Трикотажная одежда для дома и отдыха для мужчин и женщин, в интернет магазине Ирис — домашний трикотаж!

Домашний трикотаж от производителя в Иваново, в интернет-магазине «Ирис — домашний трикотаж» Трикотаж дешево, купить ночные сорочки, купить туники, купить трикотаж

Разное

Аукционная норка что это значит: Крупнейший меховой аукцион Kopenhagen Fur ликвидируют из-за массового забоя норок

Содержание

Крупнейший меховой аукцион Kopenhagen Fur ликвидируют из-за массового забоя норок

Датский аукционный дом Kopenhagen Fur, крупнейший в мире поставщик невыделанного меха, объявил о постепенном сворачивании операций и окончательном закрытии компании в течение двух-трех лет. Как отмечается в заявлении руководства Kopenhagen Fur по этому поводу, даже такая сильная компания «не способна пережить последствия решений», которые были приняты в начале ноября правительством Дании.

Напомним, что власти Дании распорядились уничтожить все поголовье разводимых в стране норок — а это 15–17 млн особей — после того, как сразу в нескольких хозяйствах у животных была обнаружена особо устойчивая мутация коронавируса, который к тому же может передаваться человеку. По данным правительства, из 1139 хозяйств, которые занимаются разведением норки, коронавирус выявлен в 207.

Аукционный дом Kopenhagen Fur был основан в 1930 году, и его владельцами являются члены Ассоциации производителей меха Дании, а это около 1,5 тыс.

фермеров из разных уголков страны. Ежегодно компания проводит пять аукционов меха, на которых в среднем продается почти 30 млн шкурок, в первую очередь мех норки, а также лисы, песца, шиншиллы, каракуль и т. д. Компания занимает 60-процентную долю мирового рынка меха. И за один аукционный день объем продаж может достигать €260 млн. Крупнейшими клиентами дома являются заказчики из Китая и Гонконга.

Однако, как предупредило руководство Kopenhagen Fur, решение датских властей никак не скажется на операциях аукционного дома в этом году и в следующем, так как для них будут поставлены шкурки норок с тех пушных ферм, где коронавирус не обнаружен. Возможно, аукционы состоятся еще в 2022 году и один или два аукциона — в 2023-м. Компания уже предупредила 300 сотрудников о том, что в 2023 году они будут сокращены.

О том, серьезна ли коронавирусная угроза, исходящая от животных, читайте в материале “Ъ-Наука”.

Алена Миклашевская

Крупнейший аукционный дом меха в мире закроется после массового уничтожения норок в Дании

Крупнейший в мире аукционный дом меха Kopenhagen Fur решил закрыться через 2-3 года, о чем сообщил на своем сайте. Причина — распоряжение правительства Дании об уничтожении всех норок на территории страны, потому что у некоторых особей нашли мутировавший коронавирус. Менеджмент компании после сезона продаж 2021 года будет постепенно сокращать деятельность.

Компания предупредила, что решение властей не скажется на работе в 2021 году. Аукционный дом все равно рассчитывает получить 5-6 млн шкурок от местных производителей. Кроме того, еще остаются запасы с прошлого года и ожидаются поставки из-за рубежа. В итоге в наступающем сезоне проведут четыре аукциона. «Даже самое сильное сообщество не может пережить последствия принятого решения», — отметил гендиректор Kopenhagen Fur Йеспер Лауге. Он добавил, что в компании работают больше 300 человек. Kopenhagen Fur принадлежит 1500 датским фермерам, которые выращивают больше 16 млн особей, говорится на сайте аукциона. Компании 90 лет.

Закрытие Kopenhagen Fur означает завершение целой эры для Дании, которая до прошлой недели была крупнейшим поставщиком норок в мире, отмечает Bloomberg.

Правительство Дании требует, чтобы разведение норок остановилось до 2022 года, а это означает полную приостановку всей индустрии, добавило агентство.

Реклама на Forbes

В Дании уничтожат 12 млн норок из-за опасности новой пандемии мутировавшего коронавируса

Об опасности норок и необходимости их уничтожения заявила 4 ноября премьер-министр Дании Метте Фредериксен. По ее словам, обнаруженный у зверьков мутировавший коронавирус передался нескольким людям. Один из найденных штаммов («кластер 5») менее восприимчив к антителам, чем «оригинал». Это угрожает тем, что разрабатываемые вакцины от коронавируса станут малоэффективными или вовсе бесполезными, предупредила глава правительства. В самой Дании возникли вопросы о превышении полномочий правительством, а срочно созданный закон не прошел слушания в парламенте.

Всемирная организация здравоохранения решила узнать у Дании подробности о новом вирусе. Европейский центр профилактики и контроля заболеваний (ECDC) 12 ноября заявил, что у зараженных изменившимся коронавирусом не наблюдается более серьезных симптомов. Генетические изменения вируса касаются белка «шипа» коронавируса, который является главной целью для реакции иммунитета, и мутация может сказаться на восприимчивости инфекции к лечению, но нужно больше исследований, добавил ECDC.

Кто из российских миллиардеров разбогател сильнее всех за время пандемии

9 фото

Элитная норка blackglama (блэкглама). Как выбрать оригинал? Цены на норку blackglama

Blackglama (блэкглама) и blacknafa (блэкнафа) – одни из первых меховых марок, которые были высоко оценены миром, и на сегодняшний день продолжают занимать лидерские позиции в своем сегменте. Продукт обеих марок – ценнейший мех норки, которая выращивалась в похожих условиях – в Канаде и Северной Америке. Мех этих двух брендов кардинально не отличается друг от друга, но первенство все же принадлежит норке Блэкглама (Blackglama). Главной причиной неистовой популярности является продуманная грандиозная рекламная кампания. Она началась еще в 60-х и по этот день ее никто не прекращал.

Норка BLACKGLAMA (БЛЭКГЛАМА)

Blackglama (Блэкглама) – известная, но очень редко встречающаяся в России: исключительное качество этого американского меха стоит весьма дорого. Выпускаемая этими брендами продукция – черная норка – один из самых дорогостоящих мехов мира. Но несмотря на дороговизну он пользуется заоблачной популярностью на мировых подиумах. Его высоко ценят и любят с ним работать именитые дизайнеры и модельеры, а состоятельные клиенты с удовольствием покупают эти шедевры высокой моды. Шубы, полушубки, накидки, манто, жакеты – даже не многие селебрити позволяют себе иметь в гардеробе изделия Blackglama, но Лайза Минелли и Софи Лорен не в их числе: эти дамы любят роскошь и могут себе ее обеспечить.

Норка Блэкглама (Blackglama) – это красивейший мех, который не похож на другие и имеет главную отличительную особенность от всех остальных – длина его остевого волоса – она практически такая же, как и размер подпуши. Этот критерий выделяет ее из массы других мехов и делает ее отличной от российской и скандинавской. Благодаря короткому остевому волосу этот мех похож по фактуре на бархат. Оригинальная Blackglama (Блэкглама) имеет очень темный коричневый, почти черный цвет. И только на ярком освещении можно заметить оттенок коричневого те, кто разбирается в мехах, говорят о нем «цвет нефти». Помимо присущей этому меху красоты он еще и практичный. Кожевая ткань норки практически белого цвета, она имеет великолепную гибкость и легкость, что позволяет изготавливать из нее модели сложнейшего кроя и множество деталей, и это никак не повлияет на качество меха. Даже наоборот – подчеркивает красоту меха.

Товарный знак

Blackglama (Блэкглама) – это название меха, а также это имя товарного знака, который занимается его производством. Его зарегистрировал самый крупный пушной аукцион American Legend. Теперь на этом аукционе, приехав в Сиэтл, и можно купить всемирно известную норку. Если вы купите этот редкий мех, вам обязательно выдадут фирменный лейбл, что будет являться отличительным знаком подлинности меха Блэкглама (Blackglama).

По причине невероятной популярности у американской норки постоянно появляются подделки. Изготовители фальшмеха приспособились красить мех любых короткошерстных норок и отбеливать кожевую ткань. К большому сожалению, она стали делать это весьма хорошо, да так, что только эксперт иногда может отличить натуральную Блэкгламу от подделки. Такие мастера экономят от 30 до 50% на приобретении мехов.

Норка Blackglama (Блэкглама) получила свою настоящую популярность в 60-х годах прошлого века. В то время одно крупное агентство рекламы Нью-Йорка специально для производителей элитной норки создало кампанию с вопросом-слоганом «What Becomes a Legend Most?» И последовали черно-белые снимки в ответ на этот вопрос – кто становится истинной легендой? Это были фото голливудских звезд — Бриджит Бардо, Риты Хэйворт, Барбары Стрейзанд и других, все они позировали в шубах, полушубках и манто из элитной черной норки Блэкглама. Многие задаются вопросом «как появилось это название?». Слияние цвета норки и наименование фирмы-поставщика и дало имя новому продукту, приобретшему большую популярность: (black (чёрный) + GLaMA (Great Lakes Mink Association).

Эту рекламную кампанию знают все в мире меха. Началась она более 40 лет назад и не прекращается по сей день. В ней уже было задействовано более 60 популярных личностей различных поколений — Шер, Лиз Тэйлор, Одри Хепберн, Лучано Паваротти, Рэй Чарльз, Катрин Денев… Деятели различных видов искусств собрались под руководством рекламщиков и сделали эту кампанию легендарной. Гонорар у всех звезд, какой бы величины и рода деятельности они ни были, был один и тот же – новая шубка из норки Blackglama. Лучшей рекламы, чем изделие на звезде в повседневной жизни, не придумаешь! Популярность марки продолжает расти.

