Трикотажная одежда для дома и отдыха для мужчин и женщин, в интернет магазине Ирис — домашний трикотаж!

Домашний трикотаж от производителя в Иваново, в интернет-магазине «Ирис — домашний трикотаж» Трикотаж дешево, купить ночные сорочки, купить туники, купить трикотаж

Разное

Как забыть травлю на работе: Моббинг: травля на рабочем месте

Содержание

Моббинг: травля на рабочем месте

Проблема моббинга становится особенно актуальной в последние годы – когда страх потерять работу стал очень популярен, а желание сделать карьеру любой ценой уже никого не удивляет.

Специалисты выделяют несколько разновидностей моббинга. Горизонтальный – когда угроза исходит от коллег. При вертикальном моббинге задействована иерархическая система: начальство травит подчиненного или, наоборот, подчиненные решили выжить руководителя. Но, пожалуй, самым ужасным является так называемый сэндвич-моббинг – когда нападки идут отовсюду: и со стороны подчиненных, и со стороны руководства.

Что считать моббингом?

По каким признакам можно оценить, что является травлей, а что – серией конфликтов? Прежде всего – это протяженность во времени. К тому же моббинг всегда направлен на одного человека, а не на группу. И, наконец, моббинг не преследует никаких целей, кроме унижения и запугивания жертвы. Методы, которые используют преследователи, всегда примерно одинаковы.

Изоляция от неформальных личных контактов. Здесь существует масса возможностей: жертву не зовут с собой обедать или в курилку, не приглашают на вечеринки, не здороваются.

Перекрытие каналов служебной информации. Сотрудники могут намеренно скрывать или «забывать» сообщить сведения, касающиеся работы – не пересказывать рабочие новости, слишком поздно доносить служебную информацию, забыть пригласить на совещание.

Игнорирование успехов. Сотрудники игнорируют любые достижения жертвы, не обращают внимания на ее вклад в общее дело. Руководство – систематически оставляет жертву без вознаграждений и продвижения по службе.

Попытки испортить репутацию – как личную, так и профессиональную. Преследователям с воображением есть где разгуляться: они могут распускать различные сплетни о жертве, подбрасывать «улики», порочащие ее достоинство, воровать со стола нужные бумаги.

Иногда противостояние переходит в открытую фазу – в оскорбления и физическое насилие. Драки на рабочем месте в компаниях, где практикуется моббинг – явление нередкое.

Что чувствуют жертвы моббинга

Даже если у человека, ставшего жертвой моббинга, поначалу отыскивались заступники, то со временем он остается один на один с преследователями. «Сегодня он, а завтра я», — рано или поздно понимают защитники жертвы.

Помимо того, что жертва моббинга ежедневно живет в состоянии сильного стресса, у нее сильно снижается самооценка. Приходится постоянно быть начеку и ждать подвоха из-за каждого угла.

Человек, ставший жертвой моббинга, начинает сомневаться в своем умении дать отпор и в своих профессиональных способностях. И это может быть не только субъективное ощущение: профессиональные обязанности действительно могут страдать, когда ежедневно приходится обороняться от «террариума единомышленников».

Со временем привычки жертвы становится все сложнее оставлять за порогом офиса. Объекту моббинга начинает казаться, что к нему как-то иначе стали относиться друзья, что его слегка презирают домочадцы. Жертва моббинга может разглядеть врагов на пустом месте: такое поведение просто притягивает новые конфликты.

Как ни парадоксально, жертвы моббинга не хотят уходить с работы, где их систематически травят. Обычно они мотивируют это нежеланием признать себя побежденными в этой несправедливой войне. На деле причины могут скрываться куда глубже: жертвы моббинга начинают сомневаться в собственных силах и компетентности. Им кажется, что уволившись даже с такой незавидной работы, они уже не найдут себе никакого другого места. Они начинают сомневаться в своей привлекательности и переживают о том, как будет выглядеть их резюме в глазах следующего работодателя.

Изображая жертву

В последнее время в журналах появляется немало инструкций, написанных в жанре «вредных советов». Обычно они так и называются – «как стать жертвой моббинга».

Поэтому создается впечатление, что жертва всегда сама виновата в своих злоключениях. Иначе говоря, достаточно выполнить ряд простых действий – и моббинг вам не грозит. Например, не стоит вызывать зависть коллег, не надо сильно отличаться от них уровнем достатка или экзотическими интересами. Не надо быть «шибко умным» или выскочкой, не стоит вести себя вызывающе, игнорировать писаные и неписаные правила, установленные в организации, быть слишком инициативным. В общем, лучше сидеть и не высовываться. Или, как шутил один известный актер, «соблюдайте правило трех Б: будьте бедным, больным и бездарным – и тогда всеобщая любовь вам гарантирована».

Шутки шутками, но коллективам, в которых сотрудники принадлежат к одной социальной среде, обладают сходным образованием и одинаковой мотивацией, гораздо меньше шанс подцепить вирус моббинга.

Однако бывают случаи, когда жертва моббинга оказывается совершенно невиновна в подобном отношении к ней. А вся вина за травлю лежит на руководстве и его неправильных управленческих решениях.

Во-первых, руководство может поощрять конкуренцию в ее ложном понимании – провоцировать сотрудников на доносы, подсиживание, нездоровую конкуренцию и просто стравливать людей.

Во-вторых, причиной моббинга может стать нездоровая атмосфера в коллективе. Моббинг развит в организациях, где превалируют родственные или интимные связи между сотрудниками, где существует большая текучесть кадров и где нет перспектив служебного роста персонала.

Третья причина возникновения моббинга – неправильная кадровая политика: нечеткое разделение труда между сотрудниками (например, обязанности двух коллег дублируются), отсутствие обратной связи с руководством, неясные цели и задачи компании.

И если коллеги за что-то ополчились на вас, стоит проанализировать причины такого поведения. Не забывайте, что каждый из перечисленных мотивов в чистом виде встречается достаточно редко. Обычно в клубок противоречий сплетается из нескольких причин: в моббинге оказываются виноваты и ошибочные управленческие решения руководства, и сам сотрудник.

Если конфликт день ото дня только накаляется, подумайте – а стоит ли вам продолжать работать в этой компании? Стресс будет нарастать как снежный ком, отношения уже вряд ли исправятся, а свое психическое здоровье дороже денег. Возможно, на новом рабочем месте вам повезет – если вы выберете компанию с прозрачными схемами управления и грамотным руководством. И если сами не подкачаете.

Источник — журнал «Будь здорова»

что делать, если вас притесняют на работе / Новости города / Сайт Москвы

ВЫЖИВАНИЕ ИЗ КОЛЛЕКТИВА, ИЛИ «ВЗРОСЛЫЙ» БУЛЛИНГ

«Травле подвержены все коллективы — как детские, так и взрослые. Понятие буллинг чаще используют, когда говорят о школьной травле. Для „взрослого“ буллинга используется термин „моббинг“. Варианты проявления травли на работе — распространение ложных слухов, постоянная критика, утаивание информации, клевета, социальная изоляция», — рассказывает Наталия Щанкина, психолог Московской службы психологической помощи населению.

Под моббингом понимается коллективный психологический террор, травля в отношении кого-либо из работников со стороны его коллег, подчиненных или начальства. Цель такой травли — заставить работника уйти с места работы или ослабить степень его социального или профессионального влияния в коллективе.

Существует два основных вида моббинга:

  • Вертикальный (боссинг) — от начальства к сотруднику, или от коллег к новому руководителю, которого коллектив не принимает.
  • Горизонтальный — от группы коллег к одному сотруднику.

ПЯТЬ ЭТАПОВ РАЗВИТИЯ ТРАВЛИ НА РАБОТЕ

№ 1. Период напряжения или формирование предпосылок.

В коллективе ощущается сильное эмоциональное напряжение. Оно связано с ранее неразрешенным или скрытым конфликтом, либо общим неблагоприятным психологическом климатов в коллективе.

№ 2. Поиск жертвы для разрядки и снятия эмоционального напряжения.

Группа коллег или руководитель начинают проявлять агрессивное поведение в отношении своего сотрудника в виде недовольства, придирок, критики и обвинений.

№ 3. Фаза насилия.

Агрессивные выпады и насмешки становятся систематическими и привязываются к конкретному сотруднику. И уже не зависят от реальных поступков и результатов деятельности этого специалиста. У жертвы возникает чувство затравленности и ухудшается здоровье.

№ 4. Социальная изоляция.

Жертва полностью или частично изолируется от рабочих и корпоративных мероприятий, его не зовут на совместные обеды и чаепития. Работник не получает положительных оценок своим действиям. Он теряет ориентиры и становится все более беспомощным и неуверенным.

№ 5. Потеря рабочего места.

Чаще всего человек, подвергшийся длительной травле, увольняется и находит новую работу. Либо его просят написать заявление по собственному желанию.


ВОСЕМЬ ШАГОВ, КАК СПРАВИТЬСЯ С ТРАВЛЕЙ НА РАБОТЕ

Моббинг — это «заболевание группы». В идеале с ним нужно бороться системно и на уровне управленческих решений. Если этот вариант не подходит, то можно следуйте универсальным правилам.

Первое. Не позволяйте унижать себя, давайте отпор. Будьте доброжелательны, но при этом не заискивайте перед коллегами, чтобы всем понравиться. Будьте открыты, но не рассказывайте сразу всем о своих личных проблемах. Добросовестно выполняйте свои обязанности и не сплетничайте о других.

Второе. Если все-таки столкнулись с травлей, первое, что стоит сделать — это оценить собственные силы: хватит ли вам ресурсов для того, чтобы противостоять агрессии.

Третье. Научитесь не воспринимать травлю на свой счет. Скорее всего, это «болезнь» конкретного коллектива.

Четвертое. При предвзятом отношении со стороны шефа, постарайтесь перевести все задания и претензии к вам в письменную форму. Так будет сложнее обидчику завести вас в тупик.

Пятое. Не нарушайте границы других и не позволяйте нарушать свои: от банального обращения на «ты» и до повышения голоса на вас, или обсуждения ваших личных тем.

Шестое. Общаясь с руководителем, не теряйте нить разговора. Очень часто нападки происходят, не имея никакого отношения к делу.

Седьмое. Если вышеперечисленные способы не помогли, обратитесь к вышестоящему руководству. Не стыдитесь, того, что вам пришлось столкнуться с травлей. В такую ситуацию может попасть любой. Однако огласка часто способствует разрешению ситуации.

Восьмое. Если ситуация не меняется, стоит задуматься о смене работы. Травля всегда наносит сильный ущерб здоровью.

«ПОРТРЕТ» ВЗРОСЛОГО ЧЕЛОВЕКА-АГРЕССОРА

Это люди, которым важен контроль и проявление власти. Они не умеют справляться с собственной агрессией и находятся под постоянным внутренним напряжением. Единственный для них способ разрядки — это внешняя агрессия. Это их способ коммуникации. Такие люди могут быть действительно очень травмированными, когда-то в детстве и зачастую иметь все признаки психопатии.

В рабочем коллективе мотивы агрессора будут важнее, чем его психологические особенности. Не все агрессоры травят людей в коллективе. Для этого должна быть располагающая среда. Часто мотивом становится устранение конкурента, желание сделать жертву слабой и безвольной, и заставить уволиться. Также это может быть банальная зависть, соперничество, конкуренция, личная обида или месть, страх, что кто-то окажется лучше.


«БЕЛАЯ ВОРОНА», ИЛИ ЖЕРТВА ТРАВЛИ

«Белая ворона», «Не такой, как все» — зачастую именно к таким людям проявляется настороженное отношение в коллективе. Моббинг практически не возникает в тех группах, где люди работают «с нуля», где коллектив не делится на «своих» и «чужих». А вот в «психологическом болоте», если в нем появляется новичок с неординарными взглядами, внешностью, поведением, другой национальности, — вероятность проявления травли увеличивается в разы.

«Внутреннее напряжение в коллективе не может длится долго — обязательно требуется разрядка. Как только кто-то из сотрудников отличается поведением, внешностью или чем-то еще — это вызывает агрессию. Еще одна причина для травли — безделье. Если коллектив бьется над выполнением профессиональных задач, у него нет времени на «террор». Существует еще одно обстоятельство: есть люди просто неспособные держать «удар». Чаще всего у них заниженная самооценка, бесхарактерность, слабость и прочее. Такой сотрудник в прямом смысле слова «вызывает удар» на себя. Но в травле ответственность несут обе стороны конфликта. Может оказаться, что неприятие вызваны снобизмом нового коллеги, его гордыней или излишним стремлением к победам, — говорит заместитель директора Московской службы психологической помощи Ольга Тенн.

«Меня травили, я травила». Жертвы, свидетель и зачинщик буллинга вспоминают, как это было

«Что придумают — за то и будут травить»

«Однажды у меня со спины сняли бумажку с надписью «я ш***а». В другой раз прямо во время урока сидевшая сзади девочка приклеила мне на шею жвачку. На другом уроке мне пришла записка с замечанием, что у меня «попа толстая, а грудь узкая». Все это делала компания модных девочек и примкнувшие к ним мальчики. К выпуску мы уже учились в разных классах, и стало легче. Но я иногда боялась выходить в коридор: когда они меня видели, издавали звуки, как будто их тошнит. Про все это я до сих пор боюсь рассказывать даже психологу. Мне стыдно. Стыдно, что со мной так было можно.

Как-то, когда я уже была студенткой, мне написал в соцсети один из бывших одноклассников. Говорил, что у меня красивые фотографии, звал встретиться. Он, наверное, не помнил, что однажды в пятом классе в меня плюнул».

