Трикотажная одежда для дома и отдыха для мужчин и женщин, в интернет магазине Ирис — домашний трикотаж!

Домашний трикотаж от производителя в Иваново, в интернет-магазине «Ирис — домашний трикотаж» Трикотаж дешево, купить ночные сорочки, купить туники, купить трикотаж

Красота

Красота и любовь: Любовь и красота — Стихи, картинки и любовь…

Содержание

Не красота вызывает любовь, а любовь заставляет нас видеть красоту ▷ Socratify.Net

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Долг заставляет нас делать вещи хорошо, но любовь заставляет нас делать их прекрасными.

Зиг Зиглар (100+)

Красота есть во всем, но не всем дано это видеть.

Конфуций (100+)

Любовь заставляет нас забыть разницу между добром и злом.

Отчаянные домохозяйки (100+)

Красота нужна на свадьбе, а любовь — повседневно.

Персидские пословицы и поговорки (100+)

Оглянитесь!!! Любовь есть повсюду. ..
А мы умудряемся видеть только зло и суету.

Константин Пи (50+)

Любовь – это ловушка. Когда она появляется, мы можем видеть только её свет, но не тень.

Пауло Коэльо (100+)

Любовь не спрашивает мнения разума, но обычно заставляет его платить.

Александр Лешек Кумор (100+)

Все женщины прелестны, а красоту им придает любовь мужчин.

Александр Сергеевич Пушкин (100+)

Океан как любовь. Надо обязательно нырнуть, чтобы почувствовать эту красоту. Прежним уже не выплывешь.

Когда я вернусь, будь дома (Эльчин Сафарли) (30+)

Каждый человек достоин счастья. У некоторых счастье — это рождение ребёнка, или взаимная любовь, а у некоторых, просто видеть маму и папу, или даже больше: просто что-нибудь видеть.

Франсуа де Ларошфуко (100+)

Любовь и красота

Взаимная спонтанная фетишизация индивидуальных атрибутов мужчины и женщины — одна из форм оценочного, идеализированного восприятия объекта интимных чувств. Другой, близкой по своему значению формой является взаимная эстетизация отношений и свойств обоих влюбленных. Эта глубоко интимная психическая деятельность, «расширяющая» собственное «я», постигающая внешний мир предметов, выражает с помощью фантазии преобразование объекта влечений по законам красоты, определенное развитие поведенческой ориентации человека, выявляет важный компонент его индивидуальной ценностной системы.

Эстетизация и фетишизация имеют много сходного, близкого в пределах их внутренней специфики. Общим является аксиологическое пересоздание, «достраивание» действительности, ее идеализация с помощью абстракции и фантазии. Но эти формы освоения человеком внешнего, предметного мира имеют и весьма существенные различия.

Объективно фетишизация относится к чему-то вещественному в природной среде или человеческом обществе. Она придает определенным предметам действительности не присущие их бытию высшие (иногда сверхъестественные) атрибуты. Фетишизация выражает господство предметов, вещественных атрибутов бытия над сознанием человека, над его волей, над его внутренними побуждениями. Она обыкновенно связана с той или иной формой идолопоклонства.

Эстетизация всегда направлена на восприятие сущности человека. Она идеализирует в соответствии с законами красоты его телесные и духовные атрибуты, превращая их в единый объект желаний и эстетического созерцания, в постоянно воздействующий на сознание источник эстетического наслаждения.

Все это служит утонченным способом выражения ценностной ориентации половых стремлений человека, связано с развитием и облагораживанием его чувств, его культуры, с тенденциями социализации инстинкта воспроизводства рода. Человек никогда не воспринимает действительность механически, бесстрастно, как фотоаппарат или как автомат, предназначенный для регистрации определенных звуков. Он субъективно привносит — в этот процесс (хотя обычно и не осознает этого) больше меньше эмоций, волнений, оценок с учетом его опыта и критериев избирательного отношения к явлениям и людям, его окружающим.

Эстетизация представляет собой объективный социальный процесс. Она условно придает реальному внешнему миру дополнительные характеристики.

Особенно важными являются функции эстетизации в качестве элемента и фактора любви. Влюбленные воспринимают друг друга в сиянии идеализации как эстетические образы. Каждый находит в другом черты красоты, поп лощенные в его неповторимой индивидуальности с покоряющей силой. Это относится к лицу, фигуре, походке, моральным достоинствам, темпераменту и т. д.

Что же такое красота? Ответить на этот вопрос представители эстетической мысли стремились на протяжении многих веков. Определение красоты вызывало научные споры еще в эпоху античности.

Эти споры, хотя и на другом уровне, ведутся и в наши дни. Мнения по ному вопросу обусловлены различиями в исходных методологических установках. Однако их можно объединить но признаку подобия и близости в несколько основных групп.

Для того чтобы дать определение красоте как явлению, необходимо ответить на следующие вопросы. Является ли она по своей сущности объективной или субъективной, внутренне присущей природе или возможна только на базе общества? Существуют ли объективные намерения, показатели, нормы ее бытия? Полезна ли она практически или бесполезна для человека?

Платон считал, что красивое или прекрасное является объективной идеей, находящейся вне человека. Оно существует вечно, не возникает, не уничтожается, не увеличивается, не убывает».

Эту концепцию позже развивали Плотин, Августин, Фома Аквинский, Винкельман, Шеллинг, Гегель и др.

Вторая, метафизически противоположная концепция утверждает, что красота представляет собой нечто чиста субъективное. Ее источник следует искать в индивидуальном сознании человека, а не в объективной действительности. «Прекрасное, — пишет Д. Юм, — не есть качество, существующее в самих вещах; оно существует исключительно в духе, созерцающем их, и дух каждого человека усматривает иную красоту», «Прекрасное, отмечает Кант, — это нечто такое, что принадлежит исключительно к вкусу».

Сходные воззрения развивают также И. Фолькельт Т. Липпс, Б. Кроче и др. Эти взгляды страдают типичны ми гносеологическими пороками субъективизма.

В связи с критерием объективных норм или физических измерений красоты также существует поляризаций эстетических концепций. Сторонники воззрения, что красота есть первооснова объективного мира, бытия, убеждены в том, что у нее есть постоянная и абсолютная физическая мера. Субъективисты, напротив, ищут разгадку тайны в непостоянстве и разнообразии индивидуального вкуса людей.

Уже философы Древней Греции видели меру красоты в числовых отношениях (пифагорейцы), в симметрии, в пропорциях вещей (Аристотель) и т. п. Леонардо да Винчи говорит о так называемом «золотом сечении» (таком делении предмета, при котором меньшая часть так относится к большей, как большая к целому). Английский художник У. Хогарт считает, что плавная синусоида является «линией красоты». Некоторые эстетики расширяют число критериев. В качестве признаков (элементов) красоты указывают на разные группировки в том или ином соотношении симметрии, целесообразности, ритмичности, гармоничности, разнообразия, пропорциональности, изящества форм и т. п.

Наконец, существуют противоположные воззрения также и в вопросе об отношении между красотой й пользой. Часть эстетиков и философов находятся на позициях прагматизма. Они воспринимают прекрасное как выражение практически полезного, утилитарного. Характерными в этом отношении являются взгляды М. Гюйо. Он считает, что «полезность» есть «первая ступень прекрасного», что все ощущения человека и такие его основные функции, как дыхание, движение, воспроизведение, питание, «могут получить эстетический характер».

Гюйо не сомневается, что тепло, воспринимаемое ножей, имеет свойство прекрасного, что ласкающая прохлада «эстетичнее случайного аккорда нескольких нот» .

Наконец, и вкусовые удовольствия могут быть иногда истинно эстетического характера». Они служат источником не только физиологического наслаждения, но и ощущения красоты. Когда пьешь овечье молоко, можешь ощутить «симфонию, воспринимаемую лишь вкусом, а не слухом». Обоняние также оказывается источником красоты. Запах скотного двора, в соответствии с эстетикой Гюйо, доставляет известное эстетическое наслаждение.

Другие авторы абсолютно противопоставляют красоту пользе, объективной жизненной потребности человека. Человеческий вкус, ориентированный на прекрасное, по словам Канта, «притязает только на автономию». Это означает внутреннюю одностороннюю субъективную обусловленность эстетической меры сознания.

В рассмотренных противоположных воззрениях на красоту есть отдельные рациональные моменты, но как целостные концепции они не отражают объективную истину, так как обычно гипертрофируют какой-нибудь аспект или взаимосвязь эстетической реальности. Именно поэтому во многих типичных случаях объективная истина ускользает от сторонников рассмотренных противоположных взглядов.

Красота не является ни природным атрибутом материи, существующим до возникновения на земле социальной действительности, ни внутренним чисто априорным и субъективным продуктом человеческого сознания. Очаровывающий и загадочный мир прекрасного имеет более сложную структуру и множество аспектов.

Красота, эта хрупкая ценность нашей культуры, всегда предполагает наличие двух сторон: объективной и субъективной. Человек созерцает определенные вещи, процессы, явления, доставляющие ему эстетическое наслаждение, то есть высшее удовольствие. Это наслаждение возникает от удовлетворения не телесных, а духовных потребностей, психических устремлений социальной жизни. Иначе говоря, красота адресована человеческому сознанию как высшая форма освоения действительности, Ее характерные черты внутренне присущи духовному прогрессу общества.

Красота имеет цену, существует лишь как бытие для человека. Объект эстетизации удовлетворяет определенные потребности субъекта. При этом человек сознательно или бессознательно оценивает вещи, которые он созерцает, которые ему нравятся. Или, другими словами, в природе как таковой не существует эстетических отношений. Вещи и процессы бытия красивы или безобразны по отношению к человеку — продукту социальной жизни. В этом смысле они обладают свойством эстетических ценностей.

Красота обладает духовной ценностью. Она никогда не порождает корыстного отношения к вещам, которые человек созерцает. Она не щекочет вкусовые и обонятельные нервы, не доставляет наслаждение эпидермису. В этом смысле красота совершенно бесполезна для тела. Эстетическое наслаждение — это всегда наслаждение духа, интеллекта. Когда мы съедаем сочное спелое яблоко, красота его цвета и формы не удовлетворяет потребности желудка. Она, можно сказать, «усваивается» воспринимающим духом, доставляет особо приятное, высшее удовольствие.

«Красивым, — пишет И. Паси, — является тот предмет, который напоминает о человеке, радует его, пробуждает в нем идею о человеческом, не вызывая вожделения, стремления к удовлетворению физических потребностей».

И все-таки непосредственно это относится только к одной группе проблем. Человек, однако, хочет понять, почему исторически возникает и существует эстетическое отношение к действительности, в чем состоит его «смысл» в развитии культуры и жизни? Или, точнее, в чем заключаются объективные социальные функции красоты?

Широкая и целостная разработка этих проблем представляет собой комплексную и трудную задачу. Применительно к конкретным исследованиям любви и половой жизни людей мы придерживаемся следующей гипотезы.

Эстетическое отношение к действительности есть высший регуляторный механизм поведения и самосовершенствования человека в данной социальной системе. Здесь речь идет о весьма сложных и опосредованных, исключительно тонких, глубоко воздействующих проявлениях целесообразности. У Канта были серьезные основания заявить: «Красота — это форма целесообразности предмета, поскольку она воспринимается в нем без представления о цели».

Человеку присущи определенные биологические и социальные потребности. Нарушая равновесие вида, они одновременно требуют его восстановления и создают условия для совершенствования поколений. Навыки и приобретенный опыт постоянно направляют индивида к совершению наиболее целесообразных действий, к все более полному приспособлению и уравновешиванию с внутренней и внешней средой, к оптимальному осуществлению его бытия, его природы. Одинаково направленные условные рефлексы, многократно возникающие в процессе эволюции в ряде поколений, благодаря похожим или повторяющимся условиям жизни не исчезают бесследно. Они постоянно «углубляются» в хромосомном субстрате устойчивой видовой наследственности.

Таким образом, в процессе тысячелетней эволюции вполне закономерно ряд повторяющихся из поколения в поколение жизненно важных условно-рефлекторных механизмов превращается в безусловно-рефлекторные ответные реакции. Они преобразуются в наследственную предрасположенность, которая, взаимодействуя с социальной средой в ходе ее развития, определяет существенные моменты регуляторной системы целесообразной деятельности индивида.

Ситуации и предметы, связанные с удовлетворением важных потребностей, постепенно начинают у следующих поколений играть роль безусловно-рефлекторных раздражителей. Они вызывают определенные реакции (чувство вольствия, легкости, приятного возбуждения и т. п.). Эти реакции в процессе эволюции приобретают относительную самостоятельность и автономность. Они возникают без непосредственной связи с материальными потребностями человека. Таким образом, они становятся потребностью высших областей сознания, или, иначе говоря, указанные реакции удовлетворяют чисто психические потребности, которые имеют жизненно важное значение для индивида.