Визитка Blackglama (Блэкглама) – черный цвет

Фото блэкглама весьма популярны в сети, модных журналах и различных элитных каталогах, ведь этому меху не занимать уникальности. Первая его привлекательная черта – бархатная фактура — это признак особенной роскоши, а вторая – цвет: натуральный, глубокий с переходами из тона в тон, которые на первый взгляд мало заметны, но стоит присмотреться и благородный перелив от темно-коричневого к черному с синевой станет явным. Каким бы мастерством вы не обладали, так покрасить мех невозможно. Только оригинальная Blackglama (Блэкглама) как на фото – это и есть элитный натуральный материал, из которого изготавливают эксклюзивные модели.

Норка БлэкНафа (BLACKNAFA)

Эта модель выполнена из знаменитого 

канадского меха марки NAFA

Норка БлэкНафа (BLACKNAFA) – это элитный мех, который взял свое название от пушной ассоциации Северной Америки — North American Fur Association, которая была сформирована почти 10 лет назад после интеграции нескольких крупнейших производителей. Считается, что эта компания по сути началась в 17 веке, когда английский король Карл VII лично вручил устав новоиспеченной компании и произошло это в 1670 году.

Бренд NAFA Gold является лидером торговли мехом класса люкс и имеет собственные известные марки:

  • • NAFA Mink – это шикарнейшая короткошерстная американская норка;
  • • NAFA fox – интересный серебристо-черный мех лисицы;
  • • NAFA Nothern — широкая палитра различных красивых диких мехов.

Отслеживать мировые тренды и придерживаться самых востребованных веяний моды – эта компания считает своей первостепенной задачей. Мировой спрос на их продукцию сразу продиктовал рождение новых линеек изделий. Теперь производство направлено на потребности и желания еще и Кореи, Китая, США и России и это вылилось в рождение нового шедевра – черной норки NAFA mink, которая получила свое новое название — BLACK NAFA.

2003 год ознаменовался презентацией новой марки в Милане. Прошла она в роскошных стенах Палаццо Сербеллони. Это самое подходящее место для представления: элитная норка – привилегия королевских особо и представителей высшего света. Главные лоты новорожденной марки BLACK NAFA приобрели известнейшие мировые компании. Рекламная кампания бренда – это известные на весь мир кутюрье и торговые марки.

Элитная продукция BLACK NAFA

Реклама – это много! Но всеобщее внимание к норке BLACK NAFA – это еще и несравнимое качество меха. Генетический контроль, правильное питание и идеальные условия выращиваемых зверьков сделали невероятное – произвели на свет волшебный мех BLACK NAFA. Он имеет выгодные, весомые отличия от европейских аналогов:

  • • интенсивно черный цвет с коричневым отливом;
  • • упругая, плотная подпушь;
  • • волос (остевой) почти вровень с подпушью, что обеспечивает фактуру бархата.

Аукционный дом NAFA практикует наличие 2-х типов этикеток для норки: лучшей дается этикетка BLACK NAFA, вся остальная норковая продукция — это NAFAmink. По индивидуальному номеру, который есть у каждого изделия, можно легко проверить оригинальность продукции.

Цена норки Blackglama (Блэкглама) высока, имейте бдительность задумываясь о такой покупке, ведь большинство шкурок представленных в нашей стране не имеют никакого отношения к оригиналу. Чего не скажешь о БлэкНафе – ее можно найти в элитных магазинах. Интернет-магазин «ПокупкаЛюкс» имеет в своем ассортименте продукцию этого бренда. Без подтверждения подлинности изделий вы можете приобрести подделку. Обратите внимание, что есть официальный сайт с фото и каталогами моделей. Там же вы можете задать свой вопрос консультанту и получить квалифицированную помощь. Цена такой шубы может быть различной – от 10000 до 12000 у.е. все зависит от длины, отделки, сложности модели и вида меха.

Откуда мех?

Многих наших клиентов интересует, откуда берется мех из которого шьют шубы. До сих пор еще некоторые люди считают что шубы шьют из меха диких зверьков, добытых где-то в тайге. Конечно, промысел пушного зверя до сих пор существует. Но для промышленного пошива шуб и головных уборов используются только некоторые виды дикой пушнины, такие как: куница, соболя (большая часть всех соболиных шкур — именно промысловый мех), рысь, морской зверь (хохлач, нерпа и др.) и некоторые другие. В общем мировом производстве доля дикого меха очень мала.

Основная масса шкурок в настоящее время поставляется фермерами, которые выращивают норку и различные виды лис в своих хозяйствах. В Европе самое большое поголовье норки выращивают в Дании, лису в Финляндии.

Сегодня, в век глобализации, вопрос из какой страны мех, потерял смысл. Норку выращивают в Швеции, Голландии, Польше, странах Балтии, Белоруссии, Украине и, конечно, в России. Даже в Греции появились собственные зверофермы.

На Американском континенте меха производят Канада и США. В Азии — Китай. Кстати, большая часть фабрик по выделке находятся в Китае. Большинство меховых фабрик и скиндилеров выделывает норку именно там. На некоторых китайских фабриках по выделке очереди, приходится ждать полгода чтобы получить готовый мех.

Где магазин покупает сырье?

Основных источников поступления сырья на производство несколько:

— Покупка на аукционе.

— Покупка у зверохозяйств.

Аукционные меха — что это такое?

Очень часто в рекламном объявлении можно встретить такие слова: «Продаем только аукционные меха!». Но мало, кто из покупателей шуб знает, как происходит продажа мехов на аукционе и всегда ли они качественные.

Основная задача аукциона — отсортировать мех по цвету, качеству, размеру и другим параметрам и продать шкурки по максимально возможной цене. Для сортировки мехов на каждом аукционе существует собственная система правил. Товар различного качества имеет собственное название и подкреплен тканными ярлыками, которые выдаются покупателям при покупке сырья. Подразумевается, что производитель будет вшивать эти ярлыки в шубы. На практике производителю выгодно использовать только ярлыки высшего качества, остальные просто игнорируются.

Меха продаваемые на аукционе могут быть разного качества в том числе и не самого лучшего, с дефектами и браками. Цена на такие шкурки существенно ниже, чем на шкурки которым присвоен ярлык-лейбл.

Чем же хорош аукционный мех?

Покупка меха на аукционе при помощи мехового брокера – всего лишь наиболее легкий и удобный способ приобретения шкурок, так как на аукционе мех уже отсортирован по цвету, размерам и качеству.

Можно купить мех на ферме, напрямую у производителя. В этом случае цена будет меньше, но сложностей будет намного больше. Фермерский мех не сортирован, шкурки имеют множество оттенков и разный размер.

Покупка шкур у фирм, занимающихся продажей мехового полуфабриката (скиндилеров) позволяет поддерживать ассортимент мехов в течение всего года и не требует крупных денежных вложений сразу. Главный недостаток — более высокая цена.

Способ покупки не влияет на качество меха. А утверждение, что качество – это «только аукционные меха» — всего лишь еще один меховой миф.

Финский пушной аукцион (ФПА) — Статьи «MOSMEXA»

Финский Пушной Аукцион (Turkistuottajat Oyj) основан в 1938 году Ассоциацией звероводов Финляндии. Решение о его основании было принято Ассоциацией для удовлетворения растущей потребности производителей пушнины в едином канале сбыта продукции на мировом рынке.

Первый международный пушной аукцион в Финляндии прошел в 1950 году. С 1963 по 1982 год ФПА участвовал в организации аукционов в Копенгагене совместно с Датским Пушным Аукционом. В начале 80-х годов аукционная деятельность полностью переместилась обратно в Финляндию.

С декабря 1983 года ФПА проводит международные аукционы в Вантаа, в своем собственном пушном центре, спроектированном и построенном специально для этой цели. В конце 80-х годов была приобретена классическая лондонская аукционная компания Hudson’s Bay Co., что позволило значительно расширить клиентскую базу.         

Финский Пушной Аукцион сегодня – это ведущая мировая компания, работающая на международном рынке в сфере аукционной продажи пушнины, и единственный среди пушных аукционов, чьи акции продаются на фондовой бирже, а также является мировым лидером среди профессионалов в области торговли пушниной.

ФПА славится качеством и разнообразием предлагаемых товаров и проводит 4-5 международных аукционов ежегодно.

Основной товар — песец, норка, лиса. Лейбл SAGA подтверждает, что это лучшие меха в Скандинавии. SAGA Royal Mink — норка высочайшего качества, которая  выставляется только в топ — лотах и является самым дорогим мехом. SAGA Mink — норка хорошего качества выше первого сорта. SAGA Royal Fox и SAGA Fox — эти марки являются мировым стандартом качества шкур лисы и песца. Проводится аукцион в марте, июне, сентябре, декабре. Количество, выставляемое каждый сезон, составляет около 2 млн. шкур песца, лисы и 2,5 млн. норки.

Спектр клиентов ФПА  очень широк – это все области пушной и модной индустрии, от звероводов и других поставщиков пушнины с одной стороны до посредников, дилеров, производителей меховых изделий и модных домов с другой.