Катя   

«Меня травили с 10 до 13 лет. Я носила брекеты, ходила с длинной косой и в консервативной одежде, мой папа ездил на немодных красных жигулях. Еще я занималась народными танцами, над этим тоже смеялись. Однажды я выступала на Дне города, кто-то подошел поближе, сфотографировал и пустил по классу снимок, где было видно мое нижнее белье. Потом одноклассники добавили, что у меня «ноги волосатые». Сейчас я над этим смеюсь, а тогда был прямо ужас-ужас-ужас. Но мне помогало то, что у меня были друзья вне школы. Я не была забитой.

Это прекратилось к старшим классам. Я сейчас не общаюсь с бывшими одноклассниками специально, но если мы сталкиваемся на улице, то можем поболтать. Мы никогда это не обсуждали, как будто этого не было».

Алина

Истории травли (или, как ее еще называют, буллинга) часто похожи. Различаются обычно последствия. У кого-то все «обойдется» унижениями, а у кого-то дойдет до физического насилия и уголовного дела. Кто-то переживет и забудет, кто-то — надолго получит депрессию или до старости не будет доверять людям. Кому-то вовремя помогут взрослые, и проблема решится. А кто-то захочет отомстить — как студент Керченского политехнического колледжа, от нападения которого в октябре 2018 года погибли 20 и пострадали 50 человек. Как сообщал глава Следственного комитета Александр Бастрыкин, из-за бедности стрелка «постоянно унижали одноклассники». 

По данным уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Анны Кузнецовой, в нашей стране с травлей сталкивается каждый третий ребенок. Генеральный директор Центра изучения и сетевого мониторинга молодежной среды Денис Заварзин настроен пессимистичнее: по его словам, так или иначе травле подвергаются 100% детей. Что такое травля, мы все хорошо помним по фильму «Чучело». И это, кстати, лучший ответ тем, кто говорит, что «раньше такого не было».

На эту тему

Самая большая ошибка — считать, что «дети сами разберутся», ведь «это просто игры и юмор», и вообще, «трудности закалят ребенка, а то он вырастет неприспособленным к жизни». Специалисты уверены: с травлей должны разбираться взрослые. Буллинг начинается не из-за жертвы и даже не из-за агрессора. «Что придумают — за то и будут травить, — говорит медицинский психолог Научно-практического центра психического здоровья детей и подростков имени Г.Е. Сухаревой Департамента здравоохранения Москвы (ДЗМ) Дарья Довбыш. — За то, что у тебя имя на букву «А» начинается, за волосы зеленые. Где-то выберут ботаника, где-то — хулигана». Есть группа риска — это дети с яркими особенностями и те, кому сложно обращаться за помощью. Но «входит в группу риска» не равнозначно «виноват в травле». Решить проблему, просто убрав из класса зачинщика, тоже не удастся: уйдет один, появится другой. Травля — признак системных проблем в коллективе, а не чьих-то личных.

© Алексей Дурасов/ТАСС

Хорошая новость в том, что справиться с этим все-таки можно. «Когда говоришь: «Ребята, это не норма» — дети на это откликаются», — говорит координатор «Травли Net» Мария Свир. «Травли Net» — программа благотворительной организации «Журавлик». Чаще всего туда обращаются родители, заметившие, что у их детей-школьников в классе что-то неладно. Фонд договаривается с администрацией школы и проводит лекции и тренинги. Звучит просто, но программа проекта рассчитана на год-два, и в нее включена вся школа.

Но это — помощь в решении проблемы, а не пострадавшим ребятам. «Помочь им может только очень хороший психолог, — говорит Мария Свир. — И это не дело одной-двух консультаций, а большая кропотливая работа. У нас таких ресурсов нет, но мы направляем ребят к специалистам». Но иногда, в самых сложных случаях, и этого недостаточно — ведь травля вполне может довести до критического состояния с мыслями о самоубийстве. 

Недавно в Москве открылось место, где могут помочь даже в таких случаях.  

«Пациенты спрашивали: «Вам не жалко тратить время на таких ничтожных людей, как мы?» 

Шесть девочек-подростков вокруг стола. Цветные волосы, очки. На столе — стопка глянцевых журналов, клей и бумага. Из них надо сделать коллаж на тему «Я замечательная» — рассказать в нем, чем ты хороша. «А можно не про свои хорошие черты, а просто про себя?» — говорит одна. «А можно про то, чего я боюсь? Или про то, что я делаю?» — спрашивает другая. Все эти девочки пережили травлю. Искать в себе что-то хорошее им стыдно и страшно. «Хвастаться — значит, выделяться, — говорит медицинский психолог Дарья Довбыш. — А чем тебя меньше, чем ты незаметнее, тем безопаснее. Не докопаются, не спросят, не полезут».

Картинки из журналов девочки вырывают руками: ножницы им не дают из соображений безопасности. И это единственное, по чему ясно — мы в больнице, а не в детском лагере.

На эту тему

Научно-практический центр психического здоровья детей и подростков имени Г.Е. Сухаревой ДЗМ — одна из старейших детских клиник в мире, ей 124 года. Здесь помогают детям с разными психическими особенностями. В этом году в центре открылось новое подразделение — клиника кризисной помощи для детей, первая и пока единственная в России. Официально она работает с июня, фактически (в пилотном режиме) — с Нового года. Сюда попадают подростки (11–17 лет) в кризисном состоянии. Примерно 20% побывавших здесь ребят оказались тут только из-за буллинга. «А есть еще случаи, когда буллинг «наложился» на что-то другое — на переживание ребенком горя, утрату значимого близкого или тяжелое заболевание (например рак), — говорит директор центра, заместитель главного внештатного психиатра Москвы по вопросам детства, кандидат медицинских наук Марина Бебчук. — Так что суммарно эта цифра значительно выше, чем 20%».

В клинике шесть маломестных палат (для одного-двух человек) и четыре палаты на шесть-восемь мест. Еще есть дневной стационар на 60 пациентов — для тех, кто уже ночует дома, но приходит сюда на целый день. Предусмотрена также помощь для выписавшихся и членов их семей — они всегда могут обратиться к уже знакомым специалистам.

В августе и начале сентября в центре пустуют многие отделения. Зато в марте-апреле — пик, каждое место на счету. «В значительной степени этот феномен связан со школой, — объясняет Марина Бебчук. — Ребята устают от занятий, но чаще — нет больше сил терпеть унижения и травлю. Летом пациенты не болеют: они едут к бабушке, в деревню или идут в поход с родителями». Девочки-подростки попадают в клинику в три раза чаще, чем мальчики, и это — примета времени: пару десятилетий назад было наоборот. Но достоверных исследований, объясняющих причины такого «переворота», сегодня нет.      

© Алексей Дурасов/ТАСС

Иногда пациентов привозит скорая помощь. Чаще всего это ребята, которые говорят, что не хотят больше жить. Причем они не обязательно пытаются покончить с собой: этих слов для тревоги и настороженности взрослых уже достаточно. «Инстинкт самосохранения у человека — один из мощнейших. И слова «я не хочу жить» свидетельствуют, что ребенку нужна мгновенная помощь», — говорит Марина Бебчук. Таких пациентов часто помещают в маломестные палаты, и какое-то время они могут просто полежать, отвернувшись лицом к стене.

Дальше начинается очень насыщенная программа: подъем в семь утра, встречи с семейным психологом, психологические группы, индивидуальные беседы с врачами, уроки (курс лечения длится около месяца, и все это время к ребятам приходят учителя), мини-лекции, арт-терапия, занятия по профориентации и киноклуб. Лекарственная терапия тоже есть. Программа всегда подбирается индивидуально. Например, если у подростка сложности с отцом, то, вероятнее всего, в начале лечения с ним не будет работать психолог-мужчина. Если подросток не хочет идти на групповое занятие, с ним это обсудят: возможно, тема для него слишком болезненна, ее надо сначала проработать один на один.

На эту тему

Группы, где клеят коллажи, рисуют психологические автопортреты или пекут шарлотки, со стороны кажутся чем-то не очень серьезным. Психологи клиники объясняют: самое важное для их пациентов — найти ресурсы. «К нам поступают ребята, которые вместо школы по шесть часов в день лежат дома на диване, глядя в потолок», — говорит Дарья Довбыш. И дело тут не в лени, а в отсутствии сил. В таком состоянии эффективно работать с травмой не получится. Вернуть ресурсы помогают очень простые вещи. Вспомнить, чем ты хорош. Испечь/нарисовать/слепить что-то, чтобы увидеть результат прямо сейчас. Вести «позитивный дневник» с хорошими мыслями. «Одна девочка на это сказала: «Вот если б вы предложили список негативных мыслей написать, я бы вам сразу список написала», — говорит медицинский психолог центра Михаил Александров.

Невозможность замечать хорошее — это общая проблема пациентов. Некоторые ребята не переносят, когда их хвалят. Они вообще не верят, что достойны хотя бы чьего-то внимания. «Некоторые спрашивали: «А вам не жалко тратить время на таких ничтожных людей, как мы? У нас в жизни ничего не получается, мы такие неудачники, а вы приходите и что-то для нас делаете», — рассказывает Дарья Довбыш. Это тоже результат травли: она работает на то, чтобы человек поверил — он совсем не ценен, он не достоин даже жить.  

О каких-то долгосрочных результатах лечения в этой клинике говорить рано: все-таки даже для тех, кто выписался несколько месяцев назад, времени прошло еще слишком мало. Но некоторые перемены происходят на глазах у врачей. Например, при поступлении многие ребята не могут читать (гаджетами в клинике пользоваться нельзя, поэтому книги здесь актуальны): не получается сосредоточиться, на две страницы уходит полчаса. А через пару недель начинают читать взахлеб. Или поначалу лежат целыми днями, а потом начинают ходить в киноклуб. «Для нас большой победой было, когда мальчик сказал: «Булку хочу» — рассказывает Дарья Довбыш. — Он полгода ничего не хотел — ни есть, ни читать, ни поступать в вуз. И захотеть хотя бы булку в таком состоянии — это большой шаг». 

  • В России до сих пор многие боятся психиатров, не доверяют психологам и уверены, что обращение за помощью точно повлечет постановку на учет со всеми вытекающими. Марина Бебчук подчеркивает: в Центре имени Сухаревой ДЗМ не ставят на учет. «Мы — научное учреждение. Более того, при выписке из стационара у родителей есть право выбора: по заявлению родителей лечащий врач может направить сведения участковому врачу-психиатру или воздержаться от этого», — говорит врач. Передавать информацию стоит, если ребенку нужны льготные лекарства, оформление инвалидности, дополнительное время на сдачу экзаменов или обучение на дому. Но это — выбор родителей.
  • Центр имени Г.Е. Сухаревой ДЗМ — это государственное учреждение, люди с московской регистрацией могут лечиться здесь бесплатно.
  • Здесь родительский клуб, где проводят бесплатно лекции. Они могут быть полезны родителям как детей с особенностями ментальной сферы, так и без них. В центре помогают не только тем, кто попал в кризисную ситуацию.
  • Работает круглосуточный телефон доверия: 8 (495) 960-34-62, другие контакты есть на сайте. 
  • Сейчас центр начинает совместный долгосрочный проект с «Травли Net»: планируется обучать сотрудников, пациентов и их семьи.

«Я видела, что задеваю ее так же, как задевали меня»

«Наш класс делился на противоборствующие группировки: «крутых» ребят, которых знала вся школа, «середнячков» и совсем забитых мальчиков и девочек. Я не принадлежала ни к одной из них, хорошо училась и давала списывать, поэтому меня не трогали. Но каждый день я видела, как издеваются над другими. Особенно над одной забитой девочкой, Аней. Когда она шла по лестнице, на нее плевали сверху. Ее постоянно обзывали, кидали в нее грязными тряпками. Я очень ее жалела, но заступиться не решалась: боялась настроить «крутых» против себя.

Сейчас мне 32. И нередко, когда при мне кого-то обижают, во мне включается защитник. Как-то на работе один большой начальник очень резко разговаривал со мной и коллегами. Пока он кричал на всех, я молчала. Но когда он стал унижать мою подругу, решив, что она «слабый элемент», я попросила его этого не делать. Результат для моей карьеры был довольно плачевный. Но по-другому я не могу. Наверное, мне подсознательно хочется наверстать упущенное, быть смелее, чем в детстве».

Елена

Ошибка думать, что от травли страдает только тот, кого травят. «Наблюдателям тоже тяжело: они не могут выбрать, на чью сторону встать, и корят себя за это, — говорит координатор программы «Травли Net» Мария Свир. — Иногда к психологам обращаются 45-летние мужчины, которые когда-то наблюдали за травлей и до сих пор не могут этого забыть». Но так бывает не всегда. «Недавно, прочитав какую-то статью про буллинг, я решилась написать однокласснице, которая дружила с теми, кто меня травил, — рассказывает Катя. — Оказалось, она про это не помнит! И даже недавно убеждала мужа, что в нашей школе такого не было».

Как ни странно, агрессоры тоже страдают. Во-первых, потому что от хорошей жизни человек никого травить не будет. И такой ребенок, скорее всего, «отрывается» на других из-за проблем в собственной жизни (от семейных неурядиц до страха, что иначе затравят его самого). Во-вторых, потому что это развращающий опыт: повзрослев, такой человек по-прежнему будет вести себя агрессивно, и ему будет сложно общаться с людьми. Но исключения бывают и здесь.