Эта трансформация из полезного в эстетически приятное и вызывающее наслаждение совершается в процессе формирования человеческого общества. Предыстория красоты находится в царстве животных, а ее действительная история связана с прогрессом социальной системы Эстетическое отношение к действительности требует, одной стороны, безусловно-рефлекторных механизмов, на следственной предрасположенности к определенным ситуациям, вещам и предметам, а с другой стороны, социального взаимодействия людей, системы нравственных норм относительной независимости психической жизни. Сама целесообразная творческая деятельность человека становится образцом красоты. Историческое развитие образует иерархию ценностей. Постоянная творческая деятельность человека является главной потребностью как его существования, так и его развития. Поэтому именно она и приобретает высшую эстетическую ценность.

Биологическая целесообразность, как мощный жизненный корень, постоянно дает невидимые соки для цветения красоты. Но рождение ее очарования по своей сути есть глубоко социальный процесс.

Он выходит за рамки биологических механизмов целесообразности, поднимается над уровнем инстинктов, безусловных рефлексов организма. Исторически создание красоты осуществляется как процесс социализации человека, возникновения ценностных отношений труда и любой творческой деятельности, формирования сознания, развития его относительной самостоятельности как высшей формы отражения действительности. При такой качественной трансформации происходит облагораживание и совершенствование биологической сущности самой природы. На древе инстинктов, проросшем невидимыми корнями в целостной жизненности организма, расцветают социальные феномены эстетики, красоты. Биологические критерии человеческого идеала интегрируются и исторически подчиняются общественно детерминированной ценностной ориентации, требованиям культуры.

Так, половой отбор высших животных закономерно преобразуется у человека как эстетическое отношение. Интимной целесообразностью его является самовоспроизводство и самосовершенствование вида. Оптимальное развитие биологических свойств и форм индивида неизбежно превращается в объект эстетизации. Красота всегда предполагает наличие здоровья, легкого, гармонического протекания физиологических реакций.

У Цицерона сказано: «Изящество и красота не могут быть отделены от здоровья». А итальянский гуманист эпохи Возрождения Лоренцо Валла подчеркивал, что это ценное качество — «дар тела», щедрость природы. «Многие здоровы без красоты, — писал он, — никто не красив без здоровья».

Именно эта объективная зависимость отличает эстетическое созерцание человека от полового отбора у животного. В обычном половом отборе, о котором пишет Дарвин, активно излучающаяся жизненность самца или самки, физиологическая целесообразность особи являются единственными привлекающими свойствами и раздражителями. Это так называемая «видовая мера», которая у людей превращается в красоту. Ее образцы (нормы) всегда специфичны. Хогарт писал, что «красота целого» представляет собой соответствие общих размеров частей тела с самым целесообразным выполнением их имманентных функций.

Нельзя отрицать связь красоты с совершенством и мерой» биологического вида. В поэме Шекспира «Венера и Адонис» так описывается прекрасный конь:

Так этот конь всех превосходит рвеньем

Повадкой, мастью, костью и сложеньем.

Коротки бабки стройных, крепких ног;

Копыта круглы; густы, длинны щетки;

Глаз полон, грудь могуча, круп широк,

Мала головка, ушки же коротки.

(Перевод А. Курошевой)

Невозможно представить себе красоту какого-либо живого существа, пренебрегая «мерой» биологического вида. Горбатый конь с отвислым животом и деформированными ногами оскорбляет наше эстетическое чувство.

Биологическая «видовая мера», или, условно говоря, первичная красота, в большой степени относится и к человеку. Для него она имеет две характерные половые модификации. Красота женщины — в полном жизни излучении ее кожи, в свежести лица, упругой округлой груди, и гибкой стройности тела, в гармонической целесообразности ее форм как матери жизни. Овидий описывает эту божественно прекрасную фигуру, воспевая прекрасную Клену или лучезарную Афродиту. Тело красивой женщины — идеал древних — нежное, белое, стройное, полное соков, совершенное в пропорциях.

Эта нежность является формой жизненности и проявлением совершенства. Прекрасная женщина в глазах народа обладает подчеркнутыми ценностями физиологической и анатомической структуры. Она, по словам Гюйо, должна быть «высокой, сильной, румяной… с полными формами, чтобы лучше всего удовлетворить половой инстинкт».

У народа есть непосредственное чутье по отношению к этой биологической функции женщины, к ее предназначению осуществлять потенциальное бессмертие человека, воспроизводить потомство. Именно поэтому его основные критерии эстетизации всегда глубочайшим образом связаны с нормами «физиологической полезности» для рода.

Мужская красота имеет другую специфическую меру видового и полового совершенства. Ее образцы представлены с большой эстетической жизненностью в гениальных произведениях искусства, это — Гектор, Аякс, Одиссей, Ахилл, Агамемнон, Эней, Роланд, Давид и др. Объектами эстетизации у мужчины могут быть четко очерченные формы лица, гармоничная стройность тела, крепкая мускулатура, выпуклая широкая и массивная грудная клетка, стремительность и твердость походки.

Эстетизация мужских и женских атрибутов, воплощающих видовую меру, обращена к самым совершенным достижениям эволюции. Но красота — это не просто само по себе мужское или женское тело как материальная структура с заданными физическими свойствами. Она содержит и социальные, духовные компоненты. Человек — мыслящее, разумное существо. Эстетизация всегда объединяет тело и сознание, телесные и духовные качества. Лоренцо Валла подчеркивает, что красота тела не исходит из его материи, его плотности и внешних форм. Она всегда как бы светится изнутри, как излучение духа, или ассоциируется с высшими порывами человеческого сознания.

Согласно древнегреческой легенде, кипрский скульптор Пигмалион изваял из слоновой кости статую прекрасной женщины с лучезарным лицом — Галатею. Он влюбился в свое творение, обнимал ее холодные колени. Тронутая страданиями Пигмалиона Афродита вдохнула душу в Галатею, ибо без этого одухотворения плоти живая прелесть человека несовершенна, неполна.

В одном из диалогов Джордано Бруно сказано, что душа несравненно более красива, чем красота, которая может находиться в телах». Физическая красота — это отблеск» сознания человека. Эта образная мысль, если ее не интерпретировать в духе философии Платона о мистическом мире идей, безусловно, в основе своей рациональна. Она ориентирует исследование на действительную природу эстетического отношения. Монтень говорит в «Опытах», что главным в красоте Венеры, символизирующей любовь, является «духовное начало».

Эстетизация может при наличии определенных изъянов тела переместить акцент на дух. Женщине часто нравится мужчина, который не отличается ни крепким здоровьем, ни физической силой, но обладает силой духа (умом, бесстрашием, волевыми качествами и т. п.), то есть у него доминируют свойства и качества, реализованные в социальной жизни. И, наоборот, мужчине может правиться женщина, которой недостает совершенства телесных пропорций», но которая очень нежна, отзывчива и душевна. Социальные добродетели в известной мере компенсируют природные недостатки. Но, разумеется, в любовной эстетизации эта компенсация имеет определенные границы.

Сочетая в соответствии со своими законами телесное и духовное, красота дает целостность переживаниям, ассоциативной деятельности сознания, а не просто является наслаждением того или иного органа чувств человека. Но тем не менее эстетизация прежде всего требует наглядности объекта, то есть восприятия и созерцания телесных форм с помощью органов зрения и слуха.

В силу того, что эстетизация человеческой природы имеет физиологическое основание, первичная красота озаряет в первую очередь телесные формы. Она отражает и пульсирующую жизненность тела, естественность «наготы». Созданные цивилизацией одежды прикрывают непосредственную физическую прелесть человеческого бытия, телесную красоту индивида.

Творцы древнегреческой культуры чувствовали и хорошо понимали и эту глубокую и вечную «языческую» истину. Во времена Фидия и Праксителя существовало эстетическое отношение к могуществу плоти, к атрибутам нагого тела, к гармонической внешности человека. В большом почете были физические упражнения как средство достижения идеала. «В то время как соседние с греками народы,— пишет Тэн в «Философии искусства»,— стыдились появляться обнаженными, греки люби ли, сняв одежды, бороться и бегать. Даже девушки Спарте упражнялись почти нагими».

Эта эпоха эстетизации тела не развратила человека, потому что естественная нагота, подчиненная законам красоты и требованиям обычая, не вызывает сексуальных стремлений. Тогда как утонченная манерная эротичность одежды или полуодежды мужчины и особенно женщины служит источником соблазнов. У Анатоля Франса были основания возвышать попранный христианством идеал языческой наготы тела: «Всякая одежда в конце концов незаслуженный срам и худшее из унижений для цветущей и желанной плоти».

Прекрасное женское тело оказывает эстетическое воздействие. Оно ошеломляет взор созерцателей-мужчин, вызывает стихийные чувства, иногда меняет направление мыслей человека, смягчает жестокосердие, заставляет принимать неожиданные решения, преступать традиционные нормы. Поэтически воспроизводя древнее предание, Пенчо Славейков пишет о том, как афинские архонты призвали на суд гетеру Фрину, чтобы она ответила за свои грехи. Возбужденная толпа вопила: «Смерть, смерть!» Неумолимые судьи уже готовились произнести суровый приговор. В последнюю минуту защитник Фрины Гиперид сдернул с ее плеч пурпурный хитон. Судьи и толпа вдруг онемели, очарованные красотой обнаженной гетеры.

Божественные формы излучали

Спокойствие и дивную красу.

Толпа, что за мгновенье перед тем

Ревела дико: «Смерть гетере гордой!»,

Теперь ее несла в самозабвеньи

К святилищу богини Афродиты.

(Перевод Л. Хомутовой)

Средоточием красоты является человеческое лицо. Оно как бы «интегрирует» силу воздействия всех форм тела, создавая глубоко индивидуальную характеристику. Лицо — это эстетическое воплощение сущности человека, внешнее бытие внутренних, интимных душевных движений. Его черты, если они не являются сознательно сохраняемой маской, непосредственно выражают переживания личности.

Не случайно многие психологи отмечают, что лицо определенным образом характеризует человека. Оно является зеркалом его души, совершенным органом для передачи мыслей и чувств, для общения с другими людьми. Именно поэтому человеческое лицо — основной объект эстетизации среди всех других чувственно-наглядных форм. Оно соединяет биологическую и социальную красоту в целостное великолепие эмоциональной динамики, жизненной прелести, в единую картину ценностей тела и духа.

Понятно поэтому, что эстетизация, присущая любви, концентрируется на пластичности лица, на живом человеческом образе, вознося одухотворенную красоту лица мужчины или женщины над остальными физическими совершенствами телесной структуры.

Очень важной эстетической характеристикой физического облика человека является его грация. Грация, по словам Винкельмана,— «спутница красоты» человека. Эта чарующая мера совершенства проявляется специфически в форме лица, в его выражении, в самой позе и в характерных движениях.

Лессинг подчеркивает, что грация существует как специфическая форма перевоплощения того, что мы называем красивым. Она всегда «есть красота в движении». Шеллинг описывает два вида грации. Первый из них — высший и относится к законам вечной гармонии. Второй вид является в известной мере временным. Он, по существу, относится к позе и движению человеческого тела и его изображения в пластическом искусстве.

Спенсер указывает, что грация — это нечто биологически глубоко эффективное и целесообразное. Она выражает необходимую подвижность тела в данной обстановке с наибольшей экономией сил. Гюйо несколько по-иному подходит к этой эстетической ценности. Он считает, что грациозность обычно проявляется как расточительство сил. Гармония движений ассоциируется с самыми приятными радостными чувствами человека, и обыкновенно грация есть один из симптомов любви.

Все эти высказывания содержат нечто бесспорное. Грация, несомненно, представляет высоко развитую, эстетически воспринимаемую способность тела совершать. оптимальные движения с учетом сохранения равновесия индивида с окружающей средой. Фактически она выражает исключительно целесообразное свойство, созданное в процессе биологической эволюции поколений и развития социальной жизни. Эстетическая грациозность человеческого тела — это гармоническое и стройное сочетание его частей (в пределах принятой «меры»), его естественная ловкость, жизненность, легкость и целесообразность движений, которые могут быть свободным расточительством энергии, не преследующей конкретных практических целей, игрой или активным приспособлением к трудовой деятельности, к общественным и природным условиям.

Все это позволяет понять, почему красота является фактором любовного «сродства», постоянным высшим стимулом любви.

Эстетизация одухотворяет телесные формы полового влечения и человеческого воспроизводства. С незапамятных времен она интимно, тайно содействует биологической и социальной целесообразности, всегда приводя к половой связи не прямо, с животной бесцеремонностью, а по сияющим тропам красоты, эмоционального трепета, эстетического созерцания, радости. Непосредственное чувственное очарование и жизненная полнота озаряются сиянием духа. Само тело становится выразителем сознания.

Эстетизация, присущая любви, возвышает созерцание красоты человеческой сущности, как пролога половой близости. Чем выше культура человека и чем богаче он по своим духовным качествам, тем более эстетизирована его любовь.

Мужчина и женщина, озаренные любовью, всегда воспринимают друг друга сквозь призму взаимной идеализации, духовного орнаментирования. Они видят или им кажется, что они видят друг в друге все лучшее, прекрасное, чтобы не сказать — божественное. Ромео после встречи с Джульеттой в доме Капулетти очарованно говорит: «Любил ли я хоть раз до этих пор? О нет, то были ложные богини. Я истинной красы не знал доныне».

Глубокую связь между взаимной эстетизацией и половой любовью отмечают многие философы. В своем «Трактате о человеческой природе» Д. Юм говорит, что «красота возбуждает физическое влечение». Но эта объективная зависимость, бесспорно, имеет и оборотную сторону. Само физическое влечение заставляет человека видеть в объекте своих чувств большую красоту, чем при обычном восприятии действительности.

По словам Фейербаха, объект любовного влечения возносится к небу и одновременно возвращается на землю. Или, иначе говоря, он объединяет в себе сверхъестественное совершенство бога и осязательную реальность человека. При этом эстетизация, по существу, выражает определенную индивидуализацию образа. Иначе никогда не могло бы осуществиться взаимное притяжение мужчины и женщины. «Вся красота природы, — пишет Фейербах, — сосредоточивается и индивидуализируется в различии полов». Эстетизация — это отрицание стандартизации. Именно понимание индивидуальности образа ведет к осознанию его исключительности и незаменимости как объекта любви.

Девятнадцатилетний Маркс называет Женни чудной, милой, единственной. Он не может найти слов, чтобы выразить свое восхищение ее красотой. В 38 лет Маркс пишет ей, что ее портрет, как он ни плох, помогает ему понять, почему уродливые изображения мадонн средневековья «могли находить себе ревностных почитателей, и даже более многочисленных почитателей, чем хорошие изображения». Признавая фотографию Женни неудачной копией оригинала, Маркс пишет: «Но я совершенствую то, что плохо запечатлели солнечные лучи, и нахожу, что глаза мои, как ни испорчены они светом ночной лампы и табачным дымом, все же способны рисовать образы не только во сне, но и наяву. Ты вся передо мной как живая, я ношу тебя на руках, покрываю тебя поцелуями с головы до ног, падаю перед тобой на колени и вздыхаю: Я вас люблю, madame!» И действительно, я люблю тебя сильнее, чем любил когда-то венецианский мавр. .. Лишенный возможности целовать тебя устами, я вынужден прибегать к словам, чтобы с их помощью передать тебе свои поцелуи… Бесспорно, на свете много женщин, и некоторые из них прекрасны. Но где мне найти еще лицо, каждая черта, даже каждая морщинка которого пробуждали бы во мне самые сильные и прекрасные воспоминания моей жизни?» Титан революции был титаном и в любви.

Субъект эстетически обогащает объект чувств. Здесь намечается прорыв восприятии и чувств от конкретного к идеальному, от действительного к недействительному, от земного к неземному. Сама природа, кажется, вынуждена спокойно терпеть артистическое сумасбродство субъекта. Разум, обладающий непобедимым оружием логики, беспомощно отступает перед воображением, фантазией. Взлетая к облакам, влюбленный минует сферу сухих логических абстракций, оставаясь приверженцем земных чувств, конкретного и тонко индивидуализированного образа. Он эстетизирует действительность, преувеличивает некоторые ее стороны за счет других, создает себе представление о каком-то совершенно конкретном, но до некоторой степени все же весьма отвлеченном существе.

«Мы создаем его, — пишет К. Моклер, — по некоторым признакам, значение которых хотим преувеличить, избегая при необходимости контроля со стороны разума. Тот факт, что у нас возникает потребность в этом преувеличении, чтобы оправдать и возвысить наше простое желание, чтобы признать все формы морального и идейного превосходства с целью прийти к убеждению, что любимое существо действительно является единственным, незаменимым, — этот факт и есть само начало любви, то есть некоторый выход за пределы нашего «я», некоторый гиперсексуальный восторг, некое мозговое преувеличение данных сил. Без этой добровольной галлюцинации сознания и этого бессознательного самовнушения нет любви, а есть одно только половое влечение».

Разумеется, можно не считать, что это галлюцинация. Но нельзя не признать, что субъективное «приукрашивание» объекта влечения существует. В этом не следует видеть стереотипное действие некоего стандарта отношений. Влюбленные (как мужчины, так и женщины) могут эстетизировать внешность объекта своих чувств в силу интимной дружбы. И это их вполне удовлетворяет. Другие же направляют свое внимание на духовные качества любимой (любимого). Это вопрос индивидуальной оценки субъекта. Наконец, существует и целостное, гармоническое сочетание отдельных аспектов любовной эстетизации. Это зависит от уровня культуры человека, его воспитания в широком смысле слова и от темперамента.

Влюбленные обладают такими чувствами, такой настроенностью психики, которые всегда моделируют, перерабатывают интимные восприятия с учетом эстетического пересоздания образа любимого. Самые глубокие корни этого избирательного отношения мужчины и женщины, несомненно, находятся в естественной целесообразности развития жизни. Сознание старательно обходит все, что может принести неприятные ощущения, что ставит под угрозу цельность чувства. В то же время все приятное и желательное преобразуется в чудесной лаборатории украшательства. В романе «Отец Горио» Бальзак называет лучшие чувства «стихами воли», а настоящую любовь — волшебной силой, которая «преображает внешность, оживляет жесты, скрашивает голос». Она создает праздничность настроения в самой драматической ситуации.

Любовь наполняет мягкостью и благоуханием всю атмосферу жизни людей. Вспомним Сольвейг, эту нежную и прелестную ибсеновскую героиню, бесконечно долго ожидавшую своего Пера Гюнта. На его просьбу о прощении, на его раскаяние Сольвейг отвечает:

Ни в чем ты не виновен, мой бесценный!

Ты песнью чудной сделал жизнь мою.

Благословляю первое свиданье

И эту нашу встречу в духов день.

(Перевод А. и П. Ганзен)

Красота спасет мир, писал Достоевский. Сколь ни преувеличенно звучит эта сентенция, бесспорен ее глубокий смысл, ее «рациональное зерно».

Любовь эстетизирует не только образ любимого, но и все вокруг — дома, деревья, горы, луга, воздух, небо, луну, звезды, пространство,— всю вселенную. Как бы золотое сияние озаряет людей и вещи волшебной прелестью.

Разумеется, красота любимого образа никогда не возникает произвольно как чисто внутренний, субъективный продукт индивидуального созерцания человека. Она имеет свою объективную основу, без которой никакая эстетизация не может существовать. Следовательно, реальное воплощение красоты зависит от характера взаимоотношений и свойств обоих влюбленных. Если один из них не следит за своей внешностью и пренебрегает своим духовным развитием, то постепенно происходит снижение уровня его эстетизации, нередко завершающееся полным разрывом. Эстетизация требует определенных качеств объекта любви, которые в условиях эмоционального общения питают фантазию. И именно в этой связи следует указать на определенную долю ответственности субъекта и объекта любовных отношений за их прочность.

Торжество разделенной любви дает человеку легкость, освобождает его сознание от самых горьких жизненных наслоений, от давящей тени тоски, от неумолимого гнета скуки, от удушливой атмосферы одиночества. Можно назвать это состояние молодостью, если не ограничиваться житейским пониманием этого слова и не подходить к нему только на основании такого критерия, как возраст. Пенчо Славейков воплотил в чудесной песне волнующую прелесть этого состояния человека:

Пока ты молод, ярче солнца свет

И в сердце золотой мечты расцвет;

Пока ты молод, вынесешь походы,

Легко перенесешь ты все невзгоды.

Пока ты молод, жизнь тебе легка,

Не омрачит души твоей тоска;

И в грусти — радость, а не мертвый холод —

Пока ты молод, ах, пока ты молод!

(Перевод М. Зенкевича)

Радость торжествующей жизни способствует расцвету любви, которая на протяжении веков играет роль исторически утвердившейся школы обогащения и развития эстетической культуры человека.

Любовь эстетизирует половое влечение, мощную силу инстинкта продолжения рода, «безумие» «низших» чувств. Она укрывает тайну зачатия благоухающими цветами, возносит земные чувства к бесконечности космоса. Все, к чему прикасается любовь, обретает особую, чарующую силу, становится нежнее, совершеннее, прекраснее. Любовь совершенствует и дополняет творчество самой природы.

Любовь — это самое утонченное, самое хрупкое творение психической жизни человека. Нет ничего более убийственного для нее, чем грубость слов, резкость интонаций, властная безапелляционность взглядов, банальность прозы жизни. Как психическое явление чувство любви как бы создано с помощью тончайших «инструментов» сознания. В его природе чувствуется блеск бриллианта и прозрачность фарфора. Иногда малейшее неосторожное движение оказывается губительным для него.

Еще записи по теме

Не красота вызывает любовь, а любовь заставляет нас видеть красоту. ©

Не красота вызывает любовь, а любовь заставляет нас видеть красоту. © Лев Николаевич Толстой
 1 год назад 

Похожие:

Не красота вызывает любовь, а любовь заставляет нас видеть красоту.

Лев Николаевич Толстой

Не красота вызывает любовь, а любовь заставляет нас видеть красоту. Лев Николаевич Толстой

Не красота вызывает любовь, а любовь заставляет нас видеть красоту.

Лев Николаевич Толстой

Не красота вызывает любовь, а любовь заставляет нас видеть красоту.

Лев Николаевич Толстой

Не красота вызывает любовь, а любовь заставляет нас видеть красоту. Лев Николаевич Толстой

Не красота вызывает любовь, а любовь заставляет нас видеть красоту. Лев Толстой

Не красота вызывает любовь, а любовь заставляет нас видеть красоту. Л.Н. Толстой

Не красота заставляет нас любить, а любовь заставляет видеть красоту.

Лев Толстой

Не красота вызывает любовь, а любовь заставляет нас видеть красоту.

Любовь — это бесценный дар. Это единственная вещь, которую мы можем подарить и все же она у тебя остается.

Лев Николаевич Толстой

Любовь — это бесценный дар. Это единственная вещь, которую мы можем подарить и все же она у тебя остается.

Лев Николаевич Толстой

Любовь — это бесценный дар. Это единственная вещь, которую мы можем подарить и все же она у тебя остается.

Лев Николаевич Толстой

Любовь — это бесценный дар. Это единственная вещь, которую мы можем подарить и все же она у тебя остается. Лев Николаевич Толстой

Любовь — это бесценный дар. Это единственная вещь, которую мы можем подарить и все же она у тебя остается. Лев Николаевич Толстой

Нам всегда кажется, что нас любят за то, что мы хороши. А не догадываемся, что любят нас оттого, что хороши те кто нас любит! © Лев Николаевич Толстой

— Что такое любовь, я не знаю?
— Шутите. Не верю. Любовь живет в каждом, когда она придёт, вы узнаете её
— И как же?
— Кольнет вот здесь, прямо под сердцем.

Лев Толстой «Война и мир»

Где кончается любовь, там начинается ненависть.

Лев Толстой

Где кончается любовь, там начинается ненависть. Лев Толстой

Счастье — удовольствие без раскаяния. Лев Николаевич Толстой

Кто счастлив сам, другим зла не желает. Лев Николаевич Толстой

Это редкость — человек, понимающий чужую боль. Лев Николаевич Толстой

Кто счастлив сам, другим зла не желает. Лев Николаевич Толстой

Кто счастлив сам, другим зла не желает.

Лев Николаевич Толстой

Кто счастлив сам, другим зла не желает.

Лев Николаевич Толстой

Кто счастлив сам, другим зла не желает.

Лев Николаевич Толстой

Кто счастлив сам, другим зла не желает. Лев Николаевич Толстой

Спасать можно человека, который не хочет погибать. Лев Николаевич Толстой

Спасать можно человека, который не хочет погибать. Лев Николаевич Толстой

Кто счастлив сам, другим зла не желает. © Лев Николаевич Толстой 

Язык поэмы шейха галипа «Красота и любовь» как источник сведений о фонологической подсистеме османского языка Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

УДК 8.811.512.14

ЯЗЫК ПОЭМЫ ШЕИХА ГАЛИПА «КРАСОТА И ЛЮБОВЬ» КАК ИСТОЧНИК СВЕДЕНИИ О ФОНОЛОГИЧЕСКОЙ подсистеме османского языка

© А. С. Аврутина

Санкт-Петербургский государственный университет Россия, 190000 г. Санкт-Петербург, Университетская наб., 11.