Кроме аукционов ФПА предоставляет и другие услуги, рассчитанные на конкретных потребителей – в основном это звероводы из стран Северной и Центральной Европы и покупатели пушнины со всего мира. Основными рынками сбыта является Европа, Россия и Дальний Восток.

Основная ценность ФПА – это доверие клиентов. Также сотрудники ФПА ценят то, что помогает им зарабатывать это доверие – честность, ориентированность на результат, постоянное развитие и уважение к людям.

Честность означает, что все клиенты могут рассчитывать на выполнение ФПА своих обязательств. Они делают то, что обещают.

Ориентированность на результат означает, что сотрудники стремятся выполнить свою работу как можно лучше и предоставить высочайшее качество товаров и услуг. Также это значит, что ФПА достигает высоких результатов в бизнесе, выплачивает дивиденды в соответствии с доходами и всегда сохраняет платежеспособность.          

Постоянное развитие означает, что ФПА прислушивается к пожеланиям своих клиентов и активно воспринимает новые идеи. ФПА стремится быть эталоном, чтобы устанавливать стандарты в своей области, вводить и использовать новые методы работы.

Уважение к людям означает, что ФПА верит в терпимость и относится к различиям между людьми как к источнику силы, который обогащает их и как отдельных людей, и как компанию. ФПА прислушивается к своему персоналу, клиентам и остальным участникам процесса и создает для них мотивацию.

Датский меховой гигант объявил о ликвидации из-за массового истребления норок

Смерть отрасли

Kopenhagen Fur не видит выхода из кризиса, в который предприятие загнал COVID-19. Компания с 90-летней историей заявила, что ликвидация пройдёт постепенно, с поэтапным сворачиванием деятельности в течение двух-трёх лет. На текущем и грядущем сезонах продаж изделий из меха решение властей не скажется, но в долгосрочной перспективе отрасль ждёт упадок, признали в аукционном доме.

Сложившееся положение дел может привести к исчезновению целой отрасли в Дании, пишет Bloomberg.

«К сожалению, даже самое сильное сообщество не может пережить последствий тех решений, которые уже были приняты. Потеря датской индустрии производства норок означает, что мы теряем и наших основных владельцев — фермеров», — сказано на сайте Kopenhagen Fur.

Искать работу в перспективе придётся более 300 сотрудникам компании, которым уже объявили о предстоящем закрытии. Сейчас, впрочем, у них ещё достаточно работы: компания ожидает поступления примерно 5–6 млн шкурок здоровых норок от местных производителей. Кроме того, меховой гигант с 2019 года располагает 6 млн уже запасённых шкурок и ожидает поставок из-за рубежа.

Kopenhagen Fur принадлежит 1500 датских фермеров. В Дании насчитывается от 15 до 17 млн особей норок, которые живут на 1139 фермах.

Как в Дании уничтожали норок

Решение о полном истреблении популяции норок власти Дании приняли 4 ноября, после того как у животных на 207 норковых фермах нашли новую мутацию коронавируса. Вирус, которым уже заразились свыше 200 человек, опасен тем, что он существенно снижает способность организма к образованию антител. Если эта мутация вырвется за пределы Дании, разрабатываемые вакцины против COVID-19 окажутся бесполезными, предупредили эксперты.

Власти Дании распорядились уничтожить всё поголовье, включая здоровых норок за пределами ферм, где выявили случаи заражения мутировавшим коронавирусом. В день умерщвлялось примерно по 100 000 животных, на 67 фермах животных уже убили. Это решение вызвало возмущение в парламенте и среди защитников животных, которые обвинили датское правительство в жестоком обращении с животными. По сведениям очевидцев, тысячи тушек норок оказались попросту разбросаны, так как животных принялись забивать хаотически.

12 ноября датское правительство отказалось от истребления норок. Сколько именно особей уничтожили за неделю, пока неясно. Фермерам даже предложили финансовые компенсации, чтобы они приступили к массовому истреблению норок как можно раньше. Теперь же чиновники вынуждены разрабатывать пакет мер по спасению индустрии. На его финансирование может уйти более $2 млрд.

До начала ноября Дания оставалась крупнейшим в мире производителем меха норки, занимая 25% рынка. Норка составляет около 0,7% датского экспорта, всего в этом секторе заняты около 3000 человек. Однако после «норкоцида» освободившееся место на европейском рынке вполне могут занять фирмы из России.

Фото: Pxhere, CC0

Главные новости бизнеса, экономики и финансов — на нашей страничке во «ВКонтакте».

Крупнейший меховой аукцион закроется из-за истребления Данией норок :: Общество :: РБК

После массового убийства животных компания Kopenhagen Fur признала, что следующий год станет последним в ее 90-летней истории

Фото: kopenhagenfur / Facebook

Директор аукционного дома Kopenhagen Fur (является крупнейшим поставщиком меха) Йеспер Кристенсен рассказал в эфире датского телеканала TV 2, что принял решение о закрытии компании. Причиной стало недавнее истребление в стране норок.

«У нас в компании работали 300 человек, и это было самое обескураживающее заявление, с которым я перед ними выступал», — заявил Кристенсен. Он уточнил, что процесс закрытия будет постепенным. В этом году Kopenhagen Fur получит все шкурки, по которым ранее были заключены соглашения, а в следующем году займется реализацией остатков на складах в датской столице.

Аукционный дом Kopenhagen Fur был создан в 1930 году. Ударом для него стало решение правительства Дании истребить всех норок в стране.

В Дании уничтожат всех норок для предотвращения мутации коронавируса

В Копенгагене посчитали необходимым убийство 17 млн норок, поскольку специалисты пришли к выводу, что в результате мутации коронавирус, которым болеют эти животные, может передаваться людям и ослабить будущую вакцину от COVID-19.

Позже министр по вопросам продовольствия и рыболовства Дании Могенс Йенсен заявил, что принятое в начале ноября решение уничтожить всех разводимых в стране норок, в том числе и здоровых, было неправильным. Объяснил он это отсутствием юридических оснований на уничтожение.

Зверохозяйства в России оценили планы Дании уничтожить норок из-за COVID

Читайте на РБК Pro

При этом в Копенгагене отметили, что убийство животных может быть легализовано, если на фоне эпидемиологической ситуации соответствующее постановление примет парламент Дании.

МЕХОВАЯ ТОРГОВЛЯ: ПЛАТИТЬ БОЛЬШИЕ ДОЛЛАРЫ ЗА ШКУРА

«Мы всегда преуспевали, — говорит он о своей компании. Ежегодно компания покупает около 700 000 шкурок на аукционах по всему миру. Большая часть покупок происходит за границей, в Скандинавии, Ленинграде и Лондоне, где в Гудзоновом заливе проводится крупнейший в мире пушной аукцион; есть также аукционы в Миннеаполисе и Монреале. Но самые крупные аукционы норки проходят в Нью-Йорке, и на них доминирует тихий, безупречно ухоженный мистер Райх.

Перед тем, как сделать ставку на меха, г-н Райх посещает «холодильные камеры» Гудзонова залива, чтобы изучить и оценить шкуры. Средняя мужская шкура стоит 60 долларов, женская — 65 долларов, ценимая за ее легкий вес и шелковистость. (От 50 до 60 шкурок уходит в норковую шубу в полный рост, которая продается по цене от 7500 до 15000 долларов. )

У торговца шкурами пока нет заказов от производителей, только приблизительное представление о том, что ему понадобится, и, следовательно, он рискнуть.К лету, когда производители представят свои образцы розничным продавцам и получат заказы, цена на шкуры, возможно, упадет, и Scheflin-Reich будет вынуждена продавать меха в убыток или держать меха до тех пор, пока рынок не улучшится. «Я терпел поражение много, много раз», — говорит г-н Райх, хотя добавляет, что за последние восемь лет цена не упала на целых 10–20 процентов. Однако в последнее время цена на скины растет.

Жесткие от засохшей крови, шкуры свисают петлями на веревках, как многие рыбы, которые не ускользнули.Первоклассные норки Blackglama, на которые господин Райх сделал ставку на прошлой неделе, свешиваются кожаной стороной наружу, меховой стороной внутрь. Г-н Райх проверяет образцы на предмет размера, цвета и шелковистости меха. По его мнению, небольшие изменения цвета жесткой кожи указывают на то, что пушистая внутренняя часть также имеет изъяны, и он снижает свою цену. Там, где виден мех, он «разламывает» кожу, складывая ее назад, чтобы исследовать цвет подшерстка. Например, у Blackglama более желателен более темный мех.

Нащупать мех непросто.«Мне потребовалось пять лет, чтобы научиться, — говорит Альфонсо Телезе, вице-президент Revillon, шевеля пальцами. Г-н Телезе, который работал в Scheflin-Reich до прихода в Revillon, говорит о г-на Райхе: «Он покупает верх».

На аукционе на прошлой неделе г-н Райх заплатил максимальную цену: 290 долларов за шкуру за шкуру. Пачка из 50 шкур самок Black Willow. «Я заплатил больше, чем ожидал», — признается он во время затишья в торгах, но делает ставки стабильно. В аукционном зале представлены другие продавцы скинов, брокеры и производители, покупающие за свой счет.В последних трех рядах владельцы норковых ранчо с одинаковой интенсивностью наблюдают за торгами, фиксируя цены шариковыми ручками с норкой Blackglama.

По окончании аукциона производители начинают звонить в Шефлин-Райх. По словам Райха, разговоры, как правило, ведутся по существу. Производитель спрашивает его, что он купил, и он сообщает вызывающему абоненту количество наборов, которые он купил у разных заводчиков.

Как СЗТ Furs продвинулся на последнем аукционе пушноуборочных комбайнов?

Результаты последнего аукциона меховых комбайнов показывают, что спрос на мех восстанавливается и что СЗТ по-прежнему считается одним из лучших источников высококачественного меха в мире.

Неудивительно, что после COVID-19 мировая торговля мехом столкнулась с серьезными проблемами. Традиционные живые аукционы, на которых иностранные покупатели могут присутствовать, чтобы осмотреть и почувствовать мех в своих руках, были приостановлены. Вместо этого аукционы переместились в онлайн. Как и многим, им пришлось виртуально переосмыслить свой бизнес.

Третий и последний аукцион пушных комбайнов в этом году проходил онлайн с 17 по 20 апреля, и, хотя продажи не совсем соответствовали ценам, предшествующим пандемии, они улучшились по сравнению с первыми двумя, подтверждая растущую тенденцию спроса на дикий мех СЗТ.

Лучшие участники аукциона этого года

Ондатра

Ондатра был лидером продаж: 79 909 (98% от общего числа предложенных) шкур были проданы в среднем по 6,40 канадских долларов, а самый верхний лот был продан за 11,23 доллара. Это хорошо, потому что средняя цена выше аванса, что обеспечивает отличную окупаемость комбайнов.

Бобер

Более половины (55%) из 75 374 шкурок, выставленных на аукционе, были проданы в среднем по 17,74 доллара США, а самый верхний лот был продан за 107,50 доллара США. Низкосортные шкуры не продавались, но хорошая новость заключается в том, что на высококачественные бобровые шкуры существует высокий спрос.

Песец

Все 343 предложенных шкуры были проданы в среднем по 64,13 доллара, что более чем в полтора раза превышает аванс, несмотря на то, что шкуры были намного меньше, чем у других лисиц, таких как рыжие, крестовые и серебряные.

Cross Fox

Все 256 шкурок были проданы по средней цене 43,53 доллара, что намного превышает аванс комбайну. caption: Результаты продаж аукциона 17-20 апреля, предоставленного компанией Fur Harvesters Auction Inc.

Результаты аукциона 17-20 апреля, любезно предоставлены Fur Harvesters Auction Inc.

Норт-Бэй, Онтарио, является частью исторического маршрута на каноэ, по которому путешествовали путешественники, занимающиеся меховой торговлей (включая таких, как Самуэль де Шамплен), вверх по реке Оттава к озеру Ниписсинг. По сей день здесь работает Fur Harvesters Auction Inc — ключевой поставщик дикого меха для современной международной индустрии меховой моды.

Fur Harvesters проводит аукционы продаж в реальном времени с покупателями со всего мира.

Мех диких животных Северо-Западных территорий считается одним из лучших в мире.Поскольку добыча пушнины является основным сборщиком шкуры канадского соболя, рыси, лесного волка и росомахи в мире, она является важным двигателем экономики Северо-Западного региона, особенно в небольших удаленных населенных пунктах.

Программа подлинного меха долины Маккензи существует для того, чтобы предоставить комбайнам СЗТ единый доступ к мировым меховым рынкам. Торговая марка Genuine Mackenzie Valley Fur гарантирует покупателям высококачественный натуральный дикий мех, собранный с помощью Северо-Западного региона и собранный с использованием самых гуманных методов отлова в отрасли на сегодняшний день.

Элементы программы GMVF, такие как «Гарантированное продвижение», обеспечивают поддержку харвестеров даже в неспокойных рыночных условиях, подобных тем, которые существуют сегодня. Дополнительные программы GNWT включают программы помощи в покрытии начальных затрат и поощрение комбайнов за предоставление высококачественных меховых шкур.

Поддержка традиционной экономики СЗТ с помощью таких программ, как Программа подлинного меха долины Маккензи, является одним из способов поддержки GNWT своего мандата по увеличению экономической диверсификации в недобывающих секторах, которые могут обеспечить рабочие места и повысить устойчивость общества.

Обвал цен на норку на скандинавских аукционах

КОПЕНГАГЕН, 6 ОКТЯБРЯ 2014 — Сентябрьские пушные аукционы в Финляндии и Дании показывают резкое падение цен на норку по сравнению с 2013 годом. Средняя цена на норку упала на 55 процентов на последнем аукционе Finnish Saga Furs, в то время как показатели продаж Копенгагена в этом году Мех в Дании подешевел на 40 процентов. Такие предметы роскоши, как шубы, очень быстро теряют рынок в Китае, поскольку кампании по борьбе с коррупцией и защите животных становятся все шире.

Европейская меховая промышленность больше не может закрывать глаза на давно предсказанный взрыв «китайского мехового пузыря». По сообщениям, в этом месяце средняя цена на мех норки упала до 34,65 евро — по сравнению с 76,90 евро в сентябре 2013 года — на аукционе Kopenhagen Fur, на который приходится около трети экспорта Дании в Китай. Данные о продажах финского аукционного дома Saga Furs представляют еще менее оптимистичный взгляд на европейское разведение норки; Помимо 55-процентного падения цен на шкуры норки, результаты Saga Furs за третий квартал показывают 6-процентное снижение прибыли. Ввиду отсутствия нормы прибыли европейская индустрия норки должна будет пересмотреть свои инвестиции. Склады, заполненные дорогостоящими непроданными товарами, купленными во время пика «китайского мехового пузыря» в 2013 году, заставят многих новых китайских покупателей покинуть рынок.

Помимо того, что на карту поставлена ​​экономическая жизнеспособность европейского сектора разведения норок, эта отрасль все чаще становится предметом ожесточенных общественных и политических дебатов. Аргументы по этике и благосостоянию в основном относятся к устаревшим методам умерщвления и поведенческим проблемам, возникающим из-за содержания активных хищников в небольших клетках из проволочной сетки.Согласно отчету, опубликованному Научным комитетом по здоровью и благополучию животных Европейской комиссии в 2001 году, пушные звери непригодны для разведения или разведения, и связанные со стрессом стереотипные модели передвижения широко распространены на норковых фермах. Большинство граждан в разных европейских странах — например, 78 процентов в Швеции, 73 процента в Хорватии, 85 процентов в Италии — считают разведение норки для производства роскошного меха неприемлемым. В настоящее время запрет на мех обсуждается в ряде европейских стран.

Представители меховой промышленности заявляют, что недавнее падение продаж норкового меха вызвано неожиданно мягкой зимой в Китае, крупнейшем в мире импортере меховых шкурок. Исполнительный директор финской организации по защите животных Animalia Салла Туомиваара считает этот крах частью более широкой тенденции в Китае:

«Причина падения цен, скорее всего, связана с антикоррупционной кампанией, инициированной правительством Китая, которая отговаривает государственных служащих и их администрацию принимать роскошные подарки.’

Согласно исследованию, проведенному в Hurun Report, богатые китайцы собираются покупать меньше предметов роскоши в этом году, что означает снижение их количества четвертый год подряд после того, как их общие расходы упали на 15% в 2013 году.

В последние годы мех считался символом статуса среди богатых китайцев; идея, которую Kopenhagen Fur стремилась закрепить, стратегически размещая рекламу и устраивая показы мод в Китае. По словам Пей Ф. Су, генерального директора ACTAsia for Animals, новое поколение в Китае меньше заинтересовано в ношении меха:

«Китайцы становятся все более образованными, и осведомленность о правах животных и проблемах благополучия в меховой промышленности становится все более и более распространенной.В наши дни носить мех считается менее модным среди китайской молодежи ».

Альянс без меха, международная коалиция организаций по защите животных, работающих против меха, постоянно поддерживает общенациональные кампании в Китае, ориентированные на молодое поколение. Ежегодно в более чем 16 провинциях проводится более 60 мероприятий в рамках кампании No Fur China. Организатор ACTAsia for Animals, член Альянса без меха, тесно сотрудничает с многочисленными местными группами, студентами колледжей и большим количеством китайских знаменитостей в повышении осведомленности о плохих условиях содержания животных в меховой промышленности.Дополнительные инициативы, такие как Fur Free Retailer и Cruelty Free Fashion Show, активно поощряют модную индустрию отказаться от использования меха и выбрать дизайн без меха. На поведение потребителей в Китае все больше и больше влияют опасения по поводу благополучия животных, и их влияние на европейскую меховую промышленность может быть гораздо более серьезным, чем считается в настоящее время.

Внутри растущей мировой меховой индустрии | Разведка

Енотовидные собаки на звероферме, мех, Fendi Осень / Зима 2015 | Источник: PETA, Saga Furs, InDigital

ЛОНДОН, Великобритания — Александр Ван Уилл; Ральф Лорен — нет.Сакс Пятая авеню будет; Селфриджи — нет. Американский Vogue будет; Британский Vogue — нет. Индустрия моды глубоко разделена по вопросу о том, участвовать ли в мировой торговле мехом, рынке стоимостью более 40 миллиардов долларов в год, на котором работает более миллиона человек, согласно первому исследованию, учитывающему розничные продажи, разведение и производство пушнины. Международной федерацией меховой торговли (IFTF), представляющей национальные ассоциации и организации меховой торговли, выпущен в 2014 году компанией PricewaterhouseCoopers (PwC) Италия.

За последние несколько лет, по данным IFTF, мировые продажи меха увеличились более чем вдвое, с 15,6 млрд долларов в 2011 году до 35,8 млрд долларов в 2013 году. более широкая экономическая нестабильность и влияние на предпочтения потребителей многолетней активной деятельности в защиту прав животных.

Еще одним направлением на рынке является мужская одежда. Сняв с подиумов мужскую одежду в 2009 году, Fendi, известная своими экстравагантными мехами и кожей, вернула показы мужской одежды на осень / зиму 2012-13 гг., А в прошлом году открыла свой первый автономный бутик мужской одежды в Париже.Мех также появился на мужских показах осенне-зимнего сезона 2015 года от Hood by Air до Burberry Prorsum. По данным Американского информационного совета по меху, мужская меховая мода «значительно выросла в продажах» и в настоящее время составляет почти 5 процентов от общего объема продаж меха.

Яркие меха с рисунком также процветают, как настоящие, созданные брендами от Roksanda до Saint Laurent, так и искусственные, возглавляемые такими брендами, как Stella McCartney и лондонский бренд искусственного меха Shrimps. «В прошлом было много негативных ассоциаций с искусственным мехом, который быстро теряет качество, может выглядеть дешево и является одноразовой модой», — сказала Ханна Вейланд, основавшая Shrimps в 2013 году.«Но возросший потребительский спрос на искусственный мех ускорил технологическое развитие и инновации».

За последние несколько лет мех впервые стал применяться на рынках роскоши с более теплым климатом, поскольку технологии, сочетающие мех с другими текстильными изделиями, например, сплавление его с войлочной шерстью или плетение меховых волокон и шелка, дали начало более легкие версии материала, в то время как лазерная резка увеличила использование меховой отделки. По словам Марка Оатена, генерального директора Международной федерации меховой торговли, в Дубае сейчас 400 магазинов по продаже меха, где летом средняя температура составляет около 41 ° C.

«Люди в меховой промышленности осознали, что если мы не научимся красить наш продукт, если мы не научимся делать наши продукты более гибкими и легкими, мы окажемся в ситуации, когда вы будете продавать шубы только один раз. десятилетие тому, кому нужно согреться, — сказал Оутен. «Это стало похоже на любую другую модную ткань».

Но мех не похож на другие ткани. Помимо искусственного меха, путь к готовому продукту начинается с животных, а именно норок, лисиц, кроликов, шиншилл и енотов, которых убивают ради шкуры.Большая часть меха выращивается на фермах, хотя некоторых животных ловят в дикой природе с помощью ловушек. В результате ни один другой материал не разделяет общественное мнение таким же образом.

Звероводство запрещено в Австрии, Хорватии, Англии и Уэльсе. В Нидерландах производство меха лисы и шиншиллы запрещено, а производство норки — законно. В 2012 году сенат Нидерландов принял запрет на производство норок, но в 2014 году эта мера была отменена после того, как суд в Гааге постановил, что запрет окажет серьезное финансовое воздействие на заводчиков, и не указал, как он будет им компенсировать.

«Меховая промышленность — это нерегулируемый, необъяснимый, свободный от этики бизнес», — сказала Мими Бекхечи, директор фонда PETA (Люди за этичное обращение с животными). «Животных убивают самыми ужасными способами — часто через анальное или вагинальное поражение электрическим током, отравление газом или отравление. В дикой природе животные попадают в ловушки, которые ломают кости и удерживают ноги. Они могут страдать в течение нескольких дней, медленно умирая от голода, жажды, болезней, кровопотери и хищничества ».

В ходе расследований, проведенных группами защиты животных в Норвегии, Дании и Финляндии, были обнаружены кадры тесных клеток, содержащих животных с кровавыми язвами и необработанными ранами (которые, по словам Джона Виндинга, директора кампаний датской организации по защите животных Anima, часто были нанесены самому себе, как животные «По сути сойти с ума»), хромота и трупы, оставленные в клетках с живыми животными.На кадрах, снятых организацией по защите прав животных Swiss Animal Protection, видно, что с собак заживо снимают шкуру на китайской звероферме.

Те, кто занимается торговлей мехом, утверждают, что условия изменились с введением большего количества отраслевых правил, касающихся гуманного обращения с животными. «Фермеры, которые производят в Соединенных Штатах, считают благополучие животных высшим приоритетом, — сказал Майкл Уилан, исполнительный директор Комиссии по меху США. «Более половины нашего бюджета идет на исследования на животных — что лучше для животных.

Меховой аукционный дом Saga Furs, например, имеет программу сертификации ферм, выходящую за рамки национальных стандартов защиты животных, а также систему отслеживания, позволяющую отслеживать шкуру до фермы, которая ее произвела. Согласно Saga Furs, фермы регулярно проверяются независимыми внешними аудиторами.

Но за последние два десятилетия, как и производство одежды, меховое производство переместилось на Восток, где регулирование стало слабее и плохо соблюдается. По данным PwC, в 2014 году на Гонконг приходилось от 70 до 80 процентов мирового экспорта тонкого меха.В 2014 году Китай произвел 35 миллионов норковых шкурок, 1,9 миллиона — из России и 7,5 миллиона — из США и Канады вместе взятых. Джей Бай, менеджер по продажам компании Xing Ji Fur ltd, занимающейся торговлей мехом, расположенной в провинции Хэбэй в Китае, согласился с тем, что рынок меха Китая смещается в сторону внутреннего производства. «Самым большим недавним изменением на китайском меховом рынке является резкое сокращение импорта с зарубежных рынков», — сказал он.

«В Китае рынок сложнее регулировать», — сказал Марк Оатен, добавив, что регулирование глобального звероводства очень фрагментировано.«Мое разочарование как генерального директора по поводу всего этого заключается в том, что я пытаюсь внедрить как можно больше этих программ и попытаться установить общий или глобальный стандарт. Это непросто — нужно время ».

«Мы прекрасно осознаем нашу этическую дилемму», — сказала Герландина Бассани, дизайнер Mr & Mrs, итальянского мехового лейбла с пятилетней историей, принадлежащего компаниям Matches Fashion, MyTheresa and Browns. По ее словам, из-за проблем с поиском источника, где «вам гарантировано, что процесс производства контролируется этически», «бренд не уходит в Азию.”

Меховые шкуры в основном продаются на аукционах, проводимых такими аукционными домами, как Saga Furs и Kopenhagen Fur, крупнейший в мире аукционный дом норки, который планирует предложить в этом году рекордные 27,4 миллиона шкурок. На аукционах цены на мех регулируются рядом непредсказуемых факторов — холодные зимы могут поднять спрос и повысить цены, в то время как кампании по борьбе с мехом, проводимые такими организациями, как PETA, могут привести к протестам и бойкотам, сбивая продажи. «Это все время меняется, — сказал Майкл Уилан. «Прямо сейчас на рынке много меха, и это только потому, что в последние пару лет спрос был очень высоким.”

Далее по цепочке поставок находятся предприятия по оформлению и окраске, которые очищают, смягчают, дубят и консервируют меха до того, как они будут куплены модными лейблами. «Здесь задействовано много стратегии, потому что нужно видеть, что происходит на рынке, каковы цены, а затем найти правильный аукцион», — сказала Герландина Бассани. «Источники, производство, дизайн — все это должно идти вместе. Это не так просто, как добыть 100 000 метров кашемира ».

По данным IFTF, в прошлом году более 70 процентов показов на Неделе моды в Нью-Йорке были представлены мехом, как и 60 процентов показов на Неделе моды в Лондоне. Тем не менее, некоторые крупнейшие модные компании мира отказались от меха.

В 1994 году Кельвин Кляйн прекратил производство меха после того, как активисты расписали офисы компании граффити, а Кляйн встретился с членами РЕТА, которые показали ему кадры убоя пушного скота. Согласно заявлению дизайнера того времени, «меховой сегмент нашего бизнеса просто больше не соответствовал нашей корпоративной философии».

Ральф Лорен отказался от меха в 2006 году, а Томми Хилфигер последовал за ним в 2007 году, также после давления со стороны PETA.H&M Group, Inditex (которой принадлежит Zara), American Apparel, Topshop и Zalando — все они являются участниками программы Fur Free Alliance для розничной торговли без меха. Net-a-Porter, Selfridges и Liberty не содержат меха.

«Еще в 2005 году мы решили, что меху в наших магазинах нет места, и это было правильное решение. Сейчас, по прошествии десяти лет, мы продолжаем придерживаться этой политики как с этической, так и с коммерческой точки зрения », — сказала Энн Питчер, управляющий директор Selfridges. «Дизайнеры, с которыми мы работаем, понимают нашу политику отказа от меха; мы обнаружили, что всегда есть либо другой способ заинтересовать наших клиентов, либо найти надежную альтернативу искусственному меху.”

Тем не менее, меховая промышленность стремится наладить связи с модой. Меховой аукционный дом Saga Furs проводит конкурс в Лондонском колледже моды, предлагая студентам создать меховую одежду. Saga бесплатно предоставляет мех, а победители проходят стажировку. По словам ее исполнительного директора Майка Мозера, в этом году количество заявок на участие в национальном конкурсе дизайнеров Британской ассоциации меховой торговли увеличилось на 50 процентов. «Мы работаем с молодыми талантами и развиваем их. Мы даем им стипендии », — сказал Марк Оатен, чья Международная федерация меховой торговли проводит аналогичный спонсорский конкурс с дизайнерами.«У нас есть проекты, работающие в большинстве стран, и мы предложим поехать в эти страны и помочь обучить молодых дизайнеров».

Это спонсорство распространяется на показы мод. Kopenhagen Fur выступила спонсором Недели моды в Копенгагене в 2013 году и провела показ открытия. По словам Джона Виндига, «у нас были компании, которые никогда не использовали мех, никогда бы не использовали его, и внезапно им пришлось включить его, потому что таким образом у них был бесплатный показ мод».

«Реальность такова, что в идеологической битве вы никогда не выиграете», — сказал Майк Мозер.«Мех — легкая цель, потому что мех по-прежнему считается прерогативой сверхбогатых».

«Это просто вопрос выбора», — добавил Марк Оутен. «Это означает, что больше, чем любая ткань, мы должны очень много работать с нашими дизайнерами, нашими розничными продавцами и крупными брендами, чтобы показать, что мы соблюдаем высокие стандарты. Я приветствую это давление ».

Чтобы узнать больше о VOICES, новом ежегодном собрании BoF для крупных мыслителей, посетите наш веб-сайт VOICES, где вы сможете найти все подробности и подать заявку на участие в нашем глобальном собрании только по приглашениям, которое состоится в декабре в партнерстве с QIC Global Real Estate, размещен в Soho Farmhouse в Оксфордшире в живописной английской сельской местности, в часе езды от Лондона.

Примечание редактора: эта статья была отредактирована 8 июня 2015 года. В более ранней версии этой статьи неверно указывалось, что звероводство в Нидерландах является незаконным. Нет. Разведение меха лисы и шиншиллы в Нидерландах запрещено законом. Производство меха норки было запрещено в Нидерландах в 2012 году, но в 2014 году запрет был отменен.

Ежегодный меховой аукцион F&G переходит в режим 2021

После годичного перерыва ежегодный меховой аукцион Idaho Fish and Game вернулся, хотя и с некоторыми существенными изменениями из-за COVID.

В этом году аукцион мехов, шкур, рогов и других предметов полностью перенесен в онлайн и будет проходить через аукционы Prime Time (www.primetimeauctions.com). Онлайн-аукцион начнется 1 марта и завершится 9 апреля. Хотя это, к сожалению, означает, что потенциальные покупатели не смогут лично осмотреть предметы в этом году, они смогут увидеть их фотографии на веб-сайте Prime Time Auctions.

Потенциальным покупателям потребуется предоставить кредитную или дебетовую карту для регистрации на онлайн-аукционе, но у них есть другие возможности для оплаты приобретенных товаров.Вот дополнительная информация.

Как всегда, на аукционе выставлены меха, целые туши, рога, черепа и другие предметы. Все предметы были либо найдены, либо изъяты в качестве вещественных доказательств, либо спасены. Все тушки считаются непригодными для употребления в пищу и продаются только в несъедобных частях. Рога могут продаваться небольшими весовыми связками или отдельными наборами, прикрепленными к пластинам черепа.

Для участия в торгах на части медведя, части горных львов или любых пушных зверей заранее требуется лицензия таксидермиста-фурбайера.Любой, кто покупает или продает необработанные шкуры, также должен иметь лицензию таксидермиста и фабриканта. Стоимость лицензии резидента составляет 40 долларов США на один год, а лицензии нерезидента — 187 долларов США. Лицензии можно приобрести в любом офисе компании Idaho Fish and Game.

Покупатели-нерезиденты должны знать, что их штат может не разрешать ввоз шкур или частей медведя, горного льва, рыси или выдры. Обязательно ознакомьтесь с государственными правилами перед покупкой этих товаров.

Лицо, которое незаконно убило животное, и это животное было конфисковано и выставлено на продажу на аукционе, не может покупать это животное или любую его часть на аукционе.Другое лицо не может покупать животное или любую его часть от их имени. Нарушение будет считаться незаконным приобретением диких животных.

К каждой продаже добавляется 10-процентная надбавка для покупателей. Налог с продаж будет взиматься со всех продаж, если покупатель не предоставит свидетельство о перепродаже налога с продаж или свидетельство об освобождении от уплаты налогов.

Победители торгов могут забрать свои товары в Юго-восточном региональном офисе Айдахо Фиш энд Дейч в Покателло, 1345 Бартон-роуд, с 12 по 17 апреля, с 9 a.м. до 16:00 с понедельника по пятницу и с 8:00 до 13:00. в субботу.


Дополнительную информацию можно получить по телефону 208-232-4703.

Все, что вам нужно знать о натуральном мехе и экологичности

Устойчивый меховой форум

4 декабря 2020 г. — Единый закон ЕС о благополучии животных должен основываться на научных данных и определять единую методологию, когда речь идет о благополучии животных.Это был один из выводов второго вебинара Форума по устойчивому меху. В мероприятии приняли участие депутаты Европарламента, ученые, отраслевые эксперты и официальные лица Европейской комиссии для обсуждения новых возможностей улучшения законодательства о защите животных в свете процесса REFIT в ЕС. Мероприятие началось с того, что депутаты Европарламента выразили поддержку фермерам после выбраковки норки в Дании. «Я из Дании, и я видел, как производство норки было закрыто в течение нескольких недель. Было очень трудно смотреть.Было очень грустно видеть близкие гордые семьи », — сказал депутат Европарламента Асгер Кристенсен (Renew Europe Group, Дания) в своей программной речи. «Нам просто нужно больше исследований и убедительные доказательства, прежде чем предпринимать такие более решительные действия», — прокомментировал депутат Европарламента Кристенсен решение правительства Дании о выбраковке здоровых животных. Он подчеркнул важность согласованного подхода к благополучию животных для Европейского парламента, приведя в качестве примера создание специального комитета по благополучию животных во время транспортировки и будущий отчет о реализации благополучия животных на ферме.«Краеугольным камнем стратегии Farm to Fork действительно является защита животных, — сказал г-н Кристиан Юлиуссон из DG SANTE. Он пояснил, что Европейская комиссия должна до конца 2023 года пересмотреть закон о благополучии животных, чтобы обеспечить наивысший уровень благополучия животных. «Обязательства весьма конкретны. Это действительно необходимость в научном подходе, чтобы новая наука приводила законодательство будущего в соответствие с новейшими знаниями», — сказал г-н Джулиуссон. По словам проф.Стин Хенрик Мёллер, представитель Европейского справочного центра по благополучию домашней птицы, кроликов и мелких животных, этого можно было бы достичь, если бы законодательство предусматривало использование показателей на животных в оценках. «Фактическое законодательство в области защиты животных основано исключительно на ресурсных мерах, тогда как вместо них следует использовать более точные меры, основанные на животных. Они позволяют непосредственно наблюдать за животным, чтобы определить его благополучие», — добавил проф. Мёллер. Одна из систем оценки благополучия животных, в которой уже принят этот подход, — это WelFur, научно обоснованная программа сертификации звероферм.«WelFur — первая программа, которая охватывает весь европейский континент, а теперь и за его пределами, с фермами в Северной Америке. 98% звероводов в Европе [2,926 ферм] согласились стать частью процесса Welfur», — пояснила Метте Ликке Нильсен , Генеральный директор Fur Europe. Внедрение на ферме, осуществляемое независимой третьей стороной, гарантирует ее надежность. «Благополучие животных всегда будет нашим главным приоритетом. Главный интерес фермеров — забота о животных», — добавила она.Она призвала Комиссию и Справочный центр взглянуть на WelFur как на источник вдохновения для гармонизированной и всеобъемлющей методологии оценки благополучия животных. Учитывая опыт Welfur, Метте Ликке Нильсен выступала за единый закон ЕС о защите животных, который позволил бы уточнить обязательства и обязанности всех вовлеченных сторон, определить единую методологию и побудить государства-члены обеспечить согласованное обучение. Это также позволит собирать сопоставимые данные, делиться передовым опытом и оценивать прогресс.Депутат Европарламента Юозас Олекас (S&D, Литва), председатель SFF, пришел к выводу, что дебаты о благополучии животных всегда должны основываться на научных данных и включать всесторонний диалог между политиками и участниками на местах. Следующее мероприятие SFF состоится в первом квартале 2021 года.

Что нам рассказали о пандемиях вспышки COVID-19 на норке

Энн Софи Хаммер искала больную норку.В июне 2020 года правительство Дании наняло ветеринарного патологоанатома Копенгагенского университета, чтобы выяснить, не заражают ли фермеры норку новым коронавирусом. Это означало переходить с фермы на ферму, искать животных, которые не ели или кашляли, брать образцы крови и мазки изо рта.

Вирус SARS-CoV-2 быстро распространялся среди фермеров, выращивающих норку, и официальные лица были обеспокоены тем, что он не только заразит около 17 миллионов выращиваемых норок в стране, но и вернется обратно к людям.Этот скачок уже был задокументирован в Нидерландах.

Задыхаясь, грудь вздымалась, особенно некоторые старые норки изо всех сил пытались выжить, как она обнаружила. Когда их иммунная система вышла из-под контроля, их легкие наполнились жидкостью. По ее словам, они тонули. Когда она поднимала некоторых из мертвых животных, «у них из носа текла жидкость».

Ее тоже беспокоило еще кое-что. На нескольких фермах многие, казалось бы, здоровые норки дали положительный результат или имели антитела против вируса.Она написала в феврале 2021 года в журнале Emerging Infectious Diseases , что инфекции произошли без каких-либо признаков заболевания или увеличилась смертность норок, что затрудняет обнаружение распространения инфекции.

Следовательно, норковые фермы могут представлять собой «серьезный, непризнанный животный резервуар» коронавируса, предупредил Хаммер, который проводит исследования от имени датского правительства и меховой промышленности. Неустановленные инфекции у животных, на фермах или в дикой природе могут подорвать наши коллективные усилия по борьбе с пандемией.

«Даже если у вас есть эффективная программа вакцинации и искоренения [коронавируса] у людей, что достаточно сложно, если это будет продолжаться в дикой природе, это будет проблемой», — говорит У. Ян Липкин, директор Центра исследований Колумбийского университета. Инфекция и иммунитет. «Мы должны избегать животного-резервуара болезни», — говорит он. По его словам, вирус, циркулирующий среди популяции животных, может продолжать развиваться и, возможно, прыгать туда-сюда между людьми и этим видом, потенциально становясь более передаваемым или смертельным по мере его размножения.

В США более 12 000 норок из трех миллионов выращиваемых в стране норок умерли от COVID-19.

PJ Smith, директор по модной политике Humane Society International, является одним из многих защитников защиты животных, которые говорят, что распространение болезни на норковых фермах подчеркивает, насколько опасна и бесчеловечна эта индустрия. Они говорят, что сейчас самое время закрыть его, потому что количество норок на фермах невелико. Забой норок происходит поздней осенью, когда их шкура становится самой толстой и блестящей, и разведение возобновляется только в марте следующего года.

Но такие группы, как Международная федерация пушнины, которая представляет группы торговцев пушниной и фермеров, утверждают, что отрасль может сдерживать инфекционные заболевания и что разведение норок является важной частью мировой меховой промышленности с оборотом в 22 миллиарда долларов. «Многие из этих фермеров занимались этим в течение двух, трех, четырех поколений», — говорит Майк Браун, официальный представитель федерации в США. «Это их средства к существованию».

Тем не менее, вспышки коронавируса на норковых фермах выявили проблемы, в том числе неадекватный мониторинг заболеваний, слабые или несуществующие правила и случайную координацию вокруг вируса, который может передаваться между людьми и животными.

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний США (CDC), более половины всех болезней, от которых страдают люди, могут передаваться через животных. Они охватывают весь спектр от бешенства, сальмонеллы и вируса Nipah (смертельный переносимый летучими мышами вирус, убивающий свиней и людей) до ближневосточного респираторного вируса (MERS) и SARS-CoV-2. Угроза идет и в обратном направлении, известном как обратный зооноз. Например, люди могут заразить норку гриппом.

Признавая необходимость принятия более агрессивных мер, на прошлой неделе Европейское управление по безопасности пищевых продуктов и Европейский центр профилактики и контроля заболеваний рекомендовали такие изменения, как проведение еженедельных обследований норковых ферм на наличие коронавируса, частое тестирование сельскохозяйственных рабочих и проведение выборочного тестирования как больная, так и внешне здоровая норка.Такие меры предосторожности не являются нормой в Соединенных Штатах, где тестирование обычно проводится только в том случае, если животные явно больны.

Норки обычно живут скопом в соседних клетках. К январю 2021 года более 400 хозяйств по всей Европе обнаружили у норок коронавирус.

Фотография Мадса Клауса Расмуссена, Getty Images

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Отчаянные меры

Разведение норок на их шкуры широко распространено в Северной Европе, Северной Америке, России и Китае, часто на фермах, где тысячи животных содержатся в смежных проволочных клетках.В таком тесном помещении патогены могут легко передаваться от норки к рабочему или наоборот, поскольку они вдыхают инфекционные капли или соприкасаются с загрязненными поверхностями.

Действительно, с весны 2020 года коронавирус распространился по более чем 400 фермам в Европе, причем совсем недавно, в этом месяце, он появился в Польше, ведущем производителе. До этого он был обнаружен в Северной Америке, в Канаде, в декабре. Примерно в то же время Нидерланды, еще один крупный заводчик норок, закончили убивать несколько миллионов своих животных, чтобы предотвратить дальнейшие вспышки, и продвинули сроки закрытия отрасли с 2024 на 2021 год.А в конце прошлого года власти Дании приказали убить всех выращиваемых на фермах норок после того, как у людей был обнаружен связанный с норкой вариант вируса. Дания и Швеция отменили сезон размножения 2021 года.

В Соединенных Штатах первая выращенная на ферме норка с коронавирусом была обнаружена в Юте в августе 2020 года, и с тех пор вспышки произошли на 16 норковых фермах, по данным Службы инспекции здоровья животных и растений Министерства сельского хозяйства США (USDA). Представитель Международной меховой федерации Майк Браун говорит, что более 12000 норок из примерно трех миллионов выращиваемых в стране норок умерли от COVID-19 до ежегодного забоя на их шкуры в декабре.

Спустя полгода после первой вспышки в США до сих пор неясно, распространила ли норка болезнь среди людей в США, как это было подтверждено в Нидерландах и Дании.

Министерство сельского хозяйства США не рекомендовало убивать норку, но выпустило инструкции, призывающие помещать инфицированные фермы в карантин, работникам надевать защитные маски для лица и оставаться дома, если они заболели COVID-19. Тем не менее, в конечном итоге в США ответственность за борьбу со вспышками на норковых фермах возложена на правительства штатов.

Разрешение начать разведение в США в этом году было бы «шокирующе безрассудным», — заявила некоммерческая коалиция за права животных штата Юта в недавних письмах в CDC и USDA. «Необходимы быстрые действия для эффективной борьбы с пандемией COVID-19, предотвращения человеческих жизней и распространения болезни среди популяций диких животных», — написали они, призывая прекратить производство норки.

К декабрю 2020 года коронавирусом заразились более 200 датских норковых ферм, примерно пятая часть от общего числа в стране.

Фотография Карстена Снейбьерга, Bloomberg, Getty Images

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Загадки норки в США

Коронавирусные инфекции норок распространены не только на фермах. Осенью прошлого года исследователи из Юты обнаружили зараженную дикую норку «в непосредственной близости» от фермы, на которой обитает эта болезнь. Эта новость, которую Министерство сельского хозяйства США не публиковало до середины декабря, усугубила опасения, что норка может заразить как людей, так и диких животных.Также в декабре биологи, отобравшие пробы диких животных вокруг зараженных ферм в Орегоне, обнаружили двух норок, которые, как полагают, сбежали с соседней фермы, которые были носителями вируса.

В штате Юта, где произошло 12 из 16 вспышек норковых ферм, собаки и дикие кошки также дали положительный результат на фермах, что вызывает вопросы о том, как эта дикая норка могла заразиться вирусом. Ветеринар штата Юта Дин Тейлор говорит, что одна из возможных причин — дикая кошка. Другая причина заключается в том, что норка поймала его от другой дикой норки, что говорит о том, что вирус уже более широко распространен, чем предполагают ученые.Или, может быть, норка попала в норковый конюшню на ферме, заразилась там и вернулась обратно.

По словам Хаммера, в дикой природе норки — одиночные животные, что снижает вероятность распространения болезни среди диких норок. Но переходит ли коронавирус от норки к другим видам диких животных, «также зависит от того, как популяции норок взаимодействуют с другими», — говорит Лейн Уормброд, старший аналитик Центра безопасности здоровья Джона Хопкинса. «Я могу сказать, что вполне вероятно, что вирус переходит между двумя видами млекопитающих, как мы уже видели, от человека к норке и обратно.

До сих пор ни одна из небольших выборок диких животных, отловленных и протестированных на норковых фермах в США (и Европе), за исключением дикой норки, не была обнаружена с коронавирусом.

Но на фермах в США, по словам защитников общественного здоровья и защиты дикой природы, наблюдается тревожная непрозрачность вспышек коронавируса. Коалиция за права животных штата Юта призвала администрацию Байдена взять на себя более активную роль в отслеживании вспышек, оценке связанных с ними рисков, включая быстрое секвенирование генома вируса на фермах и публикацию результатов.

Секвенирование генома коронавируса у норок и людей, метод, используемый в Нидерландах и Дании для быстрого подтверждения того, перескакивал ли вирус между видами, все еще продолжается в США, по данным CDC. В Нидерландах такая работа была проведена в течение нескольких недель после первой вспышки. CDC отклонил несколько запросов на интервью о медленном прогрессе.

Warmbrod говорит, что многим департаментам здравоохранения не хватает опыта и инструментов для проведения геномного анализа, и они вынуждены передавать работу академическим и национальным лабораториям, что может вызвать задержки.

CDC сообщил National Geographic в своем заявлении, что он работает с Министерством сельского хозяйства США над секвенированием образцов, взятых у людей и животных на норковых фермах и прилегающих территориях, чтобы лучше понять пути передачи и идентифицировать генетические варианты вируса. По словам CDC, такая работа требует времени, но «в настоящее время нет доказательств распространения норки от человека к человеку в Соединенных Штатах».

В преддверии сезона размножения Висконсин в настоящее время вводит вакцины против коронавируса рабочим норковых ферм, причисляя их к основным работникам с более высоким риском и приоритетом, чем у многих других профессий, таких как учителя.

Даже если у вас есть эффективная программа вакцинации и искоренения [коронавируса] у людей, что достаточно сложно, если это будет продолжаться в дикой природе, это будет проблемой.

ByW. Ян ЛипкинДиректор Центра инфекций и иммунитета Колумбийского университета

Государства хранят молчание о коронавирусе на норковых фермах. Помимо Юты и Орегона, вспышки были в Мичигане и Висконсине. Министерство сельского хозяйства и развития сельских районов штата Мичиган отказалось предоставить подробности, заявив National Geographic, что эта информация защищена законом штата о конфиденциальности и что фермы не лицензируются и не регулируются государством.Официальные лица штата Орегон также отказались предоставить информацию, в том числе общее местоположение вспышки, сославшись на конфиденциальность медицинских данных.

«Секретность отрасли и тот факт, что регулирующие органы отказываются публиковать основную информацию, затрудняет понимание того, что они сделали, а что сработало, а что нет», — говорит Лори Энн Берд, директор по гигиене окружающей среды в Аризоне. на базе некоммерческого Центра биологического разнообразия. По ее словам, фермы в значительной степени не регулируются, «за исключением некоторых правил, связанных с чистой водой, которые применяются к крупнейшим фермам, производящим норку.«Важно знать, как часто норки убегают с ферм из-за потенциальных рисков для населения и диких животных, — говорит она. «Очевидно, что существует огромная потребность в большей прозрачности».

Группа Бурда призвала законодателей закрыть норковые фермы в США или, по крайней мере, усилить надзор за ними со стороны регулирующих органов.

Необходимы более качественное обнаружение и тестирование

На датских норковых фермах, которые посетила Хаммер, она сообщила, что обнаружила генетический материал коронавируса в воздухе вокруг норок, на их мехе, на мухах и в сточных канавах.На одной ферме она нашла его на ноге чайки. Но метод тестирования, который она использовала, не позволяет определить, мог ли этот материал вызывать заболевание или был просто вирусным остатком.

Хаммер не считает, что птицы заражаются коронавирусом — свидетельств этого нет, — но было бы полезно узнать, могут ли птицы переносить вирус с одной норковой фермы на другую, говорит она. В Дании чайки часто добывают пищу в клетках, а маленькие птицы крадутся и клюют пищу, хранящуюся наверху.

Животные, в том числе люди, не живут в полной изоляции.«Мы знаем, что нам нужно принять дополнительные меры предосторожности и быть более активными при мониторинге взаимодействия животных и человека», — говорит Вармброд. Она советует разработать стандартизированные протоколы мониторинга заболеваний для норковых ферм и лучше интегрировать результаты последовательности генома COVID-19, взятые у животных и людей, чтобы лучше отслеживать развитие болезни и выявлять любые вызывающие подозрение варианты. По ее словам, даже бессимптомных животных следует регулярно проверять.

Трейси Макнамара, бывший главный патолог зоопарка Бронкса в Нью-Йорке, говорит, что ученым следовало провести иммунологические исследования образцов в банках крови зоопарков год назад, чтобы определить возможный диапазон видов, предрасположенных к SARS-CoV-2.В то время она призвала официальных лиц США провести такое тестирование. По ее словам, вооруженные большей информацией, чиновники могли бы принять другие меры и меры предосторожности, а также предпринять более целенаправленное наблюдение.

Липкин из Колумбийского университета говорит, что имеет смысл проверять имеющиеся в зоопарках образцы крови не только на коронавирус, но и на другие новые болезни. «Многие люди говорили об [идее Макнамары], но реальных инвестиций в нее нет», — говорит он.

Макнамара, который помог установить в конце 1990-х годов, что вирус Западного Нила распространяется птицами, объясняет это нежелание нежеланием думать о животных в зоопарках, подверженных опасным заболеваниям, от которых страдают люди.Липкин соглашается. По его словам, вполне вероятно, что «если вы начнете говорить об инфекциях в зоологических коллекциях, люди перестанут ходить в зоопарки».

В Европе массовые убийства норок и утилизация их тел, как на этой ферме в Греции, иногда представляли собой огромные логистические проблемы. Никаких заказов на выбраковку не проводилось в Соединенных Штатах, где от COVID-19 умерло более 12000 животных.

Фотография Александроса Аврамидиса, Reuters

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Как убивают норку

Обычно выращенных на фермах норок забивают ради их шкуры угарным газом, выделяемым из имеющихся в продаже канистр.

Фермеры в США могут обратиться к руководящим принципам Американской ветеринарной медицинской ассоциации по гуманному уничтожению животных, — говорит Майк Браун из Международной меховой федерации. В исследовании отравления норки угарным газом, цитируемом в этом документе, говорится, что при правильных условиях газ может остановить дыхание норки за две минуты и вызвать остановку сердца менее чем за 10 минут.(Ветеринарная ассоциация отказалась от комментариев.)

Но в 2016 году по крайней мере две норки на большой ферме в Висконсине пережили первоначальное отравление газом. По данным тайного расследования, проведенного организацией «Люди за этичное обращение с животными», на то, чтобы погибнуть, потребовалось 20 минут. Другой, который не умер, в конце концов был сломан фермером, как выяснили следователи. Однако местные правоохранительные органы пришли к выводу, что жестокого обращения с животными не было.

«Выращивание норок в грязных условиях, а затем их умерщвление с помощью отравления газом, удушением или поражением электрическим током уже по своей сути жестоко», — говорит Делсианна Уиндерс, директор Клиники судебного разбирательства в области права животных при юридической школе Льюиса и Кларка в Портленде, штат Орегон.Но массовые убийства во время пандемии «поднимают эту жестокость на совершенно новый уровень», — говорит она. «Когда тысячи норок одновременно помещаются в газовые камеры, вероятность длительных страданий и мучительной смерти значительно возрастает».

Пандемия выявила случаи, когда норку не убивают сразу. На видео, опубликованном в социальных сетях в конце прошлого года датским сельскохозяйственным рабочим, видно, как живая норка извивается среди мертвецов, пытаясь дышать чистым воздухом через отверстие в «ящике для убийств» — контейнере, заполненном газом.На других кадрах убийств, связанных с пандемией, в Нидерландах, тайно снятых голландской организацией по защите животных Animal Rights, видно, как живую норку бросают в передвижные газовые камеры.

Защитники промышленности винят неопытных рабочих и чрезвычайные обстоятельства пандемии в некоторых неудачных массовых убийствах.

Что нас ждет в будущем?

Несмотря на финансовые убытки, вызванные закрытием норковых ферм во время пандемии, и растущий протест групп по защите животных, которые говорят, что разведение норок бесчеловечно, продажи шкурок стремительно растут.

Марк Оатен, генеральный директор Лондонской Международной меховой федерации, говорит, что цены на шкуры в начале 2021 года выросли более чем на 40 процентов с сентября 2020 года. Он объясняет это опасениями компаний по поводу будущего дефицита в сочетании с неизменно высоким спросом со стороны Китая и Китая. Корея. «Мы не ожидаем больших изменений в предстоящем году», — говорит он.

Группы, занимающиеся разведением норки и меховой промышленностью, с оптимизмом смотрят в будущее. По словам Оатена, хотя крупнейший в мире аукционный дом по норке, датский Kopenhagen Fur, объявил о своих планах закрытия, другие аукционные дома могут восполнить этот пробел.И, добавляет он, другие страны, вероятно, увеличат производство, чтобы компенсировать потери шкурок из Нидерландов и Дании.

По данным Китайской ассоциации кожевенной промышленности, будущее норковой индустрии отчасти будет зависеть от Китая, который произвел более 11 миллионов шкурок в 2019 году. Китайский офис Международной меховой федерации сообщает, что ни на одной из норковых ферм в Китае пока не было случаев заражения коронавирусом. Однако информации о норковой индустрии страны недостаточно, в том числе о том, проверены ли животные на вирус.

Из-за закрытия ферм некоторые датские и голландские фермеры, выращивающие норку, могут решить перенести свои операции в другие страны ЕС, говорит Мик Мэдсен, руководитель отдела коммуникаций Fur Europe, промышленной группы из Брюсселя. «У меня нет указаний на то, что большое количество людей планирует переезд, но некоторые обязательно сделают это», — говорит он.

Между тем, несколько исследовательских работ направлены на разработку вакцины против коронавируса норки, что оправдывает надежды фермеров. «Вирусологи из Университета Хельсинки, финансируемого финской меховой промышленностью, тестируют вакцину, которую можно вводить путем инъекции или через нос», — говорит Юсси Пеура, директор по исследованиям Финской ассоциации звероводов.

PJ Smith из Humane Society International не видит светлого будущего для отрасли. «Из-за пандемии мы ожидаем новых запретов на производство, которые уменьшат предложение, в сочетании с усилением запретов на импорт и продажу меха, что приведет к снижению спроса». По его словам, в конечном итоге разведение норок станет экономически невыгодным.

Еще до пандемии все большее число модных брендов, в том числе Coach, Ralph Lauren и Burberry, объявили о прекращении использования норки и других мехов животных.В ряде европейских стран, в том числе в Великобритании, Словакии, Австрии и Бельгии, было запрещено производство норки и других пушных зверей.

LEAVE A RESPONSE

Ваш адрес email не будет опубликован.