© Алексей Дурасов/ТАСС

«Я могла спросить ее, какую она любит музыку, а когда она отвечала, сказать: «Фу! Да это же старье! Фу!» Про нее сочиняли какие-то частушки-дразнилки — я подпевала. Я прекращала, когда понимала, что сейчас она заплачет. Это было садистское удовольствие: я видела, что задеваю ее так же, как задевали меня. Я думала, что хоть чуть-чуть могу понять, что они испытывали, когда дразнили меня. Сейчас я понимаю, что они сами были в чем-то жертвами.

Перед этой девочкой мне стыдно до сих пор. Если б я могла ее найти, то попросила бы прощения».

Это рассказывает Алина — та самая, над которой издевались за народные танцы, брекеты и немодные красные жигули ее папы. Примерно в то же время она сама травила девочку в детском лагере — просто потому что она была «младше, приставучей и приехала в середине смены». Сейчас Алине 30, она работает в благотворительном фонде, и у нее все хорошо. Так тоже бывает.

Бэлла Волкова

Один против всех, или Кто спасет от буллинга?

За малознакомым словом буллинг скрывается далеко не новая проблема: когда один человек или группа намеренно и систематически донимают физически и морально другого, устраивают коллективную травлю. И если о синяках можно забыть достаточно быстро, то следы душевных травм остаются надолго, если не навсегда. Опасное явление буллинга получило распространение по всему миру. Универсальный рецепт, как противостоять ему, до сих пор не найден. Своими наблюдениями и практиками противодействия буллингу и помощи детям в ситуации насилия эксперты и педагоги из разных уголков Беларуси делились в Минске на круглом столе «Проблема буллинга в школах. Пути решения».

Не всегда видимая угроза

Страдания жертва может испытывать как от тумаков и подзатыльников, так и от обидной клички или иного прилюдного унижения. Поэтому различают следующие формы буллинга: физическое насилие, вербальное и социальная изоляция. Но видов травли больше: физическое, эмоциональное, сексуальное, экономическое насилие, кибербуллинг и другие.

Причем кибербуллинг из-за стремительного проникновения интернета во все сферы жизни, пожалуй, получил наибольшее распространение и обрел собственные формы. В их числе — исключение, своеобразный бойкот: жертву намеренно исключают из отношений и коммуникации. Есть еще домогательство — постоянные оскорбительные или угрожающие сообщения, аутинг — преднамеренная публикация личной информации с целью унизить. После случаев в лондонском метро, когда подростки избивали случайных прохожих, а другие люди записывали видео на мобильные телефоны, появилось такая форма, как хеппислепинг — «счастливое хлопанье». Она выражается в жестком поведении подростков, которое снимается на видео для размещения в интернете и сбора лайков. Можно продолжать перечисление, но главное — проблема нарастает, а механизмы борьбы так и не выработаны.

Можно было бы поспорить: есть у нас такой прекрасный инструмент, как медиация: мирное урегулирование спора с помощью посредника. Но медиация хорошо работает, когда нужно разрешить конфликт. В случае буллинга она не сработает, считает педагог-психолог SOS-Детская деревня Боровляны Марина Соснина. Она подчеркивает: важно отличать буллинг от конфликта. В первом случае существует дисбаланс власти: кто-то обладает определенными качествами или статусом, которые дают ему ощущение власти над другим. В конфликте же взаимодействуют два равных ребенка. Происходит столкновение интересов, оба отстаивают свою точку зрения и дают сдачи. Буллинг — это преднамеренное действие в отличие от конфликта. Конфликт не планируют, он случается.

Но сами дети и подростки, к сожалению, разбираются не в теории вопроса — с проблемой они знакомы из жизненной практики. В прошлом году Беларусь при поддержке Всемирного банка развития участвовала в международном сравнительном исследовании PISA по оценке образовательных достижений учащихся, а также жизни в школьной среде. Были в том числе вопросы по поводу буллинга. В итоге 19% школьников признались, что подвергались травле несколько раз в течение месяца.

Старший преподаватель Белорусского государственного педагогического университета им. М.Танка, старший научный сотрудник отдела психических и поведенческих расстройств РНПЦ психического здоровья Наталия Гребень около пяти лет изучает этот вопрос. Согласно ее исследованиям, мальчики чуть больше подвержены буллингу, чем девочки, но разница незначительна. Если сравнить утверждения так называемой шкалы буллинга, то мальчишки чаще делают такие признания: «когда мне надо идти в школу, у меня портится настроение», «в классе никому до меня нет дела», «в классе у меня нет настоящих друзей», «мечтаю быстрее закончить школу и забыть обо всех», «были ситуации, когда одноклассники угрожали мне». Даже по этим формулировкам видно, что опросы по теме буллинга, которые обычно проводятся среди учителей, не могут дать объективной картины. На проблему травли в школе надо смотреть прежде всего глазами детей. Ведь буллинг неразрывно связан с эмоциональными реакциями, а не ограничен только внешними проявлениями.

Дело личное или коллективное?

То, что последствия буллинга далеко не лучшим образом сказываются на ребенке и оставляют долгий след в его взрослой жизни, — факт неоспоримый. Жертва травли испытывает трудности в учебе, потому что не может сосредоточиться из-за стресса и в целом боится идти в школу. Такому ребенку сложно общаться, завязывать и поддерживать отношения. У него устойчиво заниженная самооценка, неверие в свои силы, искаженный образ себя как «ущербного». В дальнейшем это может вылиться в тяжелые расстройства, депрессию, психосоматические (обусловленные стрессом) заболевания и даже попытки суицида.

Куда более спорный вопрос, можно ли разобраться с ситуацией травли только с позиции жертвы либо агрессора, или же надо прибегать к групповой «прошивке сознания». Мария Соснина придерживается точки зрения, что раз буллинг зарождается в группе, лечить его тоже надо в группе, а не работать отдельно с жертвой или агрессором. «Советы «не будь нюней», «дай отпор», «подружись с обидчиком» неэффективны. Пока травлю не прекратить, никакие психологические приемы не работают. Сначала ребенка нужно вывести из ситуации буллинга, и только потом с ним может начать работать психолог», — считает Марина Соснина.

Поэтому на тренингах среди школьников психолог объясняет детям, что жертва не виновата в том, что стала объектом травли. И советует в первую очередь не молчать, а рассказать о проблеме взрослому, которому доверяешь. Не позволять обидчику подавить себя морально. При этом не провоцировать на ответную агрессию, тренировать уверенность в себе, например, репетировать определенные фразы перед зеркалом. «Кроме того, я бы рассматривала буллинг не с точки зрения психологии, а с точки зрения правовой сферы. Каждый ребенок имеет право приходить в школу и чувствовать себя там в безопасности. Полагаю, именно школа должна нести ответственность за то, что в ней происходит буллинг. Это задача взрослых — вмешаться и разрешить ситуацию травли. Сами дети этого сделать не могут», — уверена Марина Соснина.

Особую роль психолог отводит учителю. Во-первых, уже с младших классов формируются модели социального поведения, а это то время, когда мнение учителя авторитетно. Во-вторых, некоторые учителя, к сожалению, сами порождают буллинг. Например, когда в классе появляется ученик неудобный, шумный, который тормозит весь коллектив. Дети принимают критику, замечания в адрес или в отношении этого ученика со стороны учителя как команду к действию. «Чего нам не хватает, так это обучения учителей механизмам взаимодействия в группе. Тренеров этому учат, а педагогов нет. А вопросы буллинга как раз в групповой динамике», — поясняет свою мысль специалист.

В учительской среде есть и другой взгляд на вещи, основанный на практике. Даже опытные педагоги вынуждены признать, что нынче авторитет учителя среди школьников практически нулевой. У подрастающего поколения свои герои и кумиры. И хорошо еще, если это люди достойные. Поэтому вмешательство учителя в случае травли не исправит ситуацию как по щелчку. Кроме того, не стоит умалять действия индивидуальной работы психолога с ребенком. «Если жертва насилия перестанет реагировать на нападки, то есть не будет больше интересной для агрессоров, они отстанут», — сходятся во мнении учителя из разных школ.

Не молчи!

Консультант по вопросам защиты прав ребенка представительства ЮНИСЕФ в Беларуси Марина Ананенко обращает внимание, что проблема буллинга общемировая. И Беларусь, следуя рекомендациям Комитета ООН по правам ребенка, намерена со своей стороны работать по нескольким направлениям, чтобы противодействовать насилию и буллингу. Представитель ЮНИСЕФ выделила некоторые из них. Например, по ее мнению, создание комплексной стратегии вместо разрозненных действий поможет объединить усилия и государства, и общественных структур. Ничто так не мешает работе, как неясность общей цели и подходов. Особенно нужно усилить борьбу с кибербуллингом и сексуальным насилием в сети — это одно из приоритетных направлений в том числе в работе ЮНИСЕФ. Главное внимание здесь должно быть уделено самым уязвимым категориям — детям с инвалидностью, мальчикам. Продолжается разработка дружественных программ профилактики, реабилитации и интеграции детей, пострадавших от насилия, включая создание бесплатных круглосуточных линий помощи.

«Не всегда дети готовы общаться со школьным психологом, но хотят поделиться проблемой. Нужен канал помощи, о котором ребенок должен знать. И в своей деятельности мы как раз продвигаем национальную детскую телефонную линию: 8-801-100-1611», — подчеркивает Марина Ананенко. Линия работает круглосуточно. Сообщить о фактах буллинга или насилия можно анонимно. Запись звонков не ведется, но делается пометка в журнал учета обращений, в котором фиксируется суть проблемы. А консультанты максимально стараются убедить звонящего в том, что к ситуации лучше всего привлечь специалистов (если обращение связано с фактом насилия), взрослых (если речь идет о буллинге в школе), и подсказывают нужные контакты и адреса.

Марина Ананенко считает, что даже совсем юные жертвы могут позвонить на эту линию. Главное, чтобы они знали об этой возможности, знали адрес помощи. Поэтому номер должен быть максимально коротким и запоминающимся. Пока этот вопрос прорабатывается совместно с партнерами.

Важно формировать в детской и подростковой среде навыки поведения в интернете, культуру общения и устойчивость к кибербуллингу. В этом направлении ЮНИСЕФ сотрудничает с одним из мобильных операторов, с которым в 2020 году планируется реализовать отдельный проект. Он позволит информировать детей и подростков о доступных ресурсах помощи.

Один из них — плод сотрудничества с МВД Беларуси и другими партнерами. Речь о второй ветке сайта Pomogut.by — Kids.pomogut.by по безопасному поведению детей в интернете. Ресурс предназначен для детей разного возраста, их родителей и педагогов. Он содержит полезные советы, как сделать общение в сети безопасным, защитить себя от кибербуллинга, сексуальной эксплуатации и других форм насилия, от уловок наркодилеров. Вторая важная функция — помощь через чат детям, пострадавшим от насилия в интернете, а также их родителям. Ежедневно с 8.00 до 20.00 в онлайн-режиме можно задать вопросы на условиях анонимности, ответы дают профессиональные психолог и юристы. «Сайт работает не так давно: более 100 сообщений получено по этому каналу, в том числе два случая были связаны с сексуальным насилием в отношении детей», — рассказывает Марина Ананенко.

Вовлеченность в борьбу с буллингом демонстрируют и сами подростки. Это показали результаты совместной инициативы агентств системы ООН по противодействию насилию в отношении детей и молодых женщин, реализуемой ЮНИСЕФ, ПРООН и ЮНФПА. Благодаря ей несколько ребят из Могилева и Барановичей стали участниками интерактивных тренингов по социальному проектированию. Под руководством менторов они разрабатывали программы для решения каких-то актуальных для их сообществ проблем. «Многие дети отмечали важность информирования своих сверстников и взрослых о том, что такое буллинг, как он проявляется и где можно получить помощь. Мы рады, что некоторые из проектов уже реализуются, а эти ребята привлекают других детей, чтобы в их учреждениях образования, городах была более комфортная и безопасная во всех смыслах среда», — заключает консультант Детского фонда ООН в Беларуси.

Екатерина КНЯЗЕВА,

БЕЛТА.-0-

7 признаков того, что вы имеете дело с буллингом — Wonderzine

АЛЕКСАНДРА САВИНА

Буллинг обычно ассоциируется с подростками и школьными классами. Но, конечно, ими всё не ограничивается — с травлей можно столкнуться в любом возрасте и коллективе. Последнее, впрочем, не обязательно: с распространением соцсетей травля потеряла чёткие границы и теперь она не ограничена во времени и пространстве. Сменить работу или место жительства может быть недостаточно: пока у вас есть смартфон и доступ в интернет, буллинг всё равно может настигнуть. При этом заметить, что что-то не так, бывает непросто, буллинг нередко скрывается за вроде бы безобидными и несерьёзными вещами. Рассказываем, как его распознать в обычной жизни и онлайн.

Критика, переходящая в издевательства

Мы уже рассказывали, почему идея, что жёсткая критика поможет стать лучше, переоценена, а похвала мотивирует гораздо сильнее. Критические замечания без запроса чаще всего не приносят никакой пользы, какими бы искренними и добрыми ни были намерения. В самом жёстком варианте критика без запроса может перерасти в травлю. Если окружающие издеваются и высмеивают вас и всё, что вы делаете, вероятно, это она.

Что бывает онлайн: Очень распространённая ситуация, с которой часто сталкиваются, например, активистки. В таком случае знакомые или незнакомые люди массово пишут, как им отвратительно всё, что вы делаете и как было бы лучше поступить вместо этого. Конечно, никакой пользы от этого нет и быть не может — критика без запроса в лучшем случае не доходит до адресата, а в худшем заставляет сомневаться в себе и своих действиях. Единственная цель здесь — унизить и демотивировать оппонента.

Жестокие «шутки»

Считается, что юмор позволяет если не всё, то многое — а если человек обижается, значит, ему недостаёт чувства юмора. Это, конечно, не так: шутка перестаёт быть просто шуткой, если нарушает чужие границы и становится насмешкой. Конечно, в жизни каждого бывают неудачные и даже обидные шутки — но в идеальной ситуации, если они неприятны другому, их не повторяют. Если вы уже тысячу раз попросили других больше так не шутить, а они не останавливаются, то это буллинг.

Что бывает онлайн: Интернет в целом и соцсети в частности дают огромное пространство и отдельные инструменты для насмешек. Мемы, издевательские паблики и аккаунты, видео — всё это может стать способом травли. Конечно, если речь о внутренней шутке и всем участникам (в первую очередь тому, над кем смеются) комфортно, проблемы нет. Но если человека обижает мем или посвящённый ему или ей паблик — это нарушение чужих границ, от которого очень легко перейти к травле.

Вполне возможно, что вокруг вас много сплетен: привычка обсуждать других распространена гораздо больше, чем хотелось бы признавать. Но за вроде бы безобидным желанием поговорить о других может скрываться травля: сплетни, слухи и домыслы легко превращаются в инструмент контроля и унижений. Психологи считают, что сплетни могут быть формой агрессии и приводить к тяжёлым последствиям для жертвы. Легко представить, как это происходит — например, если окружающие обсуждают каждый ваш шаг или распространяют информацию, которую вы сами считаете унизительной и хотели бы скрыть. Тем более имеет смысл говорить о травле, если сплетни основаны на лжи и окружающие придумывают что-то, просто чтобы унизить.

Что бывает онлайн: Логично, что в соцсетях сплетни могут распространяться ещё быстрее и доходить даже до тех, кто вроде бы не входит в ваш круг общения. Кроме того, здесь появляются и другие способы унизить человека — например, распространять видео или фотографии, которые вы не хотели бы показывать другим или выставлять на всеобщее обсуждение. Сюда же относится и создание фейковых аккаунтов или взлом уже существующих, чтобы опубликовать закрытую информацию или разослать знакомым сообщения от чужого лица.

Для многих травля ассоциируется в первую очередь с физическим насилием — например, школьным буллингом, когда жертву зажимают в коридоре или бьют. Но до этого доходит не всегда, нередко обидчики ограничиваются только психологическим давлением. Угрозы расправы и смерти говорят о травле не меньше, чем любые физические действия. Тем более если они перестают быть просто словами, а переходят, например, в сталкинг.

Что бывает онлайн: Угрозы в соцсетях ничем не отличаются от угроз в реальной жизни — разве что во втором случае они могут исходить и от совсем незнакомых людей. Многие привыкли относиться к ним снисходительно, но они могут быть очень травмирующими вне зависимости от того, насколько обидчик готов претворить их в жизнь. Тем более что основная цель здесь — заставить жертву переживать за собственную жизнь, здоровье и безопасность.

Есть и другие действия, из-за которых жертва травли может чувствовать себя небезопасно — например, онлайн-сталкинг или невозможность оградить себя от агрессии, когда травящие создают новые аккаунты, если старые банят. Сюда же относится и публикация личных данных: адреса, места работы или учёбы и любых других — вспомните, например, ситуацию с приложением FindFace и деанонимизацией порноактрис. Бывает и что данные достают обманом, убеждая человека прислать их, чтобы затем показать другим.

Крики и оскорбления

Избежать конфликтов не удаётся, наверное, ни одному человеку — однажды всем приходится отстаивать свои интересы перед другими. Увы, не всегда конфликты получаются корректными и продуктивными — в жизни каждого наверняка была ситуация, когда вместо спокойного разговора получалась громкая ссора. Но если разовый инцидент — это повод сделать выводы и забыть о произошедшем, то постоянные крики и агрессия могут говорить о более серьёзной ситуации. В том числе и о буллинге: если человек (или, например, компания) говорит с вами исключительно на повышенных тонах, унижая и оскорбляя, возможно, это систематическая травля.

Что бывает онлайн: Оскорбления в соцсетях многим кажутся нормой или чем-то несерьёзным — якобы потому, что в интернете нужно заведомо быть готовыми к жёсткому общению. Но слова, высказанные онлайн, не перестают быть вербальной агрессией и вызывают такую же болезненную реакцию. Тем более если речь не об одном человеке, а о массированном потоке оскорблений — анонимных или нет.

Распространённая история в закрытых коллективах — например, школьный бойкот. В рабочих коллективах такое тоже встречается — например, если кто-то из коллег чувствует себя лишним и исключённым из общей жизни. Конечно, причины могут быть разными и не всегда речь об агрессии — иногда у людей просто нет общих интересов или желания обсуждать что-то ещё, кроме рабочих вопросов. Но если человека намеренно игнорируют, исключают из общих разговоров и внерабочих дел — вероятно, речь о буллинге.

Что бывает онлайн: Все мы делимся на группы по интересам, и интернет не исключение. Скорее всего, разные интересующие вас темы вы обсуждаете с разными людьми — и не ждёте, например, что вас добавят в чат о мероприятии, на которое вы и не собираетесь идти. Другое дело, если вас намеренно изолируют — и не покидает ощущение, что что-то обсуждают за вашей спиной. Изоляция тоже может быть методом контроля и агрессии.

Многие считают агрессивную атмосферу в офисе, где коллеги соревнуются друг с другом и строят препятствия, нормальным делом, но это не так. Если вам намеренно мешают выполнять обязанности — например, не дают информацию, которая нужна по работе, заставляют трудиться в невозможное и неудобное для вас время (если, конечно, речь не о работе с плавающим графиком, о чём вам сообщили с самого начала), дают бессмысленные или заведомо невыполнимые задания — возможно, это не просто «особая атмосфера», а самая настоящая травля.

Что бывает онлайн: Кажется, что саботировать чью-то деятельность онлайн невозможно, ведь невозможно перекрыть другим доступ в интернет. Но это, конечно, не так. Самый известный подобный тип буллинга онлайн — добиться блокировки чьего-либо аккаунта массовыми жалобами. Насколько при этом человек действительно нарушает правила конкретной соцсети, не всегда имеет значение — вспомните прошлогодние массовые блокировки секс-блогеров.

«Даже 20 лет спустя я не могу забыть, как меня травили»

Вот загадка. Снаружи я выгляжу уверенной, гармоничной, довольной жизнью женщиной за 30. Я счастлива в любви, у меня много друзей, я с нетерпением жду появления на свет своего первого ребенка.

Я живу в красивом доме на севере Англии и занимаюсь любимым делом. Но глубоко внутри меня прячется застенчивая, печальная и страшно напуганная девочка, которая чувствует себя уродливой и никому не нужной. И я подозреваю, что не важно, сколько еще лет пройдет, сколько я еще добьюсь, эта девочка будет по-прежнему втайне бояться мира и ненавидеть себя.

Почему меня травили? Может быть, дело было в том, что я была единственным ребенком в семье, а в моей школе у всех были братья и сестры? Моя мать была подологом, и я носила ортопедическую обувь. Достаточная ли причина для травли? Мой школьный джемпер был связан вручную и был слишком ярким на вкус окружающих. Серьезный просчет? Ах да, у нас не было видеомагнитофона. Я не ездила за границу на каникулы. И за слово «задница» меня могли наказать дома. А еще я рано достигла переходного возраста, и в 8 лет у меня появились прыщи и прочие «милые» атрибуты отрочества.

Короче, мое преступление состояло в том, я была «не такая, как все». И каждое возвращение домой сопровождалось той или иной формой физического или психического насилия, главным организатором которого была девочка по имени Кэрри (мы никогда не забываем их имена) и ее приятельницы. Как только они меня не обзывали: мой крупный подбородок, маленький рост, прыщи, густые брови были объектом самых злобных насмешек.

Мои родители никак не вмешивались в ситуацию. Они считали школьную травлю необходимым опытом взросления. Они советовали игнорировать преследовательниц или давать им сдачи. Мой консервативный папа пережил Вторую мировую с ее голодом и бомбежками и всю жизнь пользовался всеобщей любовью, поэтому, когда мне на голову вылили пакет сливок, он воспринял это как очередную веселую проделку моих «друзей».

«День за днем я терпел и надеялся, что им надоест». Опыт травли.

Впервые с травлей я столкнулся в третьем классе. К нам пришла новая учительница. Моей первой учительницей была молодая девушка, только после университета. Помню, что она старалась искать подход к каждому и каждой. Хотя моя успеваемость была хорошей, я всегда молчал в классе, и она старалась помочь мне преодолеть внутренний барьер, разговаривала с моими родителями. Понимаю, что будь на ее месте менее эмпатичный человек, все могло бы быть иначе.

Через два года ее сменила «учительница советской закалки». Строгая женщина в брючном костюме с иголочки, со всегда ровно поставленной прической. Это была учительница из комиссии, которая решала, можно ли ребенка отправлять в школу. В свое время она настаивала на том, чтобы меня не брали, говорила, что лучше подождать год. На своем пути я часто встречаю людей, которые не понимают, что все мы рождаемся с разным уровнем коммуникабельности и открытости, что наши социальные навыки развиваются по-разному. Мне кажется, эта женщина не понимала, что на личность ребенка влияет травматический опыт, который дарят детям «взрослые» люди.

© Коллаж Лены Немик / для коллажа использованы фото из архива героя.

Вся система образования в Беларуси построена так, чтобы насильно вписать тебя в рамки. Если не вписываешься — получаешь последствия. Такая система не учитывает уникальность каждой личности, а всех детей пытается сделать одинаковыми, вместо того чтобы хоть отчасти учесть особенности и склонности каждого/ой. Она ломает, калечит и травмирует детей.

Новая учительница могла открыто отчитать, поставить перед классом и показать тебя как эталон того, каким нельзя быть. Она могла позволить себе высмеять ученика перед всем классом. С точки зрения многих взрослых людей сегодня, это не было непрофессиональным или неэтичным, ведь она не била учеников. Удивительно, что у нас до сих пор нет механизма, который защищал бы детей от физического насилия. И система даже поощряет это. Что уж говорить о защите ментального здоровья. Об этом никто не думает, ни государство, ни родители. В итоге мы получаем учителей, которые могут позволить себе говорить и делать совсем не этичные вещи. Ребенок при этом не защищен ни с одной из сторон. Стоит ему рассказать родителям, что учительница его оскорбила или дала подзатыльник, родители в лучшем случае сделают вид, что постараются выяснить, в чем дело. В худшем — скажут, что заслужил, и поддержат насилие. Дети, которые видят насилие в семье, сталкиваются с ним в школе, могут сделать вывод, что так и должно быть.

С приходом этой женщины и началась травля. Из-за того, что она открыто поделила детей на «хороших» и «плохих», в классе выстроилась иерархия. Однажды я написал диктант без ошибок, и она решила оповестить об этом весь класс. «Хоть раз он смог написать без ошибок», — говорила она, но это не звучало как похвала. Целью было выделить меня, выдернув из «общей кучи», показать, что я все равно отличаюсь. С ней моя успеваемость и любое желание учиться сошли на нет.

Эти два года были самыми тяжелыми в моей школьной жизни. Даже сейчас мне больно вспоминать то время. Никто не заслуживает, чтобы его травили.

© Коллаж Лены Немик / для коллажа использованы фото из архива героя.

Я не хотел ходить в школу, но и поговорить о том, что происходит, ни с кем не мог. Дома было ничем не лучше. Это было время ежедневных унижений и попыток не подавать вида, что они меня задевают. Я понимал, что если буду открыто реагировать, то это только подзадорит обидчиков. Не должен девятилетний ребенок о таком думать, не должен сжимать зубы и в очередной раз идти в школу, которая «убивает» его и его самооценку, делает все, чтобы он «понял свое место».

Однажды одноклассник оплевал мой пиджак сзади. Это был единственный раз, когда я попытался рассказать обо всем учительнице, но все закончилось тем, что его попросили помочь мне почистить пиджак. Вот так просто, словно это нормально — плевать в спину одноклассникам на уроках. Словно это «случайность». Но травля в школе — это система, и такое происходило регулярно.

Всегда чувствовал себя безопаснее среди девочек. Даже если они тоже участвовали в буллинге, на мое чувство безопасности влияла социализация — те модели поведения, которые закладываются в нас с самого рождения. Со стороны девочек я никогда не встречал по отношению к себе физического насилия, а эмоциональное проявлялось иначе и в меньшей степени. По какой-то причине мне всегда было страшнее пережить насилие физическое. Возможно, это связано с семьей и процессами, которые в ней происходили. Эмоциональное насилие казалось мне «менее травмирующим». Ведь последствия от удара ты видишь и чувствуешь сразу. Следы от слов я почувствовал лишь много лет спустя.

© Коллаж Лены Немик / для коллажа использованы фото из архива героя.

Самый сложный момент наступил в четвертом классе. Нас снимали на видео — обычные памятные записи для семьи, чтобы родители могли потом смотреть и умиляться, каким ты был. Я тоже уговорил родителей на такую кассету. На видео нам задавали вопросы. Кто мог знать, что один мой ответ может стать вишенкой на пироге травли? Это был вопрос о том, кем я хочу работать, когда вырасту. Сказал, что хочу быть космонавтом. Неожиданно мечта о прекрасной профессии стала для меня очередной порцией боли. Помню этот день. Просто так, ради смеха, одноклассник назвал меня «космическим пидором». Кличку быстро подхватили остальные. Было ужасно. Получить помощь и поддержку было неоткуда. День за днем я ходил, терпел и надеялся, что рано или поздно им надоест. В итоге так и произошло, уже в пятом классе стало легче, но отголоски травли из начальной школы оставались. Учителей стало больше. Их реакция на буллинг была разной, но практически никто не вмешивался в эти процессы. С появлением разных педагогов ученикам стало понятно, что бывают разные модели поведения.

Пару лет назад я общался с одноклассником, который первым вслух произнес «космический пидор». Когда я сказал ему, что он был первым, кто использовал это словосочетание и начал травлю, то был удивлен его реакции. Оказалось, он вообще этого не помнит. Не было никакого раскаяния или понимания, что это было не OK. Простой ответ: «Ну, сказал, и что?» Кто-то скажет, что давно пора простить и забыть, но есть одно большое «но». Травля — это не единичный случай, который происходил и происходит со мной, а часть белорусских реалий. Об этом надо говорить. Если вы не участвуете в буллинге, но при этом видите происходящее и никак на него не реагируете, то вы ничем не лучше агрессоров. С молчаливого согласия большинства творятся поистине ужасные вещи. И человеку, который стал изгоем из-за чужого желания самоутвердиться, поднять свой авторитет, важно чувствовать, что он не один и что есть люди, которые могут поддержать и подать руку помощи. Людей, которые «сохраняют нейтралитет», я вижу как зрителей, которым безразлична судьба другого. Безразличные молчащие люди, которые могут еще и упрекнуть тебя в том, что ты открыто заявил о своем опыте. Люди, которые постараются обесценить твой опыт. Люди, которые могут сказать #самвиноват. Люди, которые против того, чтобы «выносился сор из избы».

Я был тем, кого травили. Я был тем, кто травил. Я понимаю, что такое, когда ты видишь, но молчишь, чтобы тебя самого опять не начали травить.

© Коллаж Лены Немик / для коллажа использованы фото из архива героя.

В шестом классе к нам в школу пришел мальчик. Он отличался от остальных. Эмоционально реагировал, не успевал за другими, был несколько иначе социализирован. Его приняли в наш класс, чтобы помочь интегрироваться в общество. И хотя намерения были самые благие, в итоге он стал идеальной мишенью для буллинга не только в нашем классе, но и во всей школе. Тогда мне стало намного легче «жить». Практически все внимание перешло на него. Я стал одним из тех, кто травил. Один раз даже подрался с ним, чтобы повысить свой статус в иерархии класса. Почти сразу я понял, что нельзя участвовать в этом. То, с какой травлей столкнулся я в начальной школе, не идет ни в какое сравнение с тем, что пришлось пережить этому парню. В травле участвовали не только ученики, но и учителя, руководящий состав школы. Это было не только эмоциональное, но и физическое насилие, когда его почти каждый день пинали ногами ребята из старших классов. И все считали это нормой. Ведь он «сам виноват». Помню, как мне рассказали, что вся школа вздохнула с облегчением, когда он после девятого класса ушел в ПТУ. Сейчас я думаю: как такое можно говорить? Да, его ментальность отличалась от большинства. Да, он отставал по программе. Да, он был намного более эмоциональным. Но это было единственное отличие. Нельзя ничем оправдать такое отношение и тем более говорить, что он в чем-то провинился. Не надо строить и укреплять эту систему насилия в головах у детей.

Давно пора ввести специальные законы, которые защищали бы все группы людей от любых видов насилия.

С травлей я столкнулся и во взрослом возрасте, уже будучи активистом, внутри организаций, которые вроде бы выступают против подобного. Я понимаю, что все мы росли в этой токсичной среде. Что в Беларуси есть культ насилия, который передается из поколения в поколение. Считаю, что пора разорвать этот порочный круг и строить общество, где быть разным хорошо, где твоя инаковость не делает тебя изгоем, где насилие — это устаревшее и вышедшее из обихода слово.


фактов об издевательствах | StopBullying.gov

В этом разделе собрана основная информация о запугивании, в том числе:

Определение издевательства

В 2014 году Центры по контролю за заболеваниями и Департамент образования опубликовали первое федеральное определение издевательств. Определение включает три основных элемента:

  • нежелательное агрессивное поведение
  • наблюдаемый или предполагаемый дисбаланс мощности
  • повторение или высокая вероятность повторения агрессивного поведения

Это определение помогает определить, является ли инцидент издевательством или другим типом агрессивного поведения, например разовыми драками, сетевыми спорами или инцидентами между взрослыми.

Некоторые действия по запугиванию могут подпадать под уголовную ответственность, например, преследование, дедовщина или нападение.

Исследование издевательств

Предотвращение издевательств — это развивающееся направление исследований, в котором изучаются сложности и последствия издевательств. Важные области для дополнительных исследований включают:

  • Распространенность издевательств в школах
  • Распространенность кибербуллинга в онлайн-пространстве
  • Как издевательства влияют на людей
  • Факторы риска для людей, над которыми издеваются, людей, которые издеваются над другими, или для того и другого
  • Как предотвратить издевательства
  • Как СМИ и освещение в СМИ влияют на издевательства

Что мы узнали об издевательствах

  • Издевательства затрагивают всю молодежь, включая тех, над кем издеваются, тех, кто издевается над другими, и тех, кто становится свидетелем издевательств.Последствия травли могут сохраняться и во взрослой жизни.
  • Нет ни одного профиля молодого человека, вовлеченного в издевательства. Молодежь, которая запугивает, может иметь хорошие социальные связи или маргинализована, а также может подвергаться издевательствам со стороны других. Точно так же те, над кем издеваются, иногда издеваются над другими.
  • Решения от издевательств непросты. Наиболее многообещающие подходы к предотвращению издевательств позволяют решить проблему с разных сторон. Они вовлекают все школьное сообщество — учащихся, семьи, администраторов, учителей и персонал, например водителей автобусов, медсестер, кафетерий и персонал фронт-офиса, — в формирование культуры уважения.Нулевая терпимость и изгнание не являются эффективными подходами.
  • Прохожие или те, кто видит издевательства, могут иметь огромное значение, если они вмешиваются в защиту кого-то, над кем издеваются.
  • Исследования также показали, что взрослые могут помочь предотвратить издевательства, рассказывая детям об издевательствах, побуждая их делать то, что они любят, демонстрируя доброту и уважение и обращаясь за помощью.

Статистика издевательств

Вот федеральная статистика о буллинге в США.Источники данных включают «Показатели преступности и безопасности в школах: 2019» (Национальный центр статистики образования и Бюро юстиции) и «Система наблюдения за поведением молодежи, связанной с риском», 2017 г. (Центры по контролю и профилактике заболеваний).

Насколько распространены издевательства

  • Около 20% учащихся в возрасте от 12 до 18 лет подвергались издевательствам по всей стране.
  • Учащиеся в возрасте 12–18 лет, сообщившие о том, что над ними издевались, сказали, что, по их мнению, те, кто издевались над ними:
    • Обладает способностью влиять на восприятие их другими учащимися (56%).
    • Имел большее социальное влияние (50%).
    • Были физически сильнее или крупнее (40%).
    • Денег стало больше (31%).

Издевательства в школах

  • По всей стране 19% учеников 9–12 классов сообщают, что подвергались издевательствам на школьной собственности в течение 12 месяцев, предшествовавших опросу.
  • Следующий процент учащихся в возрасте от 12 до 18 лет подвергался издевательствам в различных местах школы:
    • Коридор или лестничная клетка (43.4%)
    • Классная (42,1%)
    • Кафетерий (26,8%)
    • На территории школы (21,9%)
    • Онлайн или текст (15,3%)
    • Санузел или раздевалка (12,1%)
    • В другом месте школьного здания (2,1%)
  • Примерно 46% учащихся в возрасте от 12 до 18 лет, подвергшихся издевательствам в течение учебного года, уведомили взрослых в школе о издевательствах.

Киберзапугивание

  • Среди учащихся в возрасте 12–18 лет, которые сообщили, что подвергались издевательствам в школе в течение учебного года, 15% подвергались издевательствам в Интернете или с помощью текстовых сообщений.
  • По оценкам, 14,9% старшеклассников подверглись электронным издевательствам за 12 месяцев до опроса.

Типы издевательств

  • Учащиеся 12-18 лет испытали различные виды издевательств, в том числе:
    • Быть объектом слухов или лжи (13.4%)
    • Высмеивание, обзывание или оскорбление (13,0%)
    • Толкнули, толкнули, споткнулись или плюнули (5,3%)
    • Исключение / исключение (5,2%)
    • Угроза причинения вреда (3,9%)
    • Другие пытались заставить их делать то, что они не хотели (1,9%)
    • Имущество уничтожено умышленно (1,4%)

Государственная и местная статистика

Перейдите по этим ссылкам для получения информации о государственных и местных статистических данных по следующим темам:

Международная статистика

По данным Статистического института ЮНЕСКО:

  • Треть молодежи планеты подвергается издевательствам; этот показатель колеблется от 7% в Таджикистане до 74% в Самоа.
  • Низкий социально-экономический статус является основным фактором травли молодежи в богатых странах.
  • Молодежь иммигрантского происхождения в богатых странах более подвержена издевательствам, чем местная молодежь.

Издевательства и самоубийства

Связь между издевательствами и самоубийством сложна. СМИ должны избегать чрезмерного упрощения этих вопросов и намеков или прямых заявлений о том, что издевательства могут привести к самоубийству. Факты говорят о другом. Неточно и потенциально опасно представлять издевательства как «причину» или «причину» самоубийства или предполагать, что самоубийство является естественной реакцией на запугивание.

  • Исследования показывают, что постоянное издевательство может привести или усугубить чувство изоляции, отторжения, исключения и отчаяния, а также депрессию и тревогу, которые могут способствовать суицидальному поведению.
  • Подавляющее большинство молодых людей, над которыми издеваются, не склонны к суициду.
  • Большинство молодых людей, которые умирают в результате самоубийства, имеют несколько факторов риска.
  • Для получения дополнительной информации о связи между издевательствами и самоубийствами прочтите CDC «Связь между издевательствами и самоубийствами: что мы знаем и что это значит для школ».

Законы о борьбе с издевательствами

Нет федерального закона о борьбе с издевательствами. Хотя во всех штатах есть законы о борьбе с издевательствами, издевательства не являются незаконными.

Когда издевательства также являются домогательством, они нарушают федеральный закон.

Профилактика в школе | StopBullying.gov

Издевательства могут угрожать физической и эмоциональной безопасности учащихся в школе и могут отрицательно сказаться на их способности учиться. Лучший способ справиться с издевательствами — это остановить их до того, как они начнутся.Персонал школы может сделать несколько вещей, чтобы сделать школу более безопасной и предотвратить издевательства.

Обучение школьного персонала и учащихся предотвращению издевательств и борьбе с ними может помочь в продолжении усилий по предотвращению издевательств. Нет никаких федеральных предписаний для запугивания учебных программ или обучения персонала. Ниже приведены некоторые примеры вариантов, которые школы могут рассмотреть.

Мероприятия по обучению студентов издевательствам

Школам не всегда нужны официальные программы, чтобы помочь учащимся узнать о предотвращении издевательств.Школы могут включать тему предотвращения издевательств в уроки и мероприятия. Примеры действий по обучению издевательствам:

  • Поиск в Интернете или библиотеке, например, поиск типов издевательств, способы их предотвращения и как дети должны реагировать
  • Презентации, такие как выступление или ролевая игра о пресечении издевательств
  • Обсуждения на такие темы, как сообщение об издевательствах
  • Творческое письмо, такое как стихотворение, выступающее против запугивания, или рассказ или сценка, рассказывающая прохожим, как помочь
  • Художественные произведения, например коллаж об уважении или последствиях издевательств
  • Классные встречи для обсуждения вопросов взаимоотношений со сверстниками

Программы и учебные планы, основанные на фактических данных

Школы могут выбрать реализацию формальных программ или учебных программ, основанных на фактических данных.Многие оцененные программы, направленные на борьбу с издевательствами, предназначены для использования в начальных и средних школах. Меньше программ существует для средних школ и внешкольных учреждений. При выборе программы необходимо учитывать множество факторов, в том числе демографические данные школы, ее возможности и ресурсы. Кроме того, избегайте ложных указаний при предотвращении издевательств и реагировании на них — PDF.

Обучение персонала предотвращению издевательств

Чтобы меры по предотвращению издевательств увенчались успехом, весь школьный персонал должен быть обучен тому, что такое издевательства, каковы школьные политики и правила и как обеспечивать соблюдение правил.Обучение может принимать разные формы: собрания сотрудников, однодневные тренинги и обучение через моделирование предпочтительного поведения. Школы могут выбрать любую комбинацию этих вариантов обучения в зависимости от доступного финансирования, кадровых ресурсов и времени.

Обучение может быть успешным, когда сотрудники заняты разработкой сообщений и контента и когда они чувствуют, что их голоса слышны. Обучение должно соответствовать их ролям и обязанностям, чтобы помочь им заинтересоваться.

законов, политик и правил | Прекращать травлю.gov

Законодатели штата и местные органы власти приняли меры по предотвращению издевательств и защите детей 1. В каждой юрисдикции, включая все 50 штатов, округ Колумбия и территории (штат) США, издевательства рассматриваются по-разному. Некоторые из них установили законы, политику и постановления. 2. Другие разработали типовые политики, которые школы и местные образовательные агентства (округа) могут использовать при разработке своих собственных местных законов, политик и постановлений. Большинство законов, политик и постановлений штатов требуют, чтобы округа и школы внедрили политику и процедуры по расследованию случаев издевательств и реагированию на них.В нескольких штатах также требуются программы предотвращения издевательств, включение предотвращения издевательств в стандарты санитарного просвещения и / или повышение квалификации учителей. Эти законы штата, как правило, не предусматривают конкретных последствий для детей, которые проявляют агрессивное поведение, и очень немногие из них квалифицируют издевательства как уголовное преступление. Кроме того, штаты могут решать проблемы запугивания, киберзапугивания и связанных с ними видов поведения в одном или нескольких законах. В некоторых случаях издевательства фигурируют в уголовном кодексе штата, который может применяться к несовершеннолетним.

В декабре 2010 года министерство образования США разработало систему общих компонентов, содержащихся в законах, политиках и постановлениях штата, направленных на борьбу с издевательствами в то время. Структура использовалась для описания того, как школы принимают меры по предотвращению случаев издевательств и реагированию на них. Общие компоненты, содержащиеся в законах, политиках и нормативных актах штата, которые эволюционировали с течением времени, включают определения издевательств, определяющие характеристики, которые обычно являются объектами агрессивного поведения, и подробные требования к политике школьного округа.

Общие компоненты государственных законов и правил по борьбе с запугиванием показывают компоненты в законах, политике и постановлениях каждого штата, что позволяет быстро сравнить результаты каждого штата. Нажмите на штат или территорию ниже, чтобы узнать больше об их законах и политиках по борьбе с запугиванием, а также о том, какие из ключевых компонентов они содержат.

5 способов избавиться от издевательств на рабочем месте

Любой, кто подвергался издевательствам на рабочем месте, знает, какую боль причиняет этот вид домогательств и унижений.Но как только с хулиганом покончено, не ожидайте, что после этого все будет хорошо. Хотя вы можете испытать чувство облегчения от того, что больше не испытываете ежедневный стресс от работы с хулиганом, у вас также могут быть некоторые остаточные эффекты от того, что вы испытали. На самом деле издевательства на рабочем месте часто оказывают длительное влияние на ваше психическое и физическое здоровье в целом.

В результате будут дни, когда путь к выздоровлению может оказаться трудным. То, что кто-то говорит, может вызвать знакомое чувство тревоги.Или вы можете беспокоиться каждый раз, когда с кем-то не согласны. Все эти чувства нормальны. Но немного поработав и приложив дополнительные усилия, чтобы позаботиться о себе, вы вернете свою жизнь. Более того, вы можете извлечь уроки из того, что случилось с вами на рабочем месте. Используйте его, чтобы укрепить себя, продвигаясь вперед по жизни и карьере.

Главное — не позволять тому, что с вами случилось, определять, кем вы являетесь как личность. Признайте, что у хулиганов на рабочем месте есть выбор. Вы не заслуживали издевательств.Возложите ответственность за издевательства на плечи хулигана и двигайтесь дальше. Оставьте обидные слова и действия в прошлом.

Вот пять основных вещей, которые вы можете сделать, чтобы избавиться от издевательств на рабочем месте.

Сделайте свое здоровье приоритетом

Цели издевательств на рабочем месте связаны с множеством проблем со здоровьем, включая бессонницу, проблемы с желудком, головные боли и стрессовые состояния. Они также могут иметь дело с посттравматическим стрессовым расстройством, паническими атаками, расстройствами пищевого поведения, депрессией и мыслями о самоубийстве.Взаимодействие с другими людьми

Поговорите со своим врачом о любых симптомах, которые вы испытываете. Также неплохо найти психолога.

Помните, что нападение хулигана на рабочем месте не только влияет на ваше настроение или самооценку. Это также может повлиять на ваше физическое здоровье. Не откладывайте заботу о себе. Игнорирование симптомов может привести к множеству других проблем со здоровьем. Здоровье должно быть вашим главным приоритетом.

Найдите эмоциональную поддержку и подтверждение

Когда имеет место издевательство, цель часто обвиняется в том, что у нее есть проблема или она сама является проблемой.Постоянная критика, слухи, ложь и сплетни могут взять свое, оставив вас чувствовать себя одиноким, изолированным и безнадежным. Но помните, что вы не одиноки.

На самом деле издевательства на рабочем месте — широко распространенная проблема, которая затрагивает рабочих каждый день. Исследования показывают, что около 11% рабочих подвергаются издевательствам на рабочем месте.

Подумайте о том, чтобы найти группу поддержки в вашем районе или создать свою собственную. Найдите подтверждение тому, что вы испытали, и признайте, что с вами все в порядке.Чтобы снова повысить самооценку и общую уверенность в себе, потребуется немало усилий, но это можно сделать.

Узнайте о издевательствах на рабочем месте

Если вас смущает то, что с вами произошло, прочитайте все, что можно, о издевательствах на рабочем месте. Хотя читать об этой проблеме может быть болезненно, в конечном итоге это поможет вам смириться с тем, что с вами произошло. Более того, информация о буллинге подготовит вас к будущим столкновениям. Некоторые объекты издевательств на рабочем месте даже становятся защитниками или руководителями групп для других, страдающих от рук хулиганов на рабочем месте.

Измените ваше восприятие опыта

Часто люди, над которыми издевались, развивают очень узкий взгляд на жизнь, потому что издевательства, которые они пережили, поглощают каждую их мысль. Подумайте о вещах, отличных от того, через что вы прошли, о вещах, которые имеют значение или цель в вашей жизни.

У позитивного мышления есть множество преимуществ. Если вам не удается сделать это самостоятельно, консультант может помочь вам перенаправить ваши мыслительные процессы.Более того, изо всех сил старайтесь не чувствовать себя виноватым из-за того, как вы столкнулись с хулиганом или за время, которое вам потребовалось, чтобы принять меры. Это в прошлом. Оставь их там.

Найти завершение и новое начало

Часть процесса исцеления — это возможность оставить прошлое позади и отстраниться от пережитой травмы. Иногда нахождение этого закрытия связано с изменением работы или карьеры. Но вам также необходимо понять, что ваша личность связана не только с работой.Откройте для себя заново, кто вы есть. Развивайте новые интересы, новые увлечения, новые цели и новые мечты.

Не позволяйте себе думать о том, что с вами случилось. Вместо этого найдите здоровый способ сместить фокус и оставить прошлое позади.

Слово Verywell

Помните, что то, что с вами случилось, было несправедливо, но это не должно определять вас. Избавьтесь от любого побуждения думать о жертве. Да, вы стали жертвой, но вы больше, чем то, что с вами случилось.Найдите время, чтобы заново открыть для себя, кто вы на самом деле не тот, кем вас назвал хулиган. Вам также следует избегать обвинений в том, что над вами издеваются. Это не твоя вина. Это был выбор хулигана. И самое главное береги себя. Обращая внимание на то, что вам нужно, чтобы чувствовать себя здоровым, вы будете на пути к исцелению от издевательств на рабочем месте.

Ваше полное руководство по борьбе с хулиганами на рабочем месте

Прощай, хулиган! Увидимся никогда, подлые девчонки из старшей школы! Привет… хулиган на рабочем месте? О нет.

К сожалению, издевательства — не из тех вещей, которые можно оставить позади, когда вы станете взрослыми, как неуклюжие фотографии из ежегодника и (обычно) подтяжки. В офисах тоже могут быть хулиганы. На самом деле они встречаются чаще, чем вы думаете. В ходе общенационального опроса, проведенного Институтом издевательств на рабочем месте, было обнаружено, что 19% взрослых заявили, что они лично подвергались издевательствам на работе, а еще 19% заявили, что видели, как это происходило с кем-то другим.

«Это похоже на сексуальные домогательства — незваные, незаслуженные, необоснованные», — говорит Гэри Нэми, социальный психолог, соучредитель и директор WBI.Он и его жена, Рут Нами, клинический психолог, основали WBI после того, как она испытала издевательства со стороны коллеги в психиатрической клинике (да, это верно, хулиган был другим специалистом в области психического здоровья).

Это похоже на сексуальные домогательства — незваные, незаслуженные, необоснованные.

Гэри Нэми

Издевательства на работе могут нанести вред как вашему психическому, так и физическому здоровью — с потенциальными последствиями, включая сильный стресс, беспокойство, депрессию, травмы, высокое кровяное давление, желудочно-кишечные проблемы и многое другое.

«Это действительно очень разрушительно. Это создает место, где вы просто всегда боитесь и не можете быть собой », — говорит Кэтрин Маттис Зундель, генеральный директор Civility Partners, которая специализируется на устранении токсичных условий работы и обучении людей, которые запугивают. «Люди злятся и сбиты с толку и каждый день озабочены своей работой — сегодня меня уволят?» она добавляет. «Так жить нельзя».

Мы рассмотрим, что на самом деле запугивание на рабочем месте такое , как оно выглядит и как с этим бороться.Потому что ваше благополучие на первом месте.

Запугивание на рабочем месте, определение

Согласно WBI, запугивание — это «повторяющееся, наносящее вред здоровью обращение с одним или несколькими лицами (объектами) одним или несколькими преступниками». Оскорбительное поведение, включая словесные оскорбления, является устрашающим, угрожающим или унизительным по отношению к жертве. Это может повлиять и часто влияет на способность цели выполнять свою работу.

Цундель подчеркивает, что издевательства на рабочем месте выходят далеко за рамки незначительного нарушения работы или небольшого раздражения.Скорее, «это создает психологический дисбаланс сил между человеком, совершающим издевательства, и его целью или объектами, до такой степени, что у этого человека на принимающей стороне развивается [] чувство беспомощности».

И, к сожалению, в отличие от преследований, издевательства не являются незаконными. Какая разница? Преследование — в том числе такое, когда кто-то или кто-то создает враждебную рабочую среду, — зависит от жестокого обращения на основе защищаемого класса, такого как пол, раса, религия или национальное происхождение.Если плохое поведение не связано с одним из них, оно может быть токсичным и душераздирающим, но это не противоречит закону.

Четыре типа хулиганов на рабочем месте

Согласно исследованию Всемирного банка, большинство (61%) хулиганов на рабочем месте являются начальниками. Но это также означает, что более трети — это , а не менеджеров, а скорее коллеги или даже сотрудники более низкого уровня. Короче говоря, издевательства могут исходить из любого направления организационной структуры и принимать разные формы. Вот четыре типа хулиганов, с которыми вы можете столкнуться, и их поведение (и имейте в виду, что один хулиган может использовать несколько тактик):

1.Кричащая Мими (Подумайте: агрессивное общение)

Что вам приходит в голову, когда вы представляете себе хулигана? Если это стереотипный крик, проклятия, злой скупердяй, то вы думаете о том, что Намиэ называет «Кричащей Мими». Этот тип хулиганов имеет тенденцию устраивать публичные сцены и вселять страх не только в свою цель, но и во всех своих коллег, которые, по понятным причинам, могут бояться высказаться из-за страха стать следующей целью из .

Агрессивное общение может включать не только крики, рассылку гневных писем и другие словесные формы враждебности, но также использование агрессивного языка тела.Например, один клиент, с которым работал Цундель, часто принимал своего рода позу власти на собраниях сотрудников, ставя ноги на стол и откинувшись назад, прежде чем начать длинные тирады о том, почему чья-то идея не сработает.

2. Постоянный критик (Подумайте: оскорбление и унижение)

Когда Лейн (которая попросила использовать ее второе имя для этой статьи) нашла работу в некоммерческой организации с миссией, в которую она действительно верила, она подумала, что это будет отличный концерт. Но затем ее босс, который часто путешествовал, начал издалека критиковать каждую мелочь, которую она делала, — до такой степени, что пренебрежительные письма были почти единственным видом общения, которое она получала от него.Он не только регулярно отчитывал ее, когда она совершала ошибку — или когда он произвольно решал, что она потерпела неудачу, — но также следил за тем, чтобы она никогда не признавала свои успехи.

Она начала работать все дольше и дольше, но «чем больше я работал, тем хуже я был по его словам … Все, что я делал, было неправильно», — говорит Лайне. Он сказал ей, что «каждая команда так же хороша, как и ее самое слабое звено, а вы — самое слабое звено». Долгое время она ему верила.

По его словам, чем больше я работал, тем хуже я был.Все, что я делал, было неправильно. [Он сказал мне], что каждая команда настолько же хороша, насколько и ее самое слабое звено, а вы — самое слабое звено.

Laine

Намие называет такого типа хулиганов «Постоянным критиком». Они могут не кричать вам в лицо или перед другими людьми, но они будут унижать вас настолько регулярно, что вы начинаете сомневаться в своих способностях и изматывать вас настолько, что качество вашей работы может объективно пострадать. Лайн, например, настолько испугалась того, что будет написано в следующем электронном письме, что перестала проверять, и ее эффективность снизилась и по другим причинам.В конечном итоге ее уволили.

Хулиган может унизить вас один на один или публично, указав на ваши ошибки, поставив себе в заслугу вашу работу, оставив вас в стороне, социально изолировав вас или даже подшутив над вами, — говорит Зундель.

3. Привратник (подумайте: манипулирование и удержание ресурсов)

Одним из самых неприятных аспектов опыта Лайн было то, что ее начальник регулярно критиковал ее за то, что она делает что-то неправильно или иначе, когда он вообще никогда не давал ей инструкций.В некоторых случаях он злился на то, что она не выполняла задачи, которые он никогда не говорил ей выполнять.

Некоторые хулиганы манипулируют своими целями и удерживают ресурсы — будь то инструкции, информация, время или помощь от других — настраивая вас на провал. Они могут рассказать вам только о трех этапах процесса, когда их на самом деле пять, говорит Зундель, или навалить на вас столько работы, что у вас нет разумного способа завершить ее к сроку. Они могут дать вам плохую оценку эффективности, когда ваша работа на самом деле не такая уж плохая, или наказать вас за опоздание на одну минуту на встречу (когда опоздавшие не сталкиваются с какими-либо последствиями).

Привратник, указывает Намие, также может быть коллегой или подчиненным, если они «забывают» пригласить вас на важный звонок или передают соответствующие детали, которые помешают вам выполнять свою работу.

4. Двуглавый змей (подумайте: вмешательство из-за кулис)

Один из самых сложных видов хулиганов для обнаружения — и, следовательно, борьбы — это тот, кто притворяется вашим другом и защитником, подрывая ты за твоей спиной. «Они контролируют вашу репутацию в глазах других.Они рвут вас в клочья », — говорит Намиэ, называя вас« ненадежным, неквалифицированным, не-то-не-то. В то время как тебе в лицо они твои друзья ».

Возможно, в конце концов вы узнаете, если кто-то снизит ваш рейтинг и даст вам советы, но часто хулиган просит людей сохранять конфиденциальность своих замечаний. Само собой разумеется, что трудно бороться с тем, что происходит, о чем вы даже не подозреваете.

Почему хулиганы на рабочем месте уходят с этим

Хулиганы часто бывают высокими исполнителями. Это может быть лучший продавец, заключающий огромные сделки на миллионы, или блестящий инженер, который всегда придумывает эффективные решения, или маркетолог, которому удалось удвоить посещаемость сайта.Как бы то ни было, они приносят пользу компании, а это значит, что у компании есть стимул поддерживать их (и довольны).

Некоторые хулиганы также работают, чтобы снискать расположение к своему начальству (и, возможно, к своим сверстникам тоже), даже когда они оскорбляют одного или нескольких людей, которых они контролируют или с которыми работают. Сложите все это вместе, и вместо того, чтобы нести ответственность за свое агрессивное поведение, они могут быть вознаграждены похвалой, повышением или повышением в должности — и вас может еще больше напугать перспектива бросить тень на такую ​​звезду.

Если бы рабочая среда не давала зеленый свет, давая лицензию на необузданное жестокое обращение, издевательства не было бы.

Гэри Нами

Суть в том, что хулиганам сходит с рук свое поведение в основном из-за компании и культуры, которую она поддерживает. «Мы хотим взглянуть на личности преступников и сказать, что это все объясняет. Нет, это не так. Что на самом деле объясняет, так это рабочая среда, которая предоставила возможности », — говорит Намиэ, которая позволила этим людям сначала получить работу, а затем безнаказанно издеваться над ними.«Если бы рабочая среда не давала зеленый свет, давая лицензию на необузданное жестокое обращение, издевательства не было бы».

7 способов справиться с хулиганом на рабочем месте

Выяснить, как бороться с издевательствами, может быть непросто. Поэтому мы спросили экспертов, чем вы можете помочь себе.

1. Говорите заранее.«Лучшее, что вы можете сделать для себя, — это в тот момент, когда кто-то плохо с вами обращается, вы сразу же заговорите и подавите это, потому что всем нравится путь наименьшего сопротивления, верно?» Зундель говорит. Она предлагает несколько вариантов:

  • Привлечь внимание к их ценностям: Попробуйте «Я знаю, что вы действительно заботитесь о том, чтобы все чувствовали себя ценными, и когда вы делаете X, это подрывает это намерение. Может быть, мы могли бы попробовать Y в будущем? »
  • Объясните, почему это проблема: Попробуйте: «Я замечаю вас X, и когда вы это делаете, нам трудно создавать командную среду.
  • Чаще произносите их имя: Попробуйте «Джим, я слышу, что ты говоришь, но Джим, мне нужно, чтобы ты прекратил делать X. Я отношусь к тебе с уважением, Джим, и мне нужно, чтобы ты сделал то же самое. ”

И не забывайте свой язык тела. «Встаньте прямо, руки по бокам, нос вверх», — подчеркивает Зундель. «Если вы нервничаете из-за того, что встанете, это будет видно насквозь со скрещенными руками, согнутыми плечами и взглядом вниз»

Плохая новость в том, что если вы откажетесь от издевательств и позволите им продолжаться на ранних стадиях, ситуация только ухудшится.«Часто люди отпускают, отпускают и отпускают, — говорит Зундель. И когда они поймут, что над ними издеваются, может быть уже слишком поздно. После того, как этот дисбаланс мощности зафиксирован, цель может стать практически невозможной.

Другими словами, если вы наберетесь смелости высказаться после нескольких месяцев издевательств, жестокое обращение не просто прекратится, а даже усилится. Так что, если вы так далеко продвинулись по пути, возможно, вам лучше выбрать другой подход.

2. Задокументируйте злоупотребления

и Ваши действия

Если вам потребовалось некоторое время, чтобы осознать всю серьезность того, что с вами происходило, и вы чувствуете, что упустили свой шанс быстро отреагировать, начните документировать.

«Ведите дневник о том, кто, что, когда, где и почему происходит», — говорит Зундель. «Если вы находитесь на собрании персонала и происходит издевательство, то вернитесь к своему столу и запишите, кто еще был на собрании персонала, что было сказано, почему это было сказано, и постарайтесь просто указать как можно больше подробностей. Вы можете обрисовать некоторые факты ситуации.«Если вы решите пожаловаться на хулигана позже, вы захотите привести конкретные примеры поведения, которое вы описываете.

Кроме того, начните хранить все электронные письма или другие доказательства, подтверждающие вашу версию истории. Например, если ваш начальник критикует вашу работу, соберите документацию, демонстрирующую поддающиеся количественной оценке результаты проектов, над которыми вы работаете, а также любые письма с похвалой, которые вы получили от других заинтересованных сторон.

3. Заботьтесь о себе вне работы

Издевательства могут нанести вам огромный вред как в офисе, так и за его пределами.Но можно попытаться уравновесить разрушительные влияния положительными.

«Если вы можете, присоединяйтесь к некоторым вещам, происходящим вне работы, которые заставят вас чувствовать себя хорошо», — говорит Зундель. «Присоединяйтесь к команде по софтболу, займитесь йогой или любыми другими вещами, которые делают вас счастливыми». Проводите время с друзьями и семьей и полагайтесь на них для поддержки, но помните, что постоянное высказывание о своих рабочих проблемах может ухудшить ваши отношения.

Если можете, присоединяйтесь к тому, что происходит вне работы, что поможет вам чувствовать себя хорошо.Присоединяйтесь к команде по софтболу, займитесь йогой или любыми другими вещами, которые делают вас счастливыми.

Кэтрин Маттис Зундель

Также подумайте о том, чтобы обратиться за профессиональной помощью к терапевту или консультанту. Намиэ предлагает попробовать найти кого-нибудь, кто понимает травму. (Вы можете просто позвонить и спросить: «Есть ли у вас опытные специалисты по консультированию с учетом травм?» Или «Вы практикуете консультирование с учетом травм?» Если ответ «Нет» или «Что это?», Позвоните кому-нибудь еще. )

4. Есть ли у вас исследование

Есть ли у вашей компании политика в отношении запугивания, жестокого обращения, словесных оскорблений и т.п. Поскольку издевательства не являются незаконными, у многих компаний нет официальной политики против них.Но стоит потратить время на то, чтобы проверить свое руководство для сотрудников или любой другой документ, в котором излагаются ценности и ожидания организации. Это может только укрепить ваши аргументы, если вы сможете указать на этот язык, если решите подать жалобу.

В то же время рассмотрите возможность обращения за юридической консультацией, чтобы подтвердить, может ли ваша ситуация квалифицироваться как преследование или иным образом предлагать какие-либо средства правовой защиты. Нами рекомендует «нанять» адвоката по трудоустройству, который на полчаса или час работает с истцами по делам о домогательствах и дискриминации и рассказывает краткую версию вашей истории, чтобы понять, какие у вас есть варианты.(См. Подробные советы WBI по поиску адвоката здесь.) Некоторые юристы проводят бесплатные консультации, но другие могут взимать почасовую плату, которая может составлять от 75 до сотен долларов.

5. Поговорите со своим менеджером (или с кем-нибудь еще, если ваш босс

хулиган)

Если вы предприняли несколько попыток справиться с ситуацией и ничего не достигли, Зундель рекомендует поговорить с вашим менеджером ( при условии, конечно, что они не хулиганы). «Вы можете сказать:« Вот что происходит.Я пробовала эти три вещи, ни одна из них не сработала, поэтому я здесь, в вашем офисе », — рекомендует она. «Это намного лучше, чем« Этот человек издевается надо мной. Можете ли вы мне помочь? »

Если проблема связана с вашим начальником, подумайте, достаточно ли вы доверяете одному из их коллег-менеджеров или кому-то выше их, чтобы обратиться к нему за советом. Ключевым моментом здесь является оценка вашей конкретной ситуации и попытка оценить отношения внутри вашей компании. Например, было бы неразумно обращаться к человеку, который нанял вашего хулигана или работал с ним на предыдущей работе.И вы определенно не станете обращаться к их лучшему другу по работе или к кому-то из их родственников (в случае семейной компании). Потому что, если вы это сделаете, и это вернется к хулигану, это может сделать еще хуже.

6. Поговорите с отделом кадров или с кем-нибудь из руководителей

Прежде чем вы сделаете какие-либо шаги, чтобы поговорить с отделом кадров или кем-то из группы C, вам нужно сделать несколько вещей.

Сначала решите, с кем поговорить. Намие не сторонник обращения с жалобой в отдел кадров и предлагает найти высокопоставленного сотрудника, к которому, по вашему мнению, вы можете обратиться с «планом экономии денег» (подробнее об этом через секунду).Зундель добавляет, что решение о том, идти ли в отдел кадров, зависит от того, с каким типом кадрового персонала вы имеете дело. «Один тип кадровиков действительно сосредоточен на соблюдении правил, а другой — на культуре и людях», — говорит она. У вас могут быть проблемы с первым, но если вы думаете, что у вас есть второе, «им не нужна корпоративная политика, чтобы помочь вам».

Во-вторых, подумайте о том, как вы можете представить экономическое обоснование, а не личную просьбу, независимо от того, к кому вы решите обратиться.Нами рекомендует буквально подсчитать, что обидчик может обойтись компании с точки зрения текучести кадров, прогулов, потери производительности и т. Д. (Здесь у него даже есть пошаговые инструкции). Ваша документация также может помочь на этом этапе, потому что вы сможете привести конкретные примеры потраченного впустую времени и потерянных ресурсов.

Наконец, подумайте, чего вы хотите. «Вы просто хотите, чтобы они знали, или вам нужна их помощь? Вы хотите, чтобы этого человека перевели? Что вам нужно от HR? » — говорит Зундель, которая в своей книге « Back Off!» предоставляет рабочий лист, который поможет вам подготовиться. Пипец Руководство по прекращению издевательств на работе .«А что вы будете делать, если не получите то, что ищете?» Если ответ, что ты уйдешь, ничего страшного. В конечном итоге, по ее словам, «ваше достоинство, самоуважение и психологическое благополучие намного важнее, чем получаемая вами зарплата».

7. Ищите новую работу

Реальность такова, что большинство случаев запугивания (77% согласно опросу WBI) заканчиваются тем, что цель бросает работу, будь то из-за того, что они устали и уволились, или их уволили (иногда потому что, как и Laine, их работа сильно пострадала от стресса от длительного насилия).

Так что в ваших интересах начать поиск работы как можно скорее, особенно если у вашей компании нет политики или культуры, которым вы доверяете, чтобы быстро и решительно подавить издевательства. Даже если вы используете некоторые другие варианты до того, как действительно решите уйти — например, поговорив с HR, — это может помочь иметь предложение или, по крайней мере, выстроить в очередь потенциальных клиентов на случай, если что-то пойдет не так.

Что делать, если вы видите, что кто-то еще подвергается издевательствам

Вам не нужно быть хулиганом или целью, чтобы запутаться в издевательствах.«Если вы видите это, вы знаете, что это происходит, и вы ничего не делаете, вы даете разрешение этому человеку действовать таким образом своим молчанием», — говорит Зундель.

Если вы чувствуете себя комфортно в данный момент, сделайте это. Зундель предлагает что-нибудь простое, например: «Эй, что происходит? Давайте не будем так разговаривать друг с другом ».

Если вы это видите, вы знаете, что это происходит, и ничего не делаете, вы даете разрешение этому человеку действовать таким образом своим молчанием.

Кэтрин Маттис Зундель

Во время обучения свидетелей Зундель также учит людей «формулировать проблему, определять последствия и предлагать решение». Так, например, если кто-то кричит на собрании, вы можете сказать: «Привет, [имя], я заметил, что ты кричишь. Когда вы повышаете голос, собрания не воспринимаются как совместные, и это мешает идеям. Возможно, продвигаясь вперед, мы все сможем договориться о том, чтобы не слышать голоса, чтобы пройти через процесс мозгового штурма.«Если вы сделаете это на глазах у всех одновременно, вам будет безопаснее высказаться, и это даст другим возможность последовать вашему примеру.

Вы также можете тихо, не превращая это в бушующий парад сплетен, спросить других своих коллег, заметили ли они что-то, и согласиться объединить усилия. Это может означать, что вы все обязуетесь в тот момент, когда это случается, бросать вызов агрессивному поведению или по очереди обращаться в отдел кадров, чтобы поделиться своими опасениями.

Если хулиган является коллегой-менеджером или подчиненным, вы можете отвести его в сторону и попытаться вразумить его, — говорит Намиэ, которая считает, что такой неформальный коучинг более эффективен, чем формальная жалоба.Тем не менее, может быть трудно убедить хулигана остановиться, если у компании нет политики против такого поведения.

Как избежать хулиганов в будущих вакансиях

Последнее, что вы хотите сделать, — это наконец-то сбежать от хулигана только для того, чтобы столкнуться с другим на следующей работе. С этой целью Зундель рекомендует во время будущих собеседований задавать несколько типов вопросов, которые помогут вам оценить, есть ли у вашего будущего босса история издевательств и выдержит ли корпоративная культура любые издевательства, если они возникнут.

  • Какой менеджер должен нравиться мне? Спросите на экране телефона, не с кем-нибудь, кроме вашего будущего начальника. Если ответ будет: «О, черт возьми, они замечательные. Их все любят », — говорит Зундель, и это должно быть обнадеживающим знаком. Но если вы чувствуете некоторую нерешительность, а затем получаете что-то вроде: «Ну, вы знаете, он хороший, такие люди, как он, он здесь давно», то это может быть красным флажком.
  • Каков ваш стратегический план в отношении корпоративной культуры? Как вы управляете культурой организации? Если им нечего сказать в ответ, чтобы рассказать вам об активных шагах, которые они предпринимают для развития своей культуры, это может быть не очень хорошим знаком.
  • Как вы придерживаетесь своих основных ценностей? Как они здесь проявляются в работе? Вы регулярно о них говорите? Если они не могут много говорить об этом — или, что еще хуже, действительно не знают, каковы основные ценности — опять же, не лучший знак.
  • Кто здесь корпоративные герои? Кто такие звездные люди и почему они такие звездные люди? Эти вопросы раскрывают суть того, что движет компанией. «Попытайтесь понять, кто знаменит и почему», — говорит Зундель.«Ты бы хотел быть в таком месте?»

Ваши дни в офисе не должны быть наполнены агрессивным общением, унижением и манипуляциями. Если да, то сначала помните, что это не ваша вина. А затем примите все возможные меры, чтобы позаботиться о себе и навсегда оставить этого хулигана в прошлом.

Узнайте, как восстановить свою жизнь после издевательств

Нет никаких сомнений в том, что стать жертвой издевательств тяжело. Но после издевательств есть жизнь.Вам просто нужно не торопиться и заново открыть для себя, кто вы есть. Легко поверить, что хулиганы лгут вам о том, что вы уродливы, глупы или толсты. Вы должны отвергнуть их и научиться ценить все, что делает вас собой. Вот шаги, чтобы научиться снова быть собой.

Признайте, что ваши чувства являются нормальной реакцией на ненормальные обстоятельства

Даже если вам может казаться, что ваша жизнь вышла из-под контроля или что вы «сходите с ума», это нормальная реакция на стресс, причиняемый вам издевательствами.Примите то, что это нормально, но поставьте перед собой цель преодолеть эти чувства с помощью здоровых мыслей и чувств.

Говорите о своих мыслях, чувствах и реакциях с людьми, которым доверяете

Это включает в себя разговор с вашими родителями, друзьями, учителями, религиозными лидерами и консультантами — со всеми, кто поддержит вас и выслушает, не осуждая. Не изолируйте себя и не пытайтесь сдерживать свои чувства. Это не здорово.

Также может быть полезно поговорить с профессиональным консультантом.Ваш врач может дать рекомендации консультанта.

Создайте пространство, где вы можете чувствовать себя в безопасности и умиротворении

Например, вы можете создать небольшое пространство в своей комнате с удобными подушками, прохладным ковриком и небольшим светом, где вы сможете расслабиться и расслабиться. Слушайте успокаивающую музыку, читайте в этой области или пишите в дневнике. Дело в том, что у вас есть место, свободное от технологий и внешнего мира, где вы можете расслабиться и почувствовать себя в безопасности.

Помните, что вы восстанавливаетесь после травмы

Точно так же, как если бы вы пережили болезнь, позаботьтесь о своем теле.Достаточно времени для отдыха. Ешьте полноценную пищу и занимайтесь спортом. Все это поможет вам выздороветь в той же мере, в какой это возможно.

Возобновите свою обычную деятельность и распорядок

Не прекращайте заниматься любимым делом только потому, что над вами издевались. Это то, чего хочет хулиган — иметь власть над вашей жизнью. Убедитесь, что вы продолжаете заниматься тем, что вам нравится и заставляет вас чувствовать себя хорошо, кто вы есть. Не позволяйте хулигану забрать это у вас.

Стать самозащитником

Если вы еще этого не сделали, обязательно сообщите об издевательствах в соответствующие органы.Кроме того, если вам что-то нужно, чтобы двигаться дальше, скажите об этом и попросите об этом. Навыки самоадвокации — важная часть исцеления, но они также помогают повысить самооценку и помочь вам снова взять под контроль свою жизнь.

Развивайте осведомленность о своих эмоциональных триггерах

Когда над вами жестоко издеваются, нередко возникает легкое беспокойство в желудке из-за того, что появляется без видимой причины. На самом деле происходит то, что вы что-то видели, что-то учуяли или пробовали что-то, что напомнило вам об издевательствах, которые вы пережили.Не пугайтесь. Но вместо этого отметьте в уме, что заставляет эти чувства снова возникать. А когда они все же возникают, это может помочь начать позитивный разговор с самим собой или переосмыслить свое мышление, чтобы вы не испытали травму от издевательств снова и снова.

Избегайте мыслей о жертвах

Позволяя себе размышлять о том, что с вами произошло, переживая это снова и снова, вы удерживаетесь в режиме жертвы, а не в режиме победителя. Помните, вам не нужно забывать, что с вами произошло, но не позволяйте этому контролировать вас или монополизировать ваши мысли.Вы должны позволить прошлому остаться в прошлом.

Найдите более глубокий смысл в том, что с вами произошло

Хотя это правда, что вас преследовал хулиган, это не определяет, кем вы являетесь. Вместо этого попытайтесь узнать, что вы узнали о себе в процессе. Например, вы сильнее, чем думали? Вы более устойчивы? Вы научились быть более напористыми? Записывайте свои мысли и идеи в дневник. Никогда не знаешь, возможно, однажды ты сможешь использовать эти идеи, чтобы помочь кому-то другому.

Будьте терпеливы

Помните, что исцеление требует времени. У выздоровления бывают взлеты и падения. У вас будут хорошие дни, и у вас будут плохие дни. Но помните, нужно работать над настойчивостью и стойкостью. И, в конце концов, вы станете более сильной и мудрой версией самого себя. У вас есть возможность учиться и расти способами, о которых вы, возможно, не думали, если бы издевательства никогда не происходили.

Что делать, если над вами издеваются на работе | The Independent

Спикер Палаты общин Джон Беркоу среди различных высокопоставленных депутатов парламента был обвинен в издевательствах над младшим персоналом в парламенте, и наконец внимание привлекли издевательства на рабочем месте.

«Культура страха» существует во многих отраслях, и издевательства, конечно же, не ограничиваются школьными площадками.

Кричать на коллег недопустимо ни в одной рабочей среде, и к этому нельзя относиться легкомысленно: издевательства могут вызвать у жертвы чувство страха, страха и даже страдания от посттравматического стрессового расстройства.

Если на работе вас издевается над кем-то более старшим, чем вы, может быть трудно понять, как с этим справиться, чтобы не подвергать вашу работу риску, но крайне важно не страдать в молчании и есть способы эффективно решить проблему.

Что такое издевательства на рабочем месте?

По словам дипломированного психолога и автора книги Освободитесь от издевательств на рабочем месте: станьте защищенным от хулиганов и восстановите контроль над своей жизнью Ариан Оад, существует три основных способа проявления издевательств на рабочем месте:

  • Единичные, частые или повторяющиеся личные нападки, которые вы считаете эмоционально травмирующими или вредными с профессиональной точки зрения.
  • Умышленная попытка хулигана подорвать вашу способность выполнять свою работу, нанести ущерб вашей репутации или подорвать вашу самооценку и уверенность в себе.
  • Умышленная попытка хулигана лишить вас личной власти и оставить эту власть себе.

(Личная власть означает ваше право выбирать для себя, как вы себя вести.)

Рекомендуется

Оад говорит, что для того, чтобы инцидент или агрессия были классифицированы как издевательства на рабочем месте, все три из вышеперечисленных должны присутствовать на в то же время.

«Я думаю, что это правда, независимо от того, является ли агрессия скрытой или косвенной — например, хулиган решает тихо оклеветать вас за вашей спиной в попытке подорвать вашу репутацию — или прямо и очевидно — например, гневная словесная атака, организованная против вас. хулиганом во время индивидуальной встречи или группового собрания », — говорит она.

Информационный бюллетень INDY / LIFE
Вдохновляйтесь последними тенденциями образа жизни каждую неделю

Информационный бюллетень INDY / LIFE
Вдохновляйтесь последними тенденциями образа жизни каждую неделю

Некоторые менеджеры могут попытаться оправдать запугивание «Столкновение личностей» или просто чей-то стиль руководства, но это не нормально.

Что делать, если над вами издеваются на работе

Ловушки, которых следует избегать

Когда на вас нападает хулиган, многие люди по умолчанию реагируют на это, чтобы как можно скорее закончить встречу возможный.

«Такой подход приводит к тому, что они практически не оказывают сопротивления хулиганам и часто мотивируются страхом, что столкновение с издевательствами приведет к эскалации ситуации», — сказал Оад The Independent .

Как бы это ни было понятно, такая реакция облегчает хулигану возможность атаковать снова в будущем.

Основные навыки защиты от хулиганов

Оуд считает, что очень важно справиться со случаем запугивания во время нападения.Это, конечно, нервно, но может помочь цели сохранить контроль и вернуть проблему к хулигану, демонстрируя при этом, что цель отвечает за то, как она действует под давлением.

«Как только цель демонстрирует, что она отвечает за то, что она говорит или делает, даже в незначительной степени, развивающаяся динамика запугивания меняется в ее пользу, иногда достаточно для этого столкновения, иногда достаточно, чтобы полностью остановить издевательства, — объясняет Оаде.

Что делать во время нападения: умственные способности

Запугивание на рабочем месте — это сила, и именно так устанавливается динамика травли.Однако, если вы покажете хулигану, что вы способны справиться с издевательским поведением прямо и просто, вы можете изменить динамику в свою пользу, что затруднит дальнейшее преследование хулиганом.

Рекомендуется

Определите, чего пытается добиться хулиган. «Опытный хулиган использует определенное поведение, которое, по его мнению, поставит цель на задний план, сохранит контроль над взаимодействием и создаст динамику запугивания между ними двумя», — объясняет Оад.Но вам нужно понимать, что в момент нападения у вас гораздо больше влияния, чем вы думаете.

Также важно отметить, что большая часть того, что говорит хулиган, не соответствует действительности. «Большинство запугивающих высказываний действительно содержат элемент правды, но только элемент, обернутый тканью лжи, клеветы и обмана», — объясняет Оуд. Вам не нужно защищаться или оправдывать свои действия — возложите проблемы на обидчика и заставьте его отвечать за то, что он только что сказал.

Что делать во время нападения: поведенческие навыки

Вам может быть интересно, что Оаде имеет в виду, говоря «вернуть проблемы хулигану».По сути, это означает противодействие запугивающим высказываниям (которые, скорее всего, будут неточными или клеветническими обвинениями в отношении вашей работы, характера или обязательств), отвлекая внимание от вас и направив его на хулигана, попросив их оправдать то, что они сказали.

«Возвращение проблем к хулиганам демонстрирует им, что их запугивание не сделало цель достаточно уязвимой, чтобы они не могли справиться с ситуацией; и это требует, чтобы хулиган оправдывал свои реплики — это непросто сделать, если травля состоит в основном из лжи, намеков и искажения фактов », — объясняет Оад.

Рекомендуется

Вот как это может работать на практике: хулиган допустил существенную ошибку, обращаясь с ключевым клиентом на встрече. На следующий день он поворачивается к своей жертве во время собрания команды, оборачиваясь к ней со словами: «Вы бросили нас прямо в нее на вчерашней встрече!» Первоначально цель бросается на то, чтобы быть козлом отпущения, поскольку она знает, что не говорила на данной встрече.

Но она восстанавливает самообладание и настораживает хулигана, говоря: «Как мы оба знаем, я не выступал на собрании, о котором вы говорите.Вы все говорили. Я понял то, что вы сказали только что, означало, что вы пытались обвинить меня, что не может быть правильным. Так что беги снова мимо меня. Что ты только что сказал?»

Самое главное — сказать или сделать что-нибудь, пусть даже незначительное. Чтобы противостоять хулигану, требуется смелость, и это легче сказать, чем сделать, но Оуд считает, что всегда есть что сказать или сделать во время нападения.

. атака изменяет энергию между целью и хулиганом и изменяет развивающуюся динамику запугивания в пользу цели », — объясняет Оад.

Встаньте прямо, отведите плечи назад и говорите четко и твердо. Используя более напористый язык тела, вы почувствуете себя лучше, а также подадите сильный сигнал обидчику.

«Поскольку многие хулиганы ищут признаки замешательства или беспокойства, которые они могут использовать, эта форма защиты от хулиганов позволяет жертвам не казаться уязвимыми, даже когда они чувствуют это», — говорит Оад.

Что делать, если издевательства продолжаются

Запугивание само по себе не является незаконным, но если ваш коллега запугал или оскорбил вас, оно может подвергнуться преследованию, что является незаконным в соответствии с Законом о равенстве 2010 года.

LEAVE A RESPONSE

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *