретные события, поскольку они приближаются к нему. Было бы разумно предположить, что большинство или все термины в данной области относятся к идеальным типам.Ясно, что есть толпы, которые проявляют свойства как паники, так и безумия, и есть много других смешанных случаев.

Мы меняем интеллектуальные механизмы, когда сталкиваемся с последней формой коллективного поведения Блюмера — социальным движением . Он выделяет несколько их типов, среди которых активных, социальных движения, таких как Французская революция, и выразительных, движения, таких как Анонимные Алкоголики. Активное движение пытается изменить общество; выразительное движение пытается изменить своих членов.

Социальное движение — это форма коллективного поведения, которая наименее удовлетворяет первому определению, предложенному в начале этой статьи. Эти эпизоды менее изменчивы, чем другие формы, и не меняются так постоянно, как другие формы. Более того, как видно из истории рабочего движения, социальное движение может начаться как коллективное поведение, но со временем развиваться, чтобы стать прочно установленным социальным институтом.

По этой причине социальные движения часто считаются отдельной областью социологии.Книг и статей о них гораздо больше, чем сумма исследований всех других форм коллективного поведения вместе взятых. Фактически, социальные движения рассматриваются во многих статьях в Википедии, и статья о социальных движениях в целом должна быть намного длиннее, чем эта статья.

Специалистов по коллективному поведению никогда не было много. Эти немногие обычно были учениками Парка и Блумера в Чикаго или, в последнее время, Блумера и Смелзера в Беркли.Таким образом, коллективное поведение было школой мысли, а также разделом социологии. Подобно подполе социальных изменений, это может быть истолковано как бессвязное предприятие, чего на самом деле нет. Это не относится к областям подполей, определяемых здравым смыслом, таких как социология семьи, политики или религии.

Изучение коллективного поведения уже много лет крутит свои колеса. Это отсутствие прогресса подошло к концу с появлением книги Нила Смелзера Теория коллективного поведения (1962), которая была провозглашена самой важной книгой по этой теме в двадцатом веке.

Социальные беспорядки в США и других странах в конце 60-х — начале 70-х годов вызвали новый всплеск интереса и эмпирических исследований в этой области. Эти исследования ставят перед кабинетной социологией более ранних студентов, изучающих коллективное поведение, ряд проблем.

Критика и доказательства []

Ричард Беркхас использовал теорию игр, чтобы предположить, что даже паника в горящем театре актеров может вести себя рационально. Эта идея поразительна, учитывая, что некоторые описывают панику как чистейшую форму коллективного поведения.Если зрители решат, что рациональнее бежать к выходу, чем идти пешком, результат может выглядеть как звериная давка, но на самом деле не является иррациональным. Идея Берка — это всего лишь правдоподобная гипотеза: эмпирических исследований по этому поводу не проводилось.

Наконец, в последние годы один студент внимательно изучил собрания людей. В ( The Myth of the Madding Crowd ) Макфэйл заключает, что такие сборки можно рассматривать как расположенные в нескольких измерениях.Традиционные стереотипы эмоциональности и единодушия часто просто не описывают происходящее.

См. Также []

Библиография []

  • Герберт Блумер, «Коллективное поведение», в издании А. М. Ли, New Outline of the Principles of Sociology, 1951.
  • Нил Дж. Смелзер, «Теория коллективного поведения», 1963.
  • Ральф Х. Тернер и Льюис М. Киллиан, Коллективное поведение , Энглвуд Клиффс, Н. Дж., Прентис-Холл, 2-е изд., 1972; 3d. изд. 1987; 4-е изд. 1993.
  • Джеймс Б. Рул, Теории гражданского насилия , Беркли, Калифорнийский университет, 1988.
  • Кларк Макфейл, Миф об обезумевшей толпе , Нью-Йорк, Алдин де Грюйтер, 1991.

Внешние ссылки []

.

LEAVE A RESPONSE

Ваш адрес email не будет опубликован.