Тел.: +7 (921) 321 03 37.

Email: [email protected]

Настоящая статья посвящена анализу фонологической подсистемы османского языка. В статье рассматривается текст литературного памятника месневи «Красота и любовь» («Husn и A$k»), созданного османским мыслителем и мистиком XVIII в. Шейхом Галибом, которого считали «последним из великих классических османских поэтов». Популярность произведения «Красота и любовь» не уступала популярности знаменитой поэмы «Лейла и Медж-нун» Физули по причине простоты и доступности языка и занимательности сюжета. В то же время согласно бытующему в специальной литературе мнению, язык данного произведения достаточно далек от повседневного разговорного «тюркю» и максимально приближен к литературной норме, что позволит сделать выводы о фонемном составе османского языка.

Ключевые слова: тюркские языки; османский язык; фонология, фонологическая подсистема; тюркская лингвистика; агглютинативные языки.

Введение

Месневи «Красота и любовь» («НиБп и А§к»), повествующее об истории любви юноши по имени А§к, Любовь, и девушки по имени Красота, Husn, принадлежащее перу известного османского поэта-мистика XVIII в. Шейха Галиба, состоит из 2101 бейта [1, с. XLШ] и считается одним из шедевров османской классической литературы. Простота языка и интересный сюжет обеспечили популярность этого произведения у современников, более того, считалось, что поэма едва ли не превзошла другое знаменитое литературное произведение, написанное на тюркском языке — «Лейлу и Медж-нуна» великого Физули.

Поэма «Красота и любовь» представляет собой суфийскую аллегорическую поэму, сюжет которой, с одной стороны — развернутая суфийская аллегория, а с другой — захватывающая любовная история [2, а 24].

Месневи написано на османском языке — государственном языке Османской империи до 20-х гг. XX в. Османский язык употреблялся в Османской империи до XX в., и главной особенностью его было обилие (до 90 %) лексических и нередко синтаксических арабо-персидских заимствований. Этот литературный язык начал складываться на рубеже XV-XVI вв. на основе староанатолийско-тюркского языка (языка огузо-сельджукских тюркских племен, которые жили в Средней Азии, но в X в. были вытеснены оттуда иными тюркскими племенами — уйгурами). Староанатолийско-тюркский язык сформировался к XI-XП вв., когда огузские племена из Средней Азии окончательно переселились в Малую Азию; в языковом плане новый язык соединил язык огузов Средней Азии и язык смешанного тюркского населения Анатолии [3, с. 394-395]. Литературный османский язык оказал существенное

влияние и на повседневный разговорный язык -тюркю, в котором также велико было число заимствований, обильно использовались различные арабские и персидские синтаксические конструкции, чуждые структуре тюркских языков. После основания Республики Турция в 1923 г. начался процесс очистки турецкого языка от архаичных арабских и персидских слов и замены их исконными турецкими словами, которые нередко специально создавались лингвистами на базе материала древних тюркских языков. Специально для этого в 1932 г. было создано государственное «Турецкое лингвистическое общество», главной целью которого была и остается тюркизация и модернизация турецкого языка. Процесс «очищения» турецкого языка продолжается и в наши дни [4, а 11].

Венгерский востоковед Ю. Немет высказал предположение, что османский язык представлял собой смешанный язык (арабо-персидская и тюркская лексика на базе тюркской грамматики) в условиях мощного воздействия ираноязычной и арабо-язычной культур [5, с. 153-199]. Этот искусственный в определенном смысле язык долгое время (XIV-XV вв.) употреблялся в высших слоях общества, а также в сфере изящной словесности и государственного обихода (откуда вытеснил собственно персидский язык, употреблявшийся там еще в XIV в. ), а к рассматриваемому периоду османские литераторы уже стремились ограничить использование иноязычных заимствований, борясь за известную чистоту турецкого языка. В результате этого в XV-XVII вв. возникло некоторое количество направлений, представители которых выступали против «персизации» (например, «Тюрки басит», «тюрклешме», «махаллешме» и другие) [2, а 15-17]. По разным оценкам, пласт иноязычной лексики в османском языке в разные периоды превышал 75%. Естественно, что употребление этой лексики было

ISSN 1998-4812

Вестник Башкирского университета. 2016. Т. 21. №2

491

сопоставимо с пользованием иностранным языком, а функционировала она в языковой системе по особым правилам, не подчиняясь тюркским фонологическим и морфонологическим законам [6, с. 15].

Известно, что Галип Деде написал свою поэму в возрасте 26 лет в качестве ответа на поэму «Хайрабад» османского поэта XVII в. Наби [7, с. 743], который работал в двух манерах — с одной стороны, поэма «Хайрабад» написана в очень сложной, даже изощренной манере, с другой стороны, в других произведениях он пользовался достаточно простым языком и даже популяризовал прием «ирсал-и масал», когда в качестве резюме идеи того или иного стихотворного произведения используются пословицы и поговорки [2, с. 21]. По этой причине язык поэмы «Красота и любовь», с одной стороны, обладает определенной простотой, обеспечившей популярность произведению, а с другой стороны, насыщен достаточно тяжелыми для восприятия неподготовленным читателем суфийскими метафорами и образами, поэтому может считаться достаточно тяжелым для восприятия [7, с. 742-743], в любом случае, язык поэмы — образец классического литературного османского языка, и анализ данного текста позволит сделать определенные выводы о его фонемном составе.

Основная часть исследования

В специальной литературе нередко выражается мнение, что письменность памятников, особенно ранняя, с неустоявшейся орфографией, отражает особенности звуковой стороны языка. При этом в рамках любой письменной системы на письме отражаются главным образом фонемы, а варианты фонем не осознаются носителями языка. Это положение было высказано Н. С. Трубецким в докладе на Втором международном конгрессе лингвистов [8, с. 121-122]. В то же время некоторые авторы неоднозначно относятся к надежности фонологической интерпретации данных письменных памятников [9, с. 55]. Например В. В. Радлов высказывает сомнения относительно того, что некоторые моменты в написании «сельджукских стихов» из «Рубаб-нама» Султана Веледа (X[П-X[V вв.) могли бы свидетельствовать об отсутствии в отражаемых ими словоформах губной гармонии гласных [10, с. 17-32].

Письменная речь представляет собой отдельную область в культурно-языковой деятельности общества и в то же время неразрывно связана с речью устной, а также со звуковой стороной языка. Письмо является более поздним, искусственным явлением, поздним по отношению к естественному, звуковому языку [11, с. 23-24].

Метод, который используется при реконструкции фонологической системы османского языка, определяется существующей точкой зрения, согласно которой фонемы рассматриваются как

производное от класса функционально эквивалентных звуков речи, а графика представляет собой способы обозначения фонем и их сочетаний при помощи букв алфавита [12, с. 144], хотя при этом в литературе система фонем нередко рассматривается как производное от системы набора дифференциальных признаков [13, с. 16]. В связи с этим пределом познания в процессе реконструкции фонологической системы османского языка является набор дифференциальных признаков всех фонем, которые могли отражаться на письме с помощью знаков арабского письма.

Если анализировать лексический состав поэмы, то непременно возникает вопрос о том, как следует рассматривать иноязычные заимствования. В специальной литературе нередко применяется подход, при котором пласт арабо-персидских лексем рассматривается как отдельная подсистема, и данные его не учитываются [6, с. 15-16]. Возможно, подобный подход оправдан в текстах более поздних периодов, когда турецкий язык обладал меньшим количеством арабо -персидских заимствований.

Согласно произведенным автором настоящей статьи подсчетам, в рассматриваемом тексте количество арабо-персидских лексических заимствований составляет 78.48%, в то время как исконно-тюркских слов употреблено только 21.52%. Поначалу кажется оправданным отделить пласт арабо -персидской лексики и учитывать его показатели отдельно, но количественные показатели делают подобный шаг малооправданным.

Итак, рассмотрим подсистему гласных фонем османского языка. Примеры показывают, что вокализм в османском языке XVIII в. представлен 8 единицами, если говорить только о тюркском пласте:

Таблица 1

Гласные заднего ряда Гласные переднего ряда

Негубные Губные Негубные Губные

Широкие a o ä ö

Средние e

Узкие У u i ü

Если рассматривать лексику поэмы в целом, то возникает более сложная картина. С одной стороны, колебания тюркская лексика рукописей демонстрирует наличие девятой фонемы, передне-рядной негубной средней /е/. Об этих же колебаниях упоминает исследователь текста поэмы Абдуль-баки Гельпынарлы [1, с. ЦУШ].

В случае учета всей лексики подсистема гласных фонем могла бы выглядеть следующим образом:

Таблица 2

Гласные заднего ряда Гласные переднего ряда

Негубные Губные Негубные Губные

краткие долгие краткие краткие долгие краткие

Широкие a â o а ô

Средние e

Узкие y u i î ü

Подсистему согласных фонем можно было бы представить в виде следующей таблицы:

Таблица 3

Локальные ряды

Губные Переднеязычные Среднеязычные Заднеязычные Увулярные Глоточные

Способ артикуляции шумные смычные глухие Е T с K h

звонкие b D c G

щелевые глухие f S §

звонкие v Z г Y

сонанты смычные m N

щелевые L j

дрожащие R

Кроме того, очевидно раздельное функционирование в одинаковой позиции краткого и долгого аллофонов одной фонемы: /а/, [а] краткого и [а] долгого, и /1/, Щ краткого и [1] долгого. —е. «великий», при этом в арабском языке, где присутствует оппозиция по долготе — краткости, написание слов различно, а в персидском также прописывается /1/), а во-вторых, могут следовать друг за другом как члены одного звукосочетания, позволяет говорить о том, что согласно первому и четвертому правилу Н. С. Трубецкого [14, с. 51-55], возможно, речь идет о двух дополнительных фонемах в подсистеме гласных фонем османского языка.

В табл.3 представлены все согласные фонемы османского языка, без учета принадлежности слов к иноязычному либо к тюркоязычному пласту, при этом фонемы, чуждые тюркскому пласту, встречающиеся либо только в иноязычных словах, либо в словах обоих типов, в таблице выделены.

Таким образом, анализ выбранного текста показал, что фонемный инвентарь османского языка состоит из 11 гласных и 21 согласных фонем, если учитывать весь объем лексики, и из 9 гласных и 16 согласных фонем, если учитывать только тюркскую лексику.

ЛИТЕРАТУРА

1. Gôlpinarli A. Qnsôz // Çeyh Galip. Hüsn ü A§k. Istanbul, 2011.

2. Образцов А. В. Программа курса истории средневековой литературы Турции XIII — середина XIX вв. Учебное пособие. СПб.: издательство СПБГУ, 1996. 64 с.

3. Языки мира. Тюркские языки. М., 1997.

4. Касевич В. Б., Аврутина А. С. Грамматическая и статистическая структура текста на агглютинативном языке в исторической перспективе (на мат-ле староосманских и турецких текстов) // Вестник Пермского университета. Российская и зарубежная филология, 2014. T.4, №28. С. 7-14.

5. Nemeth J. Zur Kenntnis de Mischsprachen (das doppelte Sprachsystem des Osmanischen) // Acta Lingüistica Hung., III, 1-2. Budapest, 1953. S. 153-199.

6. Гузев В. Г. К вопросу о фонологическом статусе согласных «K», «G», «L» в турецком языке // Востоковедение. 19. Вып. 35. СПб., 1997. С. 13-17.

7. Kabakli A. Türk Edebiyati. II Cilt. Istanbul, 2008.

8. Actes du Deuxième Congres International de linguistes. Genève 25-29 Aout 1931. Paris: Libraire d’Amerique et d’Orient, Adrien — Maisonneuve, 1933. P. 121-122.

9. Гузев В. Г. Фонологический очерк староанатолийско-тюркского языка (по мат-лам ленинградского списка «Сказания о Мелике Данышменде»). Дисс. … канд. филол. наук. Л., 1966.

10. Radloff W. Über alttürkische Dialekte. Die seldschukischen Verse im Rabab-Nameh. Mélanges asiatiques, tirés du Bulletin de l’Académie Impériale des sciences de St.-Pétersbourg. X, I, St. Petersbourg, 1890.

11. Амирова Т. А. Функциональная взаимосвязь письменного и звукового языка. М., 1985.

12. Зиндер Л. Р. К вопросу о фонологической интерпретации данных древней письменности // Вопросы теории и истории языка. Сборник в честь проф. Б. А. Ларина. Изд-во Ленинградского университета, 1963.

13. Щербак А. М. Тюркский консонантизм // Вопросы языкознания. 1964. №>5. С. 16-35.

14. Трубецкой Н. С. Основы фонологии. М.: Аспект-Пресс, 2000.

Поступила в редакцию 18.05.2016 г.

ISSN 1998-4812

BecTHHK EamKHpcKoro yHHBepcHTeTa. 2016. T. 21. №2

493

THE LANGUAGE OF MESNEVi «HUSN U A§K» («LOVE AND BEAUTY») BY SHEIKH GALIP AS A SOURCE FOR THE INFORMATION ABOUT THE PHONOLOGICAL SUBSYSTEM OF THE OTTOMAN TURKISH LANGUAGE

© A. S. Avrutina

Saint Petersburg State University 7/9 Universitetskaya Emb., 199034 St. Petersburg, Russia.

Phone: +7 (921) 321 03 37.

Email: [email protected]

The article is devoted to the analysis of the phonological subsystem in the Ottoman Turkish language, the state language of the Ottoman Empire before the 20s of the 20th century. This language was a combination of the Arab-Persian and Turkish vocabulary on the basis of Turkish grammar. Alphabetic character of the Ottoman writing system was based on Persian and Arabic writing, which makes possible to analyze the composition of the phonological system in the language. The methods of this study are determined by the current point of view, according to which the phonemes are considered as a derivative of the class for the functional equivalent of speech sounds, although the system of phonemes in the related literature is often seen as a derivative of the system for distinctive features. The object of the study is the literary text of the mesnevi «Beauty and love» («Husn u A§k»), created by the Ottoman thinker and mystic of the 17th century Sheikh Galib, who was considered the «last of the great classical Ottoman poets». The popularity of «Beauty and Love» is not inferior to the popularity of the famous poem «Layla and Majnun» by Fuzuli due to the simplicity and accessibility of the language and the entertaining plot. At the same time, according to popular opinion in the related literature, the language of the poem is far enough from everyday conversational «turku» and close to the literary norm that makes possible to draw conclusions about the phonemic composition of the Ottoman language itself.

Keywords: Turkic languages, Ottoman language, phonology, phonological subsystem, Turkic linguistics, agglutinative languages.

Published in Russian. Do not hesitate to contact us at [email protected] ru if you need translation of the article.

REFERENCES

1. Gölpinarli A. Önsöz. Çeyh Galip. Hüsn ü A§k. Istanbul, 2011.

2. Obraztsov A. V. Programma kursa istorii srednevekovoi literatury Turtsii XIII — seredina XIX vv. Uchebnoe posobie [The program of the history course of Turkey medieval literature in the 13th-the middle of the 19th centuries. Textbook]. Saint Petersburg: izdatel’stvo SPBGU, 1996.

3. Yazyki mira. Tyurkskie yazyki [Turkic languages]. Moscow, 1997.

4. Kasevich V. B., Avrutina A. S. Vestnik Permskogo universiteta. Rossiiskaya i zarubezhnaya filologiya, 2014. Vol. 4, No. 28. Pp. 7-14.

5. Nemeth J. Acta Linguistica Hung., III, 1-2. Budapest, 1953. Pp. 153-199.

6. Guzev V. G. Vostokovedenie. 19. No. 35. Saint Petersburg, 1997. Pp. 13-17.

7. Kabakli A. Türk Edebiyati. II Cilt. Istanbul, 2008.

8. Actes du Deuxième Congres International de linguistes. Genève 25-29 Aout 1931. Paris: Libraire d’Amerique et d’Orient, Adrien -Maisonneuve, 1933. Pp. 121-122.

9. Guzev V. G. Fonologicheskii ocherk staroanatoliisko-tyurkskogo yazyka (po mat-lam leningradskogo spiska «Skazaniya o Melike Danyshmende»). Diss. … kand. filol. nauk. Leningrad, 1966.

10. Radloff W. Über alttürkische Dialekte. Die seldschukischen Verse im Rabab-Nameh. Mélanges asiatiques, tirés du Bulletin de l’Académie Impériale des sciences de St.-Pétersbourg. X, I, St. Petersbourg, 1890.

11. Amirova T. A. Funktsional’naya vzaimosvyaz’ pis’mennogo i zvukovogo yazyka [The functional interrelation of written and spoken language]. Moscow, 1985.

12. Zinder L. R. Voprosy teorii i istorii yazyka. Sbornik v chest’ prof. B. A. Larina. Izd-vo Leningradskogo universiteta, 1963.

13. Shcherbak A. M. Voprosy yazykoznaniya. 1964. No. 5. Pp. 16-35.

14. Trubetskoi N. S. Osnovy fonologii [Basics of phonology]. Moscow: Aspekt-Press, 2000.

Received 18.05.2016.

Любовь к себе и красота как они взаимосвязаны

Сегодня Милитта решила посвятить страницы размышлениям о красоте и истинных ценностях. Данная публикация является продолжением и ответом статье — Мода как спектакль.

Считается, что нельзя быть по-настоящему красивой, если не любить себя. С другой стороны отсутствие красоты может быть причиной нелюбви к себе, что же первично – любовь к себе или красота и как они взаимосвязаны?

В любом обществе существуют определенные каноны красоты. Раньше, когда не было интернета и журналов, каноны красоты существенно отличались в разных регионах нашей планеты. Сейчас информация разлетается по миру мгновенно. Глобализация и интернет способствуют примерно одинаковым идеалам красоты в Европе, России, Азии и США, но женщины в России и Европе выглядят по-разному и в некоторых вопросах думают неодинаково.

В Европе люди буквально одержимы стремлением к свободе, и хотят освободиться буквально от всего, даже от многовековой культуры, если она ущемляет их желания. Хорошо это или плохо? Давайте сравним внешность женщин и мужчин в Европе и России, и пофилософствуем на эту тему…


Карл Лагерфельд, историк моды Александр Васильев и многие другие персонажи из мира моды любят критиковать и высмеивать простых российских мужчин за их безразличие к внешнему виду. Но пройдет немного времени и женщины Европы, Израиля и США в основной своей массе будут выглядеть, ни чуть не лучше российских мужиков – они будут такие же неряшливые и безразличные к своей внешности.

Уже сейчас на улицах европейских городов можно увидеть массу женщин разного возраста, которых никак не хочется называть женщинами и тем более девушками. Эти женщины, вооружившись идеологией борьбы за свободу во всем и от всего, перестают тратить время и силы для работы над собой.

Можно понять полных женщин, которые не могут похудеть, но как понять женщин, безразличных к одежде и элементарному уходу за собой? В результате на улицах городов цивилизованной Европы мы видим все больше и больше особей женского пола, которых никак не хочется называть женщинами – это по сути дела скот, живущий ради своих слабостей и страстей.

Они осуждали россиянок, предпочитающих путешествия в роскошной обуви на высоких каблуках, удивляясь, как могут наши женщины терпеть неудобства, ведь надо жить как удобно, как легко и комфортно.



Забег на шпильках

Они придерживаются мнения, будто стандарты красоты создаются индустрией моды и красоты для управления женщинами, дабы женщины следовали за неким идеалом и готовы были тратить на это деньги. В этом есть доля истины, но в целом в любом обществе, даже среди животных, существует разделение на успешные особи, посредственность и неудачников – отверженных.

Даже в курятнике есть курица — лидер, а есть куры неудачницы, они выделяются плохим оперением, ведь их клюют более сильные и успешные куры.

Таково устроение в нашем мире. Посему можно долго спорить и пытаться найти причины вне себя – обвиняя капиталистов, топ-моделей, дизайнеров и производителей косметики, которые якобы внушают простым женщинам некие идеалы, дабы потом на них зарабатывать. Только на самом деле все общество формирует свои идеалы.

Формирование идеалов происходит под влиянием всех людей. Конечно, одни влияют больше, другие меньше, а влияние большинства ничтожно, но в любом случае определенные идеалы красоты на сознательном и подсознательном уровне поддерживает большинство людей.

Индустрия моды и красоты это бизнес. Все модные дома, производители косметики и ювелирных изделий управляются людьми, желающими извлечь прибыль, посему им нет смысла идти против течения и навязывать обществу желания, образ жизни и идеалы, которые неприемлемы или невероятно сложны для восприятия в этом обществе.

Вся индустрия предлагает нам, то, что приятно и приносит удовольствие, часто лишь обещание удовольствия. На основе этого создается реклама. Любая реклама и глянцевые журналы, телевидение наглядно отражают идеалы и мечты общества. Красивые стройные девушки, роскошный образ жизни, здоровое тело, фитнес, прекрасные платья и сумочки, путешествия — с одной стороны навязываются нам, но с другой стороны мы хотим этого сами.

Что первично, наши желания или желание капиталистов – рекламодателей навязать нам эти желания? Если посмотреть в историю становится ясно – первичны наши желания. Люди стремились к роскошному образу жизни задолго до появления рекламы и даже до появления капитализма. Еще в самые древние времена люди хотели выделиться красивой одеждой, сильной и быстрой лошадью и многим другим, что было доступно далеко не всем.

Именно недоступность делает различные материальные блага и личные качества такими желанными. Каждый человек думает, что он самый хороший и достоин всего самого наилучшего. Но когда нет наилучшего, приходится или смириться со своим положением или попытаться перестроить окружающий мир и идеалы общества.

Только это бесперспективное занятие! Всегда идеалами будет являться лишь труднодостижимое, доступное не всем. Так везде – в бизнесе, в спорте, искусстве, личной жизни и конечно во внешности, ведь наши лицо и тело самое дорогое, что у нас есть в материальном мире.


Много ли найдется людей, с идеалом ленивой тетки, с волосатыми ногами и лишним весом, которая не пользуется косметикой, живет в трущобах и никуда не выходит из дома, кроме как на работу и в магазин за пельменями и колбасой?

Множество людей ведут подобный образ жизни, ведь это легко и не требует усилий. Колбаса и телевизор приносят удовольствие прямо сейчас. Пусть это примитивное удовольствие, но зато ради него не надо напрягаться.

Многие так живут, но мир моды со своими глянцевыми журналами, красивыми картинками и роскошью, показывает серому большинству, что они живут неправильно, и их жизнь лишь жалкое существование, мало отличающееся от жизни животных в стойле.

Чувствовать себя неудачником очень обидно, отсюда и возникают различные борцы, желающие развеять мифы о красоте, дабы все приняли позицию – жить, как легко и удобно. Только в любом обществе были и будут лидеры. Кто-то будет умнее, а кто-то красивее, ведь красота имеет значение даже во время брачных игр животных и птиц.

Таково наше общество – можно быть умным, красивым, сильным, здоровым, богатым и тем самым приближаться к идеалам, которые недостижимы, в силу того, что приукрашены. Но идеалы в любом случае нужны, иначе к чему стремиться. Разве кого-то на самом деле устраивает просто жизнь – жизнь без целей и идеалов?


Традиционно от женщины ожидали красоту. Поэты, художники и писатели воспевали в своих произведениях красавиц, а мужчины были готовы ради них на подвиги и безумства. От самих мужчин общество требует силу, ответственность и самое главное – умение зарабатывать деньги. В результате сложно сказать, кому труднее – женщинам, в которых желают видеть красавиц, или мужчинам, которые обязаны построить дом и заработать деньги на прихоти своей жены и детей.

Теперь вспомним тему публикации – любовь к себе и красота. Многие люди неправильно понимают любовь к себе, подразумевая под этим потакание всем своим слабостям и страстям. Именно в этом они видят настоящую свободу, а все ограничения, прописанные в законе или культуре, они воспринимают как ущемление своих свобод. Даже труднодостижимые идеалы и стандарты красоты кажутся им посягательством на свободу и личное счастье.

Только это не проявление любви к себе, а результат неудовлетворенности жизнью.

Настоящая любовь к себе это не расслабление, и не борьба за удовлетворение всех страстей и слабостей, а постоянная работа над собой. Любящий себя человек желает каждый день становится лучше, делать что-то для своего дома и семьи, покупать новые вещи, вести здоровый образ жизни и ухаживать за своей внешностью.


Правильная любовь к себе и красота взаимосвязаны. Без любви к себе не получится долго оставаться красивой, даже если природа изначально подарила прекрасную внешность. Внутреннее состояние и отношение к себе постепенно отразится на лице и теле.

Но как быть тем, кого природа изначально не одарила хорошей внешностью? Как полюбить себя, если твоя внешность не вписывается в стандарты красоты? К примеру, ты родилась и выросла маленькой, а по стандартам красоты ценится рост выше среднего.

Вокруг много примеров, когда маленький рост не становится помехой, и мы можем видеть таких девушек не только в жизни, но даже в самой индустрии моды. Мирослава Дума не может вырасти, но она ничуть не хуже высоких моделей, даже наоборот имена тысяч красивых моделей никто не знает, а Мирослава известна, любима модными фотографами и для многих является примером стильной и любящей себя девушки.

Сара Джессика Паркер многим кажется не просто некрасивой, а уродливой, но это не помешало Саре стать успешной актрисой и не мешает любить себя. Подобные примеры можно продолжать и продолжать…

В завершении важно заметить, что в стремлении к красоте не надо создавать кумиров и становиться рабом вещей и своей красоты. Жизнь в любом случае не вечна, надо понимать, что придет старость и ее тоже надо достойно встретить. В каждом возрасте есть свои прелести и цели, всю жизнь надо работать над собой и кроме красоты материальной помнить о красоте духовной, ведь после определенного возраста именно она станет вашим главным украшением, а когда-то вообще единственным…

Пред троном Красоты — Джебран Халиль Джебран — Добродетели — Самопознание — Каталог статей

9 сентября — Всемирный день красоты

Всемирный день красоты — праздник был установлен именно в этот день в 1995 году Международным комитетом эстетики и косметологии CIDESCO.

Красота – это пламенное сердце и очарованная душа

КРАСОТА

Джебран Халиль Джебран

«Красота – религия мудрецов».
Индийский поэт

О вы, блуждающие по пути разветвившихся религий и скитающиеся в ущелиях противоречивых учений, вы, счетшие свободу отрицания вернее оков подчинения, а луга сомнения надежнее оплотов подражания, – изберите религией красоту и поклоняйтесь ей как Господу. Она проявляется в совершенстве творений, обнаруживается в выводах разума. Бросьте тех, кто представляет веру забавой и соединяет свою жадность к богатству со страстью к благому исходу, уверуйте в божественность красоты; началом вашего восхищения будет жизнь и источником вашей любви – счастье. Затем обратитесь к ней: она приблизит ваши сердца к трону женщины, зеркалу ваших чувств, и укажет путь вашим душам на ристалище природы, где отечество вашей жизни. О вы, гибнущие среди ночи разноречий и тонущие в пучинах догадок! Ведь в красоте — истина, отрицающая подозрение, отгоняющая сомнение, и блистающий свет, который охранит вас от мрака лжи. Присмотритесь к пробуждению весны и наступлению утра – ведь красота – удел присматривающихся!

Прислушайтесь к пению птиц, и шороху ветвей, и журчанью ручьев, – ведь красота – доля прислушивающихся! Взгляните на кротость ребенка, и нежность юноши, и силу мужа, и мудрость старца, – ведь красота – восхищение вглядывающихся! Воспойте нарцисс глаз, и розу щек, и анемон рта, – ведь красота прославляется воспевающими!

Восхвалите ветвь стана, и ночь волос, и слоновую кость шеи, – ведь красота радуется похваляющим! Посвятите тело, как храм, красоте и посвятите сердце, как жертвенник, любви, – ведь красота воздает поклоняющимся!

Ликуйте вы, которым ниспосланы откровения красоты, и веселитесь, ибо нет страха над вами и не будете вы опечалены.

И вышел поэт и сказал: Скажи нам о Красоте.

И он ответил так:

Где вы найдёте красоту и как узнаете вы её, если она сама не будет вашим путём и поводырём?
И как вы будете говорить о ней, если она будет тем ткачом, кто ткёт вашу речь?

Горемыка иль раненный скажет: «Красота добра и милосердна. Как молодая мать, ещё стесняющаяся своего собственного великолепия, она идёт среди нас».
И страстный скажет: «Нет, красота — это что-то могучее и устрашающее. Как буря она сотрясает землю под ногами и небо над головой».
Усталый и утомленный скажет: «Красота — она как мягкий шёпот. Она говорит с нашим духом. Её голос утихает перед нашим молчанием, как слабый огонь, что трепещет от страха пред тенью».
Но беспокойный скажет: «Мы слышали её кричащей среди горных вершин. И с её криками доносились цокот копыт, и хлопанье крыльев, и рычанье львов».

Вечером стражник города скажет: «Красота встанет на востоке с рассветом».
А в середине дня, те, кто трудится иль путешествует, скажут: «Мы видели её склонившейся над землёй из окон заката».
Зимой занесённые снегом говорят: «Она придёт с весной, бегущей по холмам».
А в летней жаре жрецы говорят: «Мы видели её танцующей с листьями осени, и мы видели снежные пряди в её волосах».
Всё это говорили вы о красоте.

И всё же, по правде, вы говорили не о ней, а о своих неудовлетворенных нуждах.
А красота — это не нужда, но это самодостаточная безусловная любовь.

Это не пересохший рот или пустая, протянутая за подаянием рука.
Это объятое пламенем сердце и поющая от восторга душа.
Это не образ, который можно увидеть, и не песня, которую можно услышать.
Это образ, что стоит перед вами, хотя вы закрыли ваши глаза, и песня, которую вам слышно, хотя вы заткнули свои уши.
Это не сок, сохранившийся в ободранной коре дерева, и не крыло, скреплённое с когтём.
Это сад, который вечно в цветах, и сонм ангелов, которые всегда в полёте.
Люди Орфалеса, красота — это Жизнь, когда Жизнь снимает покрывало со своего святого лица.
Но вы сами являетесь этой Жизнью, и вы сами — её покрывало.
Красота — это вечность, смотрящая на себя в зеркало.
Но вы сами являетесь этой вечностью, и вы — её зеркало.

Почувствуйте красоту внутри себя и дайте ей возможность разлиться по всему вашему существу, пульсируя в такт биению сердца. По мере того как вы позволите этой красоте войти глубоко внутрь вашего сознания, она вас изменит, затронет самые основы вашего существа и вы начнете трудиться на благо красоты планеты.

ПРЕД ТРОНОМ КРАСОТЫ

Джебран Халиль Джебран

Я бежал от толпы и бродил по широкой долине, то выслеживая течение ручейка, то прислушиваясь к щебету птиц. Так я дошел до места, скрытого ветвями от взоров солнца, и сел там, беседуя со своим одиночеством и разговаривая с душой – душой жаждущей, для которой все видимое – только мираж, а все невидимое – утоляющий источник.

Когда мое сознание вырвалось из темницы материи в пространство фантазии, я осмотрелся и вдруг увидел девушку-фею, стоявшую подле меня; одежду и украшения заменяли ей виноградная лоза, скрывавшая часть ее стана, и венок из анемонов, скреплявший ее золотистые волосы. .. Заметив по моим взглядам, что я смущен и растерян, она произнесла:
«Я дочь лесов, не пугайся!»

Сладость ее голоса вернула мне силы, и я сказал: «Разве подобная тебе может жить в пустыне, где царит уныние и обитают дикие звери? Заклинаю тебя жизнью твоей, скажи мне, кто ты и откуда пришла». Она села на траву и отвечала:
«Я символ природы. Я дева, которой поклонялись твои отцы – воздвигали мне жертвенники и храмы в Баальбеке, Афке и Джубейле».

«Эти храмы, – возразил я, – давно разрушились, и кости моих дедов сравнялись с кожей земли. От следов их божеств и религий не осталось ничего, кроме немногих страниц в недрах книг».

Но она прервала меня:
«Есть Боги, живущие жизнью своих почитателей и умирающие с их смертью. А другие живут божественной сущностью, вечной, нетленной. Моя божественная сущность почерпнута из красоты, которую ты видишь, куда ни обратишь свой взор. Красота же – это вся природа. С красоты начиналось счастье для пастуха, бродящего среди холмов, селянина, трудящегося на полях, кочевников, скитающихся меж горами и берегом. Красота была для мудреца лестницей к трону неуязвимой истины». Биения моего сердца подсказали языку неведомые дотоле слова, и я воскликнул:
«Но ведь красота – сила грозная и ужасная!» На губах ее цветком промелькнула улыбка, а во взоре отразились тайны жизни. «Вы, люди, – ответила она, – боитесь всего, даже самих себя. Вы боитесь неба, хотя оно источник мира, боитесь природы, хотя она ложе успокоения, боитесь Бога Богов и приписываете ему зависть и гнев, а он, если не любовь и милосердие, то ничто».

Наступила тишина, наполненная нежными мечтами. Потом я спросил ее: «Что же такое красота? Ведь люди по-разному определяют и познают ее и по-разному прославляют и любят!»

И дочь лесов отвечала:
«Красота – то, к чему у тебя есть влечение в душе; то, что ты видишь и хотел бы дать, а не взять; при встрече с красотой ты чувствуешь, как тянутся к ней глубины твоей души. Красота – то, что тела считают испытанием, а души – благодеянием, – это союз между печалью и радостью. Красота – то, что ты видишь, хотя оно скрыто, узнаешь, хотя оно и неведомо, и слышишь, хотя оно немо. Это сила, зарождающаяся в святая святых твоего существа и кончающаяся за пределами твоей фантазии…»

И дочь лесов подошла ко мне и положила свою благоуханную руку мне на глаза. Когда она ее отняла, я увидел себя в одиночестве, в той же долине. Я вернулся обратно, а душа моя повторяла слова:
«Красота – то, что ты видишь и хотел бы дать, а не взять».

О КРАСОТЕ

И просил поэт:
– Скажи нам о Красоте.

И он ответил:

– Где вы будете искать красоту и как вы её найдёте, если не она сама станет для вас и путём, и вожатым?
И как вам говорить о ней, если не она будет ткачом вашей речи?
«Красота ласкова и нежна, – говорят огорчённые и обиженные. – Как молодая мать, чуть смущаясь своей славы, ступает она среди нас».
«Нет, красота грозна и могущественна, – говорят пылкие. – Как буря, сотрясает она землю и небо».
Говорят усталые и утомленные:
«Красота подобна нежному шёпоту. Она говорит в нашем духе. Её голос отступает перед нашим молчанием как слабый свет, что дрожит в страхе перед тенью».
Но беспокойные говорят:
«Мы слышали, как она кричала в горах. И вместе с её криками раздавался топот копыт, хлопанье крыльев и львиный рык».
Ночью говорят городские стражники:
«Красота взойдёт с зарею на востоке».
В полдень говорят труженики и путники:
«Мы видели, как она склонилась над землей из окон заката».

Зимой говорят занесённые снегом:
«Она придёт с весной, шагая по холмам».
А в летний зной говорят жнецы:
«Мы видели, как она пляшет с осенними листьями, видели хлопья снега в её волосах».
Всё это сказали вы о красоте.
На деле же говорили вы не о ней, но о своих неутолённых потребностях.
А красота – не потребность, а экстаз.
Это не жаждущие уста и не пустая протянутая рука,
Но пламенное сердце и очарованная душа.
Это не образ, что вам хотелось бы видеть, и не песня, что вам хотелось бы слышать,
Но образ, который вы видите, даже если сомкнете глаза, и песня, которую вы слышите, даже если закроете уши.
Это не смола в складках морщинистой коры и не крыло, сросшееся с когтем,
Но вечноцветущий сад и сонм вечнолетящих ангелов.
Красота есть жизнь, снимающая покров со своего святого лика.
Но жизнь – это вы, и покров – это вы. Красота есть вечность, глядящаяся в зеркало. Но вечность – это вы, и зеркало – это вы.

К-Ра-Со-Та – совместное устремление к Свету, к Сиянию Истины Всевышнего. Теперь по-другому понимаешь слова Достоевского: «Красота спасёт мир».

КРАСОТА

В Красоте — ВСЕ Прообразы, Краски…
Ей не нужно Себя украшать.
Безобразие ж пользует маски,
чтобы образ красивый принять.

Часто ложь, обряжаясь на диво,
выставляет себя напоказ…
Но — что Истинно — тихо красиво
и, торжественно, радует глаз.

Ложь — сложна, многословна, лукава.
Красота же, по-детски, проста.
В чистоте детских душ — Ее Слава,
молчалива — всегда — Красота.

Красота не проводит, в упорных
битвах, дни — за сердца всех живых.
На сердца Ее Право — бесспорно,
добровольно Ей жертвуют их.

Красота… В Ее вечных исканьях —
и мудрец, и герой, и злодей…
На ПОСЛЕДНЕЙ Ступени Познанья
ВСЕ замрут, восхищенно, пред Ней…

Молитва, трепетом сердечным,
в душе рождает Красоту
общения с Незримым, Вечным,
с Ним, Воплотившимся в Мечту.

Не в рукотворном храме пышном,
в часовне сердца своего
молись торжественно, неслышно,
не допуская никого,

кто мог бы, мудрствуя лукаво,
нарушить благостный покой
и тишину живого храма —
в момент свидания с Собой.

Прозренье в Свет неуловимо,
оно бежит от суеты.
Трагично и непоправимо,
коль встречу с ним упустишь ты.

Молись же так, мольбу простую
твой дух, в скитаниях, нашел:
«Пусть Мир услышит Весть Благую!
Пусть будет Миру хорошо!»

«Красота небесная»: крылатая любовь

В Москве стартовали съемки остросюжетной 4-серийной мелодрамы «Красота небесная» производства «Амедиа Продакшн» для телеканала «Dомашний». Главные роли в картине исполняют Анна Немченко, Артем Карасев, Сергей Ланбамин, Дарья Фекленко, Марина Гайзидорская, Сергей Габриэлян и другие.

Хирург Аня (Анна Немченко) встретила своего принца на белом коне – пилота международных линий, красавца Михаила (Артем Карасев). Пара готовилась к свадьбе, но тут вмешалась судьба в лице бывшей девушки Миши. Хитрая интриганка Рита (Юлия Чеботникова) бросила его, когда Миша попал в больницу после серьезной травмы, списала со счетов.

Аня выходила парня и заслужила свое счастье, но Рита, узнав об этом, решает вернуть Мишу любой ценой. Она требует от Ани отказаться от любви и жениха. Когда Аня не соглашается, то Рита соблазняет ее… отца (Сергей Ланбамин). И теперь Аня перед выбором – пожертвовать своим счастьем или счастьем матери…

Благодаря интригам Риты, Аня теряет доверие к жениху, меняет работу, отменяет свадьбу, практически полностью исчезая из его жизни, хотя и продолжает любить своего Мишу… Но Рита не останавливается. В погоне за собственным благополучием она готова и дальше разрушать жизнь Ани….

Сможет ли Аня переиграть соперницу? Узнает ли Миша правду? Очнется ли отец Ани? И смогут ли герои осуществить свои мечты?

Влад Николаев, режиссер:

«Наша история о том, как мальчики становятся настоящими мужчинами, совершая поступки, учась нести за них ответственность и принимая правильные решения, а женщины не просто прекрасный слабый пол, как принято считать, а очень сильные духом существа, умеющие любить. Зрителей ждут и трогательные моменты, и ироничные, и легкие и приятные – разные. Название «Красота небесная» не про полеты, а про внутреннюю красоту нашей героини — прозрачную, чистую, небесную, без какого-либо второго дна».

Наталия Клибанова, продюсер сериала «Красота небесная», главный продюсер «Амедиа Продакшн»:

«В проекте будет много съемочных локаций и объектов, создающих красоту в кадре: аэропорт, авиакомпания, бар летчиков, кафе и кондитерские, медицинский центр и великолепная московская осень! Специально для сериала мы «создали» две авиакомпании: ОТЧИЗНА и BEST JET, для которых разработали всю официальную символику и форму летчиков и стюардесс. Для некоторых сцен приглашаются инструкторы. Например, в сцене, когда Михаил запускает с детьми радиоуправляемые модели самолетов, нам пришлось пригласить профессионалов, которые помогут управлять эти мощными, но хрупкими моделями, достигающими в длину больше 2 метров. Будем надеяться, что нам повезет с погодой и эти сцены украсят наше кино».

«Красота небесная»: крылатая любовь

Скоро на Dомашнем!

Любовь и красота | HuffPost

Какие знаки любви? Когда вы любите кого-то, вы не видите в нем ничего плохого. Даже если вы видите в них какой-то недостаток, вы каким-то образом оправдываете это, говоря: «Все так делают; это нормально». Вы думаете, что сделали для них недостаточно, и чем больше вы делаете, тем больше вы хотите сделать для них. Они всегда в ваших мыслях. Обычные вещи становятся необычными. Когда вы любите кого-то, вы хотите, чтобы он всегда был счастлив, и вы хотите, чтобы у него было все самое лучшее.

Любовь и красота идут рука об руку.Если что-то красиво, это нельзя не полюбить. Когда вы любите это творение, вы видите его красивым. Когда вы устали от этого творения, вы находите его уродливым. Поэтому, чтобы ценить красоту, сначала нужно понять любовь. Понимание, о котором я говорю, не просто интеллектуальное, но и всестороннее. Обычно, когда мы что-то любим, мы хотим этим владеть. Если вы цените картину, вы хотите купить ее и оставить у себя дома. Вы находите красивую одежду, и хотя знаете, что наденете ее всего пару раз, вы покупаете ее и кладете в шкаф.Вы знали только один способ любить — любить его, обладать им и забывать. Когда вы пытаетесь овладеть любовью, вы лишаете ее красоты, и тогда эта же любовь причиняет вам боль. Кого бы вы ни любили, вы пытаетесь диктовать им условия. Вы очень тонко пытаетесь ими управлять. И все, что вы пытаетесь контролировать, оказывается уродливым.

Вы никогда никого не любили и не пытались им обладать. Это начинается в детстве. Когда рождается второй ребенок, первому нужно все внимание. «Почему вы принесли этого ребенка домой? Отдайте его.«Многие дети говорят:« Ты принадлежишь мне и мне одному ». Это глубокая самскара , глубокое впечатление, этот страх потерять свое место в сердце того, кого мы любим.

Сначала идет притяжение. Когда становится немного трудно достичь того, что вас привлекает, вы начинаете любить это. Вы это заметили? Если вы просто получаете то, что вас привлекает — просто так, быстро — вы не разовьете в себе любовь к этому. Должно возникнуть желание. Это ведет к любви. Но любовь приносит страх потери.Однако любовь, в которой есть страх потери, не расцветает. Это приводит вас к другим неприятным ощущениям и переживаниям. Приходит ревность. Есть кто-то, кого вы очень любите — друг, парень, девушка, — но его внимание сосредоточено на ком-то другом. Посмотрите, что происходит у вас в желудке — он взбалтывает. Вы пробуете всевозможные уловки, чтобы отрицать то, что происходит внутри вас. Много уродства возникает из-за страха потери. Вы никогда не любите нечто большое, огромное, потому что вы сами еще не стали огромным.И пока вы остаетесь очень маленьким, нет ни радости, ни счастья, ни покоя. Радость — это расширение, становление большим в вашем сердце. Это может произойти только в ситуации, когда вы очень сильно любите, но не можете обладать тем, что любите.

Задумывались ли вы, почему вы кого-то любите? Из-за их качеств или из-за чувства родства или близости? Вы можете любить кого-то за его качества и не иметь чувства близости. Такая любовь порождает соперничество и ревность.Если любовь основана на качествах человека, эта любовь нестабильна. Через некоторое время качества меняются, и любовь становится шаткой. Однако, если вы любите кого-то, потому что он принадлежит вам, тогда эта любовь остается на всю жизнь. Любить кого-то, потому что он принадлежит вам, великим или нет, — это безусловная любовь. Сосредоточенная любовь становится блаженством.

И когда так много любви, вы берете на себя полную ответственность за любое недоразумение. На мгновение вы можете выразить тревогу на поверхности.Но когда вы не чувствуете тревоги в своем сердце, вы приходите к совершенному пониманию. Вы находитесь в состоянии, когда все проблемы и все различия ускользают, и сквозь них просвечивает только любовь.

В мире люди любят вас, потому что вы даете им утешение. Если вы требуете доказательства их любви, утешаете ли вы их? Если кто-то сомневается в вашей любви и вам приходится постоянно это доказывать, это становится для вас тяжелым бременем. Ваша природа — снимать бремя, поэтому, когда любовь ставится под сомнение, вы чувствуете себя неуютно.Поэтому не требуйте доказательств того, что другой человек вас любит. Любовь не нуждается в доказательствах. Действия, слова не могут доказать любви.

Духовные практики, знание Себя, служение и сатсанг (совместное празднование) помогают создать чувство принадлежности. Когда любовь возникает из чувства принадлежности, тогда действия или качества не заслоняют любовь. Ни качества, ни действия не могут быть идеальными все время. Только любовь и чувство родства могут быть совершенными.

Для получения дополнительной информации посетите www.srisriravishankar.org и www.artofliving.org

Чтобы посмотреть видео о мудрости Шри Шри Рави Шанкара, щелкните здесь.

Вызов всех суперфанов HuffPost!

Подпишитесь на членство, чтобы стать одним из основателей и помочь сформировать следующую главу HuffPost

Почему любовь прекрасна ?. Пусть сила вашей любви изменит… | Эльвина Камалова

Позвольте силе вашей любви изменить мир, но никогда не позволяйте проблемам этого мира изменить красоту вашей любви — Дебасиш Мрида

У всех нас есть врожденная способность чувствовать любовь — чувство привязанности и привязанность, такая сильная, что заставляет мир вращаться.Эта загадочная эмоция дает нам возможность выполнять невозможные задачи, преодолевать все границы и дает возможность изменить жизни других.

Когда мы открываем свое сердце любви, это наполняет нас чувством связи, принадлежности и доброты, чувством ответственности и сострадания.

Чем больше любви , , тем меньше войн будет на , , потому что любовь позволяет нам лучше понимать и принимать друг друга.

Чем больше любви, тем больше будет замечательных проектов и идей, которые увидят свет , потому что, когда мы любим, мы хотим, чтобы другой человек достиг своей мечты, и мы создаем экосистему поддержки и заботы.

Из-за страха уязвимости многие из нас предпочли бы делать что угодно, только не открывать свои сердца любви. Но оно того стоит, потому что любовь удовлетворяет наши самые сокровенные потребности в смысле, цели, свете и связи. Любовь — это мощный способ привнести в любые отношения еще доверия, честности и еще больше. Это то, что создает прочную основу для более счастливой и подлинной жизни.

Мы можем дать только то, что есть в себе. И поскольку мы уже рождены с бесконечным количеством любви внутри нас, мы можем делиться ею бесконечно.Поделитесь ею с друзьями, с незнакомцем, с теми, кто в ней нуждается и забыл, как ее найти. Отдай даром, и он вернется. Любовь всегда рядом и никогда не уходит.

Когда мы вспоминаем о безграничных запасах любви, которые у нас есть, мы становимся чем-то другим, чем-то большим, чем мы преследуем. Любовь возвращает нас домой, в место, где мы обретаем вечный покой, счастье и просветление.

И поэтому любовь прекрасна.

Love Beauty and Planet использует рекламу New York Times, чтобы обозначить проблему устойчивости красоты — Glossy

По мере того как косметические компании продолжают обсуждать проблему упаковки в отрасли, инкубированные бренды Unilever Love Beauty and Planet и Love Home и Planet применяют новый подход к отдыху.

В воскресенье, 8 декабря, бренды будут размещать рекламу в New York Times на развороте по центру, на котором будут напечатаны праздничные мотивы и предложения по переработке, а также будет использоваться вторичная оберточная бумага. Смысл? Чтобы побудить читателей New York Times и клиентов Love Beauty and Planet и Love Home and Planet переосмыслить свои праздничные отходы, сказал Пиюш Джайн, Unilever GM и вице-президент по маркетингу средств по уходу за волосами в США, который руководил запуском обоих брендов.

«Это бренды, рожденные неслучайно», — сказал Джайн.«Когда мы использовали слово« планета »в названии этих брендов, мы очень и очень серьезно взяли на себя эту ответственность».

В последнее время New York Times отмечает всплеск рекламы косметических брендов в печатных изданиях — от Beautycounter до Glossier. Как правило, эти объявления использовались для более широкого обсуждения вопросов красоты, таких как ее активизм, в случае Beautycounter, или разнообразие и инклюзивность à la Glossier. И они не из дешевых. Аудитория Times на выходных составляет 4,6 миллиона человек, а в медиа-китите говорится, что стоимость такого рода рекламы варьируется от 100 000 до 150 000 долларов.Учитывая нестандартный цветной картон объявления, это, вероятно, было дороже. Unilever не смогла предоставить данные о своих маркетинговых инвестициях.

Соника Малхотра, основатель бренда и глобальный директор по бренду, сказала, что этот маркетинговый ход был отдельной строкой от трех публикаций о брендированном контенте, которые компании опубликовали в The New York Times ранее в этом году. Они были приурочены к таким событиям, как Всемирный день океанов, и транслировались на веб-сайте Times через студию фирменного контента.

«Сейчас есть возврат к печати, потому что, в конце концов, это печать конкретной легитимности в цифровом мире, где реклама стала дешевле и доступнее для всех», — сказала Эрин Флаэрти, вице-президент и директор по контенту Digitas. .«Люди привязаны к The New York Times прямо сейчас из-за политического ландшафта, а воскресный номер — одна из немногих газет, на которые люди все еще подписываются. Запустив там рекламную кампанию, вы внезапно выделитесь из массы. Независимо от того, купили ли вы рекламу или были упомянуты в обычном порядке, это простой способ поднять свой бренд ».

Последние бренды

Unilever заслуживают внимания с момента запуска в декабре 2017 года (Love Beauty and Planet) и в январе 2019 года (Love Home and Planet), поскольку в декабре 2019 года их продажи достигли 100 миллионов долларов.Кроме того, в этом году обе компании расширились с распространения только в США до 40 с лишним новых рынков. Они наблюдают к северу от 6% вовлеченности в социальных сетях, а 30% их клиентов являются постоянными клиентами в рамках цифровых партнерств и партнерских отношений в магазинах с Target, Walmart и Amazon.

Индустрия красоты сталкивается с проблемой упаковки: по данным исследовательской компании Euromonitor International, мировой спрос на пластмассы для косметики в 2018 году составил 153 миллиарда единиц. Кроме того, в период между Днем Благодарения и Новым годом наблюдается 25-процентный рост количества неперерабатываемых материалов. что побудило компании разыграть подарочную упаковку.В этот праздничный бум также наблюдается всплеск подарков влиятельным лицам и редакторам красоты, а также образцы для различных розничных продавцов.

Тиила Аббитт, основатель бренда экологически чистой косметики Aether Beauty, сказала, что косметическим компаниям необходимо выйти за рамки маркетинговых усилий, чтобы сделать упор на экологичность. «Агентство по охране окружающей среды сообщило, что треть мусорных свалок поступает от индустрии красоты, и основная их часть составляет упаковка для макияжа. Праздничные комплекты, к сожалению, еще хуже », — сказала она.

Дизайн, представленный в рекламе Love Beauty and Planet и Love Home and Planet, был создан иллюстратором Лией Дункан и не будет использоваться на упаковке продуктов этих брендов.Малхотра сказал, что реклама New York Times, хотя и дорогая, предназначена не только для увеличения продаж.

«То, что мы делаем, — это хороший маркетинг, но это осознанный способ связи с потребителями», — сказала она.

Органические шампуни и средства для ухода за кожей без жестокости — Truth & Love Beauty

Отмечайте свою красоту, не поступаясь ценностями

Почему бруски для шампуня?

Шампунь — это революция! Они не содержат пластика, отходов, консервантов или вредных химикатов и экономичны.

Сделано вручную из качественных органических ингредиентов. Шампунь-бруски не только сделают ваши волосы чистыми, они также вернут вашим прядям их настоящую естественную красоту.

Большинство шампуней в бутылках содержат агрессивные химикаты, лишающие волосы натурального масла. Как только вы избавитесь от этих химикатов, ваши волосы вернут себе естественное здоровье и красоту. Наши бруски шампуня наполнены питательными маслами, которые не только помогут обратить вспять ущерб, нанесенный химическими веществами, но также сделают ваши волосы полными, блестящими и естественно великолепными.Один батончик шампуня эквивалентен 3 бутылкам шампуня среднего размера.

Что в наших продуктах

Наши изделия ручной работы наполнены органическими эфирными маслами этичного происхождения, растительными веществами, богатыми минералами и местным органическим медом.

Мы верим, что природа обладает всеми силами, чтобы питать, лечить и омолаживать.

Мы не используем парабены, сульфаты, агрессивные химикаты, нефть, пищевые красители, десенсибилизирующие агенты или формальдегид.

Сделай что-нибудь красивое

Быть по-настоящему красивой — значит заботиться о мире и о том, как ваш выбор влияет на него. Небольшие позитивные изменения могут иметь огромное значение.Мы все можем внести много простых изменений, которые сделают мир добрее и лучше.

Скажите НЕТ продуктам, тестируемым на животных.

Скажите НЕТ использованию пластика, когда в этом нет необходимости.

Скажите НЕТ использованию продуктов, содержащих токсины и консерванты

Просто сделав выбор в пользу мыла шампуня, вы предотвратите выброс трех пластиковых бутылок шампуня в океан, и вы сделаете один шаг к превращению мира место добрее и безопаснее.

Beauty from Love (Beauty, # 3) Джорджии Кейтс

(5 Omigod. Best. Husband. Ever. Stars!)
(BR with Tiffany)

Эта книга восходит к тому месту, где закончилась вторая книга. Джек Генри и Лорелин только что поженились и уезжают в свадебное путешествие. У них волшебный медовый месяц, а затем они возвращаются домой, чтобы провести первое Рождество супружеской парой со своей семьей. Я очень люблю Маргарет Маклахлан. Она потрясающая, добрая, любящая свекровь.Она дает отличный совет и взбесила меня своими разговорами о «новичках».

Джек Генри и Лорелин ar

(5 Omigod. Best. Husband. Ever. Stars!)
(BR with Tiffany)

Эта книга восходит к тому месту, где закончилась вторая книга. Джек Генри и Лорелин только что поженились и уезжают в свадебное путешествие. У них волшебный медовый месяц, а затем они возвращаются домой, чтобы провести первое Рождество супружеской парой со своей семьей. Я очень люблю Маргарет Маклахлан.Она потрясающая, добрая, любящая свекровь. Она дает отличный совет и взбесила меня своими разговорами о «новичках».

Джек Генри и Лорелин наслаждаются жизнью супружеской пары, но их ждет неожиданная драма из прошлого. Они решают свои проблемы как команда и не позволяют никому и ничему мешать их счастью. Со времен первой книги они прошли долгий путь. Особенно Джек Генри. Мне нравилось видеть его превращение из безупречного холостяка в мечтательного обморочного мужа.Нет ничего прекраснее влюбленного Джека Генри! Наконец-то он нашел женщину, которая его завершает.

Мне очень понравилось путешествие Джека Генри и Лорелин, влюбленных друг в друга. Это одна из моих самых любимых пар! Нет ничего лучше, чем сексуальный, великолепный, романтичный австралиец и его американская возлюбленная! Я обожал эпилог и чувствовал, что эта серия завершена до совершенства! : D

— Ее руки находят мои, чтобы переплести наши пальцы. Она сжимает их в кулак и смотрит мне в глаза, когда я вхожу в нее.

— «Ты мой мир, и я сделаю все, чтобы ты был счастлив».

— «Ты. Ты то, из чего сделаны мои надежды и мечты».

-Он такой красивый. И все мое.

— «Вы заботитесь обо мне», — говорит она мне в рот. «Никто никогда не делал этого раньше».

-Ты для меня все- мой номер один.

-Лорелин — самая красивая женщина, которую я когда-либо видел.Не могу поверить, что могу называть ее своей вечно.

-Она показывает мне пальцем движение, и я подчиняюсь. У меня нет выбора, потому что я принадлежу ей, и поступаю так, как ей заблагорассудится. Эта женщина полностью владеет мной.

— «Я никогда не думал, что буду любить женщину так, как люблю тебя. Ты изменил мне все».

-Я никогда не испытывал такого момента ни с кем, и мне это нравится. Я хочу, чтобы она видела меня полностью.

-Это правда. Я не мог не влюбиться в эту женщину.Когда она взяла меня за руку, я охотно отдал ей всю свою жизнь.

EWG Skin Deep® | Love Beauty and Planet Lotion, Argan Oil & Lavender Рейтинг

Правила тестирования продукта на животных

Некоторые косметические компании взяли на себя обязательства по тестированию на животных «Люди за этичное обращение с животными» и «Прыгающий кролик». Для потребителей, которых беспокоит политика компаний в отношении тестирования на животных, Skin Deep сообщает эту информацию.

Неизвестно

Ведущие международные сертифицирующие компании PETA и Leaping Bunny не имеют информации об использовании этой компанией тестов на животных.

Информация на этикетке продукта

Составной части упаковки:

ВОДА, ГЛИЦЕРИН *, СТЕАРИНОВАЯ КИСЛОТА *, МАСЛО ГЛИЦИНА SOJA (СОЕВЫЕ) *, СТЕАРАТ ГЛИКОЛЯ *, ТРИЕТАНОЛАМИН, ГЛИЦЕРИЛСТЕАРАТ *, АРОМАТ, КАПРИЛЛИКСЕРИЛ, ДИСКЕТИЛОВЫЙ СПИРТ, АМБИЛАНДИС, ЭДИЛКОСИЛЕТИЛОВЫЙ СПИРТ *, МАСЛО ЯДЕР СПИНОЗЫ АРГАНИИ *, МАСЛО ЛАВАНДУЛЫ АНГУСТИФОЛИИ (ЛАВАНДЫ) *, ЛИНАЛУЛ, КУМАРИН, ЛИМОНЕН, ЦИТРОНЕЛЛОЛ, ГИДРОКСИЦИТРОНЕЛЛАЛ, АЛЬФА-ИЗОМЕТИЛ ИОНОН.

О КОЖИ ГЛУБОКОЕ
® РЕЙТИНГИ

EWG предоставляет информацию об ингредиентах средств личной гигиены из опубликованной научной литературы в дополнение к неполным данным, полученным от компаний и правительства. Приведенные ниже рейтинги указывают на относительный уровень беспокойства, вызванного воздействием ингредиентов в этом продукте, а не самого продукта, по сравнению с другими составами продукта. Рейтинги отражают потенциальную опасность для здоровья, но не учитывают уровень воздействия или индивидуальную восприимчивость, факторы, которые определяют фактические риски для здоровья, если таковые имеются.Узнать больше | Правовая оговорка

О EWG VERIFIED ™

Помимо предоставления Skin Deep® в качестве образовательного инструмента для потребителей, EWG предлагает свой знак EWG VERIFIED ™ в качестве быстрого и легко узнаваемого способа доставки товаров личной гигиены, которые соответствуют строгим критериям EWG для здоровья. Прежде чем компания сможет использовать EWG VERIFIED ™ для таких продуктов, компания должна продемонстрировать, что она полностью раскрывает ингредиенты продуктов на своих этикетках или упаковке, что они не содержат ингредиентов, вызывающих озабоченность EWG, и, среди прочего, изготовлены с соблюдением надлежащих производственных практик . Обратите внимание, что EWG получает лицензионные сборы от всех компаний-членов EWG VERIFIED ™, которые помогают поддерживать важную работу, которую мы выполняем. Узнать больше | Правовая оговорка

Празднование Всемирного дня океанов Любите красоту и планету и любите свой дом и планету! — Фонд Surfrider

Love Beauty and Planet & Love Home и Planet стремятся вдохновить #smallactsoflove сделать вас и нашу планету чище, зеленее и красивее — и этот Всемирный день океанов не исключение! Мы сотрудничаем с ними, чтобы совместно провести 27 уборок пляжей с участием более 2000 человек по всей стране, чтобы вывести мусор с нашего побережья в надежде вдохновить положительные личные привычки для поддержания здоровья океана.

Бренды косметики и товаров для дома верят в силу и потенциал небольших действий, которые могут привести к долгосрочным изменениям. Их амбиции — обеспечить безупречный уход с целью сделать планету чуть более красивой, чем они считали, чтобы вы могли хорошо выглядеть, делая добро. Приходите на одну из наших уборок на пляже в субботу, 8 июня, чтобы принять участие. Знаете ли вы, что если бы каждый американец собрался вместе, чтобы очистить каждую милю береговой линии США, мы смогли бы удалить до 150 миллионов фунтов мусора с наших берегов?

Как и все уборки пляжей, это бесплатное мероприятие, открытое для публики.RSVP не требуется. Волонтеры получат подарки Love Beauty и Planet & Love Home и Planet.

Присоединяйтесь к Surfrider, Love Beauty and Planet & Love Home and Planet в этот Всемирный день океанов и поделитесь с нами своей #smallactsoflove к океану!

УБОРКА НА ПЛЯЖЕ

В июле этого года Love Beauty and Planet запускает новые продукты по уходу за волосами, вдохновленные своим стремлением защищать планету и ее океаны. Коллекция Clean Oceans Editions — первая линия шампуней и кондиционеров, гордо упакованных в 100% пластик, предназначенный для использования в океанах.Пластик для бутылок из этой коллекции был полностью получен в непосредственной близости от береговых линий, пляжей и водных путей, которые, вероятно, оказались бы в наших океанах.

Love Beauty and Planet & Love Home and Planet привержены партнерству с организациями и людьми, которые, как и мы, любят нашу планету и хотят помочь сохранить ее для будущих поколений. Love Beauty and Planet & Love Home and Planet очень серьезно относятся к своему влиянию на планету и берут на себя ответственность, отслеживая и облагая налогом 40 долларов за тонну парниковых газов, выбрасываемых во время создания, производства и распределения продуктов в «Фонд углеродного налога».«Этот фонд используется для поддержки целенаправленных партнерств, направленных на сокращение выбросов углерода и отходов на свалках.

Узнать больше
Love Beauty and Planet
&
Love Home and Planet!

.

LEAVE A RESPONSE

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *